Из жизни фруктов скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Лавровы, Ольга и Александр .: Из жизни фруктов


Постраничное чтение книги онлайн Ольга Лаврова, Александр Лавров. Из жизни фруктов.txt

Скачать книгу можно по ссылке Ольга Лаврова, Александр Лавров. Из жизни фруктов.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9
в Люберцах вон тот вагончик, что-то он мне нравится.
-- По-вашему, вагоны отцепили по дороге?
-- Может, и отцепили. А может, сцепщик где номерами ошибґся. -- Они
девятизначные!
-- У контейнеров, товарищ Васькин, у вагонов семизначные.
-- Тоже не сахар. Особенно в потемках. Ошибаются сцепщики почем зря! И
диспетчера ошибаются. Последнее время автоматиґка на узлах -- нажимаешь
кнопки, вагоны катятся сами с разных путей. А диспетчер, допустим, уставши.
Ткнул не ту кнопку и вбил в состав вагон, которому надо в обратную сторону!
Станет он вам маневровые паровозы вызывать -- вагоны растаскивать и
собиґрать заново? Ждите, как же! Матюгнется и отправит тот вагонґчик заместо
Одессы в Мурманск.
-- Товарищ Васькин, -- с некоторой иронией в голосе пытается вернуть
разговор в нужное русло Знаменский, -- я ведь железнґыми дорогами не
ведаю...
-- Потому и ввожу в курс. Минутку, я вам даже процитирую... -- Васькин
достает несколько газетных вырезок и читает: "Число исчезнувших вагонов из
года в год растет", "В МПС создана группа розыска грузов...", "Телеграммы о
неприбытии вагонов поступают десятками тысяч..."
-- Я очень однообразный человек -- все о помидорах. Раньше такие
пропажи случались? Васькин скучнеет. -- Да наверняка. Надо поспрашивать,
повспоминать...
-- Другими словами, на памяти не случались? -- Знаменский перекладывает
вырезки. -- Выцвели уже, а, товарищ Васькин? А пометки свежие. Для меня,
значит, постарались? Ай, Васькин, лукавый человек!
Тот с внезапным ожесточением вскидывается:
-- Да, Васькин! Жена -- Васькина, дети -- Васькины! Да!
Появляется веселый Демидыч с бутылками. Васькин в досаде на себя за
вспышку достает кружки.
-- Это у него больная мозоль, фамилия-то, -- поясняет Демиґдыч,
открывая пиво.
-- Ты мели больше!
В дверь заглядывает Малахов, манит Васькина:
-- Можешь на секундочку?
Враз выпив кружку пива, Васькин бормочет: "Извиняюсь" -- и выходит,
прикрыв дверь.
-- Видал? -- поднимает палец Демидыч. -- Выпил без перехвата дыхания!
Вот здоров! -- старик выглядывает из конторки удостоґвериться, что Васькина
поблизости нет, и принимается сплетниґчать:
-- С Васькина мам-Тоня прошлым годом тринадцатую зарплаґту сняла. Из-за
фамилии.
-- Такого не бывает, Демидыч.
-- Все, милок, бывает. Жизнь -- она баба шутливая. Васькин спозаранок
бананы принимал. Час принимает, другой принимает, проголодался, отойти
нельзя. Начал жевать. Не знаю, сколько он съел, на мой вкус более пятка не
умнешь. Ну, однако, кого-то задело. Комсомольский прожектор нарисовал в
стенгазете сатиру: вот этакий круглый, по колено в банановых очистках. И
подписали из басни: "Васькин слушает, да ест". Мам-Тоня и вкатила ему "за
незаконное распаковывание и употребление на личные нужды".Позавтракал!
-- А вы его недолюбливаете, Демидыч.
Демидыч удивлен.
-- Васькина?.. -- Подумав, соглашается. -- Ну, может, маленьґко.
Шаршавый мужик.
Возвратившийся Васькин наливает себе еще кружку.
-- Иди, дед. Спасибо за пиво.
-- Доброго здоровья, -- старик бодро ковыляет к двери.
-- Так на чем мы остановились? -- спрашивает Васькин, снова спокойный и
уверенный.
-- Вы убеждали меня, что ваш отдельный случай объясняется тем, что
подобных случаев вообще много.
-- Убедил?
-- Нет. Это не доказательство.
-- Как кому. Мы, конечно, университетов не кончали...
-- Зачем прибедняться! Вы кончили педагогический техникум, Владимир
Тарасович.
Упоминание техникума Васькину неприятно.
-- Короче говоря, вагонов с помидорами от совхоза "Южный" я не
принимал. И сменщик мой, Малахов, тоже.
-- Малахова я спрошу отдельно.
Покидая территорию базы, Знаменский застает все того же стража.
-- Я следователь, помните?
-- Чего ж не помнить...
-- К вам просьба.
-- Ко мне? -- без интереса переспрашивает старичок.
-- Списки работающих на базе от посторонних организаций сохраняются?
-- Списки? Смотря когда.
-- Конец апреля.
Вахтер нацепляет очки, лениво роется в ящике стола. Наконец извлекает
схваченные скрепкой листки.
-- Вот, нашлись, -- сообщает он с некоторым удивлением.
-- Проверьте, пожалуйста, последние числа, четвертый цех.
Вахтер неторопливо листает свои бумаги.
-- С 28-го по 30-е записаны студенты.
-- Разрешите взглянуть?

