Из жизни фруктов скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Лавровы, Ольга и Александр .: Из жизни фруктов


Постраничное чтение книги онлайн Ольга Лаврова, Александр Лавров. Из жизни фруктов.txt

Скачать книгу можно по ссылке Ольга Лаврова, Александр Лавров. Из жизни фруктов.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9
ались затеять крючкотворство.
-- Я с вами не согласен.
-- А я с вами не согласна! -- с силой в голосе говорит Чугунниґкова. --
Знаете, где все цифры в ажуре? Там, где по-крупному воруют. Да-да! Где
специально держат "черного бухгалтера". У меня его нет. У меня учет ведут
кладовщики. Естественно, что-то с чем-то может не совпадать.
-- Еще как не совпадает, Антонина Михайловна! По три вагона не
совпадает.
-- Неужели правда мужики начали заворовываться? -- У Чуґгунниковой
огорченный вид.
-- Пока не скажу ни "да", ни "нет". Но учет ведется так, чтобы никто ни
за что не отвечал. Поступает, например, груз в дежурстґво одного кладовщика.
Акт, что обнаружена недостача, преспоґкойно составляют уже при следующем.
Это нормально?
-- Ну...
-- Не трудитесь, вопрос риторический. Идем дальше. Должно
присутствовать постороннее лицо, что называется, от общественґности. Так?
-- Обязательно. Для объективности.
-- Я выборочно поглядел акты -- по четвертому цеху почти везде
фигурирует один и тот же человек. Вправе я ждать от него объективности!
-- Между прочим, в инструкции о порядке приема не указано, что
посторонние лица должны быть разные.
-- Ай, Антонина Михайловна!
-- Ай, Пал Палыч! -- укоризненно подхватывает Чугунникова. --
Попробовали бы сами. Ведь никого не дозовешься! Так повсеґместно принято: от
нас ходят в соседнюю организацию, от них -- к нам.
-- Да? Мне все-таки интересно будет посмотреть на этого постоянного
постороннего... Но мы уклонились от главного. Когда я смогу получить свою
справочку?
Чтобы подавить раздражение и сообразить, как вести себя с настырным
Знаменским, Чугунникова берет короткий тайм-аут.
-- Минутку... -- она копается в ящике стола, достает какую-то записку,
закладывает между листками календаря. Затем решиґтельным жестом включает
переговорное устройство.
-- Зоя, меня нет ни для кого, -- и, поколебавшись, уточняет: -- Кроме
Льва Севостьяныча.
-- Великий человек -- Лев Севостьяныч, -- усмехается Знаменґский.
-- Вы знакомы? -- радостно встрепенувшись, спрашивает Чуґгунникова.
-- Ответ может иметь две редакции: "Я знаком со Львом Севостьянычем"
или "Лев Севостьяныч знаком со мной". Какую вы предпочитаете?
Чугунникова поняв, что тема скользкая, спешит отмежеваться от "великого
человека".
-- Да какая разница, я сама случайно познакомилась. На встреґче Нового
года в Торговом центре.
-- Так вы встречали Новый год в Торговом центре?
-- Вы спрашиваете так, будто... "значит, ты была на маскараґде?"
-- В какой-то мере. Но возвращаюсь к своему вопросу, -- Знаменский
приподнимает за уголок "макет" будущей справки.
Разговор обострился, и Чугунникова решается на крутой повоґрот.
-- Разумеется, если вы настаиваете... Но коли пошло на откроґвенность,
я вам без всяких документов скажу: акты о недостачах при железнодорожных
поставках вообще фиктивные!
-- Так прямо и скажете?
