Смерть Ахилеса скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Акунин, Борис .: Смерть Ахилеса


Постраничное чтение книги онлайн Смерть Ахилеса.txt

Скачать книгу можно по ссылке Смерть Ахилеса.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
его и не дал выхода его гневу. Поэтому сыну, чей первый крик
раздался в ту самую минуту, когда по гладко выструганным стенам молитвенного
дома поползли жадные языки пламени, отец дал имя Ахимас, что означает "брат
гнева".
На второй год абреки опять явились за добычей, но ушли ни с чем, потому
что на окраине отстроенной деревни стоял блокгауз, а в нем жили фельдфебель
и десять солдат. За это братья заплатили воинскому начальнику пятьсот
рублей.
Мальчик родился большой. Сара-Фатима чуть не умерла, когда он выходил
наружу. Больше она рожать не могла. И не хотела, потому что не могла
простить мужу, что он стоял и смотрел, как разбойники уводят лошадь, быка и
коров.
У Ахимаса в детстве было два бога и три языка. Бог отца, строгий и
злопамятный, учил: ударят по правой щеке -- подставь левую; кто радуется в
этой жизни, наплачется в следующей; горя и страдания бояться не надо, ибо
они -- благо, знак особой любви Всевышнего. Бог матери, про которого
говорить вслух не следовало, был добрый: разрешал радоваться, играть и не
велел давать спуску обидчикам. Про доброго Бога говорить можно было только
шепотом, когда кроме матери рядом никого нет, а это значило, что Бог отца
главней. Он говорил на языке, который назывался Die Sprache и представлял
собой смесь голландского с немецким. Бог матери разговаривал по-чеченски. А
еще был русский язык, которому Ахимаса научили солдаты из блокгауза.
Мальчика очень тянуло к их тесакам и ружьям, но это было нельзя, совсем
нельзя, потому что главный Бог запрещал прикасаться к оружию. А мать
шептала, что ничего, можно. Она уводила сына в лес, рассказывала про смелых
воинов из своего рода, учила делать подножку и бить кулаком.
Когда Ахимасу было семь лет, девятилетний Мельхиседек, сын кузнеца,
нарочно брызнул ему на букварь чернилами. Ахимас сделал обидчику подножку и
ударил кулаком в ухо. Мельхиседек с плачем побежал жаловаться.
Был долгий, тягостный разговор с отцом. Глаза Пелефа, такие же светлые,
как у сына, стали сердитыми и грустными. Потом Ахимас весь вечер должен был
простоять на коленях, читая псалмы. Но мысли его были обращены не к Богу
отца, а к Богу матери. Мальчик молился, чтобы у него глаза из белых
сделались черными, как у матери и ее сводного брата Хасана. Своего дядю
Хасана Ахимас никогда не видел, но знал, что он сильный, храбрый, удачливый
и никогда не прощает врагов. Дядя перевозил тайными горными тропами мохнатые
ковры из Персии, из Турции тюки с табаком, а обратно, через границу,
переправлял оружие. Ахимас часто думал о Хасане. Представлял, как тот сидит
в седле, зорко оглядывая склон ущелья -- не притаилась ли в засаде
пограничная стража. На Хасане косматая папаха, бурка, за плечом -- ружье с
узорчатым прикладом.
2
В день, когда Ахимасу исполнилось десять лет, он с самого утра сидел
под замком в дровяном чулане. Сам виноват -- мать украдкой подарила ему
маленький, но настоящий кинжал с полированным лезвием и роговой рукояткой,
велела спрятать, но Ахимас не утерпел, побежал во двор испробовать клинок на
остроту и был застигнут отцом. Пелеф спросил, откуда взялось оружие, а когда
понял, что ответа не будет, подверг сына наказанию.
Ахимас провел в чулане полдня. Ему было ужасно жалко отобранного
кинжала и еще было скучно. А после полудня, когда очень захотелось есть,
раздались выстрелы и крики.
