Автономный рейд скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Таманцев, Андрей .: Автономный рейд


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Таманцев. Автономный рейд.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Таманцев. Автономный рейд.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
- Нас в автобусе возят. Зашторенном. -- А вот это непонятно у нее
получилось: и правда вроде, и в то же время вранье.
-- Номера какие на автобусе?
-- Не знаю... Не останавливайся! Не останавливайся, я тебе все-все
расскажу! -- заверещала она, впиваясь в мои бедра.
Вот же гадство: тут такие дела, такая информация, а ей кончать
приспичило. Но рефлекторно послушался, начал тешить ее, ворочая бедрами из
стороны в сторону, и она заверещала без притворства, со всхлипами. Потом
обмякла и -- привычная история -- по-домашнему, как своего, сонно попросила:
-- Не надо больше, пожалуйста! -- вывернулась из-под меня, легла на
бочок, подтянув ноги к груди, и затихла. Мэнээс и есть мэнээс: я свое
урвала, а ты хоть узлом завяжи.
Но в данный момент оно и к лучшему. Из меня от услышанного все
сексуальные намерения как вымело. Голова наконец разошлась с физиологией.
Физиология торчала сама по себе, мысли роились сами по себе. Легонько
шлепнув Марину по на удивление молодой заднице и как бы горделиво неся свой
еще вздыбленный инструмент, я пошел в сортир -- отлить, мол. Пока лил --
спускал -- полоскал, лихорадочно наводил порядок в голове, где все
нагромоздилось, как в кошмаре.
Называется: убежал от опасности с кейсом.
Нет, если наградит Он талантом впутываться во все тяжкие, то это на всю
жизнь.
Однако Михуил и, видимо, его шеф-военпред всерьез нацелились на деньги
грузинских заговорщиков. А где деньги (а тут ведь не просто деньги, а очень
большие), там сумма обстоятельств не для слабонервных. Значит, должны быть у
них для меня спецсюрпризы. Химия химией, а военные больше верят в силовое
воздействие. Вряд ли они ограничатся деликатностями. Так что главное для
меня? Главный вопрос: где Ирина и кто она? Нет! Что я несу? Главное: будут
ли они или грузины тянуть в эту кашу ребят? Случайно вышли на "MX плюс" или
с конкретным прицелом?
Эх, сейчас бы сесть за стол и на листочке бумажки все упорядочить,
разложить. Но не дадут мне на это времени, голого возьмут, прямо после
акта... Голые да расслабленные сексом, резко брошенные на допрос, колются
быстрее.
И точно в воду смотрел.
Дверь нараспашку: двое бугаев в камуфляже, сапожищами меня по ногам,
руки завернули, потащили почти что на весу, я только попискивать и успевал.
Грамотно ломают. Есть у американцев такое выражение "Селф-мэйд-мэн" --
человек, сделавший сам себя. Полное дерьмо. Не может человек сам себя
сделать. Хоть при папе-маме, хоть при пробирке, а все равно чья-то помощь
требуется. Другое дело, что одним эта помощь впрок, а другим мимо ушей.
После того как я в руках у чеченов побывал, мне на тренинг по пыткам,
который Док усиленно рекомендовал, соглашаться очень не хотелось. Но все же
дал себя уговорить, так что теперь вопил, брыкаясь, как учили:
-- Стойте, сволочи!.. Отпустите, суки! Я вам глотки перережу!.. -- В
общем, изображал панику и ошеломление, старательно присматриваясь, куда меня
волокут.
Волокли меня по коридору мимо номера, одарившего спокойной ночью,
куда-то в новый для меня отросток бункера. Через три распахнутые стальные
двери, все молчком, только пиная и руки на излом выворачивая. Втащили в
просторную камеру, бросили под слепящей лампой на деревянное холодное
кресло, кисти и предплечья притиснули зажимами, ноги тоже притянули к
ножкам. И -- ничего.
Только слепящий свет, холод пронизывающий и гулкая тишина.
Это мы тоже проходили.
Поэтому я пытался озираться, сыпал угрозами и проклятиями. А как еще
вести себя напуганному психу? Я именно псих. Маленький, плюгавенький,
напуганный и очень, очень слабый.
Вдруг из тьмы выскочила холеная рука с малиновыми ногтями и меня за
яйца -- цоп! И под выверт, от которого я криком зашелся, в ухо визжит
незнакомый мужской голос:
-- Как тебя зовут, покойник?!
-- А-а-атпусти!
-- Как зовут?! Щас кастрирую!
-- Му-ухин!.. Олег! А-а-атпусти! -- корчился и вопил я без всякой
системы Станиславского. Вот Гамлета бы так, за гениталии, и спросить: "Быть
или -- не быть, сучонок?!" -- все бы выложил и не маял публику три часа.
-- Врешь, сволочь! Кто заказал перевозку?
-- "Изумруд"!
-- Кто там главный?
-- Не знаю!
-- Врешь, сволочь! Где взрывник, который ожерелье заряжал?! Кто он? Где
прячется?!
