Момент истины (В августе сорок четвертого) скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Богомолов, Владимир .: Момент истины (В августе сорок четвертого)


Постраничное чтение книги онлайн Владимир Богомолов. Момент истины (В августе сорок четвертого).txt

Скачать книгу можно по ссылке Владимир Богомолов. Момент истины (В августе сорок четвертого).txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
что, в Москве тоже так думают, -- с почти неуловимой иронией
сказал Поляков; он посмотрел на второй лист и прочел: -- "Судя по тексту, вы
имеете дело с крупной квалифицированной резидентурой, действующей с заданием
оперативной разведки в тылах вашего и сопредельных фронтов. Очевидно
наблюдение за железной дорогой на линии Гродно -- Белосток; не исключены
челночные маршруты Вильнюс -- Белосток (через Гродно) и Вильнюс -- Брест
(через Лиду -- Мосты -- Волковыск)..."
-- И все?
-- Нет, почему же... -- Поляков посмотрел в текст. -- "... предлагаю
принять активные меры... Обращаю Ваше внимание... Обеспечьте...
докладывайте..."
-- Да, из этого шубы не сошьешь, -- возвращая листок с текстом, сказал
Таманцев. -- Кстати, территориально Белосток и все, что южнее Гродно, --
Второй Белорусский фронт.
-- Но все остальное-то наше! И в эфир они выходят у нас.
-- Есть место выхода рации в эфир, есть текст и кое-какие улики, а
зацепиться не за что... -- вроде бы рассуждая вслух, неторопливо произнес
Поляков. -- Скверно... Безусловно наблюдение за железной дорогой, причем не
визуальное, со стороны, а где-то на станциях...
-- Будто под брезент заглядывают, -- заметил Алехин.
-- Маршрутники или фланеры?* -- спросил Таманцев;
он во всем любил конкретность, определенность.
-- Очевидно, стационарное наблюдение **, -- глядя на Полякова,
предположил Алехин.
-- Скорей всего комбинированное... -- сказал подполковник. -- Это
опытные, знающие свое дело люди...
-- Судя по тексту, не немцы и, очевидно, не аковцы.
----------------------------------------
* Термины агентурной разведки. Фланеры -- агенты, которые собирают
разведывательные сведения (главным образом о передвижении войск и техники),
перекочевывая со станции на станцию, нигде при этом подолгу не задерживаясь,
чтобы не привлекать к себе внимания. Маршрутники в отличие от фланеров ведут
визуальное наблюдение преимущественно в пути, при проезде в поездах и
эшелонах.
Наилучшая маска для фланеров и маршрутников во время войны -- форма и
документы военнослужащих. В начальный период Отечественной войны
фланирование по железнодорожным узлам прифронтовой полосы нередко
осуществлялось немецкими агентами под видом эвакуированных граждан.
** Стационарное наблюдение -- систематическое визуальное наблюдение в
одном пункте.
---------------------------------------------------------------
-- Я же говорил: агенты-парашютисты! -- воскликнул Таманцев.
-- Возможно, -- уклончиво сказал Поляков; он, как всегда, до последнего
не хотел отсекать и другие версии. -- Причем связанные с агентурой,
оставленной немцами на оседание... Попытаемся установить, в каких пунктах
ведется наблюдение...
-- Тут нужен анализ движения эшелонов по всем этим линиям...
-- Все, что касается анализа движения, я беру на себя... -- заявил
Поляков и взглянул на следующий лист: -- Теперь Павловский... Независимо от
того, имеет он отношение к разыскиваемой нами рации или нет, его необходимо
взять! Не теряя времени и непременно живым. И тех, кто с ним, -- тоже!..
Поручить это придется Таманцеву.
-- А кто же у меня останется? -- попытался улыбнуться Алехин.
-- Я!.. Другого решения у меня нет. Дадим ему двух человек от Голубова.
Возможно, нужна продуманная, тщательно организованная ловушка или засада --
действуйте по обстоятельствам. Но займитесь этим сегодня же, немедля!..
Одновременно, -- он перевел взгляд на Таманцева, -- сделайте все, чтобы до
вечера отыскать этих двух, что были вчера на хуторе, и разобраться с ними.
-- Хозяин хутора некто Окулич, -- сказал Алехин, -- характеризуется
положительно. Во время оккупации был связан с партизанами. Ничего
компрометирующего на него нет.
-- Тем лучше. Поедешь насчет засады -- заскочи к нему и поговори...


