Из жизни фруктов скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Лавровы, Ольга и Александр .: Из жизни фруктов


Постраничное чтение книги онлайн Ольга Лаврова, Александр Лавров. Из жизни фруктов.txt

Скачать книгу можно по ссылке Ольга Лаврова, Александр Лавров. Из жизни фруктов.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9
Не те.
-- Тех здесь и не будет. Пойдемте, объясню.
Разговор продолжается в пустых рядах.
-- Я распорядился, чтобы они убрались с рынка.
-- Вот что... Подальше от меня?
-- Нет, это дисциплинарная мера. На базаре нравы, конечно, базарные, но
четверо на одного -- уже чересчур.
-- Чисто показной жест. Ваши перекупщики уйдут на другой базар, а те
перекочуют сюда!
-- Надеюсь. Буду огорчен, если этого не случится.
-- Вы... откровенны.
-- Оставьте саркастический тон. Перекупщик по-своему нуґжен.
-- Тогда нужен всякий спекулянт, и зря мы их сажаем!
-- Давайте поговорим спокойно, инспектор. Рынок -- место для торговли,
кусок пространства с прилавками. Мой долг, чтобы на это пространство
доставляли продукты. Но мне никто не обязан доставлять. Мой поставщик в
массе неорганизованный частник, колхозник, рабочий, много пенсионеров. Имеют
они возможность сами стоять в рядах?
-- Вероятно, не всегда.
-- Далеко не всегда! Привезет человек товара на недельную торговлю, а
свободен два дня. Да еще рвется магазины обегать, деревенские заказы
выполнить. Он охотно сбывает пусть дешевле, но оптом.
-- Все это ясно, но...
-- А ясно вам, инспектор, что рынок не способен предложить частнику
выход? Мы не можем никоим образом приобрести его творог или редиску. Я бы с
радостью отдал часть пространства Центросоюзу. Пусть кооперация скупает на
комиссионных начаґлах.
-- Так отдайте!
-- Если б я ушел в отставку генералом, а не полковником, то, возможно,
решал бы сам подобные вопросы.
-- А пока предпочитаете терпеть племя паразитов.
-- Давайте уж совсем закроем рынок! -- прерывает директор. -- Неровен
час, кто наживется!
-- Ладно, товарищ полковник, кончим спор. Что вам известно об
арестованном?
-- Кличка "Сеньор Помидор". Старшина перекупщиков на нашем рынке. А по
слухам, в курсе ситуации и на остальных. На одном, допустим, огурцов целый
рад, а на другом разбирают последние килограммы. Шишкин дирижирует: машина,
не разгґружаясь, едет туда.
-- Поле-езный человек!
-- В своем кругу большой человек, знаете ли... -- Звучит это почти как
предостережение.

* * *

Из здания народного суда выводят группу арестованных за мелкое
хулиганство. Рядом стоит "автозак", куда их должны погрузить. Первым идет
Шишкин. Взгляд его задерживается на стоящей неподалеку телефонной будке.
-- Начальник, -- обращается он к конвоиру у машины, -- дозволь
позвонить!
-- Не положено, -- отзывается тот довольно благодушно -- мелкие
хулиганы не убийцы, с ними можно либерально.
-- Ну будь человеком -- два слова. Птицы дома второй день не кормлены,
понимаешь, нет? Жена не знает кого чем.
-- Не положено.
-- Да ведь передохнут! А разве они виноваты, что я подрался? Ну,
браток, будь человеком! Что я сделаю? Мне следы преступлеґния заметать не
надо, сообщников предупреждать -- тоже. Ну?
-- А какие птицы? -- смягчается конвоир.
-- Кенары, щеглы. Да еще попугай. Веришь, нет? -- за двести рублей!
-- Ну только мигом давай.
-- Два слова! -- Шишкин бежит к будке, в которой разговариґвает пожилая
женщина. -- Мамаша, арестованному без очереди!
Шишкин закрывает дверь будки и набирает номер.
-- Коля, я говорю... Пять суток... Смеешься?! -- стервенеет он. -- Я
тоже смеюсь. Шишкину -- пять суток! Пять лет -- возьму. Десять -- возьму. Но
чтоб с меня мартышку делали! -- голос его пресекается от бешенства.
Последний из арестованных влез в "автозак". Конвоир подхоґдит к кабине,
дает короткий гудок.
-- Иду! -- кричит Шишкин, приоткрывая дверь будки и снова в трубку. --
Все понял? Действуйте! Я ничего не пожалею! На всю жизнь Шишкина запомнит!
-- он вешает трубку и бежит к машиґне. -- Спасибо, начальник!