Стоило ногтям сжаться еще на миллиметр, и все мои сексуальные проблемы
окончились бы разом. Ну и черт с ними, лишь бы эта рвущая боль и
одновременно эти тиски отпустили.
-- Не знаю! Меня втемную зарядили! А-а-атпусти! -- И тиски, даря
блаженство, разжимались.
Как мало нужно для счастья. Но как оно коротко! Я и двух раз не успел
вдохнуть полной грудью, как баба опять сжала свою лапу и все мое, бывшее в
ней.
-- У-у-у-у! -- взвыл я.
А мужик опять завопил:
-- Как ты сбежал от них?! Откуда?!
-- У-у-у-у! -- Вот сейчас я понимал Пастуха вполне: этих тварюг надо
давить еще до того, как они получат малейший шанс появиться на свет!
Клянусь, что буду пристреливать любого, а главное -- любую, которая... --
У-у-у-у-у!
-- Откуда удрал, мразь?
-- Из Шереметьева...
И так далее. И тому подобное.
Выложил я им все, о чем знал наверняка, что это беды не прибавит, а
потом мой мочевой пузырь, словно гася бушевавшую в паху боль, разрядился сам
собой. Баба отдернула обмоченную руку. И, даже не врезав мне по роже,
помчалась мыться-вытираться, а я, молча благословляя ее брезгливость,
облегченно расслабился, выливая под себя остатки. За кругом света высокий
мужской голос резюмировал:
-- Пусто. Этот ничего не знает толком -- шестерка.
Я возликовал -- маленькая, голая, мочащаяся под себя Муха.
Но высокий голос и не подумал заткнуться на этом:
-- Выбейте из него, как они держат связь с этим своим Пастухом.
-- А на кой он нам? -- высунулся на свет сутулый от мышц мужик,
которого высокоголосый Катков назвал Барсиком.
-- Пригодится. Знание -- сила, слыхал? И еще узнай: говорил ли он
Пастуху что-нибудь о Полянкине. В общем, все об их шайке-лейке.
От услышанного я бы еще больше сник, но дальше уже просто некуда было.
Потом меня били дубинками и спрашивали, потом опять били, порой не
обращая внимания на ответы. Обсуждали услышанное и опять били. Сколько мог,
терпел, чтобы хоть что-то понять из вопросов. Но если они планировали, что я
буду терпеть долго, -- крупно ошиблись. Когда кто-то во тьме очередной раз
замахнулся, я, решив, что с меня хватит, тут же впал в отключку. И сколько
бы они меня потом ни приводили в сознание, сколько бы ни замахивались, бить
им приходилось в основном уже бесчувственное тело. Психотренинг стоил мне
недешево, но, приходя периодически в себя, я превозносил его за сомнительную
пользу, а Дока за мудрый совет.
Бильщики матерились, но в конечном счете бросили это дело. Списали свою
неудачу и мою слабость на мой стресс и свой наркотик. Тем более что я и так
много выложил: телефоны Пастуха, кодовые фразы и расписание связи. Я даже
честно предупредил их, что ближайшую неделю Пастуха в Москве не будет. У
него, дескать, рабсила на лесопилке саботажничает, добиваясь повышения
зарплаты.
Им эта информация, несмотря на абсолютную точность, почему-то так не
понравилась, что кто-то из тьмы совершенно неожиданно наградил меня плюхой
по загривку. Боль была такой, что я вырубился вполне традиционным самотеком,
без всякого психотренинга.

x x x

Очнулся в своей самой первой камере. От боли, в которой барахталось мое
измочаленное тело. Еще не вполне очухавшись, чтобы не застонать во все
горло, поскреб ногтями жалкий замызганный матрас. Похоже, у меня входило в
привычку просыпаться на нем голышом с торчащим аксессуаром. Тело болело
нестерпимо. Минимум пара ребер сломана. Почкам и печени тоже досталось.
Затылком чуя над собой взгляд телекамеры, я без всяких усилий делал вид, что
совсем измочален и нахожусь в полной отключке. Шевелил только глазами и
кончиками пальцев. Одежда моя валялась рядом, на полу. Те, кто меня сюда
притащил, прекрасно понимали, что после той мясорубки, через которую они
меня пропустили, я буду способен хотя бы на минимальное сопротивление не
раньше чем через три недели в госпитале с уходом по максимальной программе.
И это их совершенно верное мнение было сейчас моей единственной надеждой. И
никакого оружия. Кроме себя самого.
Я пытался собрать оставшиеся в себе силы, словно стягивал царапающую
внутренности пружину. Старался понять: на кой они меня оставили в живых?
Дожил, называется: настораживает, что не убили, хотя могли. Все запутали
откровения этой тетки, Марины. Сначала была чахлая надежда, что половину она
наврала. Но когда мне тут же устроили кровавую баню и взяли меня за яйца,
чтобы выяснить все о грузинах, о Пастухе и об остальных, многое сошлось.