-- Прямо так. Филькины грамоты. Что у нас, что на любой базе. И
по-другому быть не может! Удивила?
-- Я внимательно слушаю.
-- Послушайте, вам полезно. Люди расписываются, будто видеґли то, чего
не видели. И присутствовали, когда их не было. По-вашему выражаясь, они
лжесвидетели. Хорошенькую картинку рисую?
-- Занимательную.
-- Но если я или другой на моем месте попробует это изменить, мы
подпишем себе смертный приговор. База возьмет ответственґность за все
недогрузы поставщика, взломанные вагоны, неиспґравную тару. Через две недели
мы будем в таких долгах, что век не расквитаться!
-- И выход один -- фальсифицировать документы?
-- Да!
-- Давайте разберемся, Антонина Михайловна.
-- Давайте, Пал Палыч.
-- По порядку.
-- По порядку.
-- Вот пришли вагоны. Внешне все сохранно.
-- Инструкция диктует: "Назначенные лица вскрывают вагон".
-- То есть, кладовщик говорит грузчикам: "Ребята, давай!"
-- Совершенно верно. Ребята вытаскивают двадцать пять полґных ящиков, а
под ними обнаруживают десяток пустых.
-- Тогда?
-- Полагается прекратить приемку и составить комиссию.
-- Ее функции?
-- Определить причины и размер недостачи. И тут, Пал Палыч, начинается
юмор.
-- Почему?
-- Потому, что по инструкции те, кто обнаружил недостачу, не имеют
права входить в комиссию. Они, видите ли, заинтересованґные лица. Нужны
незаинтересованные. Но эти незаинтересованґные должны подписаться, будто
вагоны при них осмотрели, сняли пломбы и начали разгружать! Понимаете?
-- Это уж не юмор -- нелепость.
-- Между тем только такие акты убедительны для арбитража. Иначе
недостачу вешают на нас.
-- Найдется у вас экземпляр инструкции?
-- С удовольствием! -- Чугунникова вынимает из шкафа и подает
Знаменскому брошюрку. -- Который год ее ругают, но никто не чешется[1].
Этот раунд Чугунникова выиграла и чувствует себя уверенней.
-- Ладно, на досуге... -- Знаменский прячет инструкцию в папку. -- А
теперь еще один вопрос. На проходной отменена проверка сумок. А многие из
них, я заметил, груженые.
-- Ну и пусть идут! -- задорно отзывается Чугунникова. -- Честное
слово, заслужили!
-- Атмосферу это вряд ли освежает.
-- Зато забор не ломают и не тащат больше. В наших условиях, Пал Палыч,
таков принцип материальной заинтересованности.
-- Смелая трактовка, товарищ директор.
-- Я просто откровеннее других.
-- Что же тогда Васькина заклеймили с его бананами?
-- Так то в стенной газете! -- удивляется Чугунникова. -- Приезжает
начальство, посторонние... Но мы-то с вами понимаґем, что в пределах нормы
убыли можно свободно сгноить тонну бананов. А можно не сгноить, что труднее.
У меня убыль миниґмальная, люди работают на совесть.
-- Извините, Антонина Михайловна... -- включается перегоґворник.
-- Погоди, Зоя!.. Пал Палыч, положа руку на сердце -- если кладовщик
сбережет обществу тонну, я закрою глаза, что он снесет детям два кило.
-- Вы готовы защищать свое мнение в открытую? На любом уровне?
-- Да кого интересует мнение завбазой! -- уклоняется Чугунниґкова и
спрашивает секретаршу: -- Что у тебя, Зоя?
-- Подполковник Саковин из МВД спрашивал Знаменского.
Знаменский заметно удивлен.
-- Что-нибудь передал? -- спрашивает Чугунникова.
-- Я записала: "Срочно явиться в комнату номер триста шесть".

