Автономный рейд скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Таманцев, Андрей .: Автономный рейд


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Таманцев. Автономный рейд.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Таманцев. Автономный рейд.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
ем
военно-промышленном комплексе, а ничего, кроме как оружие изобретать, и
делать не умеет. Вот и захотел для укрепления материального благополучия
загнать какой-то интересный снаряд. Не чертежи секретные, а само изделие,
заныканное им при испытаниях. Все равно кому, лишь бы заплатили не меньше
десяти кусков. Сам покупателя найти не мог: слишком-де на виду он, под
колпаком у первого отдела. Вера стала от родича отмахиваться, но Евгений,
мучимый совестью за то, что разорил семью и оставил супругу ни с чем,
отважился попробовать.
Обратился к Хрящу, которому во времена оные платил за крышу на
"Спортивной". Тот его вывел на чеченцев. А те, когда ознакомились с
информационной листовочкой, которую засекреченный родич на этот случай
приготовил, восторженно пообещали за снаряд аж семьдесят пять тысяч! От
таких перспектив у Шмелева последний глаз стал квадратным, и бросился он
искать спонсора. Потому как не хотел сводить родича с покупателем. Потому
как конспирация. И потому как знал, до чего легко в нашей стране игнорируют
посредников при окончательном расчете. Ему нужны были еще семь тысяч -- три
он от чеченцев в виде аванса уже получил, -- чтобы заплатить родичу за
снаряд. Тот настаивал, чтобы деньги и товар были обменяны одномоментно, из
рук в руки, баш на баш.
Что за снаряд -- Женя толком объяснить не смог, а единственная листовка
осталась у покупателей. Нечто самонаводящееся, бронебойное.
Излагал мне эту историю Шмелев с жизнерадостной наивностью идиота. Я,
мол, даю ему семь тысяч, он берет у родича снаряд за десять, тут же отдает
чеченцам за семьдесят пять, из коих двадцать одна -- моя.
-- Триста процентов за пару дней, а? Максимум за неделю! -- блажил этот
взрослый ребенок, и я заподозрил, что Вера не случайно упомянула о том, что
Жене что-то в голове оперировали. Видать, все ж таки ему там либо что-нибудь
вырезали, либо повредили, либо добавили...
Трудно поверить, что нормальный человек полезет торговать оружием. Да
еще с бандитами. Да еще с чеченцами. Да еще секретным оружием. Бред
какой-то. Меня решил подставить? Но на кой это Шмелеву? Да и знал я его
бесхитростную физиономию наизусть. Оставалось списать все на ситуацию, когда
люди как бы сходят с ума из-за денег.
-- А, Олег? Рискнем?! Если нельзя, но очень хочется -- можно
попробовать, а? -- заглядывал мне в лицо своим единственным глазом наивный
здоровяк.
Супруга его стояла рядом с опущенными глазами, явно понимая, в какую
клоаку затягивает их обоих новоявленный оружейный коммерсант. Вот она --
типичная бабская тупость. Видит, что мужик сует голову в петлю, но
заворожена, как кролик перед удавом. В таком состоянии бабы, бывает, и
бутылку к празднику зашитому алкашу приносят. Чтобы отметить его
воздержание. Я помолчал для вежливости. Потому что дело для меня это было
ясное, проблему такую я давно себе решил кардинально: хочешь покончить с
собой -- твое право. Но без меня. И без моих комментариев.
Но тут не чужой ведь человек, да и Веру было жалко. Я отступил от
принципов, хотя и знал всю бесполезность слов:
-- Женя, ты целым из этой истории не выйдешь! Считай, что Хрящ тебя уже
продал с потрохами. Ну ты подумай сам, ради бога! Ты бы за пятнадцать кусков
снаряд отдал?
-- Ну, поторговался бы, конечно.
-- Нет, скажи: отдал бы?
-- Ну, конечно. Все равно -- прибыль. Но они ведь сами только полета
предложили, это уж я до семидесяти пяти довел!
-- Вот-вот. Сами! Потому и пообещали, что платить не собираются. Да и
не могут они тебя после такой сделки в живых оставить. Это ж не ящик с
патронами, которые по всей стране растекутся и на которых имен нет. Ты для
них -- след, столбовая дорога к ним! Ты подумай: для чего они эту штуку
покупают?! Да за такие деньги можно роту гранатометами на целый год
обеспечить! -- Я говорил, но видел, как глаз прежде рассудительного Женьки
лишь все сильнее наливается кровью. -- Это какое-то покушение, к бабке не
ходи. В таких случаях концы рубят кардинально. И тебя убьют, и Ильиничну
твою. А вначале на куски порежут, чтобы узнать имя вашего родича.
-- Да брось ты! Сейчас на любом базаре можно пулемет купить чуть ли не
в открытую! -- Женька просто оглох, а Вера лишь затравленно посматривала то
на него, то на меня. -- Ты ж пойми: я ведь слепну! У меня на второй глаз
перекинулось. Еще год-два -- и без провожатого ни шагу! Что мне, в метро
милостыню просить?.. Да я потому тебя и прошу -- ты ж спецназовец, неужто мы
с тобой этих чурок не одолеем? Разговор-то простой: деньги на бочку, а тогда
и товар.
