Смерть Ахилеса скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Акунин, Борис .: Смерть Ахилеса


Постраничное чтение книги онлайн Смерть Ахилеса.txt

Скачать книгу можно по ссылке Смерть Ахилеса.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
у не попасть впросак. Придумать для каждого собеседника свой пароль?
Ну, не для каждого, конечно, а, допустим, для агентов или просто для
конфиденциальных случаев.
Но думать сейчас об этом было некогда.
Про домашний арест можно забыть. Теперь есть, что предъявить
начальству. Неуловимый, почти бесплотный Клонов-Певцов завтра в шесть утра
будет на каком-то Троицком подворье. Черт его знает, где это, да и в любом
случае без Караченцева не обойтись. Следует произвести арест обстоятельно,
по всей форме. Чтоб не ушел -- очень уж ловок.
* * *
Дом обер-полицеймейстера на Тверском считался одной из
достопримечательностей первопрестольной. Выходя фасадом на респектабельный
бульвар, где в погожие дни прогуливалось лучшее московское общество,
двухэтажный дом казенного желтого цвета словно оберегал и в некотором роде
даже благословлял приличную публику на изящное и безмятежное
времяпрепровождение. Гуляйте, мол, просвещенные дамы и господа, по узкому
европейскому променаду, вдыхайте аромат лип, и пусть вас не тревожит сопение
огромного полуазиатского города, населенного по преимуществу людьми
непросвещенными и невоспитанными -- власть здесь, вот она, на страже
цивилизации и порядка, власть никогда не спит.
В сем последнем утверждении Эраст Петрович получил возможность
удостовериться, когда, перед самой полуночью, позвонил в дверь знаменитого
особняка. Открыл не швейцар, а жандарм при шашке и револьвере, строго
выслушал ночного посетителя, но ни слова ему не сказал и оставил дожидаться
на пороге -- лишь вызвал электрическим звонком дежурного адъютанта. К
счастью, адъютант оказался знакомым -- капитан Сверчинский. Он не без труда
опознал в энглизированном господине оборванного нищего, вызвавшего утром в
управлении такой переполох, и сразу стал сама любезность. Выяснилось, что
Евгений Осипович, как обычно, перед сном прогуливается по бульвару. Любит
ночной моцион и не пренебрегает им в любую погоду, хоть бы даже и в дождь.
Эраст Петрович вышел на бульвар, немного прошелся в сторону бронзового
Пушкина -- и точно: навстречу неспешным шагом шла знакомая фигура в длинной
кавалерийской шинели и надвинутом на лоб башлыке. Стоило коллежскому
асессору рвануться навстречу генералу, как откуда ни возьмись, будто из
самой земли, по бокам выросли две бесшумные тени, а за спиной
обер-полицеймейстера возникли еще два столь же решительных силуэта. Эраст
Петрович покачал головой: вот оно, иллюзорное одиночество государственного
человека в эпоху политического терроризма. Ни шагу без охраны Боже, куда
катится Россия...
А тени уж подхватили коллежского асессора под руки -- мягко, но крепко.
-- Эраст Петрович, легки на помине! -- обрадовался Караченцев, а на
агентов прикрикнул. -- Брысь! Надо же, а я тут вышагиваю, о вас размышляю.
Что, не усидели под арестом?
-- Не усидел, ваше п-превосходительство. Евгений Осипович, идемте в
дом, время не терпит.
Генерал вопросов задавать не стал, а сразу повернул к дому. Широко
шагал, то и дело искоса поглядывая на спутника.
Прошли в просторный овальный кабинет, сели к длинному зеленого сукна
столу напротив друг друга. Обер-полицеймейстер крикнул:
-- Сверчинский, будьте за дверью! Можете понадобиться.
Когда обшитая кожей дверь беззвучно затворилась, Караченцев нетерпеливо
спросил:
-- Ну что? След?
-- Лучше, -- сообщил Фандорин. -- Преступник. Собственной персоной.
П-позволите закурить?
Попыхивая сигарой, коллежский асессор рассказал о результатах своих
изысканий.
Караченцев все больше и больше хмурился. Дослушав, озабоченно почесал
крутой лоб, отбросил непослушную рыжую прядь.
-- И как вы трактуете всю эту головоломку? Эраст Петрович стряхнул
столбик пепла.
-- Соболев затевал какой-то дерзкий демарш. Возможно, переворот в духе
восемнадцатого столетия. В общем то, что немцы называют putsch. Сами знаете,
как Михаил Дмитриевич был п-популярен в армии и народе. Авторитет же
верховной власти сейчас пал так низко... Да что я вам буду толковать, на вас
все жандармское управление работает, слухи собирает.
Обер-полицеймейстер кивнул..
-- О заговоре мне, собственно, ничего не известно. То ли Соболев
возомнил себя Бонапартом, то ли, что более вероятно, вознамерился посадить
на трон кого-то из родственников государя. Не знаю и не хочу г-гадать. Да и
для нашей с вами задачи это несущественно.