* * *

В ветхую избушку у ворот плодоовощной базы входит Знаменґский.
-- Из какой организации? -- равнодушно спрашивает вахтер, крошечный
старичок в сползающих на нос очках.
-- Управление МВД. -- Знаменский предъявляет удостовереґние, но
старичок не смотрит, а вникает в список у себя на столике.
-- Вроде ваших сегодня нет... На капусте вот из Консерватории, на
картошке -- медицина... и эти грузят ... кибернетики. Ваших нет.
-- Я не овощи перебирать. Проверку веду, понимаете?
Вахтер окончательно теряет интерес.
-- А-а... тогда пожалуйста.
Знаменский идет по территории, посматривая по сторонам: на длинные
бетонные бункера хранилищ, переваливающиеся из ямы в яму грузовики с
надписью "Овощи", на грязные дороги и группу то ли кибернетиков, то ли
музыкантов, орудующих лопаґтами около одного из складов. Какой-то человек,
завидя Знаґменского, боком-боком подается в сторону, избегая с ним встречи.
...В просторном, дорого обставленном кабинете со Знаменским беседует
заведующая базой -- Чугунникова, женщина оживленґная, деловая, решительная,
руководящая. Этакая мать-командирша. Взгляд цепкий, умный, улыбка
располагающая. Со Знаґменским она держится приветливо и несколько
покровительстґвенно.
-- Привыкла, Пал Палыч, девятый год ворочаю. Ну, конечно, забот в моем
хозяйстве хватает: материальные ценности на руках, техника, люди...
-- Включая медиков и кибернетиков.
Чугунникова добродушно отмахивается.
-- С ними-то просто... Да, так о пропавших вагонах. Я, честно говоря,
не вникала в подробности. В объеме нашего оборота, Пал Палыч, три вагона --
мелочевка.
-- Да ведь апрельские помидоры, Антонина Михайловна. Не августовские!
-- Все равно укладывается в нормы естественной убыли.
-- Допустим, даже так. Но нормы-то на фрукты-овощи. А сами товарные
вагоны естественной убыли не подвержены, верно?
-- Вагоны? -- весело принимает слова Знаменского Чугунникова. -- Верно,
верно!
Из переговорного устройства у нее на столе раздается легкое шипение, а
затем мягко-вежливый голос хорошо отдрессированной секретарши:
-- Антонина Михайловна, Рудакова пришла.
-- Пусть ждет. А ты, Зоенька, попробуй мне Матвей Петровиґча поймать.
-- Хорошо, Антонина Михайловна, сейчас, -- откликается вышколенный
голос.
-- Ищите, Пал Палыч, ищите. Мне от этих вагонов проку чуть.
-- Почему же?
-- Да ведь давно сгнило.
-- Антонина Михайловна, соединяю с Матвей Петровичем, -- доносится из
переговорника.
-- Извините, зампред исполкома по жилью. -- Чугунникова берет трубку.
-- Здравствуй, я по твою душу. Вы что же со мной делаете? Я людям твердо
обещала... Не хочу понимать и не буду. От меня исполком хоть раз слыхал
"нельзя" или "не буду"? Нет и нет, не отступлюсь. Ну то-то... Как дома? У
Людочки спала температура? -- Чугунникова чуть косится на Знаменского --
оценил ли, что она запанибрата с начальством. -- Моя принцесґса?
Отгрипповала. Ну, до четверга... Где ужом, где ежом, а где и волчицей, --
улыбается она Знаменскому, положив трубку. -- Хотели три квартиры срезать, а
у меня сплошь молодожены... Да, ну так что ж, приступайте, Пал Палыч. Люди у
меня в основном толковые. Если нет больше вопросов... -- Чугунникова вроде
бы вскользь, но заметно бросает взгляд на часы.
-- Пока все.
-- Тогда пожелаю вам. Что будет полезное мне как руководитеґлю базы,
сообщите. Критику люблю.
-- Очень ценное свойство, -- смеется Знаменский. -- Боюсь, оно вам
понадобится.