* * *

В комнате триста шесть, на стуле, где недавно сидел Томин, теперь
Знаменский, еще не подозревающий, какой сюрприз его ждет.
-- Попрошу подробно: все, что вам удалось выяснить на базе, -- говорит
Саковин. -- Предполагаемый криминал, возможные доказательства. Фигуранты. --
Саковин кладет перед собой лист бумаги, вооружается авторучкой.
-- Полной ясности пока нет.
-- Это не важно. Прошу...
Тем временем Томин, взволнованный и негодующий, объясняґется с не менее
взволнованной Кибрит.
-- Как чувствовала, что-то назревает, какая-то пакость! Ну как
чувствовала!.. Зря за человеком не таскаются, Шурик. Если бы ты к этой
слежке отнесся серьезно...
-- Если бы да кабы... Что угодно мог предположить, только не такое. --
Томин кидает взгляд на часы. -- Бедный Паша! Уже сорок минут!
-- И ты его не предупредил?
-- Дал слово Саковину.
-- Мало ли что! Пал Палыч хоть бы чуточку подготовился.
-- Это, знаешь, палка о двух концах. А если бы Саковин учуял его
подготовленность?
-- Тоже верно, -- вздыхает Кибрит. -- Насколько я помню Женю Саковина,
-- через некоторое время нерешительно говоґрит она, стараясь подбодрить себя
и Томина, -- парень был спокойный и не вредный.
-- Вредный, не вредный... Задача у него -- разложить нас с Пашей на
атомы и каждый изучить в отдельности.
В триста шестой комнате продолжается разговор.
-- Почему, собственно, вы уверены, что Малахов не крал вагонов? --
медленно спрашивает Саковин.
-- У меня сложилось твердое впечатление.
Саковин выдерживает паузу и кладет на стол фотографию.
-- Малахов и Томин? -- изумляется Знаменский. -- Они знакоґмы?
-- Томин отрицает. Но хотел бы услышать ваши соображения на этот счет.
-- У меня нет соображений. Можно без загадок? -- начинает подспудно
злиться Пал Палыч.
-- Хорошо. Поднимем забрало. Мы получили сигнал, в котоґром излагается
такая версия: работники базы, причастные к хищениям, установили контакт с
вашим ближайшим другом. Он согласился посредничать при получении вами
взятки.
Пал Палыч смотрит на Саковина, осмысливая услышанное. Обвинение
настолько мерзко, что... что остается только взять себя в руки и спокойно
защищаться.
-- Двое поздоровались на улице. Разве отсюда вытекает, что один --
посредник, другой -- взяткодатель?
-- Скажите, у вас есть документы, написанные рукой Малахова?
-- Накладные, акты...
-- Хорошо. А сберкнижка у вас есть.
-- Да. Мне, как и многим в отделе, переводят зарплату в сберкассу.
-- Это я знаю. А еще какие вклады поступали в последние дни? Был
кто-нибудь должен вам крупную сумму?
-- Нет.
-- В таком случае, как вы объясните поступление на ваш счет двух тысяч
пятисот рублей?
-- Есть такой вклад? -- спрашивает Пал Палыч ровным голоґсом.
-- Поедемте в сберкассу, посмотрим вместе, -- встает Саковин...
Они возвращаются час спустя.
-- Садитесь, -- бросает Саковин и довольно долго молча копоґшится в
столе, перебирая какие-то бумаги. -- Ну, Пал Палыч?
-- Все это фальшивка, -- отрывисто говорит Знаменский. -- Провокация.
-- Но деньги-то реальные, с этим приходится считаться.
-- Если человеку "дают на лапу", с ним хотя бы договариваютґся.
-- А может быть, все-таки были предложения, намеки? Какая-нибудь
записочка: пожалейте наших деток, отблагодарим?
-- Ничего подобного не было!
-- Допустим, я верю. Но это еще не очко в вашу пользу. Раз, согласно
сигналу, посредничал Томин, прямой разговор с вами вовсе не обязателен.
-- Евгений Николаевич, вы -- следователь, и я -- следователь. Ну зачем
давать взятку через левое ухо? Выяснять, что у меня есть задушевный друг в
уголовном розыске, налаживать с ним конґтакт, и без моего ведома... Нелепо!
-- Не так уж нелепо, если учесть, что у Томина есть на базе старинный
знакомый. Уже по моим, проверенным, сведениями.
-- Но не Малахов же? -- вырывается у ошеломленного Знаменґского.
-- Чуть легче, но тоже радости мало -- подручный Малахова.
В кабинет входит секретарша.
-- Вам просили передать из криминалистической лаборатории, -- она
протягивает Саковину запечатанный конверт.
-- Спасибо. -- Он достает из конверта исписанный лист. -- Вот видите,
Пал Палыч, по предварительному заключению, анализ почерка показал, что
перевод послан действительно Малаховым. В свете этого очень неприятно
выглядит ваше сегодняшнее гоґлословное заявление, что Малахов непричастен к
хищению. Хотя вагоны с грузом исчезли именно в его дежурство.
Еще один ушат холодной воды на голову Пал Палыча. Но пока выдержка не
оставляет его.
-- Надеюсь, у вас все-таки другая версия происшедшего, -- твердо
говорит он.
Саковин убирает заключение в папку, папку кладет в сейф, возвращается к
столу и лишь после этого отвечает:
-- Конечно, есть. Альтернативная версия, например, такова: проведена
акция с целью вас дискредитировать и убрать из дела. -- Тон его становится
менее официальным.
-- Так... А зачем? Я же не веду на базе следствия, Евгений Николаевич.
Я не человек, от которого все зависит! Только один из проверяющих. Ну,
придет другой... Должен сказать, провокация довольно бессмысленная. Или
имеет другую цель.
-- Все противоречия мы видим и учитываем. Они влияют на нашу позицию.
-- А уж что касается Томина...
-- Да будет вам вступаться друг за друга! -- с чуть заметной улыбкой
перебивает Саковин. -- Не занимайте против меня круґговую оборону. Над
альтернативной версией нам работать вместе.
-- В подобной ситуации мои права... -- начинает Пал Палыч.
-- Остаются прежними, -- доканчивает Саковин. -- Вас решено не
отстранять.
-- Спасибо за доверие, -- сухо вставляет Пал Палыч.
-- Но отсюда не следует, что можно даже вот столько успоґкаиваться.
Дело очень серьезно. Если вас переиграют, Пал Паґлыч...

