Момент истины (В августе сорок четвертого) скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Богомолов, Владимир .: Момент истины (В августе сорок четвертого)


Постраничное чтение книги онлайн Владимир Богомолов. Момент истины (В августе сорок четвертого).txt

Скачать книгу можно по ссылке Владимир Богомолов. Момент истины (В августе сорок четвертого).txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
в стороне, что же касается
жизни района, безопасности местных жителей и властей, то нам, мол, нет до
них никакого дела.
Вот так всегда. Армия считает нас органами госбезопасности, а органы
считают нас армией.
Он говорил громко и с пафосом, словно выступал на трибуне. Я попал как
кур в ощип. Он обращался ко мне так, будто я был, по крайней мере,
командующим армией и при желании мне ничего не стоило выделить потребные
силы (как я прикинул, не менее трех тысяч человек), чтобы "обезвредить"
Шиловичский лес.
Я бы многое мог ему сказать, но противоречить в таких ситуациях --
пустая трата времени. К тому же мне смертельно хотелось спать.
Он вещал, а я сидел перед ним на табурете, делая вид, что внимательно
слушаю, и даже согласно кивал головой;
в одном же месте, заметив улыбку на лице майора, я тоже как дурак
улыбнулся. Более всего я боялся, что забудусь хоть на мгновение, усну и
свалюсь.
Наконец он умолк и, сопровождаемый майором, отправился отдыхать. Я
спускался за ними по лестнице, лихорадочно измышляя предлог, чтобы отозвать
майора в сторону и переговорить.
Внизу, извинясь перед начальством, он заскочил в кабинет, где сидел
дежурный -- румяный усатый капитан с орденом Красного Знамени на
гимнастерке. Я вошел следом и, прикрыв за собой дверь, без обиняков сказал,
что мне надо чуть позже позвонить начальству по "ВЧ".
-- Откроешь ему кабинет, -- вешая ключ на доску, приказал майор
дежурному.
-- И не в службу, а в дружбу, -- мгновенно продолжал я, -- разреши
посмотреть следственные дела.
-- Тетенька, дайте попить, а то так есть хочется, аж переночевать
негде, -- оборачиваясь, не без ехидства заметил майор и велел дежурному: --
Передай Сенчиле, пусть покажет... Только карателей и пособников!.. Ты извини
-- начальство. -- Кивнув в сторону двери, он торопливо сунул мне руку. --
Заскакивай завтра.
"Только карателей и пособников!.." И за это спасибо... На большее я и
не рассчитывал.
-- Минутку. -- Удерживая его ладонь, я бесцеремонно загородил дорогу.
-- Ты на Каменских хуторах горбуна Станислава Свирида знаешь? Чернявый
такой... нервный.
-- Не знаю, -- выдернув руку и обходя меня, сказал майор. -- И фамилия
не встречалась.
-- А Павловского?
-- Какого? Один сидит у нас.
-- Это старший. -- Сам удивляясь своей настырноеT, я у самого выхода
ухватил майора сзади за рукав. -- А сын?
-- У него два сына. -- Открыв дверь, майор проворно ступил через порог
и уже из коридора повторил: -- Заскакивай завтра...
Немного погодя я сидел в чьем-то пустом прокуренном кабинете и при
тусклом свете керосиновой лампы просматривал следственные дела на бывших
старост, полицаев и других пособников немцев.
В протоколах значились весьма стереотипные вопросы и почти одними и
теми же словами фиксировались ответы подследственных. Большинство из них
было арестовано еще несколько недель назад. Ничего для нас интересного.
Совершенно.
"... Расскажите, когда и при каких обстоятельствах вы выдали немцам
семью партизана Иосифа Тышкевича?.."
"... Перечислите, кто еще, кроме вас, участвовал в массовых расстрелах
советских военнопленных в Кашарах в августе 1941 года?"
"... При обыске у вас обнаружены золотые вещи: кольца, монеты, бывшие в
употреблении зубные коронки. Расскажите, где, когда и при каких
обстоятельствах они к вам попали?"
Понятно, они боролись за жизнь, отказывались, отпирались. Тоже довольно