* * *

В квартире Кибрит звонит телефон. Вытирая руки, она берет трубку.
-- Да?
-- Зинаида, я, -- слышится голос Томина.
-- Здравствуй, Шурик.
-- Слушай, меня кто-то упорно пасет.
-- Что? -- не расслышала Кибрит.
-- Меня кто-то пасет.
-- Да брось!
-- Серьезно. Можешь на четверть часа выйти из дома? Я тут неподалеку.
-- Ну... ладно, выйду.
-- Сверни на проспект, остановись у третьего фонаря и посмотґри
хорошенько -- я буду переходить улицу. Поняла?
-- Да поняла, поняла.
-- Потом возвращайся домой, -- в трубке раздаются короткие гудки.
Недоуменно пожав плечами, Кибрит снимает передник.
Она останавливается около фонарного столба, смотрит на часы, ждет,
глядя на противоположную сторону проспекта. Вскоре Томин выскакивает из
толпы и нахально пересекает проезжую часть в неположенном месте. Отставая от
него шагов на пятнадґцать, с тротуара сходит молодой парень, секунду-другую
колеблетґся и двигается следом, увертываясь от гудящих машин.
Томин, не оглядываясь, минует Кибрит. Она тоже не глядит на него --
рассматривает преследователя. Томин скрывается за угґлом, за ним, как
привязанный, исчезает парень.
Снова надев передник и занявшись хозяйством, Кибрит ожидаґет Томина.
Стукнула дверь лифта на этаже. Звонок. Это он.
-- Ну, видела?
-- Если б своими глазами не видела, не поверила бы.
-- Второй день спина чешется: чувствую хвост. Рассмотрела?
-- Обыкновенный парень в нейлоновой курточке и джинсах. Среднего роста,
довольно тощий. Лицо скуластое, обветренное, руки рабочие.
-- С утра был длинный тип с прыщом на носу.
-- Кто же такие? -- начинает беспокоиться Кибрит.
-- Ума не приложу. Извини, что я тебя вытащил...
-- Нашел о чем! Ты ведешь что-нибудь серьезное?
-- Мои клиенты хвостами не ходят. Либо удирают, либо нож в бок. А
тут... чертовщина какая-то!

