Как писать рассказ для Блэквуда скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: По, Эдгар Алан .: Как писать рассказ для Блэквуда


Постраничное чтение книги онлайн Эдгар Алан По. Как писать рассказ для Блэквуда .txt

Скачать книгу можно по ссылке Эдгар Алан По. Как писать рассказ для Блэквуда .txt
1 2 3
Эдгар Алан По. Как писать рассказ для "Блэквуда"


----------------------------------------------------------------------------
Перевод З.Е. Александровой
СПб.: ООО "Издательство "Кристалл"", 1999.
Серия Библиотека мировой литературы
OCR Бычков М.Н.
----------------------------------------------------------------------------

"Во имя пророка - фиги!"

Крик продавцов фиг в Турции

Полагаю, что обо мне слышали все. Меня зовут синьора Психея Зенобия
{1*}. Это достоверно мне известно. Никто кроме моих врагов не называет меня
Сьюки Снобз. Мне говорили, что "Сьюки" является вульгарным искажением имени
"Психея", а это - хорошее греческое имя, означающее "душа" (оно очень ко мне
подходит, я - сплошная душа!), а также "бабочка"; ну а это, несомненно,
относится к моей внешности, когда я надеваю новое платье малинового атласа,
с небесно-голубой арабской мантильей, с отделкой из зеленых agraffes
{Застежек (франц.).} и семью оборками из оранжевых auriculas {Здесь: розеток
(лат.).}. Что касается фамилии Снобз - то на меня достаточно взглянуть,
чтобы убедиться, что я не Снобз. Мисс Табита Турнепс распространила этот
слух просто из зависти. Табита Турнепс! Этакая негодяйка! Но чего можно
ожидать от турнепса? Интересно, помнит ли она старинную поговорку насчет
"крови из турнепса"? (Не забыть напомнить ей об этом при первом случае). (Не
забыть также показать ей нос). На чем, бишь, я остановилась? Ах, да! Меня
уверяют, что Снобз - это искаженное "Зенобия"; что Зенобия была царицей (Я
тоже. Доктор Денепрош всегда называет меня царицей сердец); что Зенобия, как
и Психея, - слово греческое; что мой отец был "греком" {2*}, и,
следовательно, я имею право на нашу фамилию - Зенобия, но никоим образом не
Снобз. Никто кроме Табиты Турнепс не зовет меня Сьюки Снобз. Я - синьора
Психея Зенобия.
Как я уже сказала, обо мне слышали все. Я - та самая Психея Зенобия,
пользующаяся заслуженной известностью в качестве корреспондента Союза
Исключительно Научных Изысканных Еженедельных Чаепитий Успешно Ликвидирующих
Отсталость Человечества Красноречивыми Излияниями. Такое название придумал
для нас доктор Денеггрош, и придумал, как он говорит, потому, что оно звучит
громко, точно пустая бочка из-под рома. (Иногда он бывает грубоват, но какой
это умный человек!) Все мы ставим эти буквы после наших фамилий, как это
делают члены К.Х.О. - Королевского Художественного Общества, члены О.Р.П.З.
- Общества по Распространению Полезных Знаний и т. п. Д-р Денеггрош говорит,
что "П" означает "протухший" и что все вместе должно читаться "Общество по
Распознаванию Протухших Зайцев", а вовсе не общество лорда Брума3* - но
доктор Денеггрош такой чудак! - не знаешь, когда он говорит с вам'и
серьезно. Во всяком случае, мы всегда прибавляем к нашим фамилиям буквы С.
И. Н. И. Е. Ч. У. Л. О. Ч. К. И. - то есть Союз Исключительно Научных
Изысканных Еженедельных Чаепитий Успешно Ликвидирующих Отсталость
Человечества Красноречивыми Излияниями - по букве на каждое слово, гораздо
лучше, чем у лорда Брума. Доктор Денеггрош утверждает, будто эти буквы
отлично нас описывают, но я право не понимаю, что он этим хочет сказать.
Несмотря на содействие доктора Денеггроша и усиленные старания самого
общества привлечь к себе внимание, оно не имело большого успеха, пока туда
не вступила Я. По правде сказать, члены общества позволяли себе чересчур
легкомысленный тон. Еженедельные субботние доклады отличались более
буффонством, нежели глубокомыслием. Так - какой-то гоголь-моголь. Никакого
исследования первопричин или первооснов. Да и вообще никакого исследования.
Ни малейшего внимания величайшей из проблем - проблеме всеобщего
соответствия. Словом, ничего похожего на то, как пишу я. Все было на низком
- весьма низком! - уровне. Ни глубины, ни эрудиции, ни философии - ничего
того, что ученые зовут духовностью, а невежды - жеманством {4*}.
Вступив в общество, я постаралась ввести там более высокие мысли и
более изысканный слог, и всему свету известно, что это мне отлично удалось.
Сейчас С И. Н. И. Е. Ч. У. Л. О. Ч. К. И. сочиняют рассказы ничуть не хуже,
чем даже в "Блзквуде". Я говорю о "Блэквуде" потому, что сльшала, будто
лучшие статьи на любую тему можно найти именно на страницах этого заслуженно
