Близнецы-соперники скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Ладлэм, Роберт .: Близнецы-соперники


Постраничное чтение книги онлайн Близнецы-соперники.txt

Скачать книгу можно по ссылке Близнецы-соперники.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51


Книга первая
Пролог
9 декабря 1939 года
Салоники, Греция
Один за другим грузовики карабкались вверх по крутой дороге в
предрассветных сумерках. На вершине они увеличивали скорость, торопясь снова
погрузиться во мрак дороги, проложенной через лес.
Водителям пяти грузовиков нужно было все время быть начеку, чтобы
случайно не снять ногу с тормоза или не нажать на акселератор слишком
сильно. Им приходилось напряженно вглядываться во мрак, чтобы быть готовыми
к любой неожиданно возникшей преграде или крутому повороту.
Кругом все было объято тьмой. Они ехали с незажженными фарами. Колонна
грузовиков ползла в серой греческой ночи, и лишь слабый свет луны,
пробивающийся сквозь низкие густые тучи, освещал им путь.
Это было испытание на дисциплинированность. Но ни шоферам, ни
пассажирам бок о бок с ними было не привыкать к дисциплине.
Все они были отшельниками. Монахами Ксенопского ордена, самого сурового
из всех, подчинявшихся Константинской патриархии. В этом ордене слепое
повиновение уживалось с привычкой полагаться лишь на свои силы. Монахи не
смели нарушить дисциплину до самой смерти.
В головном грузовике молодой бородач священник скинул сутану, под
которой оказался простой костюм рабочего - грубая рубаха и груботканые
штаны. Он свернул сутану и заткнул ее за сиденье - под старое тряпье и
ветошь. Потом обратился к шоферу:
- Ну, теперь осталось не больше полумили. Участок железнодорожного
полотна идет параллельно дороге на протяжении трехсот футов. Место открытое.
Успеем.
- Поезд там? - спросил, пристально вглядываясь во тьму, шофер, крепко
сбитый монах средних лет.
- Да. Четыре товарных вагона. И только один машинист. Ни кочегаров,
никого.
- Значит, придется помахать лопатой? - спросил монах с усмешкой во
взгляде.
- Да, придется помахать лопатой, - просто ответил молодой монах. - Где
оружие?
- В "бардачке".
Священник в рабочей одежде наклонился вперед и повернул ручку на дверце
"бардачка". Дверца раскрылась. Он сунул руку внутрь, пошарил и достал
тяжелый крупнокалиберный пистолет. Священник ловко вытащил магазин из
рукоятки, проверил патроны и вогнал магазин обратно. Металлический щелчок
словно поставил точку.
- Мощная штука. Итальянский?
- Да, - ответил шофер. Больше он ничего не сказал, но в голосе его
слышалась скорбь.
- Что ж, подходяще для такого дела. Просто благословение. - Молодой
священник сунул пистолет за пазуху. - Ты сообщишь его семье?
- Мне так приказано... - Было ясно, что шофер хочет еще что-то сказать,
но сдерживается. Он только крепче вцепился в баранку.
На мгновение из-за тяжелых туч показалась яркая луна и осветила
вырубленную в лесу дорогу.
- В детстве я тут играл, - сказал молодой священник. - Бегал по лесу,
купался в ручьях. Потом обсыхал в горных пещерах. И воображал, что мне
являются видения. Я был счастлив среди этих гор. Господу было угодно, чтобы
я увидел их снова. Бог милостив. И добр.
Луна исчезла. Снова навалилась тьма.
Начался крутой спуск. Лес поредел, и вдали, еще едва видные, показались
одинокие телеграфные столбы - черные копья на фоне серой ночи. Дорога
выровнялась, расширилась и слилась с вырубкой, полоса которой разделяла
лесной массив. Плоская безжизненная равнина, внезапно возникшая посреди
бесчисленных горных круч и лесных чащоб.
На вырубке, теряясь во тьме, стоял поезд. Неподвижно, но не
безжизненно. Из трубы паровоза широкой спиралью вился дым, медленно уплывая
в ночь.
- Когда-то, - сказал молодой священник, - фермеры пригоняли сюда овец,
привозили урожай. Отец рассказывал, что у них вечно возникали ссоры - даже
до драки доходило, когда начинали выяснять, кому что принадлежит. Такие тут
забавные случаи бывали... Вот он!
В черноте ночи сверкнул луч фонарика. Он дважды описал круг и
остановился: теперь тонкая ниточка света била прямо в последний вагон.
Священник в рабочей одежде вытащил из кармана миниатюрный фонарик, вытянул
руку и ровно на две секунды нажал на выключатель. Отраженный от лобового
стекла луч на мгновение осветил маленькую кабину. Молодой бросил украдкой
взгляд на лицо брата-монаха. Он увидел, что его товарищ закусил губу:
струйка крови текла по губе и подбородку, теряясь в коротко остриженной
седой бороде.