* * *

На скамейке в жилом квартале сидит, скучая, некрасивая девиґца с
авоськой. Из подъезда выходит Томин и направляется куда-то по улице. Девица
трогается следом. Томин сворачивает за угол, останавливается, и
преследовательница через некоторое время почти натыкается на него.
-- Доброе утро, прелестная незнакомка!
Девица глупо таращится.
-- Сегодня мы с авоськой. За покупками?
-- А вам что за дело? -- несколько оправясь, огрызается она.
-- Вы положительно ко мне неравнодушны. Что бы это значиґло?
-- Не приставайте, пожалуйста! Я с незнакомыми...
-- Недолго и познакомиться. Я, например, из уголовного роґзыска. А вы?
-- и тоном, не допускающим возражений, требует: -- Попрошу документы!
-- Еще чего! -- хорохорится девица.
-- Тогда -- "пройдемте"?
Девица колеблется, но все же раскрывает сумочку и вытаскиваґет паспорт.
-- Нате. Подумаешь!
-- Благодарю. -- Томин быстро пролистывает страницы и возґвращает
паспорт. -- Вы мне чрезвычайно симпатичны. Запомню фио и адресок.

* * *

В той же конторке, где разговаривал с Васькиным, Знаменский беседует
теперь с Малаховым, вторым кладовщиком. У Малахова детское лицо, в глазах
постоянная то ли задумчивость, то ли грусть. Говорит он немного бессвязно.
По временам начинает присочинять, увлекается, искренне верит тому, что
рассказывает, смакует драматические эффекты, с удовольствием пугается.
-- Должен быть третий. Обязательно. Круглосуточно принимаґем-отпускаем.
Но нету. Умер он. Погиб. Хороший старик, жалко. Петр Иванович. Под самосвал
попал. Прям рядом с базой. Зимой еще. Он пьющий был -- и под самосвал. В
лепешку. Все кости до единой переломало, -- и, расширив глаза, Малахов
повторяет: -- До единой косточки!
-- Отчего же не берете третьего кладовщика!
-- Трудно подобрать. Коллективная материальная ответственґность. Все на
доверии. Человек нужен. Мы друг другу товар не сдаем. Котя... это я Васькина
так по дружбе... Котя двенадцать часов отработал -- я заступаю. Товар
перевешивать невозможно. Неделю будешь вешать. Чужой придет -- проворуется.
Или обвеґдут. Народ только и ждет.
-- Такой все нечестный народ?
-- У нас-то? Что вы! Жутко воруют. Прут подряд. Мафия. За каждым в оба.
Знаменский подзадоривает:
-- Так уж и мафия?
Малахов принимает таинственный вид.
-- Про мандариновую империю слышали?
-- Нет, -- удивляется Знаменский, подыгрывая.
-- Страшное дело! До последнего мандарина -- в их руках. Что направо,
что налево -- полный расчет. Транспорт имеют. Агенты везде. Все есть. Тиски
запасные -- пломбы зажимать. Прям опутаґли экономику. Денег, конечно...
-- Вы с этой "империей" сталкивались?
-- Бог хранил. И вы забудьте. Ни-ни. А то ого! Концерт для гроба с
оркестром! И никто не узнает, где могилка моя! -- Малаґхов разволновался
настолько, что Знаменский смотрит озадаченно: не поймешь, то ли святая
простота, то ли человек ловко придуривается.
