Из жизни фруктов скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Лавровы, Ольга и Александр .: Из жизни фруктов


Постраничное чтение книги онлайн Ольга Лаврова, Александр Лавров. Из жизни фруктов.txt

Скачать книгу можно по ссылке Ольга Лаврова, Александр Лавров. Из жизни фруктов.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9
ледователь не сказал, в чем дело, но какой-то неприятґный
осадок...
-- Ну-у, за маму можно не беспокоиться! -- беспечно говорит Лена. --
Больших безобразий не допустит. Не забывай, она все-таки генеральша. Она
всех держит вот так! -- сжимает кулак. -- К ней даже иностранцев возят.

* * *

На пустых ящиках, валяющихся около одноколейной дороги, проходящей по
территории четвертого цеха, размещаются Знаґменский, Васькин, Малахов и
новая фигура -- весовщик Лобов. Это молодой человек из "модерновых".
Ухоженный, трезвый, спортивный. Одет элегантно, чего не скрывает наброшенный
на плечи рабочий халат. Часы у него, конечно, электронные, курит он
"Мальборо", бумаги носит в "дипломате".
Кладовщики и Лобов препираются. Знаменский доволен, что удалось их
стравить: в споре проскальзывают интересные детали.
-- Просто дурная привычка -- за все железные дороги ругать! -- с
апломбом говорит Лобов.
-- Железные, выдержат, -- примирительно вставляет Малахов.
Но Васькин мрачен.
-- Вас не бить -- ни вагона не дождешься! -- перекрикивает он шум
подходящего состава.
-- Ну-ну-ну, я попрошу! -- надсаживается и Лобов. -- Претенґзии должны
быть обоснованы. Если по воде или самолетом, то при грузе обязательно
сопровождающий. Кто в воздухе украдет? Смешно! Но положен конвой. Тогда нам
на каждый вагон надо по солдату, а разъезды и сортировочные стеной обнести!
Дайте охраґну -- пожалуйста, спрашивайте. А то чуть что -- дорога отвечай!
-- Давай не будем! -- отмахивается Васькин здоровенной своей пятерней.
-- Вы за груз не отвечаете. Пломба цела -- и привет. Скорей подальше, пока
мы внутрь не заглянули!
Состав прошел, но Лобов по инерции все еще кричит:
-- А ты, Владимир Тарасыч, очень мечтаешь, чтобы товар пришел
целенький?
-- Чего мелешь? -- огрызается тот.
Лобов взглядывает на Знаменского и спохватывается:
-- Нет, разумеется, все заинтересованы в сохранности грузов, Горячимся,
потому что болеем за общее дело. Хотя я лично -- не материально
ответственный, поймите меня правильно. Мое дело взвесить. Однако невольно
принимаешь к сердцу. Если глубоко разобраться, Пал Палыч, то корень зла --
поставщик.
-- Вот это точно! -- с воодушевлением подхватывает Васькин.
-- Самое удобное -- ругать тех, кто отсутствует, -- отзывается Пал
Палыч.
-- Нет, верьте слову, при существующем положении поставщиґку
плевать-расплевать, только бы отгрузить, хоть в поломанный вагон!
-- А тара? -- гремит Васькин. -- Бывает, товар -- в одном углу, а доски
от ящиков -- в другом!
-- И вы знаете, почему так?
-- Знаю, -- кивает Знаменский Лобову. -- Убытки оплачивает не
отправитель, а получатель.
-- Грузит один -- платит другой, а дорога, разумеется, виновата, --
иронически заканчивает Лобов.
Малахов с искренним сожалением подтверждает:
-- Плохо грузят. Сколько влезет. Сколько не жалко. Сколько успели.
-- Чаще недогруз или перегруз? -- уточняет Знаменский.
-- Когда как. Мы держим равнение на середину. Придет, наприґмер, вагон
по нулям. Значит -- килограмм в килограмм. Мы убыль все равно пишем. По
норме.
-- Все равно пишете? Всегда?
-- Да слушайте его! -- срывается Васькин. -- По нулям! Весы-то не
аптечные, железнодорожные весы! Ты скажи, какая у тебя официальная точность?
-- оборачивается он к Лобову.
-- Плюс-минус полтонны на вагон.
-- Вот! Стрелки, может, и по нулям, а полтонны нету!
-- Ну ладно, кончили общие рассуждения. Вы принесли свою регистрацию
грузов, товарищ Лобов?
-- Разумеется, -- он достает из "дипломата" учетную книгу.
-- Откройте двадцать девятое апреля.
Лобов шуршит страницами. Нашел.
-- Три вагона, -- продолжает Пал Палыч. -- Номера триста восемнадцать
восемьдесят четырнадцать, триста восемнадцать восемьдесят сорок и триста
восемнадцать восемьдесят сорок один.
Лобов просматривает записи.
-- Названные вами вагоны не значатся.
