Битва за масть скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Белов, Александр .: Битва за масть


Постраничное чтение книги онлайн Александр Белов. Битва за масть.txt

Скачать книгу можно по ссылке Александр Белов. Битва за масть.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
Ну, и, короче, генерал подходит к Сане, -- переведя взгляд с Космоса
на Сашу, продолжил Фара, -- тот стоит, крепится, генерал так на него
посмотрел, как отец родной, да, и говорит: "Как служба, сынок?" А Саня:
"Спасибо, товарищ генерал. Раз косяк, два косяк, и граница на замке, товарищ
генерал".
-- Эй, кончай базар! -- раздался чей-то недовольный голос.
-- Брат, чего орешь, я не пойму? Ты можешь вежливо попросить? --
огрызнулся Кос.
-- Что, серьезно, что ли? -- недоверчиво переспросил Фару Фил.
-- Клянусь Заратустрой! "Раз косяк, два косяк, и граница на замке"...
-- От их дружного хохота, наверное, враз проснулась уже вся камера...

x x x

-- Да что такое! -- заворочался Бек и поднял голову. -- Это что за
чурка? -- указал он на Фархада.
-- Не знаю, -- раздраженно ответил Каверин.
-- А должен знать, Володенька, -- поучал его Бек. -- Ты мент или кто?
На хрен я тебя брал?
-- Ребят, ну имейте совесть, дайте поспать! -- с верхних нар по
соседству приподнялся пожилой мужик в вытертой джинсовой куртке.
-- Отец, прости. Возраст мы уважаем, -- серьезно ответил Саша. И
распорядился: -- Все, давай спать.
-- Раз косяк, два косяк... Потом губа, конечно... -- бормотал,
укладываясь, Фара.
-- Отец, базара нет. -- Естественно, последнее слово должно было
остаться за Космосом.
Осталось оно, однако, за Белым:
-- Жена рожает, а я на нарах... -- тоскливо сказал он, глядя на грязные
стены камеры. Да уж, ситуация, какой и врагу не пожелаешь. Ладно, утро
вечера мудреней...

x x x

Оля проснулась от боли. Ныл живот. А на душе скребли кошки. Тысяча
ободранных кошек. Эта душевная боль заставила ее подняться.
В палате тускло светил ночник. Сдержав стон, она медленно, стараясь не
делать резких движений, вышла в коридор. Слава богу, никого. Тут только она
поняла, что забыла надеть тапочки. Но возвращаться в палату не стала.
В закутке дежурной сестры Оля присела на край стула и набрала Сашин
номер.
-- Абонент не отвечает или временно недоступен. Позвоните, пожалуйста,
позднее, -- ответил чересчур вежливый механический голос. Господи, где же
он? Кошки радостно принялись за свое черное дело...

x x x

Мобильники трещали без умолку. На разные лады. Прямо птичник, а не
тюрьма! Один даже нагло выдавал звуки государственного гимна. Пожилой
прапорщик с ненавистью смотрел на изъятое имущество. Развели тут...
Он беззвучно выматерился. Нашел в куче аппаратов "гимнюка" и попробовал
заткнуть хотя бы его, тыркая толстым пальцем во все кнопки подряд.
-- Мать твою, заколебали, -- вслух ругнулся он, когда телефон уже молча
завибрировал в его руке.
Чтобы перекрыть трели, он включил телевизор. На экране черный-черный
дым валил из белого Белого дома. Час от часу не легче!
-- Понедельник -- день тяжелый, -- вздохнул прапорщик и вырубил
гребаный ящик...

