Смерть Ахилеса скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Акунин, Борис .: Смерть Ахилеса


Постраничное чтение книги онлайн Смерть Ахилеса.txt

Скачать книгу можно по ссылке Смерть Ахилеса.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
А
в нем моя осведомительница -- внарезку распиленная, на двенадцать ломтей...
Эх, Эраст Петрович, душа моя, я бы такого порассказал про его художества, да
у вас, как я понимаю, времени нет. Иначе не приехали бы в полшестого утра.
И Ксаверий Феофилактович, гордый своей проницательностью, хитро
сощурился.
-- Мне очень нужен Миша Маленький, -- нахмурившись, сказал Фандорин. --
Это представляется невероятным, но он каким-то образом связан с... Впрочем,
не имею права... Однако же, уверяю вас, что дело г-государственной важности
и притом великой срочности. Вот поехать бы прямо сейчас и взять вашего
Бенвенуто, а?
Грушин развел руками:
-- Ишь чего захотели. Я на Хитровке все ходы-выходы знаю, а где Миша
Маленький ночует, мне неведомо. Тут генеральная облава нужна. Только чтоб с
самого верху шло, без приставов и квартальных -- упредят. Оцепить всю
Хитровку, и хорошенько, не спеша поработать. Глядишь, не самого Мишу, так
кого-то из его шайки или марух подцепим. Но для этого потребно с полтыщи
стражников, не меньше. И чтоб до последней минуты не знали, зачем. Это уж
беспременно.
* * *
Вот и рыскал Эраст Петрович с самого утра по охваченному скорбью
городу, вот и метался меж Тверским бульваром и Красными Воротами, разыскивая
самое что ни на есть высокое начальство. Уходило драгоценное время, уходило!
С таким баснословным кушем мог Миша Маленький уже рвануть в веселый город
Одессу, или в Ростов, или в Варшаву. Империя-то большая, есть где погулять
фартовому человеку. С позавчерашней ночи сидит Миша на добыче, какая ему
никогда и не снилась. По разумному, выждать бы маленько надо, притихнуть,
поглядеть -- будет шум или нет. Миша -- калач тертый, все это наверняка
понимает. Да только жгут ему бандитское сердце этакие деньги. Не выдержит
долго -- в отрыв уйдет. Если уже не ушел. Ах, как некстати с этими
похоронами...
Один раз, когда к гробу шагнул Кирилл Александрович и в церкви
воцарилась почтительная тишина, Фандорин поймал на себе взгляд
генерал-губернатора и отчаянно закивал головой, дабы привлечь к себе
внимание его сиятельства, но князь ответил таким же киванием, тяжко вздохнул
и скорбно воззрился на пылающую свечами люстру. Зато жестикуляция
коллежского асессора была замечена его высочеством герцогом Лихтенбургским,
который стоял среди всей этой византийской позолоты с видом несколько
сконфуженным, крестился не так, как все, а слева направо и вообще, кажется,
чувствовал себя не в своей тарелке. Чуть приподняв бровь, Евгений
Максимилианович задержал взгляд на делающем какие-то знаки чиновнике и,
немного подумав, тронул пальцем за плечо Хуртинского, чей прилизанный зачес
выглядывал поверх губернаторского эполета. Петр Парменович оказался
сообразительней своего начальника: вмиг понял, что произошло нечто из ряда
вон выходящее, и ткнул подбородком в сторону бокового выхода -- мол, туда
пожалуйте, там и поговорим.
Эраст Петрович снова заскользил через густую толпу, но уже в ином
направлении -- не к центру, а наискосок, так что теперь получалось быстрее.
И все время, пока коллежский асессор протискивался через скорбящих, под
сводами храма звучал глубокий, мужественный голос великого князя, которого
все слушали с особенным вниманием. Дело было не только в том, что Кирилл
Александрович -- родной и любимый брат государя. Многим из присутствующих на
панихиде было отлично известно, что этот красивый, статный генерал с немного
хищным, ястребиным лицом не просто командует гвардией, а, можно сказать,
является истинным правителем империи. Он шефствует и над военным
министерством, и над Департаментом полиции, и, что еще существенней, над
Отдельным корпусом жандармов. Самое же главное то, что царь, как
поговаривали, не принимает ни одного сколько-нибудь важного решения,
предварительно не обсудив его с братом. Пробираясь к выходу, Эраст Петрович
прислушивался к речи великого князя и думал, что природа сыграла с Россией
недобрую шутку: родиться бы одному брату на два года ранее, а другому на два
года позднее, и самодержцем всероссийским стал бы не медлительный, вялый,
угрюмый Александр, а умный, дальновидный и решительный Кирилл. Ах, как
изменилась бы сонная русская жизнь! А как засверкала бы держава на мировой
арене! Но нечего зря сетовать на природу и, если уже пенять, то не ей,
матушке, а Провидению. Провидение же ничего без высшего резону не вершит, и
если не суждено империи воспрянуть по мановению нового Петра, то, стало
быть, не нужно это Господу. Готовит Он Третьему Риму какую-то иную,
неведомую участь. Хорошо бы радостную и светлую. При этой мысли Фандорин
перекрестился, что делал крайне редко, но движение это не привлекло ничьего
внимания, ибо все вокруг осеняли себя крестом поминутно. Может быть, думали
о том же?
