Смерть Ахилеса скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Акунин, Борис .: Смерть Ахилеса


Постраничное чтение книги онлайн Смерть Ахилеса.txt

Скачать книгу можно по ссылке Смерть Ахилеса.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
краской: на пороге ванной стояла остолбеневшая графиня Мирабо,
морганатическая супруга его высочества Евгения Максимилиановича герцога
Лихтенбургского, и тоже вся пунцовая.
-- Прошу извинить, мсье Фандорин, -- пролепетала графиня по-французски.
-- Ваш слуга впустил меня в нумер и показал на эту дверь. Я полагала, здесь
находится ваш кабинет...
Инстинкт воспитания, не позволявший сидеть в присутствии дамы, толкнул
охваченного паникой Эраста Петровича вскочить на ноги, но в следующую
секунду, в еще большей панике, он плюхнулся обратно в воду. Графиня,
залившись краской, попятилась за дверь.
-- Маса! -- заорал Фандорин бешеным голосом. -- Маса!!!
Появился мерзавец и палач с халатом в руках, поклонился.
-- Что вам угодно, господин?
-- Я тебе дам "что угодно"! -- зашелся в крике Эраст Петрович, от
возмущения совершенно потеряв лицо. -- Вот за это я заставлю тебя вспороть
брюхо! Да не вязальной спицей, а палочкой для риса! Я тебе, безмозглый
барсук, уже объяснял, что в Европе ванна -- дело интимное! Ты поставил меня
в дурацкое положение, а даму заставил сгореть от стыда! -- Перейдя на
русский, коллежский асессор крикнул. -- Прошу извинить! Располагайтесь,
графиня, я сейчас! -- И снова по-японски. -- Подай брюки, сюртук, рубашку,
гнусная каракатица!
В комнату Фандорин вышел полностью одетый и с безукоризненным пробором,
но все еще красный. Он не представлял, как после случившегося скандального
происшествия будет смотреть гостье в глаза. Однако графиня против ожиданий
совершенно успокоилась и с любопытством разглядывала развешанные по стенам
японские гравюры. Взглянула на сконфуженное лицо чиновника, и в ее синих
соболевских глазах промелькнула улыбка, впрочем, тут же сменившаяся самым
серьезным выражением.
-- Господин Фандорин, я осмелилась придти к вам, потому что вы старый
товарищ Мишеля и расследуете обстоятельства его кончины. Муж уехал вчера
вечером с великим князем. Какие-то срочные дела. А я повезу тело брата в
имение, хоронить. -- Зинаида Дмитриевна запнулась, словно колебалась, стоит
ли продолжать. И потом решительно, словно головой в омут, проговорила. --
Муж уехал налегке. А в одном из его сюртуков, оставшемся здесь, прислуга
нашла вот это. Эжен такой рассеянный!
Графиня протянула сложенный листок, и Фандорин заметил, что в руке у
нее осталась еще какая-то бумажка. На бланке 4-го армейского корпуса
размашистым почерком Соболева было написано по-французски:
_"Эжен, будь 25-го утром в Москве для окончательного объяснения по
известному тебе предмету. Час настал. Остановлюсь у Дюссо. Крепко обнимаю.
Твой Мишель"._
Эраст Петрович вопросительно взглянул на посетительницу, ожидая
разъяснений.
-- Это очень странно, -- почему-то шепотом произнесла та. -- Муж не
сказал мне, что должен в Москве встретиться с Мишелем. Я вообще не знала,
что брат в Москве. Эжен сказал лишь, что нам нужно сделать кое-какие визиты,
а потом мы вернемся в Петербург.
-- Действительно странно, -- согласился Фандорин, заметив по штемпелю,
что депеша отправлена из Минска с нарочным еще 16-го. -- Но почему вы не
спросили об этом у его высочества?
Графиня, закусив губу, протянула второй листок.
-- Потому что Эжен скрыл от меня вот это.
-- Что это?
-- Записка Мишеля, адресованная мне. Очевидно, была приложена к депеше.
Почему-то Эжен мне ее не передал.
Эраст Петрович взял листок. Видно было, что написано наспех, в
последнюю минуту:
_"Милая Зизи, непременно приезжай вместе с Эженом в Москву. Это очень
важно. Я не могу тебе сейчас ничего объяснять, но может сдаться,_ (дальше
полстрочки зачеркнуто) _что мы долго с тобой не увидимся"._
Фандорин подошел к окну и приложил записку к стеклу, чтобы прочесть
зачеркнутое.
-- Не трудитесь, я уже разобрала, -- сказала за спиной дрогнувшим
голосом Зинаида Дмитриевна. -- Там написано: _"что эта встреча будет
последней"._
Коллежский асессор взъерошил мокрые, только что причесанные волосы.
Так, получается, Соболев знал, что ему угрожает опасность? И герцог об этом
тоже знал? Вон оно что... Он обернулся к графине:
-- Я сейчас ничего не могу вам сказать, мадам, но обещаю, что выясню
все обстоятельства. -- И посмотрев в полные смятения глаза Зинаиды
Дмитриевны, добавил. -- Разумеется, со всей возможной д-деликатностью.