26. АЛЕХИН

К Окуличу я заехал по дороге, но его не оказалось дома, и поговорить с
ним в этот день мне не удалось.
Для организации продуманной, тщательно подготовленной ловушки, для
того, чтобы как-то обставить и разрабатывать связи Павловского, у нас просто
не было времени. Реальным же было устройство засады в местах вероятного
появления Павловского, точнее, в одном из мест -- на большее у нас не
хватило бы людей.
Таким местом мне прежде всего представился северный край Каменки, где у
околицы проживала тетка Павловского, Зофия Басияда, единственная его близкая
родственница в этом районе. Мысль о ней не оставляла меня все утро в Лиде, о
ней более всего я размышлял и приехав на Каменские хутора.
С участковым милиционером мне повезло. Немолодой и не очень грамотный,
он обладал мужицкой сметливостью, памятью и хитрецой. Он партизанил в этих
местах, знал здесь многих, причем держался с крестьянами запанибрата, и
разговаривали с ним охотнее, да и откровеннее, чем со мной или с любым
незнакомым человеком. Сняв пилотку и погоны, я работал под видом сотрудника
милиции, впрочем, никому не представлялся.
Поводов для бесед с местными жителями у нас оказалось более чем
достаточно. Четыре дня назад невдалеке от Каменки обстреляли воинскую
автомашину, шофер и сопровождающий были убиты, из кузова растащили около
сорока комплектов военного обмундирования. Последнее время в округе
участились ночные кражи, преимущественно продуктов, из амбаров и погребов; в
двух случаях предварительно были отравлены собаки. Забирали в основном муку,
сало, а в одном месте умудрились без шума унести кабана весом пудов на
десять -- хозяева даже не проснулись. И еще был ряд разных дел: подпольное
акушерство, пьяные драки, подделка документов, попытка членовредительства с
целью уклонения от мобилизации и тому подобное.
Откровенностью, разумеется, нас не баловали. Все, что удалось мне
узнать, складывалось по крупицам, выуженным в разговорах на отвлеченные
темы, причем в услышанном отсутствовало единогласие, необходимое для
уточнения и перепроверки, -- сведения были во многом противоречивы.
Примечательно, что Павловский-старший и его сестра Зофия Басияда
характеризовались большинством положительно, о Свириде же отзывались как о
человеке недобром, мелочно-корыстном и завистливом.
С ним я встретился и разговаривал один на один. Высмотрел издалека на
поле, подобрался незаметно и окликнул из кустов.
Вел он себя спокойней и несравненно сдержанней, чем при первом
разговоре в орешнике. Он явно замкнулся, сам уже ничего не рассказывал,
только отвечал на вопросы односложно и, как я почувствовал, весьма неохотно.
Более того, у меня возникло ощущение, что он локти себе кусает -- зачем в
прошлый раз наговорил мне лишнего. Что же позавчера толкнуло его на это?
Патриотические побуждения в данном случае я исключал. Зависть?..
Корысть?.. Неприязнь?.. Ненависть?.. Чувство мести?..
Само собой напрашивалось довольно правдоподобное психологическое
построение. Павловский и Свирид -- ровесники, один сильный, преуспевающий
(по понятиям горбуна), другой -- физически неполноценный и неудачливый. Тут
возможны и зависть и неприязнь -- они в характере Свирида, но это, так
сказать, постоянный, долговременный фактор -- причина. А повод, толчок?..
Все это вроде бы прояснилось, когда в разговорах на хуторах я узнал
подробнее о Юлии, той самой Юлии, о ком сообщалось в записке, посланной в
тюрьму Павловскому-старшему.
Что она батрачка Павловских, я выяснил у участкового еще по дороге. А
тут обнаружилось, что она ни больше ни меньше, как младшая сестра жены
горбуна, Брониславы.
То, что я о ней по частицам узнал, выглядело в целом так.
Антонюк Юлия Алексеевна, 1926 года рождения, белоруска, католического
вероисповедания, уроженка деревни Белица Лидского района, образование два
класса.
Сирота; с тринадцати лет в услужении у Павловских.
Якобы нещадно эксплуатировалась Павловским-старшим; по другим данным,
относился он к ней как к родной, очень хорошо.
"Файная"*, -- это отмечали почти все. В период оккупации одевалась
нарочито неряшливо, грязно. Будто бы неделями не умывалась, чтобы избежать
приставаний немцев. По другим данным, тайком встречалась с каким-то немцем и
от него прижила ребенка -- девочке полтора года, зовут Эльза.
Как бы то ни было, во время оккупации имела какой-то аусвайс**,
документ, который помог ей избежать отправки на работу в Германию (а может,
ее отстоял фольксдойче Павловский-старший?).
В первых числах июля, перед приходом наших войск, якобы уехала с
немцами в Германию, во всяком случае, отсутствовала около полутора месяцев.
Вернулась два дня назад под вечер, примерно за сутки до моего первого
разговора со Свиридом.
Как выяснилось, после отъезда Юлии Свирид забрал все ее вещи к себе в
хату, а по возвращении кое-что не захотел отдать. Очевидно, из-за этого и
происходил скандал позавчера, когда я зашел к нему в хату. Юлии там не было,
но заплаканные женщины -- жена Свирида и его старуха мать, -- полагаю,
уговаривали горбуна вернуть все по принадлежности.
----------------------------------------
* Файная -- красивая (польск.).
** Аусвайс -- удостоверение личности, выдававшееся жителям на временно
оккупированной немцами территории.
---------------------------------------------------------------
Примечательно, что он, в прошлый раз по собственной инициативе
заявивший, что у него в доме есть фотографии Павловского, и сам пообещавший
принести их мне, теперь сказал, что не смог найти ни одной. Фотокарточки
были необходимы для розыска, и, чувствуя, что на этого человека сильнее
всего действует страх, я с волчьим, наверное, выражением лица и откровенной
угрозой сказал ему, что он, очевидно, захотел обмануть советскую власть, так
вот, у него это не получится. Я заверил его, что все, о чем он мне
рассказал, останется между нами, однако если он не будет помогать нам и
дальше и не принесет немедля фотографии Павловского, то пусть пеняет на
себя. Он даже не представляет, пригрозил я, что тогда с ним будет.
Такое наглое запугивание, как я и рассчитывал, оказалось весьма
действенным. Во всяком случае, спустя минуты он принес и отдал мне две
хорошие отчетливые фотографии Павловского. Их следовало переснять и
размножить -- это без труда сделали бы в отделе контрразведки авиакорпуса,
-- но прежде надо было показать их Таманцеву.
Я уже послал за ним машину в Лиду на станцию, как мы договаривались, и
ждал его с нетерпением. Не только потому, что хотелось поделиться с ним
своими соображениями и послушать его, но и потому, что требовалось засветло
выбрать место, наиболее подходящее для засады, а решающее слово тут,
конечно, было за ним. Относительно места для засады -- за ним, что же
касается выбора объекта наблюдения -- за мной, и тут уж я не имел права
ошибиться. Он должен был приехать с минуты на минуту, а я все еще
раздумывал...