XXX

Он так и проспал остаток ночи -- одетый, скрючившись на узком
диванчике, под недремлющим оком железного Феликса. Солнце разбудило.
Невзирая на бурные ночные события, оно сегодня светило чуть ли не
по-весеннему. Казалось, природе нет ни малейшего дела до политических
катаклизмов.
Введенский встал, с хрустом потянулся. Новый день -- новые заботы. Надо
быть в форме. 14з стола он достал пузатую бутылку с волшебным элексиром. Там
оставалось всего ничего, на донышке. Ну да ладно, на первый заряд бодрости
хватит. Он плеснул коньяку в бокал, вдохнул его аромат и с наслаждением
опрокинул в себя, будто это был не благородный напиток, а рюмка водки.
-- Разрешите? -- постучали в дверь. Ну наконец-то Коноваленко, где ж
тебя носило?
-- Входи. -- Введенский поставил пустую бутылку под стол.
-- С добрым утром, Игорь Леонидович. -- Коноваленко цвел, как роза.
Определив состояние шефа по заблестевшим глазам, подчиненный осмелился
пошутить. -- После первой не закусываете?
-- Не борзей, -- оборвал его Введенский. -- Ну, что там?
-- Нашли его. -- Коноваленко моментально вытянулся в струнку. -- В
Бутырке.
-- Да что ты! -- восхитился Введенский. -- Жив-здоров?
-- Да ничего вроде. Омоновцы только помяли немного.
-- Ну, ничего, до свадьбы заживет. -- Введенский был доволен. "Объект"
и в самом деле всего лишь попал под "гребенку". -- Ладно -- молодец,
Коноваленко. Иди домой, отсыпайся.
-- Есть, -- козырнул Коноваленко.
Самому Введенскому отдыхать пока не светило. Надо было еще вызволять
своих. Пока они еще свои.
Перед тем, как засесть за телефон, Игорь Леонидович заботливо прикрепил
к российскому трехцветному флажку, что стоял у него на столе, черную полоску
бумаги. "Траур по недолгой российской демократии, -- усмехнулся он про себя.
-- Аминь".

x x x

Гостеприимные двери Бутырской тюрьмы были распахнуты настежь. Сегодня,
в отличие от вчерашнего, выпускали. Уже без формальностей. И без эксцессов.
Даже мобильники отдали. И чего, спрашивается, огород городили?
-- Ну, Саня, это тебе не гауптвахта, понимаешь, -- веселый Фархад
размахивал голубыми, под цвет октябрьского неба, четками. Саша улыбался
отстраненно -- ему надо было дозвониться прямо сейчас, немедленно, еще
вчера. Но у Кати было занято. Блин, да с кем же она треплется-то?
-- Братва, я не понял, в чем дело? Метут без предъявы. Что за дела?
Гонят ни свет, ни заря. Ну извиниться-то хотя бы можно? -- несколько
запоздало качал права Фил. Но ему никто не отвечал. Космос подставил лицо
солнцу, а ногами выстукивал чечетку. Пчела по мобиле успокаивал родителей --
у отца сердце не фонтан, поди, не спал всю ночь, телек смотрел, переживал за
страну и за сына.
-- Ну так, подумали, а чего мы будем хороших пацанов зря держать? Пусть
едут... -- наконец отозвался Саша и тут же закричал на всю улицу: -- Але,
Кать?

x x x

-- Ты куда пропал -- мы с ног сбились!.. -- разъяренная Катерина вопила
в трубку так, что слышала, наверное, вся Бутырка. -- Что значит "не ори"?
Немедленно звони матери, она там с ума сходит!..
-- Кать, а... -- Он не успел спросить, как голос тетки стал
сладким-сладким:
-- Да, родился, мальчик, конечно. Такой хорошенький, на три двести...
Нормально, все у твоей Оли нормально, молока хоть залейся... Ну, в общем, я
тебя поздравляю, папаша... -- повесив трубку, Катя налила себе из мензурки
пятьдесят граммов спирта и выпила. Слава богу, нашелся блудный племянник. И,
сильно выдохнув -- спирт все-таки, не крюшон, -- она радостно помчалась к
Оле:
-- Олечка, кормить пора!