Это абрек Магома с четырьмя кунаками напал на солдат, которые стирали в
ручье рубахи, потому что у них был банный день. Разбойники дали залп из
кустов, убили двоих и двоих ранили. Остальные солдаты побежали к блокгаузу,
но абреки сели на коней и всех зарубили шашками. Фельдфебель, который на
речку не ходил, заперся в крепком бревенчатом доме с маленькими узкими
оконцами и выстрелил из ружья. Магома подождал, пока русский перезарядит и
снова высунется из бойницы, заранее прицелился и попал фельдфебелю круглой
тяжелой пулей прямо в лоб.
Всего этого Ахимас не видел. Но он видел, припав к щели между досками,
как во двор вошел бородатый одноглазый человек в белой косматой папахе, с
длинным ружьем в руке (это и был Магома). Одноглазый остановился перед
выбежавшими во двор родителями Ахимаса и сказал им что-то -- не разобрать,
что. Потом взял мать одной рукой за плечо, а другой за подбородок и поднял
ей лицо кверху. Пелеф стоял, наклонив львиную голову, и шевелил губами.
Молится, понял Ахимас. Сара-Фатима не молилась, она оскалила зубы и
расцарапала одноглазому лицо.
Женщина не должна касаться лица мужчины, поэтому Магома вытер со щеки
кровь и убил гяурку ударом кулака в висок. Потом убил и ее мужа, потому что
после этого нельзя было оставлять его в живых. Пришлось убить и всех
остальных жителей деревни -- такой уж, видно, выпал день.
Абреки согнали скот, полезные и ценные вещи свалили на две телеги,
запалили деревню с четырех концов и уехали.
Пока чеченцы убивали деревенских, Ахимас сидел в чулане тихо. Он не
хотел, чтобы его тоже убили. Когда же стук копыт и скрип колес удалились в
сторону Карамыкского перевала, мальчик выбил плечом доску и выбрался во
двор. В чулане все равно оставаться было нельзя -- задняя стена занялась, и
в щели пополз серый дым.
Мать лежала на спине. Ахимас сел на корточки, потрогал синее пятно
между ее глазом и ухом. Мать была по виду, как живая, но смотрела не на
Ахимаса, а в небо. Оно стало для Сары-Фатимы важнее, чем сын. Еще бы, ведь
там жил ее Бог. Ахимас наклонился над отцом, но у того глаза были закрыты, а
борода из белой стала вся красная. Мальчик провел по ней пальцами, и они
тоже окрасились в красное.
Ахимас зашел во все дворы. Там лежали мертвые женщины, мужчины и дети.
Всех их Ахимас очень хорошо знал, но они его больше не узнавали. На самом
деле их здесь не было, тех, кого он знал. Он остался один. Ахимас спросил
сначала одного Бога, потом другого, что ему теперь делать. Подождал, но
ответа не услышал.
Вокруг все горело, молитвенный дом, он же школа, загрохотал и взметнул
вверх облако дыма -- это провалилась крыша.
Ахимас осмотрелся по сторонам. Горы, небо, горящая земля, и ни души. В
этот миг он понял, что так теперь будет всегда. Он один, и ему самому решать
-- оставаться или уходить, умереть или жить.
Он прислушался к себе, вдохнул запах гари и побежал к дороге, что вела
сначала вверх, в межгорье, а потом вниз, в большую долину.
Он шел остаток дня и всю ночь. На рассвете повалился у обочины. Очень
хотелось есть, но еще больше спать, и Ахимас уснул. Проснулся от голода.
Солнце стояло в самой середине неба. Он пошел дальше и к вечеру вышел к
казачьей станице.
