Последний выстрел скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Белов, Александр .: Последний выстрел


Постраничное чтение книги онлайн Александр Белов. Последний выстрел.txt

Скачать книгу можно по ссылке Александр Белов. Последний выстрел.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Александр Белов. Последний выстрел


БРИГАДА -- 4

Книга четвертая
1997-1998

* Часть 1 *
НАЕЗД

Анонс

Дорога криминала, которую выбрал Александр Белов, привела его на край
пропасти. Все понты "красивой жизни", власть и деньги не сделали его
счастливым. Он потерял все, что было ему дорого лишился матери, пережил
убийство друзей. Что делать, смирится с положением вещей или отомстить
негодяям и погибнуть? Как говорили древние: судьба -- это необходимость...

I

Больше года минуло с того дня, когда Фил очутился в палате реанимации.
Больше года проливала слезы у постели неподвижного мужа Тамара. И больше
года Белый искал возможности отомстить Кордону.
Это желание оказалось настолько сильным, что даже оттеснило на второй
план беспокойство о судьбе друга. Нет, Белов навещал Фила в больнице,
беседовал с врачами и делал для него все необходимое. Но, стоя у постели
Фила, он постоянно думал о том, как поквитаться с продюсером. Его неотступно
преследовала одна навязчивая мысль -- пока подонок Кордон топчет землю, Филу
не выкарабкаться!
Но убрать продюсера оказалось непросто. Сразу после взрыва он исчез из
Москвы. Белову удалось выяснить, что он удрал в Штаты, впрочем, в своем доме
в Калифорнии он не появился. Можно было, конечно, поставить всех на уши и
отыскать гада хоть в преисподней, но Белый рассудил иначе.
Он решил переждать. Все надо было сделать чисто, а для этого нужно дать
Кордону время убедиться, что он вне подозрений. Его враг должен успокоиться,
вернуться домой, расслабиться, перестать даже думать о возможной мести --
вот тогда его можно устранить без лишнего шума.
Было еще одно обстоятельство в пользу этого плана. Убрать Кордона сразу
-- значило в какой-то степени подставиться самому, поскольку о романе Белого
с бывшей любовницей Кордона знало пол-Москвы. Прежде надо было свернуть все
отношения с Анной и сделать их разрыв достоянием гласности, чтобы мотив
ревности не пришел на ум ни одному, даже самому дотошному, следователю.
Разумеется, Белый не боялся того, что его упекут в кутузку -- уж такую
мелочь, как алиби для себя, Пчелы и Космоса, предусмотреть было проще
простого -- он опасался за свою репутацию. Слишком много сил и времени было
потрачено им на то, чтобы уйти от одиозного образа "братка". В итоге Белов
добился своего -- в глазах многих он превратился в добропорядочного
легального бизнесмена, его Фонд исправно платил налоги, и такое положение
Сашу более чем устраивало. В структуре его бизнеса еще оставалось немало
черных схем, но все они были самым строгим образом законспирированы, так что
в целом он походил теперь на рядового нового русского, разве что заметно
более удачливого и предприимчивого, чем большинство его коллег. Вот почему
светиться в числе прочих подозреваемых в предстоящем убийстве Кордона ему
было совсем не с руки.
Белов набрался терпения и ждал. А точнее сказать -- готовился. Весной
он расстался с надоевшей актрисой, причем постарался сделать это открыто. Он
пообещал Анне отпуск на Багамах, она раззвонила об этом всем подружкам, а
вместо этого Саша устроил публичный скандал в популярном ночном клубе и, что
называется, хлопнул дверью. Наутро Аня сама позвонила Белову (размолвка-то
произошла из-за ерунды), но тот с необъяснимой решительностью и холодностью
объявил ей, что между ними все кончено.
А в конце лета в Москву вернулся Кордон. Саша подождал еще месяц и
только тогда дал команду начать наблюдение за продюсером. Прежде чем
приступить к делу, к клиенту надо было как следует присмотреться. Поначалу
Кордон предпочитал оставаться в тени, на люди особенно старался не лезть, и
наблюдения за ним почти ничего не давали. Но к зиме он успокоился
окончательно, стал появляться на тусовках, чаще всего -- все с той же Анной.
Впрочем, Белов прекрасно знал, что артистка была для продюсера всего