знаменитого журнала {5*}. Мы теперь во всем берем его за образец и поэтому
быстро приобретаем известность. Ведь если взяться за дело умеючи, не так уж
трудно написать настоящий блэквудовский рассказ. Разумеется, я не говорю о
статьях политических. Все знают, как они составляются, с тех пор, как это
объяснил доктор Денеггрош. Мистер Блэквуд берет портновские ножницы, а рядом
стоят наготове трое учеников. Один подает ему "Тайма", другой - "Экзаминер",
а третий - "Руководство по Динь-Бому" мистера Гальюна. Мистеру Блэквуду
остается только вырезать и перемешивать. Делается это очень быстро. -
"Экзаминер", "Динь-Бом", "Тайме" - потом "Таимо", "Динь-Бом" и "Экзаминер",
- а затем "Тайме", "Экзаминер" и "Динь-Бом".
Но главным украшением журнала являются очерки и рассказы на различные
темы; лучшие из них относятся к разряду bizarerries {Странностей (франц.).},
по выражению доктора Денеггроша (что бы это ни означало), тогда как все
другие называют их сенсационными. Этот вид литературы я всегда высоко
ценила, но о способах его создания узнала лишь после того, как недавно (по
поручению общества) посетила мистера Блэквуда. Способ весьма прост, хотя и
менее прост, чем для статей политических. Явившись к мистеру Блэквуду и
изложив ему пожелания нашего общества, я была принята им с большой
учтивостью и приглашена к нему в кабинет, где получила точные указания
относительно всей процедуры.
- Сударыня, - сказал он, явно пораженный моим величественным видом, ибо
на мне было малиновое атласное платье с зелеными agraffas и оранжевыми
auriculas, - сударыня, - сказал он, - прошу вас сесть. Дело обстоит
следующим образом. Прежде всего автор сенсационных рассказов должен
обзавестись очень черными чернилами и очень большим пером с очень тупым
концом. И заметьте себе, мисс Психея Зенобия! - продолжал он после паузы,
весьма внушительным и торжественным тоном. - Заметьте себе, - это перо -
никогда - не следует чинитmь. Вот, мэм, в чем заключен весь секрет и самая
душа сенсационного рассказа. Я берусь утверждать, что никто, даже величайший
гений, никогда не писал - прошу меня понять - хороших рассказов хорошим
пером. Можете не сомневаться; если рукопись легко разобрать, то ее не стоит
и читать. Таков один из наших основных принципов, и если вы с ним не
согласны, наша беседа окончена.
Он умолк. Не желая кончать беседу, я, разумеется, согласилась со столь
очевидным положением, в котором, кстати, давно была убеждена. Он, видимо,
остался доволен и продолжал меня наставлять.
- Быть может, мисс Психея Зенобия, с моей стороны было бы дерзостью
указывать какой-либо наш рассказ или рассказы в качестве образца; и все же
на некоторые из них я должен обратить ваше внимание. Позвольте припомнить.
Был, например, "Живой мертвец" {6*} - отличная вещь! Там описаны ощущения
одного джентльмена, которого похоронили, прежде чем он испустил дух, -
бездна вкуса, ужаса, чувства, философии и эрудиции. Можно поклясться, что
автор родился и вырос в гробу. Затем была у нас "Исповедь курильщика опиума"
{7*} - великолепное сочинение! - богатство фантазии - глубокие мысли -
острые замечания - много огня и пыла - и достаточная доза непонятного.
Весьма увлекательный вздор, и читатель проглотил его с наслаждением.
Говорили, что автором был Колридж {8*},- ничего подобного. Это было сочинено
моим ручным павианом Джунипером за стаканом голландского джина с водой,
"горячего и без сахара". (Этому я, пожалуй, не поверила бы, если бы не
услышала от самого мистера Блэквуда.) А то еще был "Экспериментатор
поневоле" {9*} - о джентльмене, которого запекли в печи, но он оттуда вышел
целый и невредимый, хотя и печеный. Или "Дневник покойного врача" {10*}, где
все дело было в громких фразах и плохом греческом языке - и то и другое
привлекает читателей. Или, наконец, "Человек в колоколе" {11*} - вот это
произведение, мисс Зенобия, я особенно рекомендую вашему вниманию. Там
рассказано о молодом человеке, который засыпает под языком церковного
колокола и просыпается от погребального звона. Эти звуки сводят его с ума, и
он, вынув записную книжку, записывает свои ощущения. Ощущения - вот,
собственно, главное. Если вам случится утонуть или быть повешенной,
непременно опишите ваши ощущения - вы заработаете на них по десять гиней за
страницу. Если хотите писать сильные вещи, мисс Зенобия, уделяйте особое
внимание ощущениям.
- Непременно, мистер Блэквуд, - сказала я.
- Отлично! - заметил он. - Такая ученица мне по душе. Надо, однако,
ввести вас в курс некоторых подробностей сочинения настоящего блэквудовского