Караченцев на это только дернул головой и расстегнул шитый золотом
воротник. Над переносицей у генерала выступили капельки пота.
-- В общем, наш Ахиллес затевал что-то нешуточное, -- как ни в чем не
бывало продолжил коллежский асессор и пустил к потолку такую элегантную
струйку дыма, что одно заглядение. -- Однако были у Соболева некие т-тайные,
могущественные противники, осведомленные о его планах. Клонов, он же Певцов
-- их человек. С его помощью антисоболевская партия решила устранить
новоявленного Бонапарта, но без шума, изобразив естественную смерть. Что и
было исполнено. Экзекутору помогал наш з-знакомец Хуртинский, имевший связи
с антисоболевской партией и, судя по всему, представлявший в Москве ее
интересы.
-- Эраст Петрович, не так быстро, -- взмолился обер-полицеймейстер. --
У меня голова кругом. Что за партия? Где? У нас, в министерстве внутренних
дел?
Фандорин пожал плечами:
-- Очень возможно. Во всяком случае, без вашего шефа графа Толстова не
обошлось. Вспомните письмо, оправдывающее Хуртинского, и депешу, покрывающую
Певцова. Хуртинский оказался скверным исполнителем. Слишком уж надворный
советник был жаден -- польстился на соболевский м-миллион, решил совместить
полезное с приятным. Но центральная фигура во всей этой истории несомненно
-- светлоглазый блондин.
Здесь коллежский асессор встрепенулся, осененный новой идеей.
-- Постойте-ка... А может быть, все еще с-сложней! Ну конечно!
Он вскочил и быстро прошелся по кабинету из угла в угол -- генерал
только следовал взглядом за мечущимся Фандориным, боясь нарушить ход мысли
многоумного чиновника.
-- Не мог министр внутренних дел организовать убийство
генерал-адъютанта Соболева, что бы тот ни затевал! Это нонсенс! -- От
волнения Эраст Петрович перестал заикаться. -- Наш Клонов, скорее всего, --
не тот капитан Певцов, о котором пишет граф. Вероятно, настоящего Певцова
уже нет на свете. Тут пахнет очень хитрой интригой, задуманной таким
образом, чтобы в случае провала все можно было свалить на ваше ведомство! --
неудержимо фантазировал коллежский асессор. -- Так, так, так.
Он несколько раз быстро хлопнул в ладоши -- напряженно слушавший
генерал от неожиданности чуть не подпрыгнул.
-- Предположим, министр знает о заговоре Соболева и организует, за
генералом тайную слежку. Это раз. Кто-то другой тоже знает о заговоре и
хочет Соболева убить. Это два. В отличие от министра, этот человек, а вернее
всего, эти люди, которых мы назовем контрзаговорщиками, законом не связаны и
преследуют какие-то свои цели.
-- Какие цели? -- слабым голосом спросил вконец замороченный
обер-полицеймейстер.
-- Наверное, власть, -- небрежно ответил Фандорин. -- Какие же еще
могут быть цели, когда интрига разворачивается на таком уровне?
Контрзаговорщики имели в своем распоряжении необычайно изобретательного и
предприимчивого исполнителя, который нам известен как Клонов. В том, что он
никакой не купец, можно не сомневаться. Это человек незаурядный, невероятных
способностей. Невидим, неуловим, неуязвим. Вездесущий, он повсюду появлялся
раньше нас с вами, наносил удар первым. Хотя мы и сами действовали быстро,
он постоянно оставлял нас с носом.
-- А вдруг он все-таки жандармский капитан и действует по санкции
министра? -- спросил Караченцев. -- Что если... -- Он сглотнул. -- Что если
устранение Соболева санкционировано свыше? Извините, но мы с вами, Эраст
Петрович, профессионалы и отлично знаем, что для защиты государственных
интересов иногда приходится прибегать к нетрадиционным методам.
-- Зачем тогда было выкрадывать портфель, да еще из жандармского
управления? -- пожал плечами Фандорин. -- Ведь портфель и так уже попал в
жандармское управление, и вы по инстанции переслали бы его в Петербург, тому
же графу Толстову. Зачем было огород городить? Нет, министерство здесь не
при чем. Да и убить всенародного героя -- это вам не какого-нибудь генерала
Пишегрю в тюрьме удавить. Поднять руку на Михаила Дмитриевича Соболева? Без
суда и следствия? Нет. Евгений Осипович, при всех несовершенствах нашей
власти это уж чересчур. Не поверю.
-- Да, вы правы, -- признал Караченцев.
-- И потом легкость, с которой Клонов совершает убийства, что-то уж
больно мало похожа на государеву службу.
Обер-полицеймейстер поднял ладонь:
-- Погодите-погодите, не увлекайтесь. Какие, собственно, убийства? Мы
ведь так и не знаем, был ли Соболев убит или все-таки умер своей смертью. По
результатам вскрытия получается -- умер.
