Смерть Ахилеса скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Акунин, Борис .: Смерть Ахилеса


Постраничное чтение книги онлайн Смерть Ахилеса.txt

Скачать книгу можно по ссылке Смерть Ахилеса.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
идент.
На удачу день выдался жаркий. Правда, крыша над чердаком уже к восьми
часам раскалилась, и стало душно, но к мелким неудобствам Ахимас был
нечувствителен. Зато окна Кнабе были нараспашку.
Все перемещения резидента из комнаты в комнату были как на ладони: вот
он побрился перед зеркалом, выпил кофе, пролистал газета, что-то отчеркивая
в них карандашом. Судя по бодрым движениям и выражению лица (наблюдение
велось при помощи двенадцатикратного бинокля), господин Кнабе пребывал в
отличном расположении духа.
В одиннадцатом часу он вышел из подъезда и зашагал в сторону Петровских
ворот. Ахимас пристроился сзади. По виду его можно было принять за
конторщика или приказчика: картуз с потрескавшимся лаковым козырьком,
добротный долгополый сюртук, седая козлиная бороденка.
Энергично отмахивая рукой, Кнабе в каких-нибудь четверть часа дошагал
до почтамта. Внутри здания Ахимас сократил дистанцию и, когда резидент
подошел к окошку телеграфа, встал сзади.
Резидент весело поздоровался с приемщиком, который, видно, принимал от
него телеграммы не в первый раз, и протянул листок:
-- Как всегда, в Берлин, в компанию "Кербель унд Шмидт". Биржевые
котировочки. Только уж, -- он улыбнулся, -- сделайте милость, Пантелеймон
Кузьмич, не отдавайте Сердюку, как в прошлый раз. А то Сердюк две цифры
местами перепутал, так у меня потом с начальством неприятности были. Не в
службу, а в дружбу -- дайте Семенову, пусть он отправит.
-- Хорошо, Иван Егорыч, -- так же весело ответил приемщик. -- Исполним.
-- Мне скоро ответ должен быть, так я снова зайду, -- сказал Кнабе и,
скользнув взглядом по лицу Ахимаса, направился к выходу.
Теперь походка резидента стала неспешной, прогулочной. Легкомысленно
насвистывая, он шел по тротуару. Разок очень профессионально проверил, нет
ли слежки -- скорее, по привычке. Непохоже, чтобы подозревал наблюдение.
А между тем, наблюдение велось, и довольно грамотно. Ахимас обнаружил
слежку не сразу. Но мастеровой на противоположной стороне улице что-то
больно уж пристально изучал витрины дорогих магазинов, которые ему явно были
не по карману. Ясное дело: следит по отражению в стеклах. И сзади, шагах в
пятидесяти еле-еле катил извозчик. Один раз его окликнули -- отказал, второй
-- то же самое. Интересный извозчик.
Кажется, господин Фандорин вчера, действительно, времени даром не
терял.
Ахимас принял меры предосторожности, чтобы не примелькаться. Зашел в
подворотню, одним движением сдернул бороденку, нацепил очки с простыми
стеклами, сбросил картуз и вывернул сюртук наизнанку. Изнанка у сюртука
оказалась необычной -- чиновничий мундир со споротыми петлицами. Вошел в
подворотню конторщик, а десять секунд спустя вышел отставной чиновник.
Кнабе далеко уйти не успел. Постоял у зеркальных дверей французской
кондитерской, вошел внутрь.
Ахимас за ним.
Резидент с аппетитом кушал крем-брюле, запивая сельтерской. Откуда ни
возьмись за соседним столиком появился молодой человек в летнем костюме с
очень уж проворным взглядом. Закрылся модным журналом, но нет-нет, да и
взглянет поверх обложки. Давешний извозчик остановился у тротуара.
Мастеровой, правда, исчез. Крепко же взяли герра Кнабе в оборот. Ну да это
ничего, даже на руку. Только бы не арестовали. По всему не должны -- к чему
тогда слежка. Хотят контакты выявить. А никаких контактов у Кнабе нет, иначе
не сносился бы с Берлином посредством депеш.
Резидент просидел в кондитерской долго. После мороженого съел марципан,
выпил какао, потом заказал тутти-фрутти. Аппетит у него был отменный.
Молодого филера сменил другой, постарше. Вместо одного извозчика у тротуара
застрял другой, столь же упорно не желающий никого сажать.
Ахимас решил, что хватит мозолить полиции глаза, и ушел первым. Занял
пост на почтамте и стал ждать. По дороге понизил свой социальный статус:
сюртук скинул, рубашку из штанов выпустил и перепоясал ремешком, очки снял,
на голову натянул суконный колпак.
Когда объявился Кнабе, Ахимас стоял прямо подле телеграфного окошка и,
старательно шевеля губами, водил карандашом по бланку.
-- Слышь, мил человек, -- обратился он к служителю. -- А точно к
завтрему придет?
-- Я же сказал тебе, придет прямо нынче, -- снисходительно ответил тот.
-- Да ты коротко пиши, это тебе не письмо, а то по миру пойдешь. Иван
Егорыч, вам телеграмма!