* * *
Едва графиня ушла, Эраст Петрович сел за стол и по обыкновению, желая
сосредоточиться, занялся каллиграфическим упражнением -- стал писать
иероглиф "спокойствие". Однако на третьем листке, когда до совершенства было
еще очень далеко, в дверь снова постучали -- резко, требовательно.
Маса пугливо оглянулся на своего священнодействующего господина, на
цыпочках просеменил к двери, открыл.
Там стояла Екатерина Александровна Головина, золотоволосая возлюбленная
покойного Ахиллеса. Она пылала гневом и оттого казалась еще более
прекрасной.
-- Вы исчезли! -- воскликнула барышня вместо приветствия. -- Я жду,
схожу с ума от неизвестности. Что вы выяснили, Фандорин? Я сообщила вам
такие важные сведения, а вы сидите тут, рисуете! Я требую объяснений!
-- Сударыня, -- резко перебил ее коллежский асессор. -- Это я у вас
требую объяснений. Извольте-ка сесть.
Взял нежданную гостью за руку, подвел к креслу и усадил. Себе придвинул
стул.
-- Вы сообщили мне меньше, чем знали. Что затевал Соболев? Почему он
опасался за свою жизнь? Что т-такого опасного было в его поездке? Зачем ему
понадобилось столько денег? К чему вообще вся эта таинственность? И,
наконец, из-за чего вы рассорились? Из-за ваших, Екатерина Александровна,
недомолвок я неправильно оценил ситуацию, в результате чего п-погиб один
очень хороший человек. И несколько нехороших, у которых тем не менее тоже
была душа.
Головина опустила голову. На ее нежном лице отразилась целая гамма
сильных и, видно, не очень-то согласующихся между собой чувств. Начала она с
признания:
-- Да, я солгала, что не знаю, чем был увлечен Мишель. Он считал, что
Россия гибнет, и хотел ее спасти. В последнее время он только и говорил, что
о Царьграде, о немецкой угрозе, о великой России... А месяц назад, во время
нашей последней встречи, вдруг заговорил о Бонапарте и предложил мне стать
его Жозефиной... Я пришла в ужас. Мы с ним всегда придерживались различных
взглядов. Он верил в историческую миссию славянства и в какой-то особенный
русский путь, я же считала и считаю, то России нужны не Дарданеллы, а
просвещение и конституция. -- Екатерина Александровна не справилась с
голосом и раздраженно взмахнула кулачком, словно помогая себе проскочить
трудное место. -- Когда он помянул Жозефину, я испугалась. Испугалась, что
Мишель, словно бесстрашный мотылек, сгорит в том жарком огне, к которому
манит его честолюбие... А еще больше испугалась, что он добьется своего. Он
мог бы. Он такой целеустремленный, сильный, удачливый... Был. Во что бы он
превратился, получив возможность вершить судьбами миллионов? Страшно
подумать. Это был бы уже не Мишель, а кто-то совсем другой.
-- И вы донесли на него? -- резко спросил Эраст Петрович.
Головина в ужасе отшатнулась:
-- Как вы могли такое подумать? Нет, я просто сказала: выбирай -- или
я, или то, что ты затеваешь. Я знала, каков будет ответ... -- Она зло
вытерла слезы. -- Но мне и в голову не приходило, что все закончится таким
скверным и пошлым фарсом. Будущего Бонапарта убьют из-за пачки ассигнаций...
Сказано в Библии -- "будут постыжены гордые".
Она замахала руками -- мол, все, больше не могу, и заплакала навзрыд,
уже не сдерживаясь.
Подождав пока минует пик рыданий, Фандорин вполголоса произнес:
-- Похоже, д-дело здесь вовсе не в ассигнациях.
-- А в чем? -- всхлипнула Екатерина Александровна. -- Ведь его все-таки
убили, да? Я почему-то верю, что вы докопаетесь до истины. Поклянитесь, что
расскажете мне всю правду о его смерти.
Эраст Петрович сконфуженно отвернулся, подумав о том, что женщины
несравненно лучше мужчин -- преданнее, искреннее, цельнее. Разумеется, если
по-настоящему любят.
-- Да-да, непременно, -- пробормотал он, твердо зная, что никогда и ни
за что не расскажет Екатерине Александровне всей правды о смерти ее
возлюбленного.
Тут разговор пришлось оборвать, потому что за Фандориным явился
посыльный от генерал-губернатора.
* * *
-- Как содержимое сейфа, ваше превосходительство? -- спросил коллежский
асессор. -- Обнаружили что-нибудь интересное?
-- Массу, -- с довольным видом ответил обер-полицеймейстер. -- Картина
темных делишек покойного в значительной мере прояснилась. Надо будет еще
поколдовать с расшифровкой денежных записей. Со многих цветков наша пчелка
нектар собирала, не только с Миши Маленького. А что у вас?
-- Да есть кое-что, -- скромно ответил Фандорин.
Разговор происходил в генерал-губернаторском кабинете. Самого
Долгорукого, однако же, пока не было -- по словам секретаря, его сиятельство
заканчивали обед.