-- Вернее, у вас не помечены.
-- А почему должны быть помечены?
-- Потому что двадцать девятого между двенадцатью и часом дня их
доставили сюда, на подъездные пути.
Воцаряется неприятная пауза.
-- Я попрошу уточнить, откуда сведения.
-- От сцепщика, из первых рук. По его, так сказать, наводке я нашел
номера в одной из поездных ведомостей.
Еще более неприятная пауза. Малахов растерянно пожимает плечами и
что-то бормочет. Лобов начинает усиленно "припомиґнать".
-- А-а... Во-он вы про что... Это знаешь, Владимир Тарасыч, про что --
когда дождь шел!
-- Ну, допустим, шел, -- тянет Васькин, стараясь понять, куда клонит
Лобов.
-- С утра зарядил, помнишь?
-- Ну?
-- Этот случай я объясню, Пал Палыч.
-- Будет с вашей стороны очень любезно, товарищ Лобов.
-- Помнишь, у одного вагона доски немного отошли? -- Лобов обращается
попеременно то к Васькину, то к Знаменскому. -- Я говорю, старый вагон,
сыплется уже, а он полез в пузырек -- будем, говорит, создавать комиссию,
может оказаться недостача.
Васькин сообразил что к чему:
-- А-а... Это когда я говорю, вагон дефектный...
-- Ну да, я говорю, принимай, а ты говоришь, надо комиссию. -- А-а...
Ну помню... еще дождь лил...
-- С самого утра!
-- Очень хорошо, -- прерывает их Пал Палыч; на глазах столкоґвались, и
ничего не поделаешь. -- Кто вошел в комиссию по приемке?
-- Да кого я под самый праздник соберу? -- бодро отвечает Васькин. -- В
ливень-то на перроне стоять? Решил, пусть пройдут майские, тогда.
-- Так. Груз оставался еще в ведении дороги?
-- Нет-нет-нет. Раз мы транспортировали получателю, пломбы целы,
претензий к нам нет -- уже все. Дальше их забота. -- Лобов поводит рукой в
сторону Васькина.
-- Это ты брось! Я тебе хоть где расписался?!
-- Но груз на твоей территории?
-- Ничего не значит!
-- Нет, Владимир Тарасыч, я попрошу! Очень даже значит!
Между Лобовым и Васькиным опять готова разгореться переґпалка, но
Знаменский поднимает руку.
-- Так или иначе, днем двадцать девятого апреля помидоры существовали.
Что же дальше? Их смыло дождем?
-- Дальше моя смена кончилась, -- говорит Васькин и, не глядя на
Малахова, спрашивает: -- Вань, ты эти вагоны не комиссовал?
Малахов ошарашен.
-- Котя! Мне ж никто ничего! Маневровый, наверно. Подцеґпил и увез.
-- Пустые или полные, Малахов?
Тот в растерянности хлопает глазами.
-- Не подходил даже. Не знаю. Другие принимал. Вагонов полно было. А с
обеда отпускал. С той стороны. Где автомобильґный подъезд.
-- Простите, пожалуйста, я, вероятно, уже ничем не могу помочь... В
институте сегодня семинар. -- Для Лобова настал удобный момент улизнуть, он
прощается и спешит прочь.
-- Запросто могли груженые увезти, -- заявляет между тем Васькин. --
Под праздники тут Содом и Гоморра.
-- Под праздники -- жуть! -- поддерживает Малахов.
-- А в следующую свою смену вы поинтересовались судьбой вагонов?
-- Да ведь это уже после праздников было! -- восклицает Васькин. --
Голова-то с похмелья... Чего уж там! -- Ему ответ кажется вполне
исчерпывающим, а разговор законченным.
Знаменский улыбается, вдруг развеселившись.
-- Значит, не найти мне тех помидоров? Потерялись, замотаґлись. А?
Кладовщики выжидательно молчат.
-- Все-таки попробую. С двадцать восьмого по тридцатое у вас работали
студенты. Припоминаете?
-- Работали, -- согласно кивает Малахов. -- Наши грузчики -- в складу.
Те -- снаружи, на погрузке машин.
-- Вот и договорились: на погрузке машин.
-- Ну и что? -- осведомляется Васькин.
-- Да ребятам скучно было, решили для развлечения соревноґваться --
факультет на факультет. Для подведения итогов запиґсывали количество машин.
И, представьте себе, их оказалось здорово больше, чем у вас по накладным!
Выходит, был лишний "левак".
На скулах у Васькина набухают желваки.
-- Такие записи -- не документ!
-- Небось набавили! Для игры!
-- Не похоже, Малахов. Ребята серьезные, математики. Даже номера машин
называют. Профессиональная память на числа.
-- Да не принимали же. Те вагоны. Не принимали мы их.
-- Официально не принимали. А по-тихому, я думаю, разгрузиґли.
Малахов засматривает в лицо Васькину и упавшим голосом спрашивает:
-- Коть?..
-- Вранье!