Ахимас сделал вид, что сердито косится на розовощекого немца, а сам
заглянул в высунувшийся из окошка листок.
Немного текста и колонки цифр -- по виду, котировки каких-то акций.
М-да, грубовато работают в Берлине. Недооценивают русскую жандармерию.
Кнабе на депешу взглянул мельком, сунул в карман. Разумеется, шифровка.
Теперь наверняка отправится домой, раскодировать.
Ахимас прервал наблюдение и вернулся на свой чердачный наблюдательный
пункт.
Резидент уже был дома -- очевидно, приехал на извозчике (уж не на том
ли самом?). Сидел у стола, шелестел какой-то книгой, что-то выписывал на
листок.
Потом началось интересное. Движения Кнабе ускорились. Он несколько раз
нервно потер лоб. Швырнул книгу на пол, обхватил голову руками. Вскочил,
забегал по комнате. Снова прочел свои записи.
Похоже, полученное известие было не из приятных.
Дальше пошло еще интересней. Резидент сбегал куда-то вглубь квартиры,
вернулся с револьвером в руке.
Сел перед зеркалом. Трижды подносил револьвер к виску, один раз засунул
ствол в рот.
Ахимас покачал головой. Ах, как кстати. Просто сказка. Ну давай же,
стреляйся.
Что же ему такое сообщили из Берлина? Впрочем, ясно. Проявленная
резидентом инициатива не получила одобрения. Мягко говоря. Карьера
воображаемого убийцы генерала Соболева безнадежно загублена.
Нет, не застрелился. Опустил руку с револьвером. Снова забегал по
комнате. Сунул револьвер в карман. Жаль.
Что в квартире происходило дальше, Ахимас не видел, потому что Кнабе
закрыл окна.
Часа три пришлось любоваться на солнечные зайчики, вспыхивавшие на
оконных стеклах. Ахимас поглядывал на топчущегося внизу филера и прикидывал,
как будет выглядеть замок, который в скором времени вырастет на самой
высокой скале острова Санта-Кроче. Замок будет напоминать башню вроде тех,
что стерегут покой горных кавказских аулов, но на верхней площадке
непременно разместится сад. Пальмы, конечно, придется высадить в кадках, а
вот для кустов можно настелить дерн.
Ахимас как раз решал проблему полива висячего сада, когда Кнабе вышел
из подъезда. Сначала засуетился филер -- отскочил от двери и спрятался за
угол, а секунду спустя появился резидент собственной персоной. Он встал у
подъезда, чего-то ожидая. Вскоре выяснилось, чего.
Из подворотни выехала одноместная коляска, запряженная буланым конем.
Конюх спрыгнул с козел, передал вожжи Кнабе, тот ловко вскочил в коляску, и
буланый резво пошел рысью.
Вот это была неожиданность. Кнабе уходил от наблюдения, и проследить за
ним не было никакой возможности. Ахимас припал к биноклю и успел увидеть,
как резидент прицепляет рыжую бороду. Что это он такое удумал?
Филер, однако, вел себя спокойно. Проводил коляску взглядом, записал
что-то в книжечку и ушел. Видно, знал, куда и зачем отправился Кнабе.
Что ж, раз резидент уехал с пустыми руками, значит, вернется. Пора было
готовить операцию.
Пять минут спустя Ахимас уже был в квартире. Не спеша осмотрелся. Нашел
два тайника. В одном -- маленькая химическая лаборатория: симпатические
чернила, яды, целая бутыль нитроглицерина (Кремль, что ли, собрался
взрывать?). В другом -- несколько револьверов и деньги, на вид тысяч
тридцать, книга с логарифмическими таблицами -- надо полагать, ключ к шифру.
Тайники Ахимас трогать не стал -- пусть жандармам достанутся.
Расшифрованную депешу Кнабе, к сожалению, сжег -- в умывальнике виднелись
следы пепла.
Плохо, что в квартире не имелось черного хода. Из коридора окно
выводило на крышу пристройки. Ахимас вылез, походил по гулко громыхающему
железу и убедился, что с крыши деваться некуда. Водосточная труба
проржавела, по ней не слезешь. Ладно.
Сел у окна, приготовился к долгому ожиданию.
В десятом часу, когда сеет долгого летнего дня уже начинал меркнуть,
из-за угла вынеслась знакомая коляска. Буланый несся во весь опор, роняя
хлопья пены. Кнабе правил стоя и отчаянно размахивал кнутом. Погоня?
Вроде бы нет, не слышно. Резидент бросил вожжи, нырнул в подъезд. Пора.
Ахимас занял заранее облюбованное место -- в прихожей, за вешалкой. В
руке держал острый нож, прихваченный с кухни.
Квартира была подготовлена -- все вверх дном, шкафы выпотрошены, даже
перина распорота. Грубая имитация ограбления. Господин Фандорин должен
придти к выводу, что герра Кнабе убрали свои, довольно неловко изобразив
обычное уголовное преступление. Само дело заняло секунду.
Лязгнул ключ, Кнабе успел пробежать по темному коридору всего несколько
шагов и умер, так и не поняв, что произошло.