x x x

С полминуты Саша молча смотрел перед собой. Взгляд его был совершенно
отсутствующим.
И, наконец, до него окончательно дошло, что же произошло! Какое чудо
свершилось в мире. Чудо, такое нужное и важное именно сейчас.
-- Мужики, у меня сын родился! -- все еще не до конца веря собственным
словам, проговорил он. И только когда друзья заорали так, что задрожали окна
соседнего дома и едва не сработали сигнализации припаркованных автомобилей,
Саша понял -- все правда истинная, как и то, что они теперь свободны и над
ними чудесное голубое небо без единого облачка.
Руки друзей и братвы, приехавшей встречать их, подхватили Сашу и начали
качать, высоко подбрасывая в небо. На эту сцену без улыбки не могли смотреть
даже те люди, что стояли у бутырских стен в ожидании того времени, когда
начнут принимать передачи. А у Саши из карманов вываливались ключи и мелочь,
подпрыгивая и крутясь на асфальте. Кто-то из пацанов собрал все это и
заботливо положил Саше в карман, когда его, наконец, опустили на грешную
землю.
Фара обнял Сашу и крепко, ладонью постучал по его спине:
-- Най-най-на-на-най... Саня, дела потом, -- махнул он рукой. -- Вези
меня смотреть сына! Для мужчины сын -- первое дело, клянусь Аллахом!
Космос, как всегда, слова в простоте сказать не мог:
-- В семье самурая дочь -- кошмар, а сын -- праздник, -- очень
многозначительно шевеля губами, вымолвил он. И глаза его округлились.
-- Одно смущает, в понедельник родился... -- посетовал Саша, на чьем
лице продолжала блуждать счастливая улыбка.
-- А кто тебе сказал, что понедельник плохая примета? В понедельник --
это очень хорошо; понедельник -- так наш город называется, Душанбе! --
уверенно успокоил его Фара.
-- Володя, -- наклонился Саша к водителю, -- едем в роддом. Но не забыл
и о делах: -- Космос, пошли людей в офис, скажи, чтоб прибрали все, -- и
опять вернулся к главной, самой важной теме: -- Фарик, я не верю! Йо-хо-хо!

x x x

Под дикарский вопль счастливого отца на бутырском крыльце появилась
мрачная троица в лице Бека, Левы и Каверина. Каверин как вкопанный
остановился на верхних ступеньках и наблюдал за всей этой веселой
вакханалией -- его враг опять был на коне.
-- Ну, что встал? Поехали, -- прервал его размышления Бек, которого
сейчас волновало только одно -- как бы скорее пожрать. Ну никак не мог он не
есть больше трех часов подряд, даже ночью.
-- Ты знаешь, Бек, -- многозначительно ответил ему Каверин, усаживаясь
в машину, -- мы сегодня здесь не зря ночевали. Я чурбана-то этого
вспомнил...