У околицы тянулись длинные грядки огурцов. Ахимас огляделся вокруг --
никого. Раньше ему и в голову не пришло бы брать чужое, потому что Бог отца
сказал: "Не укради", но теперь ни отца, ни его Бога не было, и Ахимас,
опустившись на четвереньки, стал жадно поедать упругие пупырчатые плоды. На
зубах хрустела земля, и было не слышно, как сзади подкрался хозяин,
здоровенный казак в мягких сапогах. Он схватил Ахимаса за шиворот и пару раз
ожег нагайкой, приговаривая: "Не воруй, не воруй". Мальчишка не плакал и
пощады не просил, а только смотрел снизу вверх белесыми волчьими глазами. От
этого хозяин вошел в раж и принялся охаживать волчонка со всей силы -- до
тех пор, пока того не вырвало зеленой огуречной массой. Тогда казак взял
Ахимаса за ухо, выволок на дорогу и дал пинка.
Ахимас шел и думал, что отец-то умер, а его Бог жив, и Божьи законы
тоже живы. Спина и плечи горели огнем, но еще хуже горело все внутри.
У быстрой, неширокой речки Ахимасу встретился большой мальчик, лет
четырнадцати. Казачонок нес буханку бурого хлеба и кринку молока.
-- Дай, -- сказал Ахимас и вырвал хлеб. Большой мальчик поставил кринку
на землю и ударил его кулаком в нос. Из глаз брызнули огоньки, и Ахимас
упал, а большой мальчик -- он был сильнее -- сел сверху и стал бить по
голове. Тогда Ахимас взял с земли камень и ударил казачонка в бровь. Тот
откатился в сторону, закрыл лицо руками и захныкал. Ахимас поднял камень,
чтобы ударить еще раз, но вспомнил, что закон Бога говорит: "Не убий" -- и
не стал. Кринка во время драки опрокинулась, и молоко пролилось, но Ахимасу
достался хлеб, и этого было достаточно. Он шел по дороге дальше и ел, ел,
ел, пока не съел все до последней крошки.
Не надо было слушать Бога, надо было убить мальчишку. Ахимас понял это,
когда, уже в сумерках, его нагнали двое верховых. Один был в фуражке с синим
околышем, за спиной у него сидел казачонок с расплывшимся от кровоподтека
лицом.
"Вот он, дядя Кондрат! -- закричал казачонок. -- Вот он, убивец!"
Ночью Ахимас сидел в холодной и слушал, как урядник Кондрат и стражник
Ковальчук решают его судьбу. Ахимас не сказал им ни слова, хотя они
допытывались, кто он и откуда, крутили ухо и били его по щекам. В конце
концов сочли мальчишку глухонемым и оставили в покое.
"Куда его, Кондрат Пантелеич? -- спросил стражник. Он сидел к Ахимасу
спиной и что-то ел, запивая из кувшина. -- Нешто в город везти? Может,
подержать до утра, да выгнать взашей?"
"Я те выгоню, -- ответил начальник, сидевший напротив и писавший
гусиным пером в книге. -- Атаманову сынку чуть макитру не проломил. В Кизляр
его надо, звереныша, в тюрьму".
"А не жалко в тюрьму-то? Сам знаешь, Кондрат Пантелеич, каково там
мальцам".
"Больше некуда, -- сурово сказал урядник. -- У нас тутова приютов
нету".
"Так в Скировске, вроде, монашки сироток принимают?"
"Только женского полу. В тюрьму его, Ковальчук, в тюрьму. Завтра с утра
и отвезешь. Вот бумаги только выправлю".
Но утром Ахимас был уже далеко. Когда урядник ушел, а стражник лег
спать и захрапел, Ахимас подтянулся до окошка, протиснулся между двумя
толстыми прутьями и спрыгнул на мягкую землю.
Про Скировск ему слышать приходилось -- это сорок верст на закат.
Получалось, что Бога все-таки нет.