рассказа с ощущениями - то есть такого, который я считаю во всех отношениях
лучшим.
Первое, что требуется, это - попасть в такую передрягу, в какой не
бывал еще никто и никогда. Вот, скажем, печь - это было отлично задумано. Но
если у вас нет под рукой печи или большого колокола и вы не можете упасть с
воздушного шара, или погибнуть при землетрясении, или застрять в каминной
трубе, вам придется удовольствоваться воображаемым переживанием чего-либо в
этом роде. Однако я предпочел бы, чтобы ваше повествование подкреплялось
фактами. Ничто так не помогает фантазии, как приобретенное опытом знание.
"Правда, - как вы знаете, - всякой выдумки странней" {12*} и к тому же от
нее больше толку.
Тут я заверила его, что у меня имеется пара отличных подвязок, на
которых я намерена немедленно удавиться.
- Неплохо! - сказал он. - Действуйте, хотя это - прием уже несколько
избитый. Можно, пожалуй, сделать лучше. Примите дозу пилюль Брандрета, а
затем опишите ваши ощущения. Впрочем, мои инструкции одинаково применимы к
любой катастрофе, а ведь легко может случиться, что по дороге домой вам
проломят голову, или вы попадете под омнибус, или вас укусит бешеная собака,
или вы утонете в сточной канаве. Однако продолжим.
Выбрав тему, вы должны будете затем подумать о тоне или манере
изложения. Существует тон дидактический, тон восторженный, тон естественный
- все они уже достаточно банальны. Есть также тон лаконический, или
отрывистый, который сейчас в большом ходу. Он состоит из коротких
предложений. Вот так. Короче. Еще короче. То и дело точка. Никаких абзацев.
Есть еще тон возвышенный, многословный, восклицательный. Его
придерживаются некоторые из лучших наших романистов. Все слова должны
кружиться, как волчки, и жужжать точно так же - это отлично заменяет смысл.
Такой слог - лучший из всех возможных, если автору недосуг подумать.
Хорош также тон философский. Если вы знаете какие-нибудь слова
подлиннее, тут им как раз найдется место. Пишите об ионийской {13*} и
элейской {14*} школах - об Архите {15*}, Горгии {16*} и Алкмеоне {17*}.
Упомяните о субъективности и объективности. Не забудьте обругать человека по
фамилии Локк. Высказывайте как можно больше пренебрежения ко всему на свете,
а если случится написать что-нибудь уж слишком несуразное, не трудитесь
вымарывать; просто сделайте сноску и скажите, что приведенной глубокой
мыслью обязаны "Kritik der reinen Vemunft" {"Критике чистого разума"
(нем.).} или "Metaphysische Anfangsgrunde der Naturwissenschaft"
{"Метафизическим начальным основаниям естествознания" {18*} (нем.).}. Будет
выглядеть и научно, и - ну, и честно.
Существуют и другие, не менее известные, манеры, но я назову еще только
две - трансцендентальную и смешанную. Достоинство первой заключается в том,
что она проникает в суть вещей гораздо глубже всякой иной. Подобное
ясновидение, при некотором умении, бывает весьма эффектно. Многое можно
почерпнуть из журнала "Дайел" {19*}{, даже при беглом чтении. В этом случае
следует избегать длинных слов; выбирайте короткие и пишите их вверх ногами.
Загляните в том стихотворений Чаннинга {20*} и процитируйте оттуда о
"толстом человечке, будто бы что-то умеющем". Упомяните о Верховной
Единосущности. Но ни слова о Греховной Двоесущности.
А главное, это - постичь искусство намека. Намекайте на все - и не
утверждайте ничего. Если вам хочется сказать "хлеб с маслом", ни в коем
случае не говорите этого прямо. Можете говорить обо всем, что так или иначе
приближается к "хлебу с маслом". Можете намекнуть на гречишную лепешку, даже
больше того - на овсяную кашу, но если вы в действительности имеете в виду
хлеб с маслом, остерегайтесь, дорогая мисс Психея, сказать "хлеб с маслом".
Я заверила его, что больше не сделаю этого ни разу, пока жива. Он
поцеловал меня и продолжал:
- Что касается манеры смешанной, то это просто разумное соединение, в
равных долях, всех других манер на свете, а потому она одновременно и
глубока, и возвышенна, и причудлива, и пикантна, и уместна, и прелестна.
- Предположим, что вы выбрали и тему и манеру. Остается самое важное -
я бы сказал, суть - я имею в виду исполнение. Не может джентльмен - да,
впрочем, и дама - вести жизнь книжного червя. А между тем совершенно
необходимо, чтобы в вашем рассказе была видна эрудиция или, по крайней мере,
большая общая начитанность. Сейчас я покажу вам, чем это достигается.
Смотрите! (Тут он достал с полки три-четыре тома самого обыкновенного вида и
принялся раскрывать их наугад). Пробеж
1 2 3



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.