Молодой подумал, что лучше промолчать.
- Подъезжай к третьему вагону. Другие развернутся и начнут
разгружаться.
- Знаю, - ответил шофер. Он медленно повернул руль вправо и подвел
машину к третьему вагону. К грузовику подошел машинист в комбинезоне и
кожаной кепке. Молодой монах открыл дверцу и спрыгнул на землю. Мужчины
посмотрели друг на друга и обнялись.
- Без сутаны тебя и не узнать, Петрид. Я уж забыл, как ты выглядишь.
- Э, да перестань. Четыре года из двадцати семи - это разве срок?
- Мы тебя редко видим. Все у нас об этом говорят. Машинист убрал свои
большие загрубевшие ладони с плеч монаха. Из-за туч снова показалась луна и
осветила машиниста. У него было суровое, энергичное лицо скорее пятидесяти,
чем сорокалетнего человека, изборожденное морщинами, как это бывает, когда
кожу постоянно дубят ветер и солнце.
- Как мама, Аннаксас?
- Нормально. Слабеет, конечно, с каждым месяцем, но пока что держится.
- А твоя жена?
- Снова беременна и уже не смеется. Все ругает меня...
- И правильно. Так тебе и надо, похотливому козлу! Я могу только еще
раз повторить: уж лучше служить церкви, - засмеялся священник.
- Я передам ей твои слова, - улыбнулся машинист. Оба помолчали, потом
молодой произнес:
- Да-да. Обязательно передай.
Он включился в работу, закипавшую у товарных вагонов. Тяжелые двери
сдвинули, внутрь повесили фонари, их тусклого света хватало на вагон, но
снаружи он был невидим. Люди в сутанах быстро сновали взад и вперед, от
грузовиков к вагонам и обратно, нося картонные коробки с деревянной
обшивкой. На каждой ярко выделялись распятие и тернии: символ Ксенопского
ордена.
- Продукты? - спросил машинист.
- Да, - ответил брат. - Фрукты, овощи, вяленое мясо, зерно. У
пограничников это не вызовет подозрений.
- И где же? - спросил машинист. Ему не надо было уточнять вопрос.
- В этом грузовике. В глубине кузова, под коробками с табаком. Ты
выставил дозорных?
- Да, вдоль полотна и вдоль дороги, в обоих направлениях на милю. Не
беспокойся. В воскресенье утром, до рассвета, только у вас, священников да
послушников, есть неотложные дела. Остальные спят.
Молодой священник взглянул на четвертый вагон. Работа спорилась: монахи
быстро расставляли коробки. Долгие часы тренировок приносили благие плоды.
Монах-водитель из его грузовика остановился перед дверью с коробкой в руках.
Они обменялись взглядами, потом шофер вернулся к работе и забросил коробку в
раскрытый вагон.
Отец Петрид обратился к своему старшему брату:
- Ты говорил с кем-нибудь до того, как пригнать сюда этот поезд?
- Только с диспетчером. А как же иначе? Мы с ним ведь чаевничали.
- И что он сказал?
- Да все больше слова, которыми я не хочу оскорблять твой слух. В
накладных обозначено, что монахи Ксенопского ордена загрузят поезд на
дальних складах. Он не задавал лишних вопросов.
Отец Петрид взглянул на второй вагон. Через несколько минут и его
загрузят. И приступят к погрузке третьего.
- А кто готовил паровоз?
- Топливная бригада и механики. Вчера после обеда. В бумагах сказано,
что паровоз был в ремонте. Это в порядке вещей. Оборудование, то и дело
ломается. В Италии над нами все смеются... Ну, само собой, я все сам
проверил несколько часов назад.
- А не захочет ли диспетчер позвонить на сортировочную станцию? Где,
как он думает, мы производим погрузку?
- Да он уже спал или засыпал, когда я уходил от него. Утренняя смена
начнется... - машинист посмотрел на ночное небо, - ..не раньше чем через
час. Ему незачем звонить, если только он не получит телеграмму об аварии...
- Телеграфная связь прервана: в проводку попала вода, - тихо сказал
священник, словно разговаривая сам с собой.
- Зачем?
- На случай, если бы у тебя возникли осложнения. Ты больше ни с кем не
говорил?
- Нет. Даже ни с одним бродягой. Я проверил все вагоны, чтобы
убедиться, не забрался ли кто туда.
- Ну, теперь тебе наш план известен. Что ты о нем думаешь?
Железнодорожник присвистнул, покачав головой:
- Я, знаешь, просто поражен, брат. Как это можно было... все так
организовать?
- Об организации позаботились. А как у нас со временем? Это очень
важно.
- Если нигде нет повреждений полотна, то можно поддерживать хорошую
скорость. Пограничники-югославы в Битоле за взятку на все согласны, к тому
же греческий товарняк в Баня-Луке ни у кого не вызовет подозрений. В Сараево
или Загребе тоже проблем не будет. Они ловят рыбку покрупнее, и продукты для
монахов их не интересуют.