* * *

Кибрит, глядя в зеркальце, пудрит нос, поправляет прическу. Звонит
телефон.
-- Слушаю... Доброе утро, Шурик... Конечно, надо обсудить на свежую
голову, вчера были сплошные эмоции. Приду, только позже. Есть маленькая
идея, -- она кладет трубку, щелкает пудреґницей, решительно встает.
В кабинете Саковин встречает ее радушно.
-- Знаешь, был почти уверен, что ты явишься, -- говорит он после
приветствий.
-- А то нет!
-- Да, уж раз ЗнаТоКи под обстрелом... Ну, садись, садись, все равно
рад. Как жизнь?
-- Твоими молитвами! -- с иронией, за которой слышится упґрек,
отзывается Кибрит.
-- Зина, претензий не принимаю. Дельный совет -- пожалуйсґта.
-- Ты этого Малахова вызывал? Он-то что говорит?
-- С Малаховым я решил встретиться, держа в руках окончаґтельный акт
экспертизы почерка... Пойми, если он сознается, это будет уже официальное
заявление о даче взятки. Я обязан немедґленно отправлять материал в
прокуратуру для возбуждения дела. А пока акта нет, можно еще много чего
выяснить своими силами. Надеюсь добраться до правды в рамках служебного
расследоваґния.
-- Я поняла... Фотографию ты проверил?
-- Да, смотрели ее ребята, -- вздыхает Саковин. -- Похожа на настоящую.
-- Не может быть, Женя! Я зашла как раз по этому поводу. Не знаю,
помнишь или нет, но уже давно Юра Зайцев док
1 2 3 4 5 6 7 8 9



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.