* * *

Томин и Кибрит разговаривают, шагая по коридорам Петровґки, 38.
-- Тебя оставили в покое, Шурик?
-- Со вторника хвоста нет.
-- И неясно, что это было?
-- Одну даму на выбор проверил -- ни в какую версию не влезла.
-- Всего одну даму! Не слишком ли беспечно?
-- Но криминала же нет. Ходить за мной -- не преступление. -- Томин
прислушивается. -- Извини, Зинуля.
В его служебном кабинете надрывается телефон.
-- Да?.. -- снимает Томин трубку. -- Понял, выезжаю. -- Он убирает
бумага в сейф, опечатывает его. Хватает плащ, пистолет, собирается уходить.
Новый телефонный звонок возвращает его к столу.
-- Да?.. Да, майор Томин... В триста шестую? Сейчас не могу, ждет
машина на происшествие...
На том конце провода говорят нечто такое, от чего брови его ползут
вверх.
-- Вы отменили? -- недоумевающе спрашивает он. -- Да, есть явиться в
инспекцию по личному составу.
-- Интересно... что же я натворил такого... антислужебного, -- бормочет
Томин, вешая на место плащ и убирая пистолет обратно в сейф.
...Томина ждет подполковник Саковин. Держится суховато, любезность его
лишена теплоты. Томина он встречает, не вставая из-за стола.
-- Здравия желаю, товарищ подполковник.
-- Зачем же так официально. Садись. Сколько лет, сколько зим.
-- Да, давненько... -- Томин садится, и некоторое время они молча
рассматривают друг друга.
-- Значит, ты в инспекции? -- спрашивает Томин.
-- Как видишь... Насколько помню, в институте мы ни врагами, ни
друзьями не были, а позже вообще не сталкивались. Так что нет препятствий
для проведения служебной проверки... Как буґдем разговаривать? Перейдем на
"вы" или?..
-- О, мои дела так плохи?
-- Твои дела... твои дела... твои дела... -- Саковин достает папку. --
Чего уж тут хорошего.
-- Звучит неприятно. Но интересно.
Саковин бросает испытующий взгляд, однако на лице Томина действительно
только интерес.
-- Пойми правильно, Саша. Как бы руководство ни было увереґно в тебе
или Знаменском...
-- Еще и Знаменский?!
-- Проверка сигнала такого рода должна быть строгой и тщаґтельной, --
привычно не замечает, что его прервали, Саковин.
-- Сигнала какого рода?
Саковин снова не реагирует на реплику.
-- Хуже всего, что сигнал объективно кое-чем подкреплен. Речь идет о
твоем посредничестве в получении Знаменским взятґки.
-- Если б ты не по службе, Саковин... -- Томин не договариваґет, но
смысл ясен.
-- Этак мы действительно перейдем на "вы", -- осаживает его Саковин. И
после короткой паузы продолжает: -- Обвинение придумано не мной, Томин. И,
надеюсь, ты оправдаешься.
-- И с кого же мы с Пашей содрали взятку?