Славно говорил Кирилл -- весомо, благородно, не казенно:
-- ...Многие сетуют на то, что этот доблестный герой, надежда русской
земли, ушел от нас так внезапно и -- что уж кривить душой -- нелепо. Тот,
кого называли Ахиллесом за легендарную воинскую удачливость, много раз
спасавшую его от неминуемой гибели, пал не на поле брани, а умер тихой,
сугубо статской смертью. Но так ли это? -- Голос зазвенел античной бронзой.
-- Сердце Соболева разорвалось потому, что было источено годами тяжкой
службы во имя отечества, ослаблено многочисленными ранами, полученными в
сражениях с нашими врагами. Не Ахиллесом его следовало бы назвать, о нет!
Надежно защищенный Стиксовой водой, Ахиллес был неуязвим для стрел и мечей,
вплоть до самого последнего дня жизни он не пролил ни капли своей крови. А
Михаил Дмитриевич носил на теле следы четырнадцати ран, каждая из которых
невидимо приближала час его кончины. Нет, не с счастливчиком Ахиллесом
следовало бы сравнивать Соболева, а скорее с благородным Гектором -- простым
смертным, рисковавшим жизнью наравне со своими воинами!
Конца этой прочувствованной речи Эраст Петрович не услышал, потому что
как раз на этом месте достиг, наконец, заветной двери, где уже поджидал его
начальник секретного отделения губернаторской канцелярии.
-- Ну-с, что стряслось? -- спросил надворный советник, двигая кожей
высокого бледного лба, и потянул за собой Фандорина во двор, подальше от
чужих ушей.
Эраст Петрович со своей всегдашней математической ясностью и краткостью
изложил суть дела, закончив словами:
-- Провести массовую облаву следует немедленно, никак не позднее
нынешней ночи. Это шесть.
Хуртинский слушал напряженно, дважды ахнул, а под конец даже тугой
воротничок распустил.
-- Убили вы меня, Эраст Петрович, просто убили, -- молвил он. -- Это
скандал похуже шпионского. Если героя Плевны умертвили из-за презренного
металла, это же позор на весь мир. Хотя миллион, конечно, сумма отнюдь не
презренная... -- Петр Парменович захрустел пальцами, соображая. -- Господи,
что же делать, что делать... Соваться к Владимиру Андреевичу бессмысленно --
не в том он нынче состоянии. Да и Караченцев не поможет -- у него сейчас ни
одного городового лишнего. Вечером следует ожидать всенародной ажитации по
случаю прискорбного события, да и высоких особ сколько пожаловало -- каждую
надобно охранять и оберегать от террористов да бомбистов. Нет, милостивый
государь, ничего сегодня с облавой не выйдет, даже и не думайте.
-- Так ведь упустим, -- чуть не простонал Фандорин.
-- Уйдет.
-- Вероятнее всего, уже ушел, -- мрачно вздохнул Хуртинский.
-- Если и ушел, так след еще свежий. Глядишь, какую-никакую ниточку и
п-подцепим:
Петр Парменович деликатнейшим образом взял собеседника под локоток:
-- Ваша правда. Время терять преступно. Я ведь не первый год
московскими тайнами ведаю. Знаю и Мишу Маленького. Давненько к нему
подбираюсь, да ловок, бестия. И вот что я вам скажу, дорогой Эраст Петрович.
-- Голос надворного советника зазвучал ласково, доверительно, всегда
прищуренные глаза раскрылись во весь калибр и оказались умными,
проницательными. -- Откровенно говоря, вы мне поначалу не понравились. То
есть совсем. Вертопрах, подумал я, белоподкладочник. Припорхнул на
готовенькое, добытое потом и кровью. Но Хуртинский всегда готов признать,
ежели неправ. Ошибался я на ваш счет -- события последних двух дней это
красноречивейше проявили. Вижу, что человек вы умнейший и опытнейший, а
сыщик первостатейлый.
Фандорин слегка поклонился, ожидая, что последует дальше.
-- И вот какое у меня к вам предложеньице. Если, конечно, не
побоитесь... -- Петр Парменович придвинулся вплотную и зашептал. -- Чтоб
нынешний вечер впустую не пропал, не прогуляться ли вам по хитровским
притонам, не произвести ли разведочку? Мне известно, что вы непревзойденный
мастер маскарада, так что для вас хитрованцем прикинуться -- пара пустяков.
Я бы вам подсказал, где вероятнее всего на Мишин след выйти. Располагаю
сведениями. А я и провожатых выделю, самых наилучших своих агентов. Как, не
побрезгуете такой работой? Или, может быть, боязно?
-- Не побрезгую и не боязно, -- ответил Эраст Петрович, которому
"предложеньице" надворного советника показалось очень даже неглупым. В самом
деле, если уж полицейская операция невозможна, почему бы не попробовать
самому?
