Битва за масть скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Белов, Александр .: Битва за масть


Постраничное чтение книги онлайн Александр Белов. Битва за масть.txt

Скачать книгу можно по ссылке Александр Белов. Битва за масть.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
а
сегодня, кому из вчерашних выпускников что светит.
-- Ну вот, прикинь, -- излишне бодро предположил Саша, -- тебе сейчас
говорят: "Распределяетесь в "Ла Скала"!" Или куда там?
-- В Бостонский симфонический оркестр, -- подсказала Оля, и на щеках ее
обозначились ямочки.
Значит -- немного расслабилась.
-- Во. В Бостонский. Что будешь делать? Бросишь меня, да? Поедешь в
Америку проклятую? -- он покосился на Олю и подмигнул памятнику Чайковского,
сворачивая во двор консерватории.
-- Во-первых, я хочу сольно выступать, -- не без пафоса заявила Оля. --
А во-вторых, никуда я от тебя не поеду, знаешь прекрасно.
-- Знаю, маленькая моя. Давай, ни пуха. Я тебя жду.
Оля подставила щеку, но не тут-то было. Саша не мог отпустить ее без
полноценного поцелуя.
-- Ты с ума сошел, Белов, -- не сразу вырвалась Оля.
Он лишь улыбнулся, наблюдая, как она поправляет ничуть не пострадавшую
прическу.
Взглядом проводив Олю до самых дверей консерватории, Саша вышел из
машины. Он пнул переднее колесо своей синей БМВ. Нет, ему не показалось --
можно чуть-чуть подкачать. Саша открыл багажник и потянулся за насосом.
-- Пойдешь со мной. Быстро. -- Белов почувствовал, как в левый бок ему
уперлось дуло пистолета.
-- Сейчас. Багажник закрою.
-- Бегом.
Ох, как Саша не любил, когда ему приказывают! Да еще и таким тоном. Но
в данном случае следовало согласиться с неоспоримым доводом, упиравшимся ему
теперь прямо в спину.
Рядом тормознула черная "Волга". Бросив взгляд на дверь консерватории,
Саша сделал пару шагов и опустился на заднее сиденье рядом с молодым бугаем
в черной кожаной куртке. Другой, с пистолетом, втиснулся рядом, не без труда
захлопнув дверь.
Выехав на Герцена, машина резко набрала скорость и рванула в сторону
площади Восстания. Все молчали. Говорить пока было не о чем.
Стиснутый с двух сторон "быками", Саша смотрел вперед, на дорогу и
увеличивающееся на глазах здание островерхой высотки. Мужик, сидевший рядом
с водителем, внимательно и с любопытством рассматривал Белова в зеркале
заднего вида. У мужика был крепкий коротко выбритый затылок и глубокий
бледный шрам на правой стороне лица -- от середины лба до середины щеки.
Быстро проскочили Пресню, потом Хорошевку и уже через минут пятнадцать
съехали на едва заметную дорожку, ведущую куда-то в глубину Серебряного
бора. Саша невозмутимо поглядывал по сторонам. Место было хорошее. У самой
Москвы-реки.
Здесь и остановились. От воды медленно поднимался туман. И ни единого
человека не было видно. Будний день. Весна, не лето.
-- Пацаны, погуляйте, -- приказал тот, со шрамом.
"Быки" и водитель выбрались из машины, открыли багажник и разобрали
заранее приготовленные обрезки труб. Один намотал на руку крупноячеистую
цепь. "Психологическая обработка, так сказать", -- про себя усмехнулся Саша.
Ну, ничего, к такому он всегда готов. Не первый день в школе. Хотя рожи
у них были все же малоприятные.
-- Ну что, фраер, колись. -- Меченый, наконец, соблаговолил обратиться
к нему.
-- Что именно тебя интересует?
-- Где металл?
-- У меня. Артур получит его только тогда, когда введет моего человека
в состав учредителей, -- не задумываясь -- ибо это было давно принятое
решение, -- высказал свою деловую позицию Саша.
-- Это с какого хрена? -- взвился Меченый, и шрам его заметно побелел.
-- А не надо бить по голове моего юриста, -- назидательно пояснил Саша.
-- Ты пришел к Артуру с наездом. -- Меченый постарался выдержать столь
же дидактичный и спокойный тон.
-- Я пришел поговорить по делу. Хамить козла никто не заставлял, --
спокойно закончил Саша.
-- Ладно, дело прошлое, -- не споря и уже вполне примирительно сказал
Меченый. -- Верни металл, и вопрос закрыт.
-- А найди! Шестьсот тонн -- не иголка. Давай! -- В Сашином голосе
прозвучала неприкрытая издевка.
Меченый всем своим видом теперь демонстрировал, что спокойный деловой
разговор окончен:
-- Ты отвечаешь за свои слова?
-- Я всегда отвечаю за свои слова, -- без тени сомнения ответил Саша,
крепче сжимая кулаки.
-- Ну, молись, сука. -- Меченый, похоже, вышел из себя, прямо-таки --
выскочил. И, резко отвернувшись, взялся за ручку двери: пора было кончать со
всем этим.
-- Погоди, родной... Меченый с еще большим любопытством, чем прежде,
взглянул на Белова в зеркало.
-- Сюда смотри, -- медленным движением глаз Саша указал -- куда именно.
В Сашиной левой руке, почти уютно, как-то по-домашнему уместилась
аккуратная граната.
Противопехотная. Такие ласково и нежно кличут "лимонками". Большой
палец предусмотрительно был продет в кольцо. Граната находилась в идеальной
боевой готовности.
Меченый судорожно дернулся, а скулы у него напряглись. Шрам обозначился
еще резче.
Саша, не повышая и не понижая тона, продолжал. Каждое слово он
произносил четко и раздельно, словно ставил ударения -- для большей
доходчивости:
-- Когда меня задевают, я иду до конца. Я смертник, ты понял? --
Меченый, судя по мгновенному взмаху ресниц, понял, уяснил. -- Скажи "быкам",
пусть подождут, а мы поедем в город. Считаю до трех и вынимаю чеку. К
едреной матери. Раз. Два... -- на слове "три" Саша и вправду выдернул
кольцо. Теперь достаточно было просто разжать пальцы. Следовало к тому же
признаться, что Сашина рука ребристое тельце тяжелой и опасной игрушки уже
порядком устала держать.
Но Меченый и без Сашиных слов это понял. Он опустил стекло и крикнул:
-- Пацаны, погуляйте, мы отъедем.
-- Оценка "пять". Давай, садись за руль. Только не тряси -- я кольцо
обратно вставлю. -- Саша улыбнулся Меченому как лучшему другу.
Тот, больше не оборачиваясь, пересел на водительское место, и они
тронулись -- сначала медленно-медленно, а потом -- в карьер.
Туман по-прежнему неторопливо плыл вдоль реки, куда-то в сторону
видневшихся вдалеке высотных жилых домов.
-- Так я не понял, что случилось? -- ошарашенно вопрошал приятелей боец
с намотанной на ладонь цепью. -- Мы приехали?.. -- И лишь удивленное
молчание было ему ответом.

