Автономный рейд скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Таманцев, Андрей .: Автономный рейд


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Таманцев. Автономный рейд.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Таманцев. Автономный рейд.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
даже пикнуть о нем не смел, да? Ну и чем
Полянкин может меня напугать? Единственный близкий мне человек -- матушка.
До нее ему добраться нелегко. Даже если бы он узнал, что она живет в деревне
Калужской области у тещи Боцмана. Тот купил теще фазенду, чтобы держалась
подальше от дочкиного семейства. Вот на этой фазенде наши старушки и
балуются при свежем воздухе с курами, поросятами и коровой. Живности,
собственно, немного -- ровно столько, чтобы не скучали без смысла бытия, но
и не перенапрягались. Неподалеку от них фермерствует Боцманов брат. Тоже
хлопчик решительный и умелый. Мы его обеспечили небольшим арсеналом. Не
знаю, как управляется брат Коля с трактором, но зато с "шоком" или "узи" не
оплошает точно.
Есть ли резон Полянкину долго -- авось пригожусь -- держать меня в этой
камере? Как ни крути -- тоже вариант. Я бы на его месте, наверное, так и
поступил. Если выждать, жизнь в конце концов подскажет целесообразное
решение. Но мне этот вариант очень не нравился. Во-первых, отыскивая меня
якобы за кражу ценности, те, кто меня нанимал, подключат органы, которые
начнут баламутить моих знакомых, а там, глядишь, доберутся и до матери. Та
заведет брата Колю, тот -- Боцмана, Боцман -- Пастуха, а тому только дай
повод. Он и так, получив мое письмо, такой круговорот органики в природе
устроит, что не дай бог! И где тогда гарантия, что кто-то из наших не сложит
голову? Пастух же и представить не может, сколько здесь у Михуила оружия, и
какого, да и о лабиринтах тутошних понятия не имеет...
Может, я просто старею? Что для боевика, что для опера, что для
скотовода двадцать шесть -- солидный возраст. Кому расцвет, кому начало
заката. Но во всяком случае я возраст чувствую. Вот говорят, что дьявол к
старости становится монахом. И верно говорят: мне даже кого-то чужого
ставить в опасную ситуацию уже не по нутру. А уж тем более подставлять
близких. Вот, кстати, почему я в последнее время люблю работать один.
Технологически, если бы деваться было некуда, вырвать глотку Полянкину
и проткнуть кадык его сопровождающему -- несложно. Полянкин и те, кто с ним,
явно в этих делах не профи. Мое главное оружие -- усыпляющая чужаков
беззащитность -- всегда при мне. Одна вот беда: что-то стал я такой
чувствительный, что мне мой ножик, если начистоту, нравится больше всего как
раз тем, что на нем пока ни капли человеческой крови. По крайней мере, той,
о которой бы я знал. О его бывшем хозяине не сожалею, потому что он начал
первый, да еще так шустро, что разбираться было некогда. Не в том самая
мука, что убивать нехорошо и что жить убийцей тошно. А в том, что ничто
другое меня так не заводит, как искусство нападать и ускользать. В схватке,
в броске на штурм, в уходе от погони, в хитрости, с которой морочишь
противнику голову. Есть азарт и адреналин. Это интересно. А вот в нудном
ожидании, пока ситуация созреет, для меня только тоска и нервотрепка. Тут я
пас, тут я слаб...
Я думаю, в эти дебри самокопания завели меня голод ну и тоска из-за
отсутствия рядом какой-нибудь теплой, мягкой подруги. И еще из-за той
гадости, которой меня давеча напичкал юный химик Полянкин. В том, что в
кофеек он мне что-то добавил, сомневаться не приходилось. Только этим могу
объяснить и странную свою вялость, и покорность, и сам мертвый сон в
незнакомом, опасном месте.
Я почти скулил мысленно от голода и скуки когда, наконец мягко клацнул
запор. Пришел за мной не Полянкин, а тучный, очень бледнокожий мужик: метр
семьдесят пять -- семьдесят шесть, лет сорока пяти. Одет, естественно, в
камуфляж. Не профессионал, но кой-какой опыт тюремщика у него проявлялся.
Двигался он легко, несмотря на комплекцию, и по шелестящему звуку его шагов
я узнал в нем того, кто вчера подстраховывал Михуила. Кивком пригласив на
выход, он посторонился" поглядывая на мои руки и ноги опасливо и с тем
предвкушением наслаждения властью, которое свойственно тюремщикам. Им в кайф
подраться с тем, кто заведомо слабее и беззащитен. Тюремщики особые люди.
Узаконенные рабовладельцы. Вот и этот выжидательно потаскивал толстыми
пальцами специальную электрифицированную дубинку. Ткнешь такой -- и человека
скрючит от удара тока. Потом ею же можно и по голове, и по ребрам, и по
почкам. Менты называют это свое орудие производства "сывороткой правды".
Чтобы он не пустил ее с перепугу в ход, я изо всех сил постарался
продемонстрировать, какой я милый, забавный и совсем безопасный паренек.