-- Нет, убит, -- отрезал Эраст Петрович. -- Хоть и непонятно, как
удалось скрыть следы. Если б мы тогда знали то, что знаем сейчас, мы,
возможно, проинструктировали бы профессора Веллинга провести исследование
более дотошно. Он ведь заранее был уверен, что смерть произошла вследствие
естественных причин, а изначальная установка определяет очень многое. И
потом, -- коллежский асессор остановился напротив генерала, -- ведь смертью
Соболева не ограничилось. Клонов обрубил все возможные концы. Я уверен, что
таинственная смерть Кнабе -- его рук дело. Посудите сами, разве стали бы
немцы убивать своего офицера генштаба, даже с очень большого перепугу? Так в
цивилизованных странах не делается. На худой конец принудили бы
застрелиться, но мясницким ножом в бок? Невероятно! Клонову же это было бы
очень кстати -- мы с вами полностью уверились, что дело раскрыто. Если бы не
всплыл портфель с миллионом, мы бы поставили в расследовании точку. Крайне
подозрительна также внезапная смерть кельнера из "Метрополя". Этот
злосчастный Тимофей Спиридонович, видимо, провинился только тем, что помог
Клонову найти исполнительницу, Ванду. Ах, Евгений Осипович, мне все теперь
кажется подозрительным! -- воскликнул Фандорин. -- Даже смерть Миши
Маленького. Даже самоубийство Хуртинского!
-- Ну уж это слишком, -- скривился обер-полицеймейстер. -- Ведь
предсмертная записка.
-- Скажите, положа руку на сердце, стал бы Петр Парменович накладывать
на себя руки, оказавшись перед угрозой разоблачения? Что, такой уж он был
человек чести?
-- Да вообще-то вряд ли. -- Теперь уже Караченцев вскочил и зашагал
вдоль стены. -- Скорее попробовал бы сбежать. Судя по найденным у него в
сейфе бумагам, покойник имел счет в цюрихском банке. Не удалось бы сбежать
-- молил бы о пощаде, совал взятки судьям. Я эту породу хорошо знаю,
исключительной живучести людишки. Да Хуртинский скорей на каторгу пошел бы,
чем в петлю лезть. Однако записка начертана его рукой, это несомненно...
-- Более всего меня пугает то, что во всех случаях подозрение об
убийстве либо не возникает вовсе, либо, как в случае с Кнабе или Мишей
Маленьким, оно со всей определенностью ложится на кого-то другого -- в
первом случае на германских агентов, во втором на Фиску. Это знак высшего
профессионализма. -- Эраст Петрович прищурился. -- Я одного в толк не возьму
-- как он мог оставить в живых Ванду... Кстати, Евгений Осипович, надо
немедленно выслать за ней наряд и убрать ее из "Англии". Вдруг ей
протелефонирует настоящий Клонов? Или, того хуже, вздумает исправить свою
непонятную оплошность?
-- Сверчинский! -- крикнул генерал и вышел в приемную распорядиться.
Когда вернулся, коллежский асессор стоял у висевшей на стене карты
города и водил по ней пальцем.
-- Где это -- Троицкое подворье? -- спросил он.
-- "Троицкое подворье" -- это номера на Покровке, недалеко от церкви
Святой Троицы. Вот здесь, -- показал генерал. -- Хохловский переулок. Там
когда-то и в самом деле было монастырское подворье, а сейчас --
полутрущобный лабиринт из пристроек, флигельков, бараков. Обычно номера
называют просто "Троица". Места неблагополучные, оттуда и до Хитровки рукой
подать. Однако живет в "Троице" не совсем пропащая публика -- актеришки,
модистки, разорившиеся коммерсанты. Надолго там жильцы не задерживаются:
либо выкарабкиваются обратно, в общество, либо проваливаются еще ниже, в
хитрованские пучины.
Пространно отвечая на простой вопрос, обер-полицеймейстер думал о
чем-то другом, и видно было, что решение дается ему с трудом. Когда генерал
договорил, наступила пауза. Эраст Петрович понял, что разговор входит в
главную фазу.
-- Разумеется, это весьма рискованный шаг, Евгений Осипович, -- тихо
сказал коллежский асессор. -- Ежели мои п-предположения ошибочны, вы можете
погубить карьеру, а человек вы честолюбивый. Но я потому и пришел к вам, а
не к Владимиру Андреевичу, что он-то наверняка рисковать не пожелал бы.
Чересчур осторожен -- сказывается возраст. С другой стороны, и положение его
менее щекотливо, чем ваше. В любом случае министерство затеяло за вашей
спиной интригу, в которой вам, извините за откровенность, отведена роль
карточного б-болвана. Граф Толстов не счел возможным посвятить вас,
начальника московской полиции, в дело Соболева, однако же доверился
Хуртинскому, человеку низкому и, более того, преступному. Некто еще более
хитрый, чем министр, провел свою собственную операцию. Вы были в стороне от
всех этих событий, но ответственность в конечном итоге ля
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.