Приказано выжить скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Семенов, Юлиан .: Приказано выжить


Постраничное чтение книги онлайн Юлиан Семенов. Приказано выжить.txt

Скачать книгу можно по ссылке Юлиан Семенов. Приказано выжить.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59
сделалась уже в какой-то
мере привычной, сразу же приблизилась. Штирлицу даже показалось, что Он
различил пулеметные очереди; нет, возразил он, ты выдаешь желаемое за
действительное, ты не можешь слышать перестрелку, если бы ты мог ее
различить, то, значит, наши совсем рядом, а они хоть и рядом, но все-таки
меня отделяют от них десятки километров, пара десятков, наверное".
- Послушай, Штирлиц, - сказал Вилли, - ты догадываешься, что с тобой
будет?
- Догадываюсь.
- Сколько заплатишь за то, чтобы я помог тебе уйти отсюда?
- Ты не сможешь.
- А если? Откуда ты знаешь, что не смогу... Сколько заплатишь?
- Называй сумму.
- Сто тысяч долларов.
- Давай ручку.
- Зачем?
- Выпишу чек.
- Нет. - Вилли покачал головой. - Я принимаю наличными.
- Я не держу наличными.
- А где же твои деньги?
- В банке.
- В каком?
- В разных. Есть в Швейцарии, есть в Парагвае...
- А в Москве? Или у красных нет банков?
- Почему же... Конечно есть... Не боишься, что твои слова услышит
Ойген?
- Он спит.
- Когда приедет Мюллер?
Вилли пожал плечами, поставил тоненькую рюмку на место, взял пузатый
стакан, наполнил его коньяком, словно чаем, и медленно выпил; кадык жадно
и алчуще елозил по тонкому хрящевитому горлу...
- Ты подумай, Штирлиц, - сказал Вилли, открыв дверь. - Отдашь сто
тысяч наличными - помогу уйти. Только времени на то, чтобы сказать "да", у
тебя осталось мало.
Он вышел, повернув за собою ключ в замке.
"А ведь он говорит правду, - подумал Штирлиц, горделиво вспомнив про
то, как он угадал, что Вилли должен пить из стакана. - Он действительно
готов сделать все, чтобы получить сто тысяч и постараться уйти. Крысы
бегут с корабля. А может, пообещать ему эти деньги? Сказать, что они у
меня в тайнике, в подвале, в Бабельсберге... Почему нет? Или ты надеешься,
что Мюллер предложит тебе что-то свое? В самой глубине души ты, наверное,
надеешься на это, хотя боишься признаться; да, видимо, я боюсь себе
признаться, потому что до конца не понимаю этого человека: он неожидан,
как шарик, который р е б р и с т о катится по большому кругу баденской
рулетки, и никому не дано высчитать, на какой цифре он остановится..."
- Эй, Вилли! - крикнул Штирлиц. - Вилли!
Тот вошел быстро, словно бы ждал окрика возле двери.
- Ну хорошо, - сказал Штирлиц. - Допустим, я согласен...
- На допуски нет времени, Штирлиц. Если согласен, - значит, согласен,
называй адрес, едем.
- Бабельсберг. Мой дом.
- Где хранишь?
- В тайнике, в подвале, возле гаража.
- Рисуй.
- Вилли, ты ж умный человек... Я нарисую, ты возьмешь деньги, а я
останусь здесь.
- Верно. Ты останешься здесь. А мы уедем. И снимем с тебя наручники -
иди, куда хочешь.
- А люди, которые работают в других комнатах?
- Это - не мое дело. Это - твое дело.
- Хорошо. Неси карандаш и бумагу.
Вилли достал из кармана вечное перо "Монблан" и маленькую записную
книжку. Сняв наручники со Штирлица, он сказал:
- Только обозначь, где юг, где север, чтобы потом не говорил, будто
мы плохо искали, если там ничего не окажется...
Штирлиц нарисовал план подвала, обозначил место, где должен
находиться тайник, объяснил, что надо тщательно п р о с т у ч а т ь стену
и легонько ударить молотком по тому месту, где он услышит пустоту (там как
раз проходили трубы отопления, их зачем-то пропустили под кирпичной
кладкой); штукатурка легко осыпается, в металлическом ящике лежат деньги -
двести тринадцать тысяч.
Вилли внимательно посмотрел план, поинтересовался:
- А где включается свет?
- Слева, возле двери.
- Понятно, - вздохнул Вилли. - Спасибо, Штирлиц... Только вот беда, в
Бабельсберг прорвались русские...
- Когда?
- Вчера.
- Зачем тогда вся эта затея?
Вилли тяжело усмехнулся:
- А приятно смотреть, как человек корячится... Тем более что мы весь
твой подвал простучали, а потом еще обошли с миноискателем - металлический
ящичек наверняка бы загудел...