x x x

Это была катастрофа. Неужели все было зря: годы учебы, сотни часов
упражнений, репетиций? А ведь все говорили, что она с самого начала подавала
огромные надежды. А теперь -- что? В никуда? Домашней хозяйкой при муже.
Пусть и с консерваторским образованием.
Ей при распределении не предложили ничего. Ничего. Даже самого
захудалого оркестра. А она, дура, размечталась. После этого позора Оле
захотелось сразу исчезнуть, испариться из этого, ставшего таким ненавистным,
так прежде любимого, здания консерватории. Но уже на выходе из зала ее
остановил, взяв под локоток, профессор, Валентин Георгиевич. Ни слова не
говоря, он повел ее по коридору на третий этаж, в их класс, где, как она до
сих пор считала, прошли ее лучшие годы.
В окружении портретов великих композиторов и исполнителей Оля
чувствовала теперь себя совсем чужой. Она слушала Валентина Георгиевича, но
мысленно была уже далеко отсюда.
-- Олечка, поверь мне, старому профессору, я сам через все это прошел.
Нужно обладать экстраординарным талантом, чтобы добиться таких вот вершин.
-- Валентин Георгиевич, артистично всплеснув руками, призвал в свидетели
портреты великих. -- Ты человек способный, но скажи, неужели тебя устроит
шестой пульт в оркестре? И даже не в оперном, а драматическом?
Оля понимала, что ей абсолютно нечего возразить. Да и желания не
возникало. Но Валентин Георгиевич все продолжал и продолжал:
-- Оленька, я очень уважаю твоих родителей, они мне были очень близки,
я чувствовал бы себя нечестным, если бы тебе этого не сказал...
Оля подошла к роялю и взяла простенький минорный аккорд.
-- Я поняла все, Валентин Георгиевич, -- неожиданно для самой себя
спокойно и почти безразлично проговорила она. -- Мне надо идти, извините.
Меня просто ждут внизу. До свидания.
Вымученно улыбнувшись, Валентин Георгиевич лишь беспомощно пожал
плечами -- он сделал для нее все, что мог.
Тяжелые двери консерватории медленно закрылись за ней. Наверное,
навсегда.
Машина была не заперта, но Саша куда-то исчез. Посмотрев по сторонам,
Оля села в машину. В салоне невыносимо громко звучал фрагмент скрипичной
сюиты Рахманинова. Оля резко повернула ручку настройки -- из динамика
полилась какая-то тупая попса. Но в данный момент эти звуки раздражали ее
меньше.
Невидящим взглядом Оля смотрела сквозь лобовое стекло на счастливых
студентов с футлярами в руках и совсем им не завидовала. С нее хватит.
Наконец явился Саша. Такой запыхавшийся, будто бегал на длинные
дистанции.
-- Ты где был? Что машину оставил?
-- Я за сигаретами бегал, -- ответил он, заводя машину. -- Ну, что
сказали?
-- В Москве остаюсь, -- впервые ей ничего не хотелось объяснять Саше.
-- Ну и славненько, Олька, -- отозвался он весьма довольно. -- Все
нормально. Будем жить-поживать и -- как это говорится -- добра наживать!
Выворачивая на улицу, он успел бросить внимательный взгляд на Олю: да,
похоже, не повезло сегодня его девочке. Ну да ничего, прорвемся. И теперь,
еще более внимательно, он посмотрел в зеркало заднего вида. Все было чисто.
Надо было только избавиться от гранаты, которая оттягивала карман плаща.
Жизнь продолжается.