-- А ежели ниточку подцепите, -- продолжил Хуртинский, -- то на
рассвете можно бы и облаву. Вы мне только весточку пришлите. Пятьсот
городовых я вам, конечно, не соберу, но столько и не понадобится. Вы ведь,
надо полагать, круг поиска к тому времени сузите? Пошлите ко мне одного из
моих людишек, а остальное уж я сам. И без его превосходительства Евгения
Осиповича преотлично обойдемся.
Эраст Петрович поморщился, уловив в этих словах отголосок московских
интриг, о которых сейчас лучше было бы забыть.
-- Б-благодарю за предложенную помощь, но мне ваши люди не понадобятся,
-- сказал он. -- Я привык обходиться сам. У меня очень толковый помощник.
-- Этот ваш японец? -- проявил неожиданную осведомленность Хуртинский.
Хотя что ж удивляться, такая у человека служба -- все про всех знать.
-- Да. Его мне будет вполне д-достаточно. От вас же мне требуется
только одно: сообщите, где искать Мишу Маленького.
Надворный советник набожно перекрестился на ударивший сверху звон
колокола.
-- Есть на Хитровке отчаянное местечко. Трактир "Каторга" называется.
Днем там обычная мерзкая пивнушка, а к ночи сползаются "деловые" -- так на
Москве бандитов зовут. И Миша Маленький частенько заглядывает. Самого не
будет -- кто-нибудь из его головорезов непременно объявится. Обратите
внимание также на хозяина, отъявленнейший разбойник.
Хуртинский неодобрительно покачал головой:
-- От моих агентов зря отказываетесь. Опасное место. Это вам не
парижские тайны, а Хитровка. Чикнут ножиком, и поминай как звали. Пускай
хоть кто-нибудь из моих вас до "Каторги" доведет и снаружи подежурит. Право
слово, не упрямьтесь.
-- Благодарю покорно, но я уж как-нибудь сам, -- самонадеянно ответил
Фандорин.
Глава восьмая, в которой происходит катастрофа
-- Настасья, что ты орешь, будто тебя режут? -- сердито сказал Ксаверий
Феофилактович, выглядывая на крик в прихожую.
Кухарка была баба глупая, на язык невоздержанная, к хозяину
непочтительная. Если и держал ее Грушин, то только по привычке и еще из-за
того, что умела дура печь исключительные пироги с ревенем и печенкой. Но
зычный ее голосина, которого Настасья отнюдь не берегла в вечных своих
баталиях с соседской Глашкой, с городовым Силычем, с попрошайками, не раз
отвлекал Ксаверия Феофилактовича от чтения "Ведомостей московской полиции",
философских рассуждений и даже сладкого предвечернего сна.
Вот и нынче расшумелась проклятая бабища так, что пришлось Грушину
вынырнуть из приятной дремы. Жалко -- снилось про то, что он вроде бы
никакой не отставной пристав, а кочан капусты, растущий на огороде. Будто
торчит головой прямо из грядки, и сидит рядом ворон, и поклевывает в левый
висок, но это совсем не больно, а, наоборот, очень покойно и приятно. Никуда
не надо идти, спешить, тревожиться тоже незачем. Благодать. Но потом ворон
расхулиганился -- задолбил уже не на шутку, а по-жестокому, с хрустом, да
еще, поганец, оглушительно раскаркался, и проснулся Грушин под Настасьины
вопли с головной болью.
-- Чтоб тебя еще не так скрючило! -- вопила из-за стены кухарка. -- А
ты, нехристь, что щуришься? Я вот тя щас тряпкой-то по блину маслену отхожу!
Послушал Ксаверий Феофилактович эту филиппику и заинтересовался. Кого
это там скрючило? Что за нехристь такая? Кряхтя встал, пошел наводить
порядок.
Смысл загадочных Настасьиных слов прояснился, когда Грушин высунулся на
крыльцо.
Ясное дело -- опять нищие. Так и шастают по жалостливым замоскворецким
улочкам с утра до вечера. Один -- старый горбун, скрюченный в три погибели и
опирающийся на две коротенькие клюки. Другой -- чумазый киргиз в засаленном
халате и драном малахае. Господи, кого только в матушку-Москву не заносит.
-- Хватит, Настасья, оглохнешь от тебя! -- прикрикнул Грушин на
скандалистку. -- Дай им по копейке и пусть идут себе.
-- Дак они вас требуют! -- обернулась охваченная гневом кухарка. --
Энтот вон (она ткнула на горбуна) говорит, буди, мол, дело у нас до твоего
барина. Я те дам "буди"! Разбежалася! Поспать человеку не дадут!
Ксаверий Феофилактович пригляделся к каликам повнимательнее. Стоп!
Киргиз-то вроде знакомый! И не киргиз это вовсе. Пристав схватился за
сердце:
-- С Эрастом Петровичем что? Где он? Э, да он по-нашему не понимает.
-- Ты, старик, от Ф
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.