Приказано выжить скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Семенов, Юлиан .: Приказано выжить


Постраничное чтение книги онлайн Юлиан Семенов. Приказано выжить.txt

Скачать книгу можно по ссылке Юлиан Семенов. Приказано выжить.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59
енбруннера в Альт Аусзее вполне возможен. Виллу охраняют двенадцать
человек, но по крайней мере семерых он, Штирлиц, рискнет взять на себя,
если только получит ответ, который ему передаст Хетль.


...Через час Даллес получил странную радиограмму из Альт Аусзее, от
агента "Жозеф"; под этим именем был зашифрован Хетль, предложивший свои
услуги ОСС осенью сорок четвертого года в Будапеште, работая вместе с
Эйхманом по торговле евреями; провернули хороший бизнес, несколько
миллионов франков, и не бумажками, а бензином и военными грузовиками; один
из выпущенных взамен за это финансистов позвонил в американское
посольство, передал текст, сказанный ему Хетлем. С этого и началось.
Цифры Штирлица, переданные в Берн Хетлем, расшифровке специалистами
ОСС не поддались. Однако, поскольку Штирлиц был вынужден назвать адрес,
куда следовало передать его шифровку, люди Даллеса немедленно навели
справки и установили, что там жил человек, связанный в свое время с
группой советского разведчика Шандора Радо.


...Даллес попросил прийти к нему ближайших помощников, Гюсмана и
Геверница, познакомил их с новостью и спросил, добро посмеиваясь в
прокуренные усы:
- Ну, что станем делать? Думайте, парни, задачка невероятно
интересна... Пойдем на контакт с русской разведкой? Или воздержимся?
Даллес имел исчерпывающую информацию по поводу всего того, что сейчас
происходило в Вашингтоне; он понимал, что ситуация сложилась в высшей мере
сложная. Он был убежден, что на Рузвельта давят силы, стоящие за той
финансовой группой, которая давно и упорно боролась за влияние на
государственный департамент против тех, кто блокировался вокруг "Салливэна
и Кромвэлла" - адвокатской фирмы Даллесов, сориентированной на самую
правую концепцию Уолл-стрита.
Он понимал, что схватка за сферы влияния в Германии, да и в Европе
вообще, вступила в последнюю, решающую фазу: компаньоны ему не простят,
потеряй он свой пост; все те нити, связывавшие его с германской
промышленностью, которые он так трепетно налаживал и берег все эти годы,
просто-таки не имеют права перейти в другие руки; это будет означать
крушение его жизни, карьеры, будущего.
Он понимал, что Рузвельт ведет сложную партию: президент взял на себя
смелость доказать американцам, что в мире вполне могут сосуществовать
такие разностные структуры, как Запад с его свободным предпринимательством
и большевистское государство, построенное на примате государственного
планирования. Даллес отдавал себе отчет в том, отчего Рузвельт с
маниакальной настойчивостью добивался того, чтобы Сталин прилетел в
Касабланку, на встречу "Большой тройки", или же - на худой конец - в
Тегеран: этим Рузвельт доказывал тем, кто поддерживал его политику в
банках и концернах, что диалог со Сталиным вполне возможен: он,
государственный политик, понятно, не потерпит, чтобы его страну хоть в
какой-то мере третировали, но в нем нет имперских амбиций, и он умеет
соблюдать договорные обязательства.
Даллесу и тем, кто поддерживал его концепцию - прямо противоположную
концепции Рузвельта, - весною сорок пятого было весьма трудно
маневрировать: мир отринул бы открытое размежевание с русскими и
сепаратный договор с рейхом; слишком свежи раны, слишком трагично
пережитое, не ставшее еще п а м я т ь ю. Скорее бы! Память поддается
корректировке, что-то можно замолчать, что-то переписать наново, что-то
подвергнуть остракизму. Однако главная задача момента заключается в том,
чтобы удержать занятые позиции.
Именно поэтому Даллес собрал на совещание Геверница и Гюсмана, ибо
просто-напросто отказать "Жозефу", попавшему, видимо, в сложное положение
и прижатому русскими, нельзя, но и помогать Советам, особенно в том
регионе рейха, который представлял для Даллеса особый интерес (как-никак,
речь шла о картинах и скульптурах, общая стоимость которых исчислялась
чуть что не в миллиард долларов), он не мог, не имел права.
Поэтому, выслушав Гюсмана, который полагал возможным сообщить
"Жозефу", что его просьба будет исполнена, запросить обстоятельства,
которые понудили его согласиться передать такого рода шифрограмму, но,
понятно, никому и ничего не передавать: наступает суматоха, одна
радиограмма утонет в ворохе других - сколько их сейчас в эфире. Даллес с
ним не согласился, как и не согласился с Геверницем, предложившим
организовать наблюдение за квартирой человека, которому адресовано
послание, и сделать так, чтобы правительство конфедерации, узнав о нем,
предприняло демарш и выдворило его из страны.
- Нет, - сказал Даллес, пыхнув сладким голландским табаком, набитым в
прямую английскую трубку, - нет, это не путь. В Верхней Австрии
наклевывается, видимо, что-то чрезвычайно интересное, но вправе ли мы
рисковать? Помогать русскому резиденту в Линце, прижавшему нашего агента?
Нет, понятно. Начать с ним игру? Заманчиво. Но мне и так достается в Белом
доме за тот курс, который мы проводим, и я не знаю, чем кончится вся та
свистопляска, которая поднялась после провала миссии Вольфа... У меня есть
соломоново решение: я думаю отправить телеграмму Доновану, в копии
государственному секретарю с сообщением о произошедшем. Более того, я
изменю самому себе и потребую у к а з а н и й, как следует в данном случае
поступить. Я убежден, что наш запрос вызовет такую свару в Вашингтоне,
которая будет продолжаться не день и не два, а добрую неделю. И я не
убежден, что Вашингтон даст нам указание выполнить просьбу "Жозефа"...
- Не "Жозефа", - поправил его Геверниц, - а того русского резидента,
который сел ему на шею и завернул руки за спину...
Даллес покачал головой, улыбнулся:
- Все зависит от того, милый, как будет сформулирована наша
телеграмма. Если мы выведем в левый угол "Жозефа", если мы сделаем упор на
то, что к нам обратился с просьбой офицер СД, близкий Кальтенбруннеру, те
люди, которые стоят на общих с нами позициях, вполне могут затребовать
исчерпывающую информацию о нашем агенте: отчего он пошел на контакт с
русскими, нет ли за всем этим игры нацистов... Нам придется готовить
ответную телеграмму, а это не простое дело, нужно время, вопрос серьезный,
вот вам еще одна неделя... А я рассчитываю, что дней через пятнадцать все
кончится, будем откупоривать шампанское... Конечно, бюрократия - ужасна,
но в данном случае - да здравствует бюрократия! Подождем, сейчас надо
уметь выждать...



ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ - VIII (Есть ли пророк в своем отечестве?)
__________________________________________________________________________

...Рузвельт пришел к власти, когда заокеанский колосс переживал пору
трагического упадка; четырнадцать миллионов безработных, то есть - если
считать, что каждый обездоленный имел жену и ребенка, - более сорока
миллионов нищих и голодных населяло тогда Америку.
... Когда внезапно умер Вудро Вильсон, администрации Гардинга,
Кулиджа и Герберта Гувера были заняты лишь одним: личным обогащением;
"после нас хоть потоп"; полное наплевательство на нужды народа;
конгрессмены и сенаторы произносили красивые слова о национальном благе,
демократии и социальной гармонии, а в это время полиция избивала
забастовщиков, арестовывала демонстрантов, а шпики Джона Эдгара Гувера
денно и нощно пополняли свою картотеку на инакомыслящих; к ним были
отнесены не только коммунисты, профсоюзные деятели и радикалы; все люди
левых убеждений были под подозрением; опорой и надеждой тайной полиции, ее
осведомителями и добрыми друзьями сделались крайне правые, державшие в
своих штабах портреты Гитлера; "Те, кто требует жесткой власти, -
наставлял молодых сотрудников ФБР Гувер, - не опасны; наоборот, они - наш
резерв; в конечном счете немецкий фюрер хочет всего лишь изгнать из страны
чужеродные элементы, наладить экономический порядок и уничтожить левых
демагогов".
...Рузвельт, однако, пришел в Белый дом не на коньке "жесткой
власти", но провозгласив "новый курс".
Прежде чем обнародовать свою экономическую платформу, он обратился к
народу:
- Единственное, чего мы сейчас должны по-настоящему бояться, так это
самой боязни, то есть страха! Мы должны бояться безымянного,
бессмысленного, ничем не оправданного страха, который парализует все наши
силы, делает нас нерешительными, мешает нам перейти от отступления к
наступлению! Изобилие - на пороге, но оно невозможно, поскольку люди,
которые управляли хозяйственным товарооборотом страны, из-за своего тупого
упрямства и непонимания нового времени потерпели поражение и спокойнейшим
образом умыли руки. Эти бесчестные менялы осуждены общественным мнением,
люди отреклись от них и в сердце, и в мыслях своих. Но американцы не
потерпели поражение! Они не потеряли веру в основные принципы нашей
демократии. В трудный момент американский народ потребовал прямых и
решительных действий. Он требует дисциплины, порядка и руководства. Он
сделал меня орудием своей воли. Я принимаю эту ответственность.
Рузвельт произнес свою первую речь через месяц после того, как Гитлер
стал канцлером Германии, и за пять дней перед тем, как Геринг поджег
рейхстаг; десятки тысяч честных немцев были брошены в тюрьмы и
концентрационные лагеря; над страной мыслителей и поэтов опустилась
коричневая ночь ужаса.
А в день вступления Рузвельта на президентский пост банкиры Америки
закрыли двери Уолл-стрита; крах, банкротство, безысходность...
Рузвельт, однако, знал, на что шел, выставляя свою кандидатуру.
Его "мозговой трест", составленный из людей одаренных, пока не
искушенных в различного рода политических махинациях, пришел вместе с ним
к руководству страной, имея точно продуманную программу. Над ней работали
люди разных убеждений, темпераментов, политических ориентаций; их
объединяло одно, главное: отсутствие страха перед догмами и вера в то, что
Америку можно вывести из кризиса без революции, о которой теперь открыто
говорили нищие рабочие и голодные безработные.
Вместе с ним в Белый дом пришел Гарри Гопкинс'; родившийся в бедной
рабочей семье, сам в прошлом социалист, он возглавил управление
социального обеспечения, и, когда журналисты спросили его, какие дискуссии
с предпринимателями он намерен провести, Гопкинс ответил:
- Голод - не тема для прений.