-- С работника овощной базы.
-- И богато взяли?
-- Для продолжения разговора мне нужен официальный ответ -- нет или да?
-- Нет!
-- Еще один обязательный вопрос: может быть, есть доля правды! Какие-то
общие знакомьте... у кого-то брали взаймы... встречались с кем-нибудь!..
Прошу тебя подумать, что могло лечь в основу сигнала.
-- Нет знакомых, не брал взаймы, не встречался, не состоял, не
участвовал. Что касается Знаменского, то...
-- То похоже, что ему действительно уплачено, -- договариваґет Саковин.
-- Знаешь, я встану и уйду, и делай со мной что хочешь!
-- Будь добр, не вдавайся в амбицию. Побольше выдержки.
-- Хорошо, я буду выдержан. Я спрошу тебя очень вежливо: мыслимо ли
заподозрить Знаменского?! Пашку Знаменского! Сколько-нисколько ты же его
знал!
Саковин откидывается на спинку кресла и говорит как маленьґкому:
-- Я работаю в инспекции по личному составу. Моя служба заключается в
том, чтобы досконально расследовать случаи злоґупотреблений,
недобросовестного поведения наших сотрудников и тэ пэ. А ты предлагаешь
пойти к начальству и сказать: что вы, товарищи, они прекрасные ребята, да я
же с ними вместе учился двадцать лет назад!
-- Согласен, наивно, -- признает Томин, остывая. -- Но когда речь о
Паше...
-- Оставим его, поговорим о тебе. -- Саковин достает из папки
фотографию. -- Кто этот человек? Что вас связывает?
На фотографии крупно: Томин жмет руку Малахову.

* * *

Знаменский входит в кабинет Чугунниковой.
-- Антонина Михайловна, к вам за помощью.
-- Понадобилась-таки директорша?
-- Понадобилась, -- в тон ей говорит Знаменский. -- Без вашей санкции
бухгалтерия ни в какую.
-- А что вас интересует?
-- Вот такая справка в четыре колонки, -- он кладет перед ней образец.
-- По всем показателям дать расшифровку: когда, куда, сколько.
Просьба неприятная, и несколько секунд Чугунникова тратит, чтобы
вернуть приветливую и снисходительную улыбку.
-- Пал Палыч, но ревизоры же проверяли.
Знаменский -- само простодушие:
-- В такие подробности они не входили по четвертому цеху. А мне нужно
-- тогда вся картина будет как на ладони.
-- Действительно, как на ладони... И вы начнете нас ловить на этих
цифрах, -- она испытующе смотрит на Знаменского.
-- Но вы же любите критику, Антонина Михайловна.
Шпилька тоже неприятна, и надо это скрыть, чтобы не терять лица.
-- Честно говоря, мне импонирует ваша серьезность. Люблю людей с
настоящей деловой хваткой. И критику люблю. Но плоґдотворную, Пал Палыч,
плодотворную! Вы же со
1 2 3 4 5 6 7 8 9



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.