27. В ПАРИКМАХЕРСКОЙ

От солнца и духоты разламывалась голова. Упрямо передвигая
натруженными, зачугуневшими ногами, Андрей дошел до перекрестка. На
противоположном углу в сколоченном из досок домике помещалась парикмахерская
Военторга -- за день Андрей уже раз пять заглядывал в нее.
Не хотелось переходить на солнечную сторону, и какие-то мгновения он
колебался. Затем пересек улицу, поднялся на крыльцо, к порогу и... обнаружил
того самого лейтенанта, которого видел вчера на хуторе у опушки Шиловичского
леса.
Лейтенант сидел в кресле, и мастер, чернявый узкогрудый старик с
большим крючковатым носом, стриг его.
Андрей невольно окинул взглядом улицу -- с кем бы
посоветоваться?! -- хотя знал, что ни Алехина, ни Таман-цева поблизости
нет. Затем сел на лавочку на крыльце и скосил глаза в раскрытую настежь
дверь.
У столиков с зеркалами помещались три обшарпанных деревянных кресла;
кроме чернявого старика, работали еще две парикмахерши: толстая, уже в
годах, но быстрая, с бесчисленными кудряшками на голове, и очень молодая
хорошенькая девушка в чистом аккуратном халатике и сапожках. Слева у самого
входа была прибита вешалка, далее на расставленных вдоль стены стульях
ожидали своей очереди пятеро военнослужащих: худой длиннолицый военврач с
погонами капитана медицинской службы (он читал газету); младший лейтенант --
летчик, миловидный, пухлощекий, совсем еще мальчик; старшина, тоже из
авиации, одетый весьма нарядно, в летнем офицерском обмундировании, с
планшеткой на длинном ремне, и два солдата-артиллериста.
Шестой же -- сержант-танкист, за кем Андрей занял очередь, -- курил
возле дверей.
--... Павлик Федотов из Двадцать пятой, -- рассказывал старшина-авиатор
молоденькому летчику, -- сбил вчера тридцатого фрица... Мужик! --
восторженно воскликнул он, подняв вверх большой палец. -- Выпьет два литра
-- и как огурчик!..
-- Следующий! -- утирая потное лицо платочком и вздыхая, позвала полная
парикмахерша; от жары она страдала, очевидно, более всех, но работала
проворнее, чем старик или молоденькая.
-- Ваша очередь, -- сказал военврач старшине.
-- Я пас! -- ухмыляясь, небрежно сообщил старшина и указал глазами на
хорошенькую девушку. -- Жду мастера.
Военврач торопливо сложил газету и, сняв очки, уселся в кресло. Бриться
он не пожелал и, брезгливо оглядывая не первой свежести простынку и халат
толстой парикмахерши, подробно объяснил, как именно его постричь.
Андрей потихоньку рассматривал в зеркале лейтенанта.
Тот с довольно флегматичным видом, как-то расслабленно сидел под белой
простынкой в кресле, откинувшись на спинку, положив руки на подлокотники и
время от времени полупр
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.