-- Верочка, -- решил я обратиться напрямую к женскому разуму. -- Но
ты-то понимаешь, что в лучшем случае -- если очень повезет! -- вас всех ФСБ
повяжет? Ведь за вами уже следят! Вы ж в микрофонах, как урки во вшах. Это
же такой срок! Куда ему, слепнущему, еще и в тюрягу?
-- Умник! -- рассвирепел Шмелев. -- А жрать нам что -- законы твои?
-- Тише, тише, -- высказалась наконец и она. -- Услышат же.
-- Где они были, твои законы, -- послушно сбавив голос до шепота,
талдычил Шмелев, -- когда меня среди города калекой сделали? А жрать-то мне
теперь что?
-- Ну с этим нет проблем. Я тебе эти деньги, семь тысяч, лучше на дело
дам. На раскрутку. За пару лет можно неплохо наторговать. Ты же умеешь этим
заниматься -- ну и занимайся!
-- Дашь? Давай! -- ухватился Шмелев, и я заподозрил подвох.
-- Дам, но так, чтобы ты не мог в эту аферу влезть. По тысяче в месяц.
Идет?
-- Да иди ты со своими подачками! -- обидевшись, что сорвалось меня
надуть, махнул он рукой и потащил жену прочь. -- Пошли, мать, обойдемся!
Больше от меня ничего не зависело. Я, как будто одеревенев, смотрел
вслед еще одному другу, которого заглотнула жадность, и ничего не мог
поделать. А может, и не просто жадность, а страх перед искалеченной жизнью?
Перед нищетой? Но разве не лучше бичевать, чем идти, как овца, на заклание
ко всяким Хрящам?.. Стоп, сам себе думаю, как любит приговаривать Артист. Не
про меня ли речь? Не продаю ли я сам тоже свою жизнь -- только за ласковые и
патриотические призывы? Не втягивает ли и меня При в аферу, как этот самый
родич супругов Шмелевых?
В общем, было мне о чем поразмыслить, ворочаясь ночью на Катерининой
кровати. Но стоило мне задремать под утро, как и она сама явилась из рейса.
Не будя меня, Катюша продлила пребывание сына у бабуси еще на пару дней. Вот
эти-то пару дней мне и пришлось ее ублажать. Не скажу, что было трудно,
напротив, Катя в постели человек нежный, и, в общем, досталось ей все то,
что у меня к При накопилось, аж распирало всего. Но -- скучновато себя
чувствовал, не скрою. Как-то разом все женщины, кроме При, сделались
пресными. Зато Катерина расцвела:
-- Какой ты стал мечтательный, Лешенька! Люба моя, наконец-то ты вошел
в солидность.
Катя была из той, третьей части моей жизни, в которой я, Алексей
Демшин, служил сотрудником посреднической фирмы, бравшей у заводов задвижки
для нефтеперерабатывающих и качающих предприятий и обменивавшей их на
топливо, а топливо потом продавало и, рассчитавшись с производителями
задвижек, имело на этом прибыль. Жуткая работенка, доложу вам: сплошные
командировки. А сделки долгосрочные, навару мало, кидают часто...
-- ...Бросай ты эти скитания, а? -- рассудительно уговаривала Катенька.
-- Живи у меня. Мне тут работу предложили в столовой. Сейчас вагоны пустые
ходят, народ лишний. Ездить не буду. По вечерам и выходным -- дома. Летом
дачу поднимем. Парники сделаем. Разве не проживем? Еще как проживем!
Вот она -- железобетонная мудрость. Тихо жить, никого не трогая, ничем
не рискуя.
Отчего же так скучно и тошно соглашаться с ней?
-- Ну что ты молчишь? -- ластилась Катерина. -- Нет-нет, перестань, не
надо -- я устала.
Вот: "устала". А мне что, узлом завязать?
Ну и как с ней после этого жить? Водку пить и по рыбалкам шататься,
чтобы желание утихло?
То ли дело моя При, которая, как пионер, всегда готова.
Впрочем, с этим -- моя она или чья еще -- вопросов почти что и не
осталось. Сердцем чувствовал: раз я отмалчиваюсь, решила При от меня
отпочковаться. Ничего не поделаешь. Это их, женская мудрость. "И спрашивала
шепотом: "А что потом, а что потом?.." Все кончается. И напоследок, как
правило, боль от разрыва, неминуемого рано или поздно. Боль, которая всегда
прямо пропорциональна радости от близости. Но вдесятеро сильнее. Кто разок
такое пережил, очень хорошо всегда предчувствует повторение. А на мазохистку
При не походила...
Я не лез к ней не из гордости. Говорил ведь уже, что, если мне нужно, я
и в ножки готов поклониться. Просто знаю: любовь бесполезно выпрашивать.
Уши, хвосты щенкам и зависимость от бабы-профессионалки нужно рубить разом,
не растягивая муку.