Наконец появился Владимир Андреевич. Вошел с видом загадочным и
значительным, сел, официально откашлялся.
-- Господа, по телеграфу получен ответ из Петербурга на мой подробный
рапорт. Как видите, дело было сочтено настолько важным, что обошлось без
проволочек. В данном случае я -- всего лишь передаточное звено. Вот что
пишет граф Толстов: _"Милостивый государь Владимир Андреевич, в ответ на
Вашу депешу довожу до Вашего сведения, что капитан Певцов, действительно,
состоит при шефе Жандармского корпуса и в настоящее время находится в Москве
с особым заданием. В частности, капитану предписывалось негласно изъять
портфель, в котором могли содержаться документы, представляющие
государственную важность. Следствие по делу о кончине генерал-адъютанта
М.Д.Соболева Высочайше предписано считать законченным, о чем будет
отправлено соответствующее определение и Евгению Осиповичу. Чиновника особых
поручений Фандорина за самоуправство -- привлечение к секретному
расследованию частного лица, что повлекло за собой гибель вышеозначенного
лица -- Высочайшим же указанием велено от должности отстранить и поместить
под домашний арест вплоть до особого распоряжения. Министр внутренних дел
Д.А.Толстов"._
Князь сокрушенно развел руками и молвил потрясенному Фандорину:
-- Вот, голубчик, как оно повернулось. Ну да начальству видней.
Побледнев, Эраст Петрович медленно поднялся. Нет, не строгая, но, в
сущности, справедливая монаршая кара заставила похолодеть его сердце. Хуже
всего было то, что позорно провалилась версия, выдвинутая им с таким
апломбом. Принять тайного правительственного агента за главного злодея!
Какая постыдная ошибка!
-- Мы тут с Евгением Осиповичем потолкуем, а вы уж, не обессудьте,
ступайте к себе в гостиницу, да отдыхайте, -- сочувственно сказал
Долгорукой. -- И не вешайте носа. Вы мне пришлись по сердцу, я за вас перед
Петербургом похлопочу.
Коллежский асессор понуро направился к выходу. У самых дверей его
окликнул Караченцев.
-- Так что вы там обнаружили, в записной книжке? -- спросил генерал и
незаметно подмигнул -- мол, ничего, перемелется -- мука будет.
Помолчав, Эраст Петрович ответил:
-- Ничего интересного, ваше п-превосходительство.
* * *
В гостинице Фандорин прямо с порога объявил:
-- Маса, я обесчещен и помещен под арест. Из-за меня погиб Грушин. Это
раз. У меня больше нет идей. Это два. Жизнь кончена. Это три.
Эраст Петрович дошел до постели, не раздеваясь, рухнул на подушку и тут
же уснул.
Глава двенадцатая, в которой капкан захлопывается
Первое, что увидел Фандорин, открыв глаза, -- заполненный розовым
закатом прямоугольник окна.
На полу у постели, церемонно положив руки на колени, сидел Маса -- в
черном парадном кимоно, лицо строгое, на голове свежая повязка.
-- Ты что это вырядился? -- с любопытством спросил Эраст Петрович.
-- Вы сказали, господин, что вы обесчещены и что у вас больше нет идей.
-- Так что с того?
-- У меня есть хорошая идея. Я все обдумал и могу предложить достойный
выход из тяжелой ситуации, в которой мы оба оказались. Ко всем своим
многочисленным проступкам я прибавил еще один -- нарушил европейский этикет,
запрещающий пускать женщину в ванную. То, что я не понимаю этого странного
обычая, меня не оправдывает. Я выучил целых двадцать шесть страниц из
словаря -- от легкого слова _вонютика_, что означает "человек, от которого
неприятно пахнет", до трудного слова _во-су-по-мо-си-те-фу-со-то-во-ва-ние_,
что означает "оказание помощи", но даже это суровое испытание не сняло
тяжести с моей души. Что до же вас, господин, то вы сами сказали: ваша жизнь
кончена. Так давайте, господин, уйдем из жизни вместе. Я все приготовил --
даже тушь и кисточку для предсмертного стихотворения.
Фандорин потянулся, ощущая блаженную ломоту в суставах.
-- Отстань, Маса, -- сказал он, сладко зевнув. -- У меня есть идея
получше. Чем это так вкусно пахнет?
-- Я купил свежие _бубрики_, самое лучшее, что есть в России после
женщин, -- печально ответил слуга. -- Суп из прокисшей капусты, которым
здесь все питаются, просто ужасен, но _бубрики_ -- прекрасное изобретение. Я
хочу напоследок потешить свою _хара_, прежде чем разрежу ее кинжалом.
-- Я тебе разрежу, -- погрозил коллежский асессор. -- Дай-ка бублик, я
страшно голоден. Перекусим и за работу.
* * *
-- Господин Клонов, из 19-го? -- переспросил кельнер (так, на
германский лад, называли в "Метрополе" старших служителей). -- Как же-с,
отлично помним. Был такой господин, из купцов. А вы, мистер, ему зна
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.