лишь прикрытием -- нечто вроде маскхалата. На самом деле Кордона куда больше
интересовали молодые мужчины вполне определенного толка. Причем пресыщенного
продюсера неудержимо тянуло на авантюры -- он легко сходился с самыми
сомнительными личностями и так же легко с ними расставался.
Столь неосмотрительным поведением врага грех было не воспользоваться.
Убийства гомосексуалистов случайными партнерами происходили довольно часто,
и еще одно преступление из этого ряда вряд ли кого-нибудь удивило бы. Белый
приказал Шмидту начать подготовку именно в этом направлении.
Подгонять его не требовалось -- Шмидт давно уже, как говорится, бил от
нетерпения копытом. Желание отомстить за Фила у него было настолько сильным,
что обычно невозмутимый Шмидт почти oi крыто выражал свое неудовольствие
медлительностью и нерешительностью Белого в данном вопросе.
Наконец Шмидт доложил -- все готово. В тот же день Белов поехал в
больницу к Филу.
Ему хотелось просто посидеть с другом, посмотреть на него, коснуться
его теплой руки... Но дело обернулось иначе. Его встретил лечащий врач Фила
и, пряча глаза, пригласил в свой кабинет.
Разговор получился тяжелым. Доктор не стал тянуть резину и сразу
выложил суть дела -- никаких положительных сдвигов в состоянии его друга нет
и, что хуже всего, нет никаких оснований рассчитывать на улучшение ситуации
в будущем.
-- Понимаете, фактически Филатов мертв, -- негромко, но твердо говорил
врач. -- Функционирование его организма поддерживает система
жизнеобеспечения, но жизнью, как вы понимаете, это назвать нельзя. Если б у
нас оставалась надежда, можно было бы ждать и дальше, но...
-- Короче, что вы предлагаете? -- оборвал его помрачневший Белов.
-- Александр Николаевич, такое положение не может длиться бесконечно,
-- доктор решительно покачал головой. -- По закону, для того чтобы отключить
больного от жизнеобеспечения, требуется согласие родственников, и жена
Филатова фактически такое согласие дала. Но я хотел бы узнать и ваше
мнение...
Белый встал и, глубоко засунув руки в карманы, смерил молодого врача
тяжелым взглядом.
-- Знаете, доктор, я ни черта не понимаю в медицине, но одно я знаю
точно: даже если у Фила не осталось ни одного шанса, ваша аппаратура
жизнеобеспечения все равно будет работать. И мне плевать -- можете вы
назвать это жизнью или нет. Если моему другу не суждено поправиться, он
умрет в вашей больнице. Но только от старости, ясно?!..
Белов развернулся и, не попрощавшись, вышел из кабинета. Из машины он
позвонил Борису Моисеевичу Боркеру -- нейрохирургу, оперировавшему Фила.
Оказалось, что молодой лечащий врач из больницы советовался с ним, прежде
чем говорить с Тамарой и Беловым. И Боркер, в целом, его поддержал. Впрочем,
в голосе опытного доктора Саша не услышал той абсолютной убежденности,
которая была у его молодого коллеги.
-- Как же так, Борис Моисеич, -- нажимал на него Белов. -- Ну неужели
никакой надежды?..
Врач замялся.
-- Видите ли, Саша, мы ведь, в сущности, так мало знаем о человеческом
мозге, что утверждать что-либо с уверенностью очень трудно... Вот
послушайте. В шестьдесят втором году, сразу после института, я работал на
зоне под Котласом, и там У меня имел место быть один прелюбопытнейший
случай. Зек пытался бежать на машине, которая привезла в лагерь продукты. У
него, понятно, ничего не вышло -- врезался в стальной шлагбаум, и все. А
шофер этой машины подбежал к зеку и пробил ему голову этой, как ее...
монтировкой. Она вошла в левый висок, а вышла справа за ухом. Мне принесли
бедолагу прямо с этой самой монтировкой в голове. Я мельком его осмотрел --
травма тяжелейшая, признаков жизни не подает -- и велел отнести его в морг.
К вечеру за трупом пришла машина, и тут вдруг обнаружилось, что зек-то жив!
Перевели его в больничку -- помирать, а он возьми и выживи! Его и лечить-то
толком не лечили -- нечем было, -- но он выкарабкался и восстановился почти
полностью. Только ногу стал приволакивать и немного ухудшилось зрение. Вот
так, Саша... Надеюсь, я ответил на ваш вопрос?..
-- Да, Борис Моисеич, вполне. Спасибо вам... -- Белов выключил
мобильник и поехал домой.