Пока Катерина отсыпалась после рейса, я от нечего делать почитывал
копии бумаг, которые отослал Доку.
Все в них подтверждало давно ведомое миру: секс и власть -- главные
людские радости. Деньги в основной список входят лишь постольку-поскольку,
как материальное обрамление двух основных радостей. А уж карты, водка,
наркота и прочие заменители -- вообще для тех, у кого нет ни того, ни
другого, ни третьего. Но почему-то именно тех, кто предпочитает пользоваться
этими природными радостями (сексом и властью, а также властью в сексе и
сексом во власти) во всей полноте, в обычной жизни чаще всего называют
извращенцами. Больше того, они и сами себя таковыми ощущают.
Задним числом мне стало понятно, над чем Девка, притворяясь младшим
научным сотрудником Мариной, иронизировала, лежа со мной в постели. Гном же
все предельно популярно изложил в докладной записке на имя генерала
Ноплейко. Его чудо-снадобье, о немецком происхождении которого Полянкин,
естественно, не сообщал, сулило переворот в деле воспитания и
перевоспитания. Хотя, в сущности, такое уже давно известно под названием
"приворотное зелье".
"На первом этапе, -- писал Гном-Михуил, -- мы научимся обеспечивать
прочную сексуальную зависимость объекта от субъекта.
То есть достаточно будет нашему сотруднику (или сотруднице) незаметно
угостить объект соответствующим препаратом и оказаться у него на глазах и в
пределах достижимости в тот момент, когда препарат начнет действовать, и
после этого объект просто не сможет жить без благосклонности субъекта. А
следовательно, будет неукоснительно выполнять любые его распоряжения и
пожелания.
На втором этапе -- мы сможем обеспечить верность объекта и
обезличенным, словесно выраженным и даже абстрактным принципам. Таким, как
страсть к честному служению Родине, выполнению морального кодекса строителя
новой России..."
После чтения подобного мое желание прибыть на встречу с генералом
Ноплейко, и так-то не шибко горячее, быстро приблизилось к точке замерзания.
Ведь им ничего не стоило устроить мне ловушку и зарядить "верностью
абстрактным принципам". А мне хватало и того, что меня зарядили желанием
видеть, слышать и чувствовать Принцессу.
Клин клином вышибают.
И я решил попробовать вышибить любовную тягу, несколько ослабевшую
благодаря посильной Катюшиной помощи, верностью суровой мужской дружбе. Коль
сам Шмелев не хочет взяться за ум, коль и его жена предпочитает катиться по
наклонной, то почему бы мне о них не позаботиться. И я позвонил Ларисе
Курбановой. Попросил ее устроить мне встречу с кем-нибудь из тех, кто ведет
дело Шмелева. У меня, мол, есть к ним деловое предложение. Но тут я
несколько ошибся. Не учел, что предновогодние пьянки -- святое дело и для
шпионов, и для контрразведчиков. В стране, традиционно опережающей весь мир
по числу выходных, отпусков и праздников на душу населения, под Новый год о
работе никто думать не желал. Кроме главбухов, готовящих ежегодный баланс.
Коллеги Ларисы что-то тянули, не спеша выясняя, кому идти на встречу со
мной и стоит ли вообще кому-то из них ко мне идти.
Поэтому я спокойно присматривал за Шмелевыми и теми, кто за ними
следит, аж до 26 декабря.
От Екатерины мне к этому времени пришлось уехать в очередную
командировку. Почувствовал в ней похолодание: притомленная моими
сексуальными домогательствами, она намекнула, что временно раздумала строить
со мной совместную жизнь. Решила, что мне нужно еще поработать над собой и
чуток остепениться. Читай: сделаться тихим, сидящим по вечерам дома и
пристающим не чаще раза в неделю импотентом.
Глава восемнадцатая. "Мы все пропьем, но флот не опозорим!"
Гвардии сержант Виктор Грибоедов флот не любил, потому что там дольше
служат. Да и тошнило его от качки. Но выпить он любил, а выпивая, любил
такой тост:
-- Мы все пропьем, но флот не опозорим! Что полностью соответствовало
действительности. Флот Витька опозорить не мог никак, а пропить мог все, что
удавалось заполучить. Иных радостей в жизни, кроме как выпить, у него не
осталось. В восемнадцать с небольшим, почти сразу после 11-го класса
районной школы, его забрали в армию. Полгода учили в учебке бегать,
подтягиваться на турнике, идеально ровно заправлять постель вокруг
поролонового матраса и довольствоваться перловкой с примесью то ли
комбижира, то ли солидола. Потом присвоили звание сержанта и отправили в
Дагестан.
Там было не просто хреново, а очень хреново. Сержантом, конечно,
немножко легче и интереснее, чем рядовым, но тоже погано. Вот когда Витька
вспоминал муштру в новосибирской учебке как райскую жизнь. Там хоть девок
можно было с вышки увидеть.
Служа в окрестностях Махачкалы, сидя в своей части почти, как зэ
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.