Ахимас внимательно осмотрелся -- все ли чисто, и вышел на лестницу.
Внизу хлопнула дверь, раздались громкие голоса. Кто-то бежал вверх.
Нехорошо.
Он попятился назад, в квартиру. Кажется, стукнул дверью громче нужного.
Времени было с четверть минуты, никак не больше. Открыл окно в конце
коридора и снова спрятался за вешалку.
Буквально в следующее мгновение в квартиру ворвался человек. По виду
купец.
В руке у "купца" был револьвер, "герсталь-агент". Хорошая машинка,
Ахимас раньше сам таким пользовался. "Купец" замер над неподвижным телом,
потом, как и следовало, пометался по комнатам и вылез в окно на крышу.
На лестнице было тихо. Ахимас бесшумно выскользнул из квартиры.
Оставалось только закончить с кельнером из "Метрополя", и первый пункт
плана можно будет считать выполненным.
13
Перед тем, как приступить ко второму пункту, пришлось слегка поработать
мозгами.
Ночью Ахимас лежал у себя в "Троице", смотрел в потолок и размышлял.
Итак, уборка завершена.
С кельнером исполнено. Полиции можно не опасаться -- немецкой линии им
надолго хватит.
Самое время заняться похищенным гонораром.
Вопрос: как найти бандита по прозвищу Миша Маленький?
Что про него известно?
Это главарь шайки -- иначе не смог бы сначала выследить, а потом
подослать убийцу. Пока вроде бы все.
Теперь медвежатник, похитивший портфель. Что можно сказать о нем? В
форточку нормальному мужчине не пролезть. Значит, подросток? Нет, подросток
вряд ли сумел бы так ловко вскрыть сейф, тут нужен опыт. Сработано в целом
аккуратно: без разбитого стекла, без следов взлома. Медвежатник даже сейф за
собой запер. Итак, не подросток, маленький мужчина. И Миша тоже Маленький.
Резонно предположить, что он и медвежатник -- одно и то же лицо. Значит,
портфель у этого самого Миши.
Итог: субтильный, ловкий мужичонка по прозвищу Миша Маленький, умеющий
бомбить сейфы и возглавляющий серьезную шайку.
Совсем немало.
Можно не сомневаться, что на Хитровке такого заметного специалиста
хорошо знают.
Но именно поэтому так просто на него не выйдешь. Выдавать себя за
уголовника бесполезно -- нужно знать привычки, жаргон, этикет. Надежнее
будет изобразить "баклана", нуждающегося в услугах хорошего медвежатника.
Допустим, приказчика, который мечтает потихоньку наведаться в хозяйский
сейф.
* * *
В воскресенье с утра, прежде чем отправиться на Хитровку, Ахимас не
удержался -- завернул на Мясницкую, чтобы посмотреть на похоронную
процессию.
Зрелище впечатляло. Ни одна из акций за всю его многолетнюю карьеру не
давала такого эффекта.
Ахимас стоял в причитающей, крестящейся толпе и чувствовал себя главным
персонажем этого грандиозного представления, его невидимым центром.
Это было непривычное, пьянящее чувство.
Вон за катафалком едет важный генерал на вороной кобыле. Чваный,
надутый. Уверен, что на этом спектакле он -- звезда первой величины.
А сам, как и все остальные, -- не более чем кукла. Кукольник же скромно
стоял на тротуаре, затерянный средь моря лиц. Никто его не знал, никто на
него не смотрел, но сознание единственности своей роли кружило голову
сильнее любого вина.
-- Сам Кирилл Александрович, царев братец, -- сказал кто-то про конного
генерала. -- Видный мужчина.
Внезапно, оттолкнув жандарма из оцепления, к катафалку из толпы
бросилась женщина в черном платке.
-- На кого ты нас покинул, отец родной! -- визгливо заголосила она,
падая лицом на малиновый бархат.
От истошного крика арабская лошадь великого князя испуганно раздула
ноздри и вскинулась на дыбы.
Один из адъютантов кинулся было, чтобы схватить запаниковавшую лошадь
под уздцы, но Кирилл Александрович звонким, властным голосом осадил его:
-- Назад, Неплюев! Не соваться! Я сам!
Без труда удержавшись в седле, он в два счета заставил лошадь
образумиться. Нервно пофыркивая, она пошла дробной иноходью вбок, потом
выровнялась. Истеричную плакальщицу под руки увели обратно в толпу, и на
этом маленький инцидент был исчерпан.
Но настроение Ахимаса переменилось. Он уже не чувствовал себя
кукловодом в театре марионеток.
Голос, приказавший адъютанту "не соваться", был ему слишком хорошо
знаком. Такой, раз услышав, не спутаешь.
Какая неожиданная встреча, monsieur NN.
Ахимас проводил взглядом осанистую фигуру в кавалергардском мундире.
Вот кто истинный кукольник, вот кто дергает за веревочки. А кавалер Вельде,
он же будущий граф Санта-Кроче, -- предмет реквизита, не более того. Ну и
пусть.
* * *
Весь день он провел на Хитровке. И сюда доно
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.