Штирлиц снова вспомнил майский день тридцать второго года, маленькую
узенькую улочку Шарлоттенбурга, толпу мужчин в коричневых униформах СА и
две машины, между которыми он остановил свой "опель", чтобы развернуться,
и веселые лица фашистов, которые внимательно наблюдали за тем, как он
мучился на маленьком пятачке, страшась поцарапать те два автомобиля, а
шоферы стояли рядом и не шевельнулись даже, чтобы помочь ему...
"Приятно смотреть, как человек корячится..."
"А если в нем это заложено? - подумал Штирлиц. - Если он родился
мерзавцем? Ведь не все же люди рождаются с задатками добра или
благородства... Наверное, честная власть и должна делать так, чтобы умно
пресекать заложенное в человеке дурное, делая все, чтобы помочь проявлению
красоты, сострадания, мужества, щедрости... А как можно этого добиться,
если Гитлер вдалбливал им в головы, что они самые великие, что их история
- самая прекрасная, музыка - самая талантливая, идея - единственно нужная
миру? Он воспитывал в них пренебрежение ко всем людям, но ведь если любишь
только свой народ, то есть себя, то и все другие люди, даже
соотечественники, вчуже тебе... Государственный эгоцентризм всегда
приводил империи к сокрушительному крушению, ибо воспитывал в людях
з в е р и н у ю зависть ко всему хорошему, что им не принадлежит, а нет
ничего страшнее зависти: это - моральная ржа, она разъедает человека и
государство изнутри, это не моль, от нее не спасешься нафталином...
Бедная, бедная Дагмар, - вспомнил он женщину. - Она так добро говорила о
наших былинах... Только б с ней все было хорошо... Тогда она поймет то
главное, что надо понять; про былины она пока еще думает "с голоса" и
говорит "с голоса" - так поступают одаренные дети, они подражают взрослым;
она прекрасно рассказала про своего тренера, за которого была готова
выброситься из окна, если б только он приказал... Ведь былины - это наука,
отрасль истории, а в истории приблизительность, малая осведомленность,
подтасовка - преступны. Это приводит к тому, что розенберги и геббельсы
узурпируют власть над умами и делают народ слепым сборищем, послушным воле
маньяка... Она говорила про Муромца и про общность германского и шведского
фольклора с нашим и уверяла, что именно варяги занесли на Русь сказочные
сюжеты; неверно, скорее это пришло от греков, стоит только вспомнить
Владимира Мономаха в его "Наставлении к детям"... Ах, какая же это добрая
литература и как плохо, что мы ее совсем не знаем!.."
Он снова услышал отца, который читал ему выдержки из этой книги, не
сохранившейся целиком, но даже то, что сохранилось, поразительно:
"Послушайте мене, аще не всего примите, то половину..." Папа тогда сказал:
"Ты чувствуешь благородство его характера в этих нескольких словах?
Всесильный князь не приказывает... Как всякий талантливый человек, он
прилежен юмору, он скептичен, а потому добр, он не претендует на целое,
только б хоть часть его мыслей взяли..." Отец тогда впервые объяснил ему,
что после победы иконоборцев в Византии, когда верх одержали те, кто
требовал в мирской жизни соблюдать изнурительное монашество (плодородие
земель и щедрость солнца позволили людям на берегах Эгейского моря жить в
праздности, поэтому пастырям надо было забрать все в кулак, понудить к
крутой дисциплине, чтобы не повторилось новое римское нашествие), Мономах
посмел противостоять Константинополю, хотя по матери был греком... Он к
молитве - в отличие от византийских догматиков - относился не как к
бездумно затверженному постулату, он говорил, что это просто-напросто
средство постоянно дисциплинировать волю. Он хотел добиться от подданных
страсти к работе не монастырским узничеством, а разумной дисциплиной,
через века смотрел Мономах, потому и проповедовал: "Кто молвит: "Бога
люблю, а брата своего не люблю", тот самого себя обличает во лжи... Паче
же всего гордости не имейте в сердце и в уме... На войну вышед, не
ленитеся, ни питью, ни еденью не предавайтесь, и оружия не снимайте с
себя... Лжи блюдися и пьянства, в то бо душа погибает и тело..." Отсюда
ведь Муромец пошел, от южного моря и греческой преемственности, от доброты
и ощущения силы, а благородный человек к своей мощи относится с
осторожностью, боится обидеть того, кто слабее, оттого и простил поначалу
своего грешного сына, поверил ему, как не поверить слову? А как мне было
сказать Дагмар об этом? За годы работы здесь я приучил себя в беседе с
другими жадно интересоваться тем, что знаю, что не интересно мне, и делать
вид, что пропускаю мимо ушей то, что мне по-настоящему важно; чтобы
работать, я обязан был стать актером, жить ожиданием реплики, которую
нужно подать. Но только если актер заранее знает свою роль, успел выучить
слова и запомнить мизансцены, то мне приходилось жить, словно в шальном
варьете, экспромтом, где не прощают паузы, свистят и улюлюкают, гонят со
сцены... Впрочем, в моем случае не свистят, а расстреливают в подвале.