- Я же говорю о времени, а не о взятках.
- Взятки и есть время. Пока сторгуешься.
- Только если будет подозрительно, что мы не торгуемся. Мы сможем
добраться до Монфальконе за трое суток?
- При хорошей организации - да. Если где-то и потеряем время, то сможем
нагнать днем.
- В самом крайнем случае. Будем двигаться только ночью.
- Ну вы и упрямы.
- Мы осторожны. - И священник снова глянул на поезд. Первый и второй
вагоны уже были загружены. Четвертый заполнят в считанные секунды. Он
повернулся к брату: - Наши думают, что ты ведешь товарняк к Коринфскому
заливу?
- Да. В Нафпактос. В грузовой порт. Они знают, что меня не будет всю
неделю.
- Там сейчас забастовки. Профсоюзы озверели. Так что если ты немного
задержишься, они не будут волноваться.
Аннаксас внимательно посмотрел на брата. Он, похоже, изумился тому, что
брат в курсе мирских событий, и ответил с сомнением:
- Да, не будут. Твоя невестка уж точно не будет.
- Ну и хорошо.
Монахи собрались у грузовика Петрида и смотрели на него, ожидая
дальнейших указаний.
- Я быстро, - сказал Петрид брату.
- Ладно. - Машинист пошел к паровозу.
Отец Петрид вытащил из кармана фонарик, приблизился к монахам и стал
искать своего шофера. Тот понял, кого он ищет, отделился от группы и подошел
к Петриду.
- Это наш последний разговор, - сказал молодой священник.
- Да будет благословение Божие...
- Сейчас не время, - прервал его священник. - Запоминай каждый наш шаг,
каждую деталь. Каждую! Все нужно повторять в точности.
- Не сомневайся. Тот же маршрут, те же грузовики, те же водители, те же
бумаги для пограничников. Все точно так же. Только нас станет на одного
меньше.
- Такова воля Господа. Во славу Его. Это милость, которой я недостоин.
На дверцах фургона висели два массивных замка. У Петрида был один ключ,
у шофера - другой. Они одновременно вставили ключи. Замки с лязгом
открылись. Петрид и шофер вытащили их из стальных ушек, сняли металлическую
перекладину и раскрыли двери фургона. Внутри повесили фонарь.
В фургоне стояли коробки с символом ордена: распятие в терниях. Монахи
начали вытаскивать их. Они двигались, как в танце - в призрачном свете
развевались их темные сутаны. Они относили картонные коробки к третьему
вагону. Двое запрыгнули внутрь и начали расставлять коробки у стены.
Через несколько минут кузов грузовика опустел. Посредине остался стоять
лишь один ящик, покрытый черной тканью. Он был куда массивнее продуктовых
коробок, иной формы и представлял собой правильный куб: три фута в длину,
три - в высоту, три - в ширину.
Священники встали полукругом у раскрытых дверей фургона. Молочно-белые
лучи лунного света сливались с бледно-желтым сиянием фонаря. Это странное
освещение, и похожий на пещеру крытый кузов грузовика, и неподвижные фигуры
в сутанах заставили отца Петрида невольно представить себе катакомбу глубоко
под землей, где спрятаны реликвии Голгофы.
Действительность мало чем отличалась от этого видения. Только то, что
хранил запечатанный ларец - ибо это был ларец, - имело куда большую
ценность, чем окаменевшее дерево Креста Христова.
Кое-кто из монахов закрыл глаза и беззвучно молился, прочие стояли,
зачарованно глядя на святыню, их мысль замерла, их вера подкреплялась тем,
что, как они полагали, находилось внутри похожего на надгробие сундука,
который и сам был саркофагом.
Петрид смотрел на монахов и не чувствовал себя одним из них - так оно и
должно быть. Мысленно он обратился к событиям, которые, кажется, произошли
лишь несколько часов назад, а на самом деле полтора месяца тому. Его
отозвали с полевых работ и препроводили в белостенную келью отца настоятеля
ксенопов. В келье находился еще один священник и прелат. И больше никого.
- Петрид Дакакос, - заговорил сидящий за массивным дубовым столом
святой отец, - из всего братства на тебя пал выбор, тебе поручаем мы в
высшей степени ответственное задание, которое может стать отныне смыслом
твоего существования. Во славу Господа и ради сохранения покоя в
христианском мире.
Ему представили второго священника. Это был аскетического вида старец,
с пронзительными, глазами. Он медленно заговорил, тщательно подбирая каждое
слово:
- Мы являемся хранителями ларца, саркофага, если угодно, который,
запечатанный в течение пятнадцати веков, хранился глубоко под землей. В этом
ларце находятся документы, способные взорвать весь христианский мир - столь
разрушительной силы их содержание. Они являются уникальным доказательством
истинности нашей веры, самых священных ее основ, и все же их обнародование
может привести к то
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.