* * *

По территории базы Знаменского ведет ветхий, но озорной старичок,
здешний "абориген" Демидыч, состоящий в некой неопределенной должности --
для общих услуг. Он припадает на ногу, и Знаменский, подлаживаясь к нему,
вынужден умерять шаг.
-- Во-он, четвертый цех, вишь?
-- Вижу. Теперь-то уж один дойду, возвращайтесь.
-- Нет уж, до места тебя сопровожу, раз мам-Тоня велела.
-- Чугунникова?
-- А кто ж. У нас ее все так: заботливая. За глаза, конечно. Меня вот
давно пора на пенсию турнуть, как тебе кажется?
-- Да пора бы отдыхать.
-- А мне неохота. Я отдыхом не интересуюсь. Спасибо мам-Тоня держит.
Их обгоняет мужчина, бросает на ходу:
-- Привет, Демидыч!
-- День добрый, Ванюша, -- ласково отзывается тот и, обождав, пока
фигура немного отдалится, трогает Знаменского за рукав.
-- Второй кладовщик, Малахов Ваня. На пересменку пошел... А Васькин --
начальником цеха. Вон, руководить выскочил, вишь? Это, я тебе скажу, такой
мужик... такой, знаешь... -- не находит слова Демидыч.
-- Какой же? -- улыбается Знаменский.
-- Да вот такой. Сам гляди.
Они молча делают еще несколько шагов. У цеха идет погрузка овощей на
машины. Васькин, белобрысый, круглолицый здороґвяк, принимает у шоферов
наряды, расписывается в накладных, горласто командует -- все сразу.
-- Щас обрадую, -- подмигивает Знаменскому Демидыч и криґчит неожиданно
звонко: -- Тарасыч! Следователя к тебе веду!
Среди грузчиков распоряжается тот человек, который старалґся не попасть
на глаза Знаменскому некоторое время назад. Увидя Пал Палыча снова, он,
беззвучно выругавшись, скрывается за машиной.
Работа затормаживается, люди оборачиваются посмотреть -- кто на
следователя, кто на Васькина. Тот остается равнодушным.
-- Ну и веди, чего орать-то? Шевелись, ребята, шевелись!
-- Мам-Тоня прислала, -- докладывает Демидыч, подходя.
-- Васькин, -- протягивает тот руку.
-- Знаменский.
-- Разговор большой?
-- Чуть короче среднего.
Васькин машет шоферу, собирающемуся отъезжать.
-- Старика захвати! Валяй, Демидыч, за пивом, мочи нет, -- и сует
деньги.
Демидыча подсаживают в кабину. Он беспокоится, усаживаясь:
-- А если пива нет?
-- Что-ничто бери!
Машина с Демидычем отъезжает, и Васькин окликает Малахоґва:
-- Ваня, принимай вахту... Пойдемте.
Оставшийся командовать Малахов суетится больше Васькина, покрикивает на
рабочих, но те чувствуют себя вольготно; закуривают, переговариваются.
Выходит из укрытия скрывающийся, смотрит вслед Знаменскому.
-- За какие грехи Васькина тягают? -- спрашивает он.
-- За чужие, -- убежденно произносит Малахов.
-- Откуда свои, -- хмыкает кто-то.
-- Дурак! Всех-то по себе не суди! -- обижается за Васькина Малахов.
Между тем в конторке -- небольшой, но уютной и комфортаґбельной -- идет
беседа.
-- Совхоз овощи вам отправил, -- говорит Знаменский. -- Это по
документам бесспорно. Но база платить отказывается, ссылаґясь, что груз не
прибыл.
-- За что ж платить -- за пустое место? -- невозмутим Васькин.
-- По словам железнодорожников, вагоны были доставлены по назначению.
-- Вечные штучки. Зачалили неизвестно куда, а на нас спихиваґют. Вы с
ними вплотную сталкивались, с железными дорогами? То есть в поезде, конечно,
ездили. А по делу?
-- Довольно давно.
-- Не знаю, как было давно, а в наши дни -- Содом и Гоморра. Не то
удивительно, что грузы пропадают, -- постепенно перехоґдит на ораторский тон
Васькин. -- Удивительно, что вообще куда-то что-то доходит!
-- Я занимаюсь только судьбой конкретных вагонов с помидоґрами.
-- Вы так вопрос не сужайте, это неправильно! В частном случае -- как в
капле воды.
-- На базах тоже неразбериха...
Васькин перебивает, начиная горячиться:
-- Нет сравнения, могу со всей ответственностью. Я вот беру, --
раскрывает он толстую "амбарную" книгу, -- и могу сию минуту сказать,
сколько у меня огурцов или чего. А на большом узле стоят вагоны тысячами,
прибывают, убывают, думаете, их кто-нибудь строго учитывает?
-- Думаю, все-таки учитывают.
-- А вы попробуйте начальника узла спросить, сколько на данный момент
каких вагонов. Не ответит он, голову кладу! Теперь дальше: уходит состав.
Кто на выезде пальцем считает: пятьдесят один, пятьдесят два, пятьдесят три?
Никто. Значит, возможен вариант: сцепщику бутылку, машинисту другую --
отцепите мне, братц
1 2 3 4 5 6 7 8 9



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.