Вопросы уже и сами по себе -- информация. Что я из них понял? Понял, что эти
вояки из какой-то госспецконторы решили срубить денежку по-легкому, но
страшно боялись, что раззявили пасть на то, что не смогут проглотить.
Особенно меня удивили вопросы о Голубкове и УПСМ.
Не исключено, что я сам им о них и выложил. После психотропных
препаратов откровенничавший не помнит того, что говорил. Нет, правда, после
той химии я и в самом деле был как дурной. Но часть вопросов показала, что
они знают больше, чем я сам. Значит, у них есть и другие источники. А это
уже непонятно. УПСМ-то им на кой? Пастух на мое письмо не прореагировал. И
не важно, связано ли это с Голубковым, или попросту письмо не дошло. Надо
выпутываться самому.
Попробовав на мне все: и ласку, и деньги, и баб, и привязку к
преступлению, и допрос с пристрастием, они теперь сами выйдут на грузин,
одновременно выбивая из меня все, что мне может быть известно. А когда
выбьют все, что смогут, они от меня избавятся. Это без вопросов. Очень легко
представить, что они со мной сделают. И, боюсь, убедить их в своей
абсолютной безвредности мне уже не удастся. Но ни на что не годен я стану
гораздо раньше.
Поэтому я и лежал, упорно не подавая признаков жизни, хотя мочевой
пузырь уже переполнился, и мне пришлось лить под себя, на матрас.
То, что жесткие допросы всегда, пусть и поздновато, но кончаются, -- не
единственная их прелесть. После них появляется некоторая раскрепощенность в
методах -- любые, даже самые жесткие из них, автоматически становятся
ответными и в силу этого справедливыми. Можете считать такое суждение
суеверным заблуждением, но для меня это важно. Почему? Да потому что лично
мне Он превентивной жестокости не прощает. Зато в ответной совершенно не
ограничивает.
Я лежал, как лежат в беспамятстве, ничком и почти не дыша. Тело выло от
боли все сильнее и сильнее, но сдерживаться пока было просто, достаточно
было напоминать себе: если я не смогу вырваться сейчас, то после еще одного
такого допроса я уже не вырвусь никогда.
Наконец телекамера над моей голой спиной все-таки ожила, зажужжав
трансфокатором.
Наверное, сейчас мое хилое избитое тело занимает весь экран. Мне бы
очень помогло, если бы наблюдатель не изменил фокусировку до появления... А
вот и желанный шлепок засова, дуновение сквознячка. Пришли двое: один в
бутсах, другой как-то странно шаркает. Когда топавший бутсами положил мне
руку на плечо, у смотрящего на экран телевизора сложилось впечатление, что
он одним мановением смахнул меня на пол.
И, в общем, так оно и было: он дернул, я поддался, соскальзывая на пол
в мертвую для камеры зону. Он наклонился, но моя рука метнулась, втыкая
указательный палец в его левый глаз.
Благодаря высокой скорости и отработанному направлению удара палец
пробил глазное яблоко, тонкую кость за ним и погрузился в мозг. Инстинктивно
отшатнувшись, он выпрямился уже мертвым. И еще падал, когда моя пятка
взлетала в переносицу второму... А вторым был Серега. Черт бы побрал этого
увальня-алкаша, однако, увидев знакомого, я рефлекторно дернулся, направляя
ногу повыше, в лоб. Он отлетел и приложился затылком о стену, сполз по ней,
изумленно глядя на меня. По-моему, он даже испугаться не успел.
Вообще-то по справедливости его надо было убить.
Если уж ты вошел в компанию, которая пытает, калеча, людей, то будь
готов к любой жестокости в отношении себя самого. Даже если ты просто стоял
рядом. Или не стоял. Тебе заплатили за мою кровь? Это твой должок мне.
Отдашь своей. Не потому, что мщу за прошлое. Потому что оберегаю себя на
будущее. Во всяком случае, я так считаю и до сих пор -- жив. Если для вас
это не аргумент -- попутного ветра.
Но убивать Серегу я не стал. Из деловых соображений. Не одним днем
живу. Я знаю алкаша-санитара, знаю, как найти. Он знает меня. Считай, он уже
почти что мой агент. Вот если не оправдает -- тогда и убью.
-- Если хочешь жить, постарайся на часик потерять сознание перед этой
камерой! -- шепнул я ему, быстренько натягивая штаны.
На Сереге были разношенные китайские тапки, так что пришлось мне
снимать бутсы с покойника. Не понимаю, на кой им камуфляж в подвале, если
только не ради формы? Но что это за форма, если не предусматривает никакого
путного оружия, кроме дубинки с электрошоком? Только и разжился, что ремнем
с хорошей солдатской пряжкой. Еще из советских запасов Полянкина пряжка, со
звездой. Из-за обуви я провошкался, но недолго и, когда добежал до главного
коридора, услышал впереди топот. Пришлось подождать в мертвой зоне под
телекамерой, пока навстречу выскочат двое топотавших. Один, оказавшийся тем
самым могучим Барсиком, держал в руках "Макаров", у другого, незнакомого,
было помповое ружье.
У них была слишком б
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.