-- Хорошо, с империей не связываемся. Вернемся к помидоґрам.
-- А что? И помидоры воруют. Еще как. Было однажды -- навесил замок.
Покушать пошел. Прихожу -- висит. Отпираю -- два ящика не хватает. Из-под
замка! Мафия! Авторучку на виду не оставь, сопрут. Изворовались все.
-- Такие случаи известны, -- не может удержаться Знаменский. -- Со
спичками тоже часто. И никаких следов.
-- Смеетесь, -- говорит Малахов огорченно.
-- Да нет, я к слову... Как понимать, что все воруют? Например, вы или
Васькин -- тоже?
-- Нам не нужно, -- машет рукой Малахов. -- Мы с Котей на естественной
убыли. Хватает. И никого риска.
-- Никакого риска? -- переспрашивает Пал Палыч, изумленґный признанием.
-- А что? Государство само установило. Порядок, нормы. Официально же.
В дверь стучат.
-- Ну что? -- сердито оборачивается Малахов. -- У меня обед!
-- Выйди на пару слов, -- слышится голос.
-- А-а... Разрешите?
-- Пожалуйста.
Малахов выходит. И в третий раз мы видим человека, который прячется от
Пал Палыча. Он плотно прикрывает дверь, которую Малахов оставил
приотворенной, тянет его в сторонку и понижаґет голос:
-- Это у тебя -- фамилия "Знаменский"?
-- Вроде да.
-- Интересно. Ирония судьбы... Слушай, придет Васькин, скаґжи, чтоб
меня нашел. Сразу, понял?
-- А что?
-- Надо, Малаховка, надо. Ну, пока.
-- Кто это был? -- спрашивает Знаменский, когда Малахов возвращается.
Кого-то смутно напомнил услышанный голос.
-- Бригадир грузчиков. Просил тут передать... да так, мелочи жизни.
-- Ну ладно, хотел спросить, как вы попали на должность кладовщика?
-- Да мы с Котей еще пацанами, -- охотно рассказывает Малаґхов. -- В
одном дворе. Я раньше в телевизионном ателье работал. Не сложились
отношения. Нервничал сильно... А где наш двор был, стадион построили. Нас с
мамой -- в Текстильщики, Котю -- в Черемушки. Однажды встретились, посидели
и позвал к себе. За ним-то спокойно.
-- А... Котя как попал сюда?
-- Драма! Учителем Котя был. Дочка академика влюбилась. Из девятого
класса. А он в нее. Рыдания. Академик заскандалил. Я перед Котей
преклоняюсь. Пожертвовал образованием, все броґсил. Академик потом прощения
просил. Да уж поздно. Такой Котя человек!
-- Вы помните массу всяких историй. -- Пал Палычу немножко смешно. --
Только про вагоны начисто забыли. Три вагона с помидорами в конце апреля. А?
Видно, что Малахов задет.
-- Товарищ следователь, я, может, с придурью, -- хмуро говорит он. --
Не все упомню. Возможно. Устаю как собака. Но учет я веду. Все оки-доки.
Десять классов. Вы учет проверяли? Вагоны есть?
-- Нету.
-- Значит, не было. -- Какая-то мысль мелькает в глазах, и он легко
забывает обиду. -- Вот вы кого -- вы Лобова еще спросите! Он от железной
дороги весовщик. За вагоны мы ему расписываемґся.
-- Сказали -- Лобов сегодня на учебе.
-- А-а, верно. -- И добавляет с гордостью за Лобова: -- Кончит вуз --
начальником станции будет.