II

В просторной гостиной дома Беловых был накрыт чайный столик. Пара
изящных чашек на тонких фарфоровых блюдечках, высокий чайник с длинным и
узким носиком, хрустальная вазочка с печеньем, открытая коробка конфет --
все это стояло нетронутым. Чай в чашках давно остыл и успел подернуться
мутноватой пленкой.
За столом, на низеньком диванчике, плечом к плечу сидели Оля Белова и
Тамара Филатова. Тамара плакала -- и уже, судя по всему, давно. Теребя в
руках совершенно мокрый платок и ежесекундно всхлипывая, она потерянно
бормотала:
-- Вот я сижу, сижу... и на него смотрю... Час смотрю, два смотрю -- не
шелохнется... У него щетина... Господи, у него даже щетина поседела! Я Бога
молю, чтобы он очнулся... Я бы ему ребеночка родила... -- и она не
выдержала, зарыдала в голос, горестно качая головой. -- Никаких надежд не
остается... Никаких, Оля, никаких... Все...
-- Подожди, Том, сейчас Саня придет, -- вздохнула Ольга, поглаживая
подругу по вздрагивающему плечу.
Она не представляла, что можно сказать в такой ситуации. Посоветовать
набраться терпения и ждать? Но ведь прошло уже больше года, а силы Томы не
беспредельны... Подруга и так уже дошла до крайности, насколько еще ее может
хватить?.. А как же Валера? Неужели и правда -- никаких надежд ?!..
-- Понимаешь, Оль... -- Тамара, чуть успокоившись, уткнулась носом в
мокрый платок и простонала: -- Я... я уже не верю...
"Господи, да где же он?.." -- растерянно подумала Ольга. Она не
сомневалась, что муж наверняка нашел бы для Тамары нужные слова -- те самые,
которые вернули бы ей веру и придали сил.
И тут снизу послышался голос Белова. Он поднимался по лестнице,
разговаривая на ходу по телефону:
-- Да добрался, там снегу намело... Короче, я пока дома буду. Ну все,
давай!..
Он вошел в зал и приветливо улыбнулся обеим женщинам, словно и не
заметив ни заплаканных глаз Тамары, ни растерянного вида жены.
-- Здравствуй, Томочка. Привет, Оль... -- Белов наклонился к жене и
мельком обозначил поцелуй.
Поцелуй был более чем формальный. Разрыв Белова с артисткой, которого
так ждала Ольга, почти ничего не изменил в их отношениях с мужем. Ситуация
была странной: уйдя от Анны, Белов к жене фактически не вернулся -- их
жизнь, вполне благополучная внешне, изнутри напоминала сосуществование
вполне корректных, но при этом абсолютно равнодушных друг к другу соседей в
коммуналке.
Саша прошел к окну, задернул шторы и только после этого, уже точно
зная, о чем пойдет речь, спросил:
-- Ну что, Том, какие дела?
Тамара отняла ладони от лица. Саша поразился -- какие страшные темные
круги были у нее под глазами. Как у вампира в каком-нибудь голливудском
ужастике.
-- Саш, я уже не знаю... Понимаешь, я так устала... -- она смотрела на
него с жуткой смесью боли, вины и отчаянья, как побитая собака. -- Я больше
ничего уже не понимаю... Врачи говорят, бесполезно ждать. Чудес не бывает...
Смотреть в ее глаза было трудно, и Белов снова повернулся к окну --
поправить и без того ровно висевшие шторы.
-- И что они предлагают? -- все тем же ровным, почти равнодушным,
голосом спросил он.
-- Они предлагают сделать эвтаназию... -- еле слышно проговорила
Тамара.
-- Как это делается? -- продолжал свою игру Белов.
-- Отключают... отключают систему жизнеобеспечения...
Голос Тамары дрогнул и беспомощно угас. Ольга молча накрыла ее руку
ладонью. Они обе выжидающе смотрели на Сашу.
Белов повернулся к ним и, медленно покачивая головой, потянул узел
галстука. Он выглядел все таким же невозмутимым, но внутри у него все кипело
от негодования. Как только Тамара дала себя уговорить! Эх, бабы, бабы...
-- Тома, если хочешь знать мое мнение, я против, -- изо всех сил
стараясь скрыть клокочущий в груди гнев, сказал он. -- Поверь, мне тоже
больно, что мой друг стал как растение. Но! Если есть хоть один шанс из
тысячи... Да что там -- из миллиона, из миллиарда! Если этот шанс есть, то
его надо использовать!
Тамара попыталась что-то сказать, но Белов остановил ее движением руки.
-- Все будет нормально, Томочка! Мы переведем Валеру в Бурденко, Пчела
подтянет спецов по нейрохирургии -- немецких, американских... С завтрашнего
дня сиделка при нем будет круглые сутки. Так что тебе станет полегче, Том.
Не прекращая говорить, Белов подошел к бару, плеснул в стакан немного
виски. Потом внимательно взглянул на Тамару и долил стакан почти до краев.
-- Дальше. Тебе надо отдохнуть, -- он протянул виски Тамаре, та, низко
опустив голову, беззвучно плакала. -- Вот, выпей и ложись спать. Пока
поживешь у нас, а завтра люди займутся, отправим тебя на время в теплые
страны. Отдохнешь, придешь в себя...
Тамара не двигалась, Саша опустился перед ней на корточки и вложил
бокал в ее безжизненную руку. Она подняла на него красные от слез,
измученные глаза. Белов ободрительно кивнул.
-- И будем просить Господа, чтобы Валерка выкарабкался, -- он говорил
так убежденно и проникновенно, что не поверить ему было невозможно. -- А он
выкарабкается, Томочка, я в него верю! Он же у нас боец!..
Саша неожиданно улыбнулся и взял ее за руку.
-- И запомни: все, что было, -- это только первый раунд! -- он сжал ее
ладонь в кулак. -- Ты верь мне, Тома, верь...

III

Премьерный показ нового фильма закончился. Отхлопав положенное, зрители
бурлящей рекой потекли из зала в фойе. По широкой лестнице Дома кино
спускалась оживленная, веселая толпа, в которой было
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.