однообразно, одинаково. Их уличали свидетельскими показаниями, очными
ставками, документами.
Каратели, убийцы, мародеры -- но какое отношение
они могли иметь к разыскиваемой нами рации и вообще к шпионажу? Зачем
они нам? Зачем я трачу на них время?
А вдруг?..
Это "А вдруг?" всегда подбадривает при поисках, порождает надежду и
энергию. Но я клевал носом и еле соображал. Чтобы не заснуть, я попытался
петь -- меня хватило на полтора или два куплета.
Дело Павловского-старшего выглядело точно так же, как и другие:
сероватая папка, постановление об аресте, протоколы допросов и далее
неподшитые рабочие документы.
Он был арестован как фольксдойче, за измену Родине, однако что он
совершил криминального, кроме подписания фолькслиста и попытки уйти с
немцами, я так и не понял.
И не только я. За протоколами следовала бумажка с замечанием
начальства:
"т. Зайцев. Не вскрыта практическая предательская деятельность П.
Необходимо выявить и задокументировать".
Задавался между прочим Павловскому и вопрос о сыновьях, на что он
ответил:
"Мои сыновья, Казимир и Николай, действительно служили у немцев на
территории Польши в строительных организациях, в каких именно -- я не знаю.
Никакие подробности их службы у немцев мне не известны".
Вот так. В строительных организациях. А Свирид уверял, что в полиции.
На ответственной должности.
Собственно, полицаи и другие пособники нас мало интересовали. Однако
меня занимало, что делал Казимир Павловский и двое с ним в день радиосеанса
вблизи Шиловичского леса? Как он оказался там? И почему все трое экипированы
одинаково, в наше якобы офицерское обмундирование? Для того чтобы лазать по
лесам, это не нужно, более того -- опасно. Впрочем, я допускал, что
относительно их вида, деталей внешности Свирид с перепугу мог и напутать.
Минут десять спустя, сидя у аппарата "ВЧ" в кабинете начальника отдела,
я ждал, пока меня соединят с подполковником Поляковым.
Я звонил, чтобы доложить о ходе розыска и в тайной надежде, что в
Управлении уже получен текст расшифровки или, может, какие-нибудь новые
сведения о передатчике с позывными КАО и о разыскиваемых.
Такая надежда в тебе всегда. И вовсе не от иждивенчества. Сколь бы
успешно ни шли дела, никогда не забываешь, что группа не одинока, что на
тебя работают, и не только в Управлении. Кто-кто, а Поляков не упустит
проследить, чтобы делалось все возможное повсюду, в том числе и в Москве.
Наконец в трубке послышался негромкий, чуть картавый голос
подполковника, и я весьма отчетливо представил его себе -- невысокого, с
выпуклым шишкастым лбом и чуть оттопыренными ушами, в гимнастерке с измятыми
полевыми погонами, сидевшей на нем свободно, мешковато. Я представил, как,
слушая меня, он, сидя боком в кресле, станет делать пометки на листе бумаги
и при этом по привычке будет время от времени тихонько пошмыгивать носом
как-то по-детски и вроде обиженно.
Я стал докладывать о ходе розыска, рассказал о следах у родника и о
том, как обстреляли Таманцева, о разговорах с Васюковым и Свиридом. Во всем
этом не было ничего значительного, но он слушал меня не перебивая, только
изредка поддакивал, уточнял, и я уже понял -- ничего нового у них нет.
-- Что делал Павловский и двое с ним в день радиосеанса вблизи
Шиловичского леса -- это вопрос... -- когда я умолк, произнес он. -- Как
оказался там?.. Значит, так... Павловский Казимир, или Казимеж...
Георгиевич, тысяча девятьсот семнадцатого или восемнадцатого года рождения,
уроженец города Минска (неточно), по документам предположительно белорус или
поляк... Да-а, негусто... Проверим по всем материалам розыска... Теперь,
Павел Васильевич, относительно текста... Генерал только что разговаривал с
Москвой. Дешифровки еще нет. И наши бьются пока без результата. Но я
надеюсь, что завтра или послезавтра текст будет. А пока дожимайте лес!..