* * *

По бульвару шагает Томин. Тут почти всегда встречается кто-то из своих.
Одному -- приветственный жест, другому кивок.
Человек, избегавший Знаменского на базе, сейчас хорошо одетый и имеющий
преуспевающий вид, при приближении Томина распґлывается в радушнейшей
улыбке:
-- Ба, Томин!
-- Викулов? -- спрашивает Томин без особой радости.
-- Собственной персоной! -- отвечает тот и с таким сияющим лицом тянет
руку, что Томин невольно подает свою.
-- На Петровку? Ты там? -- частит он, не отпуская ладонь Томина. -- А я
-- не угадаешь, где! Такое могу порассказать!..
Издалека кто-то целится в здоровающихся телеобъективом и щелкает
затвором фотоаппарата.
-- Позвони мне в "Космос", а? Нет, ты обещай! Встретимся, поболтаем,
вспомянем. Номер 2-08, ладно? Я еще три дня в Москве.
-- Работы невпроворот, вряд ли.
-- Жалко. Ну, в другой раз. Всяческих тебе успехов. Будь здоров! -- и
снова протягивает руку. Томин торопливо жмет ее, чтобы поскорее отделаться.
И идет дальше, выбросив Викулова из голоґвы.

* * *

В кабинете Знаменского сидит Саша -- студент университета. С виду
простецкий, "русопятый". Он -- один из тех, кто в конце апреля работал на
базе в четвертом цехе.
-- Не обязательно было приезжать, Саша, ведь сессия на носу.
Продиктовали бы по телефону.
-- Я хотел лично.
Что-то в его тоне заставляет Знаменского посмотреть на парня
внимательнее, но тот отводит взгляд.
-- Может, понадобится? -- говорит он, передавая Знаменскому два листка,
-- я захватил списки ребят. Это физматовцы... это наши... А сколько машин...
-- Знаменский берется за авторучку. -- Да я вырву, что вам переписывать...
Здесь отмечено по дням: двадцать восьмое, двадцать девятое, тридцатое.
-- Спасибо, спасибо, Саша. -- Знаменский скрепляет листки вместе.
-- Это вам что-то дает?
-- Да, эти листочки могут сослужить хорошую службу.
-- Там что-нибудь серьезное... на базе?
-- Просто любопытно или есть причина? -- осторожно выясняґет Пал Палыч.
-- Ну... -- Саша колеблется, -- в общем, я знаком с Леной Чугунниковой
и потому... -- неловко замолкает.
У Знаменского на минуту портится настроение: парень ему симпатичен.
-- Хорошая девушка? -- по-доброму спрашивает он.
-- Лучше всех. -- Саша за иронией с трудом скрывает беспокойґство.
-- Да, тесен мир... Но я не вправе рассказывать.

* * *

Саша бегом спускается по экскалатору -- спешит на свидание.
Как всякая девушка, которой пришлось ждать, Лена в некотоґрой досаде:
-- Ты так во мне уверен, что уже начинаешь опаздывать?
-- Ленуся, разве плохо, что уверен?
-- Хорошо, хорошо... только не зазнавайся.
-- Никогда! -- клятвенно произносит Саша. -- Это твоя привиґлегия на
всю жизнь!
Лена смеется.
-- Где ты, негодяй, застрял?
-- У следователя.
-- За тобой водятся преступления?
-- Масса, -- отзывается Саша легким тоном, но невольно хмуґрится.
-- Рассказывай!
-- Не хочется отравлять вечер.
-- Но я обожаю страшные истории!
-- Ничего страшного... я надеюсь.
-- Все равно! Признавайся сейчас же!
-- Только ты не расстраивайся... На базе идет какая-то проверґка.
Помнишь, мы там работали, а теперь нас как свидетелей...
-- У мамы?
-- Да.
1 2 3 4 5 6 7 8 9



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.