3
В Скировский монастырский приют Ахимас пришел, переодевшись девочкой --
стащил с бельевой веревки ситцевое платье и платок. Главной монахине, к
которой надо было обращаться "мать Пелагея", назвался Лией Вельде, беженкой
из разоренной горцами деревни Нойесвельт. Вельде -- это была его настоящая
фамилия, а Лией звали его троюродную сестру, тоже Вельде, противную
веснушчатую девчонку с писклявым голосом. Последний раз Ахимас видел ее
лежащей навзничь, с рассеченным надвое лицом.
Мать Пелагея погладила немочку по белобрысой стриженой голове,
спросила: "Православную веру примешь?"
И Ахимас стал русским, потому что теперь твердо знал, что Бога нет,
молитвы -- глупость, а значит, русская вера ничем не хуже отцовской.
В приюте ему понравилось. Кормили два раза в день, спали в настоящих
кроватях. Только много молились и подол платья все время застревал между
ногами.
На второй день к Ахимасу подошла девочка с тонким личиком и большими
зелеными глазами. Ее звали Женя, родителей у нее тоже убили разбойники,
только давно, еще прошлой осенью. "Какие у тебя, Лия, глаза прозрачные. Как
вода", -- сказала она. Ахимас удивился -- обычно его слишком светлые глаза
казались людям неприятными. Вот и урядник, когда бил, все повторял "чухна
белоглазая".
Девочка Женя ходила за Ахимасом по пятам, где он, там и она. На
четвертый день она застигла Ахимаса, когда он, задрав подол, мочился за
сараем.
Выходило, что придется бежать, только непонятно было куда. Он решил
подождать, пока выгонят, но его не выгнали. Женя никому не сказала.
На шестой день, в субботу, надо было идти в баню. Утром Женя подошла и
шепнула: "Не ходи, скажи, что у тебя краски". "Какие краски?" -- не понял
Ахимас. "Это когда в баню нельзя, потому что из тебя кровь течет и нечисто.
У некоторых наших девчонок уже бывает. У Кати, у Сони, -- объяснила она,
назвав двух самых старших воспитанниц. -- Мать Пелагея проверять не будет,
она брезгует". Ахимас так и сделал. Монашки удивились, что так рано, но в
баню разрешили не ходить. Вечером он сказал Жене: "В следующую субботу
уйду". По ее лицу потекли слезы. Она сказала: "Тебе нужно будет хлеба в
дорогу".
Теперь она свой хлеб не ела, а потихоньку отдавала Ахимасу, и он
складывал краюхи в мешок.
Но бежать Ахимасу не пришлось, потому что накануне следующего банного
дня, в пятницу вечером, в приют приехал дядя Хасан. Он пошел к матери
Пелагее и спросил, здесь ли девочка из немецкой деревни, которую сжег абрек
Магома. Хасан сказал, что хочет поговорить с девочкой и узнать, как погибли
его сестра и племянник. Мать Пелагея вызвала Лию Вельде в свою келью, а сама
ушла, чтобы не слушать про злое.
Хасан оказался совсем не таким, каким представлял его Ахимас. Он был
толстощекий, красноносый, с густой черной бородой и маленькими хитрыми
глазами. Ахимас смотрел на него с ненавистью, потому что дядя выглядел
точь-в-точь так же, как чеченцы, спалившие деревню Нойесвельт.
Разговор не получался. На вопросы сирота не отвечала или отвечала
односложно, взгляд из-под белесых ресниц был упрямым и колючим.
"Моего племянника Ахимаса не нашли, -- сказал Хасан по-русски с
гортанным приклектыванием. -- Может, Магома увел его с собой?"
Девчонка пожала плечами.
Тогда Хасан задумался и достал из сумки серебряные мониста. "Гостинец
тебе, -- показал он. -- Красивые, из самой Шемахи. Поиграйся с ними пока, а
я пойду попрошусь к игуменье на ночлег. Долго ехал, устал. Не под небом же
ночевать..."
Он вышел, оставив на стуле оружие. Едва за дядей закрылась дверь,
Ахимас отшвырнул мониста и кинулся к тяжелой шашке в черных ножнах с
серебряной
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.