_______________

' После прихода к власти Трумэна был вынужден уйти в отставку.


Рузвельту помогал драматург Роберт Шервуд и министр внутренних дел
Гарольд Икес, отвечавший за природные ресурсы страны; профессор Тагвелл,
изучавший вопросы труда и заработной платы, и поэт Арчибальд Маклин; судья
Розенман, специализировавшийся ранее на борьбе со взяточничеством, и
первая в истории страны женщина-министр Фрэнсис Перкинс, считавшая своим
долгом посещать заводы не менее двух раз в месяц для встреч с рабочими.
Примыкал к "мозговому тресту" президента и член кабинета Уилки'.

_______________

' После прихода Трумэна к власти был вынужден уйти в отставку.


Большой бизнес относился к словам - будь то речи президента,
выступления левых, проповеди священников, пьяные бредни психов, истерия
фашистов - совершенно спокойно, ибо не слово определяет мир, но дело, а
оно невозможно без капиталовложений, банковских операций, строительных
проектов и внешнеполитических блоков, призванных гарантировать наибольшие
прибыли.
Поэтому и предвыборные речи Рузвельта, и его первое обращение к
народу Уолл-стрит воспринимал как очередную необходимость. Народу угодны
празднества, торжественные речи, посулы; пусть себе; праздник кончится,
портфели разойдутся среди нужных людей, все покатится своим чередом; армия
и полиция справятся с теми, кто недоволен; тюрьма - хорошее место для
того, чтобы подумать; плебс надо уметь держать в руках, остальное -
приложится.
Однако Рузвельт - через десять дней после того, как его семья
переехала в Белый дом, - созвал специальную сессию конгресса и потребовал
для себя чрезвычайных полномочий.
Ни один президент Соединенных Штатов не имел такой гигантской власти,
какую получил Рузвельт; конгресс не смог отказать ему, ибо впервые - после
Линкольна - народ стоял горою за своего избранника.
И на следующий день после того, как чрезвычайные полномочия были
получены, Рузвельт временно запретил все банковские операции в стране;
урезал расходы на содержание громоздкого государственного аппарата; провел
законопроект о национальной экономике; запретил вывоз золота; ассигновал
пятьсот миллионов долларов на помощь населению; создал гражданские отряды
для охраны природных ресурсов страны; провел законы о реорганизации
сельского хозяйства и промышленности; заставил правительство предоставить
кредиты домовладельцам, чтобы хоть как-то решить катастрофическую жилищную
проблему; отменил "сухой закон", на котором наживались гангстеры и
подкупленные правительственные чиновники; легализовал создание новых
профсоюзов.
Крупный капитал почувствовал, что дело пошло совсем не так, как
предполагали советники корпораций, ведавшие вопросами внутренней политики.
Первым выступил против Рузвельта миллиардер Дюпон.
- Мы являемся свидетелями непродуманного наскока правительства на все
стороны политической, социальной и экономической жизни страны.
Признание Рузвельтом Советского Союза, установление нормальных
дипломатических отношений с Кремлем, открытое выступление против Гитлера
подлили масла в огонь; король автомобильной империи Генри Форд собрал
журналистов и заявил им:
- Мы никогда и ни в коем сл
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.