-- ...Знаешь, кореш, а твой полнокровный облик меня радует, --
дружелюбно зубоскалил я по дороге, старательно делая вид, что не помню, куда
и когда надо поворачивать. К тому же приходилось маскировать внимание, с
которым я высчитывал шаги от поворота до поворота. Проверял свои вчерашние
наблюдения. -- Похоже, если судить по тебе, что голодом здесь не морят...
Кстати, а не ты тут за повара?
-- Не-е, -- вырвалось у него хрипловато, и я, не давая ему понять, что
любое общение с охраняемым обезоруживает охраняющего, перебил:
-- И правильно! Картошку лучше есть, чем чистить. Уж я-то ее в армии
наскоблил -- даром что в стройбате числился... Тебе вот кирпичи класть
приходилось? А?
Моя гулкая и тупая после химии голова упрямо бастовала, не желая
заниматься арифметикой. Но некий воспитанный тренировками диктатор во мне
настаивал, и мозг, чуть ли не скрипя от натуги, подчинялся. Суммировал: от
люка до фальшивой кладки на петлях -- полтора метра, секунда из-за высоких
порогов; ширина коридора напротив входа -- полтора метра; налево до первого
поворота -- одиннадцать метров, три секунды, пока не разогнался. Считать,
запоминать, болтать и слушать одновременно трудновато, но выбирать не из
чего. Бестолковка у меня одна-единственная, приходится обходиться ею.
-- Не-е, я -- фрезеровщик... -- не без гордости признался конвоир.
-- Да ты че? Это -- да, это -- квалификация, братишка. А я в стройбате
не столько клал кирпичи, сколько тянул, что подвернется. Сечешь? Тоже --
профессия. Ox! -- Преувеличивая слабость, я оперся на стенку.
Прикинул краем глаза высоту, на которой приделана под потолком
телекамера, и минимальную мертвую зону под ней.
-- Видал, меня уже шатает с голодухи? По приказу отцов-командиров,
говорю, тырил стройматериалы. Им ведь на дачки-гаражики много чего нужно
было. Вот и грузили, и возили, и ложили без передыху... Так что с картошкой
даже в наряде без очереди было лучше. Тепло, светло, болтаем. Кто-то и за
бутылочкой слетает.
Тут мой сопровождающий так выразительно сглотнул слюну, что и нарколога
не нужно было, чтобы понять, какие такие фрезы он предпочитает всем
остальным.
-- Ох, люблю я беленькую под картошечку! Потную, из холодильничка... --
развивал я тему по молчаливой просьбе горячо сопереживающего слушателя. -- А
если еще огурчики да с грибочками!
Тут я мечтательно прервался, поскольку мы почти дошли до поворота к
гостиной. Хозяин ждал нас именно там -- сидел на диване вальяжный,
распаренный, точно из бани, смаковал папиросу и прихлебывал пивко из весьма,
к слову, антикварной кружки. Тут же стояла и бутылка водки. Таким
умиротворенным, будто после бабы, я Полянкина еще не видел.
-- Добрый день, Олег. -- Он радушно кивнул и хитровато спросил: -- С
провожатым не познакомился? Нет? Молодец, -- похвалил он неизвестно кого и
вежливо представил нас друг другу:
-- Это -- Сергей. Сережа, а это -- Олег Федорович, наш будущий герой и
сподвижник. Так что поесть ты ему принеси побольше и на тарелке. Кофейку
прихвати. Наш Олег кофеек предпочитает. Ну иди-иди.
Бедный Сергей очнулся от транса, в который впал, увидев на столе водку,
и, неуверенно покачиваясь, вернулся куда-то в глубины полянкинских руд. Не
профессионалы мои тюремщики. В смысле -- самоучки. Но опыт в повадках
просматривается. Специфический, мне непонятный. Сергей очень похож ухваткой
на тюремщика, но все-таки не тюремщик. И не охранник. А кто ведет себя как
тюремщик, но таковым не является? Не знаю. И почему вдруг этот скопидом стал
так благодушен? Может, он уверен, что додумался, как меня повязать? Или
думает, что сообразил, на чем я непременно спасую?
-- Пивка, Олег, хочешь?.. Ну как хочешь. Посмотри пока вон там, на
столике. Раскурочили-таки мы твой чемоданчик. В тот самый момент, когда
часики кварцевые последние минуты тикали! Почти полкило взрывчатки. Знаешь,
как бы тут все разнесло? Так что с тебя причитается.
-- Так я ж разве что? Всегда готов! -- Послушно свернув к столику на
колесиках, я изобразил почтительный интерес к разложенным на нем предметам.
-- Да я бы все вам отдал, если бы не долг перед дружками и не трудности
после дефо... дефолта... В общем, если б не общая проруха. А что это за
коробки? -- Я внимательно, ничего не трогая, осмотрел разложенное.