11. В ЛЕСУ У РОДНИКА

Хижняк разбудил их затемно -- наскоро позавтракав, они до солнца уже
были в лесу.
Все вокруг еще спало предрассветным сном. Они шли узенькой дорогой,
оставляя темные полосы следов на серебристо-белой от росы траве. Таманцев
недовольно оглядывался. Впрочем, день обещал быть жарким: сойдет роса, и
полосы-следы исчезнут. А пока воздух прохладен и полон пахучей свежести --
шагать бы вот так налегке и шагать...
Андрею мучительно хотелось заговорить. Ведь вскоре придется разойтись и
провести весь день в одиночестве. Но говорить можно лишь о деле (а что ему
сказать?), да и
то шепотом. "Лес шума не любит", -- не раз замечал Алехин.
Спустя полчаса Андрей вывел их к роднику. По ту сторону коряг на темной
болотной земле, под кустом, как и вчера, отчетливо виднелись отпечатки
сапог. Балансируя на длинной изогнутой коряжине, Таманцев и Алехин присели
на корточки и рассматривали следы. Вытянув из кармана нитку с разноцветными
узелками, Таманцев промерил длину отпечатка, длину и ширину подметки и
каблука. Затем, послюнив палец, приложил его к следу: земля почти не липла.
Еще около минуты он разглядывал отпечатки и трогал их, осторожно
касаясь краев сильными пальцами.
-- Немецкий офицерский сапог. Массового пошива, -- выпрямляясь, наконец
промолвил он. -- Размер соответствует нашему сорок второму. Малоношеные,
можно сказать, новые. Индивидуальные дефекты износа еще не выражены. След
сравнительно свежий, давностью не более суток. Отпечаток случайный: тот, кто
пил, оступился или же соскользнул с коряги и наследил. Это человек высокого
роста: сто семьдесят пять -- сто восемьдесят сантиметров.
-- В-в лесу к-кто-то есть, -- не выдержав, прошептал Андрей (после
контузии он заикался, особенно в минуты волнения).
-- Тонкое жизненное наблюдение! -- фыркнул Таманцев и, помедля,
продолжал: -- Возможно, он был не один. Трава следов не хранит, а здесь они
наверняка ступали по корягам. И если бы один не наследил, то ничего бы и не
осталось.
-- Р-родник не с-слышен и с д-дороги не виден, -- обращаясь к Алехину,
прошептал Андрей; ему очень хотелось, чтобы обнаруженные им следы оказались
результативными и пригодились при розыске. -- С-следовательно, з-зайти сюда
могли т-только люди, з-знающие лес или б-бывавшие здесь.
-- А также тот, у кого есть карта, -- мгновенно добавил Таманцев. --
Родник наверняка обозначен.
К огорчению Андрея, он оказался прав.
Несколько минут они втроем лазили в мокрой густой траве, осматривали
кусты и деревья вокруг родника.
-- Мартышкин труд! -- сплюнул Таманцев, с неприязнью разглядывая следы.
-- Вот вам еще фактик! Который тоже ничего не дает и не объясняет. Нужен
текст! -- убежденно сказал он. -- А без текста будем торкаться, как слепые
щенята!
-- Текст должны сообщить сегодня или завтра, -- сказал Алехин. -- Текст
будет! -- заверил он. -- А пока мы должны
отыскать место выхода и установить, кто позавчера был в этом лесу.
-- "Должны!.. Обязаны!.." -- усмехнулся Таманцев. -- Следы-то мы,
может, и соберем, а вот людей... Кто они?.. -- указывая на отпечатки,
спросил он. -- Агенты-парашютисты?.. Отнюдь! За три года я не видел ни
одного обутого в новенькие немецкие армейские сапоги. Может, это аковцы?..
Или немцы? А может, просто дезертиры?..
-- Д-дезертиры с р-рацией?.. -- запротестовал Андрей.
-- А кто сказал, что у них есть рация?! -- ни к кому не обращаясь,
холодно осведомился Таманцев. -- Лично мне этот след ничего не говорит. Это
отпечаток немецкого сапога. Всего-навсего! И не более!..


12. ТАМАНЦЕВ

Жизнь -- чертовски капризная штука. Изредка она улыбается, но чаще
поворачивается задом и показывает свой характер. Как ни странно, в этот день
она нам улыбнулась.
Около часа мы осматривали лес в окрестностях родника. В одном месте, на
дороге, Паша разглядел неясные следы сапог. В траве на глинистой влажной
земле удалось различить шесть оттисков подошв. Они оказались идентичными с
обнаруженными у родника и той же давности.
И здесь и там были следы одного и того же человека. Очевидно,
напившись, он прошел в сторону Каменки или к смолокурне; так мы
предположили, посмотрев по карте. Не исключено, что это был один из тех, кто
вчера меня там обстрелял. Но здесь-то он, по-видимому, был один. Судя по
дорожке следов, он шел деловым шагом, со скоростью пять-шесть километров в
час.
Паша решил проследовать в направлении его движения до опушки или даже
до Каменки. Расставаясь, я ему еще раз сказал, что нужен текст дешифровки,
он поморщился, но промолчал.
Блинов и я отправились на свои участки. Мы разошлись, не подозревая,
что несколько часов спустя жизнь улыбнется нам, и как -- в тридцать два
зуба!
Даже не знаю, что меня дернуло свернуть на ту глухую тропинку. Трудно
сказать, что в таких случаях срабатывает -- интуиция или верхнее чутье*.
Тропка была как тропка, заросшая травой, и я все время усиленно смотрел себе
под ноги. Как и вчера, немецкая противопехотная
мина с взрывателем нажимного или натяжного действия более всего
волновала мой организм.
----------------------------------------
* Верхнее чутье (охотничье) -- способность собаки улавливать запахи по
воздуху, а не по следу.
---------------------------------------------------------------

Удивительно, как в высокой густой траве я ее заметил. Нет, не мину, а
обыкновенную ромашку с недавно обломанной головкой, поникшей на стебельке
сантиметрах в тридцати над землей. На ходу задев, повредить ее, наверно, мог
и зверь, но я все же свернул туда, тем более что различил в кустах слабый
просвет. Не сделал и десяти шагов -- поляна. Начал ее осматривать и увидел
под орешником примятую траву -- квадрат размером с плащ-палатку. Я весь
напрягся -- наверно, такие ощущения бывают у собаки, когда она делает
стойку. Я стал обыскивать все последовательно, обшаривать, разводя траву и
ветви руками, и минут через двадцать в стороне, за кустами, отыскал огурец
-- свеженький! Причем надкушенный.
Я отрезал кусочек, пожевал и тут же выплюнул -- горький. Поэтому его и
выбросили. Да здравствуют горькие огурцы! Да здравствуют следы и улики!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.