x x x

Свернув с Кривоколенного переулка в Армянский, Петр увидел, что его уже
ждут. Рядом с черной "Волгой" по тротуару прохаживался Силантьев. "Ну и рожу
он себе отъел. Прямо член ЦК комсомола", -- привычно констатировал Петр.
Остановившись метрах в десяти, Петр вышел из машины и подождал, пока
Силантьев подойдет к нему сам.
-- Опаздывать нехорошо. -- Силантьев изо всех сил старался выглядеть
начальником.
Петр многозначительно посмотрел на часы, но ничего не ответил.
-- Ладно, ладно, -- примирительно замял Силантьев. -- Ну как?
Окинув его взглядом, Петр указательным пальцем провел по своему шраму
на щеке:
-- Вел себя достойно. Не трухал, угрожал гранатой. -- Петр эти слова
произнес едва ли не с гордостью за своего "клиента". -- У пацана стержень.
-- Хорошо, давай кассету. Ты записал?
-- Да, -- ответил Петр и достал из кармана диктофон. Вынув кассету, он
передал ее "комсомольцу". -- Что мне Артуру сказать?
-- Инструкции в рабочем порядке, -- деловито ответил Силантьев. -- Все,
будь здоров.
Машины -- черная "Волга" Силантьева и БМВ Меченого -- развернулись и
разъехались. Каждая в свою сторону.

VIII

Несмотря на все внешние изменения в жизни страны, в здании на Лубянке
продолжалась обычная рутинная работа. Шпионы в мире еще не перевелись, да и,
судя по всему, никогда не переведутся.
Но те сотрудники, что собрались сегодня в кабинете генерал-майора
Хохлова, шпионами никогда не занимались.
Собравшиеся были действующими сотрудниками знаменитого Пятого Главного
управления КГБ СССР. И прежде по роду своей деятельности занимались, так
сказать, вопросами исключительно идеологическими. То есть следили за
собственными гражданами. Их же, родных, брали в разработку. Объектами
деятельности этих "суперпрофессионалов" были всякие диссиденты и прочие
недовольные политикой партии и государства отщепенцы...
Перестройка, казалось, все поставила с ног на уши. Но ситуация полного
разброда продолжалась в "Пятерке" совсем недолго. Появились гораздо более
интересные и, что куда важнее, более выгодные сферы применения сил. А
именно: контроль за новыми политическими движениями, нарождающимся
российским бизнесом и матереющим криминалом. В действительности все это было
связано между собой столь прочно, что работать с каждым днем становилось все
интереснее и интереснее.
Мудрые люди в партии и органах давно поняли, куда катится страна, и
теперь стремились создать систему, при которой контроль за процессами
окажется полностью в руках спецслужб. Рыцари плаща и кинжала меньше всех
хотели упустить свой шанс в новой жизни. Собственно, для реального внедрения
в финансово перспективные сферы и был создан отдел генерала Хохлова.
За длинным полированным столом в его кабинете сидело семь человек,
каждый отвечал за свое направление. А все нити в руках держал сам Андрей
Анатольевич Хохлов.
Докладывал майор, обращаясь не только к собравшимся, но и к портрету
человека с мефистофельской бородкой. Феликс Эдмундович, казалось, вполне
сочувственно взирал на майора.
-- Субъект находится в поле зрения территориала с девяностого года.
Вновь обратил на себя внимание при попытке рэкета входящего в нашу орбиту
предприятия. Примененная им схема показывает незаурядные тактические
способности, учитывая его возраст -- двадцать три года. По моему указанию
агент, легендированный как бандитская крыша, вступил с субъектом в силовой
контакт. Специалисты отдела "Ф" проанализировали полученную запись. Вот
фрагмент из их заключения: "...отличается экстраординарными волевыми
качествами, эмоционально стабилен и имеет ярко выраженную установку лидера".
Я связался с особистами по месту службы субъекта. Характеристики
совпадают. -- Введенский замолчал.
Надо заметить, что Игорь Леонидович Введенский обладал внешностью
идеального чекиста. То есть никакой. Среднего роста. Вполне благообразен. В
меру мужествен. Спортивен. Наверное, мог даже нравиться женщинам. Разве что
блеск глаз изредка выдавал скрытое тщеславие. Но это, в конце концов, не
такой уж порок, особенно в условиях нового времени.
Генерал отеческим взором обвел собравшихся. Вопросов к Введенскому,
похоже, не было.
-- Игорь Леонидович, твои предложения коллегии. -- Генерал, сжа
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.