Возле остова кейса, с которого содрали весь дерматин, среди электронных
плат и блоков бросался в глаза брусок, похожий на хозяйственное мыло. И хотя
в нем было провернуто отверстие для детонатора, да и сам детонатор лежал
рядышком, сразу стало понятно, что это туфта. То, что я сам не умею
кое-какие устройства разминировать, еще не значит, что я уж совсем дурак. Я
столько раз помогал Боцману, да и сам минировал, когда попроще, что кое-чего
нахватался. И сейчас видел: дурят меня внаглую. Все, что лежало передо мной,
действительно было взрывоопасно. Но не могла вся эта трехомудия разместиться
в кейсе. Все это весило раза в полтора больше, чем весь кейс, когда я его
сюда принес. Михуил хотел произвести на дилетанта впечатление -- и
перестарался. Это обнадеживало: кого хотят устранить, того впечатлить не
пытаются.
Стараясь не выдать свою озабоченность, я пытался сообразить, к чему
идет дело. Мешали необходимость придуриваться и новый приступ
головокружения. Да, в таком состоянии я не боец, это точно.
-- Кризис тут ни при чем, -- свысока и лениво, как пацану, объяснял
Полянкин. -- Ибо все проще. Просто жаден ты, Олег, до денег, как муха до
дерьма.
Я, конечно, человек в целом добрый, но натощак презрительную
снисходительность воспринимаю с изрядным раздражением. Невольно подумалось,
как бы он изумился, получив вдруг ни с того ни с сего -- на его взгляд -- по
лбу бутылкой. Он бы и понять ничего не успел, скрючился бы связанный с
залитой кровью мордой между колен, с вывернутыми и привязанными к щиколоткам
руками. В такой позе не шибко поумничаешь.
Однако неизвестность по поводу его дальнейших замыслов на мой счет
удержала меня от резких движений. Тем более что становилось очевидным, что в
число здешних обитателей кроме пьянчуги Сереги и самого Полянкина входят
еще, по крайней мере, человека три-четыре. И среди них -- очень умелые
каменщик и электронщик. Не зная, на что они способны, защищая хозяина, не
резон с ними связываться. Не устраивать же захоронение на манер
древнескифских, когда кроме скончавшегося хозяина укладывали в могилку и
самых ценных его подручных.
Меня и без того со вчерашнего утра многовато людей ищет. И что особенно
обидно: до сих пор неизвестно, за что именно.
-- ...Но она-то и обнадеживает, ибо жадность, Олег, -- продолжал
делиться мудростью Полянкин, -- гораздо более природное, человеческое и
тонизирующее чувство, чем любое другое. Надеюсь, что тебе удастся не
профукать имеющийся в тебе, несомненно, потенциал. Именно он пробудил в тебе
чутье, подсказал, что мимо тебя может хо-ороший кусок проскочить. Понял --
нет? -- В роли кайфующего лектора Полянкин был гораздо противнее, чем в
личине угрюмого скопидома. И я окончательно решил перекрестить его в
Михуила.
Мысленные клички, предназначенные для сугубо моего внутреннего
употребления, позволяют точнее настроиться на волну оппонента. Чтобы не
только понимать, но и предчувствовать его действия. В "Мишане" есть
уважительная ласковость, которая в решающий момент может и с толку сбить. А
в "Михаиле" содержалась та самая противная осклизлость, которая вдруг из
Полянкина полезла. Такое... В руки брать противно, но и из поля зрения лучше
не выпускать. Особенно раздражал меня сейчас Михуил тем, что знал нечто,
крайне важное для меня, но не спешил, стервец, этим знанием поделиться.
-- Это барахлишко из чемоданчика непростое: два радиомаяка, причем один
из них был во взрывчатке, что свидетельствует о явной неоднородности...
группы, так сказать, товарищей. Была даже ампулка с газом парализующего
свойства. Серьезным, в смертельной дозе... Так что то, что ты не полез в
чемодан напролом, убедительно говорит о том, что кроме жадности, которой уже
никого не удивишь, имеется в тебе еще и... А вот и твой обед... Сережа,
хочешь рюмочку?
-- Да я ж...
-- Нет проблем! Заслужил. Мы все заслужили, имеем право сегодня
попраздновать. Да не торопись ты так, больше прольешь... Давай, Олег,
присоединяйся к нам. За встречу и за наш прочный союз в дальнейшем!
Мы опрокинули, и я, не дожидаясь приглашения, набросился на еду --
нежно притушенную капусту с биточками. Порция была отменно велика. Отрезая
себе хлебушка, подивился либерализму, с которым пленнику тут предоставляли
возможность пользоваться вполне убойного размера кухонным ножом. А когда еще
и Серега ушел, вымолив влажным взглядом еще одну дозу, стало ясно: Михуил
вполне уверен, что я теперь у него на прочном, обеспечивающем мою лояльность
крючке. Это воодушевляло. Полянкин разливался бархатистыми трелями. Видать,
в каждом из нас есть некая кнопка, которая дает пуск извержению словесного
поноса о самом важном, сокровенном. Или он просто намолчался, не имея с кем
пооткровенничать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.