Потом, когда все кончится, я расскажу Дагмар про Мономаха - историю нельзя
брать "с голоса", в нее надо погружаться, как в купель при крещении, ее
надо пить, как воду в пустыне, ее надо чувствовать, как математик
чувственно ощущает формулу - никакого чванства, горе и правда поровну,
великое и позорное рядом, только факты, а уж потом трактовка... Я расскажу
ей... Погоди, что ты ей расскажешь? Ты ничего не сможешь ей рассказать,
потому что в кармане у тебя кусок острого металла, а за стеной сидят люди,
которые любят смотреть, как другие корячатся, ты ведь становишься таким
сильным, когда наблюдаешь мучения другого, ты помазан ужасом
вседозволенности, ты..."
- Хайль Гитлер, группенфюрер! - услыхал Штирлиц высокий голос Ойгена
и понял, что пришел Мюллер...



ПАУКИ В БАНКЕ - I
__________________________________________________________________________

Генерал Бургдорф, представлявший глубинные интересы армейской
разведки при ставке, улучив момент, когда Борман вышел от фюрера,
обратился к адъютанту Йоханнмайеру с просьбой доложить Гитлеру, что он
просит уделить ему пять минут для срочного и крайне важного разговора.
Бургдорф знал, что телеграмму от Геринга первым получил не Гитлер.
Телеграфисты сразу же - будто догадываясь, что она придет, словно бы
предупрежденные заранее помощником рейхсляйтера Цандером - отнесли ее
именно ему; тот - через минуту - был у Бормана. Армейская разведка
продолжала свою методичную, скрупулезную работу и здесь, в бункере,
получив соответствующие указания генерала Гелена перед тем, как он
"выехал" на юг, в горы, "готовить свои кадры" к работе "после
победоносного завершения битвы на Одере".
Сопоставив эти, да и другие данные, сходившиеся в его кабинет,
Бургдорф пришел к выводу, что именно Борман не позволяет Гитлеру выехать в
Альпийский редут; именно Борман влияет на Геббельса, этого слепого
фанатика, больного, ущербного человека, в том смысле, что только в Берлине
возможно решить исход битвы, а Геббельс единственный человек среди бонз,
который действительно верил и верит в безумную идею национального
социализма, Борман этим пользуется, умело нажимает на клавиши, извлекая
нужные ему звуки. Он в тени, как всегда в тени, а Геббельс заливается,
рисует картины предстоящей победы, предрекает чудо, фюрер слушает
завороженно, и на лице появляется удовлетворенная улыбка, он закрывает
глаза, и лицо его становится прежним - волевым, рубленым.
Бургдорф искренне старался понять логику Бормана, старался, но не
мог. Он знал тайное жизнелюбие этого человека, его физическое здоровье,
крестьянскую, надежную ухватистость, отсутствие каких-либо комплексов,
полную свободу от норм морали, тщательно скрываемую ото всех алчность. Все
эти качества, собранные воедино, не позволяли опытному разведчику,
аристократу по рождению, битому и тертому Бургдорфу допустить возможность
того, что Борман, так же как и Гитлер, решится на то, чтобы покончить с
собою. При этом он понимал, что у Бормана неизмеримо больше возможностей
для того, чтобы исчезнуть, нежели чем у него, боевого генерала. Он знал,
что Борман оборудовал по крайней мере триста конспиративных квартир в
Берлине, более семисот сорока по всей Германии, ему было известно - через
одного из шифровальщиков ставки, - что существует некая сеть, проходящая
пунктиром через Австрию, Италию, Испанию и замыкающаяся на Латинскую
Америку. В этой сети ведущую роль играют люди из секретного отдела НСДАП и
ряд высших функционеров СС, з а в я з а н н ы х на Мюллера; для кого же
была создана эта цепь, если не для самого Бормана? Простая логика
подсказывала и следующий вопрос: когда можно з а п у с т и т ь эту цепь в
работу? Лишь после того, как исчезнет Гитлер. Где это может случиться
скорее всего? Здесь, в Берлине, ибо если Гитлера вывезти отсюда в
Альпийский редут, совершенно неприступный для штурма, возвышающийся над
всеми окружающими районами Южной Германии, оборудованный радиосвязью со
всем миром, то битва может продлиться еще и месяц, и два, а отношения
между союзниками, столь разнородными по своей сути, таковы, что всякое
может случиться. И тогда предстоит капитуляция, но никак не
безоговорочная, а с передачей функции власти на истинно германских землях
армии, тем ее силам, которые уже сейчас готовы немедленно пустить
англо-американцев в Берлин. Туда, к Альпийскому редуту, можно еще
подтянуть отборные части вермахта; войск СС
- кроме батальона охраны - нет и в помине, не зря армия просила Гитлера
бросить на передовую наиболее преданные
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.