x x x

Саша торопил водителя, приказав ехать через центр. Фил советовал
рвануть на МКАД, но Саше казалось, что это то же самое, что ехать, например,
в Петербург через Калининград. Поэтому поехали прямо по Лесной -- к
Белорусскому.
И все вроде бы шло ничего. Только уже посредине Большой Грузинской,
перед огромным сталинским домом с высоченной аркой, наперерез им выскочил
спецназовец в пятнистой форме, закамуфлированной каске и... опять с
десантным автоматом наперевес. Как они надоели! Все одно и то же, словно по
дурному кругу!
-- Чего ты машешь, еханый ты бабай! Я все равно проеду! Я к сыну еду!
-- психанул Саня. -- Давай, Володь, поворачивай. Дворами поедем.
-- Стоять! -- заорал спецназовец, опускаясь на одно колено и совершенно
определенно наводя автомат на Белова.
-- Э-э, смотри, да он же запросто стрельнет! -- глаза Космоса выражали
неподдельное изумление и вместе с тем абсолютную уверенность в собственных
словах.
-- Ладно, ладно, -- пробормотал Володя, потихоньку сдавая назад.
Удрученно вступил в обсуждение и Фил:
-- Говорил я тебе, Белый, что не надо через центр ехать.
И зря он это сделал -- Белый был сейчас, как сухой порох: только спичку
поднеси.
-- Ты мне будешь указывать, что мне делать! -- заорал он уже на Фила,
вымещая на нем свои злобу и бессилие.
Из арки тем временем медленно выезжал армейский "уазик", а за ним --
огромный "Урал". В таких обычно перевозят солдатиков. Именно эту колонну,
видимо, и ждали спецназовцы, чтоб пропустить ее вперед всех.
Грузовик свернул направо и приостановился перед светофором.
-- Пацаны, ни хера себе, глянь, глянь! -- ахнул Фил.
Глаза его будто бы остекленели. Из-под брезента, которым был накрыт
какой-то бесформенный груз, свешивалась окровавленная рука человека. В том,
что он был мертв, сомнений не было. Как и не было их в том, что весь кузов
"Урала" забит человеческими телами, то есть, если быть точным до конца,
трупами.
-- Сань, чего это, а? -- изумленно спросил Космос.
-- Это те, кому не повезло этой ночью, -- ответил Саша. И добавил, имея
в виду не только судьбу этих несчастных, но и многое, многое другое: -- Не
дай бог...

x x x

-- Дороги перекрыты, но мы прорвались! -- наскоро поцеловав тетку и
оставив ей охапку роз, Саша рванулся в палату к Оле. И, страшно вымолвить, к
сыну.
Оля сидела на кровати. Она нежно улыбалась мужу, а в руках у нее был
аккуратный кулечек. Кулечек сладко посапывал и таращил светлые глазенки.
Сын. Ванька! У Саши перехватило дыхание. Легонько коснувшись губами Олиных
губ, он осторожно взял сына. Руки моментально стали деревянными. Глядя на
маленькое смешное личико, он тихо сказал Оле:
-- А я думал, они лысыми родятся...
-- Вот так, голову держи... -- Оля поправила его руку, чтобы та
поддерживала голову младенца. А Саша всматривался в крошечное существо и все
не мог поверить. Неужели вот так, вдруг, еще вчера его не было, а сегодня
уже настоящий человечек: реснички, белесые бровки.
-- Оля, а он на тебя похож, -- восторженно прошептал Саша. Он боялся
говорить громко, хотя Ванька не спал, а вовсю таращился на папу. --
Настоящий человеческий детеныш.
-- Я уже не могу без него... -- Оля погладила мужа по плечу, глядя на
сына. Глаза ее наполнились слезами.
-- Я люблю тебя, моя хорошая, не плачь, не плачь, ну...
-- Ты где был? Я так тебя ждала... -- слезинка скатилась по щеке.
-- Зайка, верь мне. Я не могу тебе сказать, где, но я не мог
выбраться... Правда... -- Руки совсем онемели, ему хотелось обнять Олю. --
У, колени дрожат... Страшно, оказывается, детей-то иметь... Кать, возьми, а?
-- Он осторожно передал Ваньку Катерине и наконец обнял жену.
-- Что, Иван Александрович, напугал отца? -- Катя умело взяла кулечек и
вышла из палаты на цыпочках.

x x x

В маленьком коридорчике, который отделяло от палаты стекло, стояли и
смотрели на сцену встречи супругов Елизавета Павловна и Татьяна Николаевна.
-- Учтите сразу: воспитание я возьму в свои руки. Хватит одного бандита
в семье. -- Елизавета Павловна строго, поджимая губы, посмотрела на Сашину
маму.
-- Не смейте моего сына оскорблять! -- тихо, но твердо вступилась за
сына Татьяна Николаевна. И добавила укоризненно: -- Что ж вы за человек
такой? У вас правнук родился...
Они не входили в палату, через стекло умильно и ревниво разглядывая,
как Катя забирает ребенка у Саши.
-- Оленька! Тебе не пора кормить? -- в
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.