Автономный рейд скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Таманцев, Андрей .: Автономный рейд


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Таманцев. Автономный рейд.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Таманцев. Автономный рейд.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
имея возможности даже
скорчиться. А я рывком сбросил ее вниз лицом в пол и, навалившись коленом на
позвоночник и заломив локти за спину, снова прихватил их наручниками,
лежавшими под матрасом. Вслед тут же стянул ее щиколотки своей рубашкой,
завязав рукава двойным узлом. Подождал, отдуваясь, пока ее почти лишенный
притока кислорода мозг отключится, и только тогда помассировал ей точку под
грудью, освобождая парализованные мышцы.
Она смогла начать дышать, а я, не оборачиваясь, пошел в совмещенный
сортир. Голый, рухнул на унитаз, стараясь справиться с тошнотой и злобой.
Болван! Позволил себе расслабиться и чуть все не испортил.
Да разве можно надеяться на здравый смысл женщины, у которой в крови
перемешаны горечь от измены только что обретенного любовника, умело
раскочегаренная манипуляторами, и невесть какой наркотик? Болван, чуть нас
обоих не погубил. Главная моя ошибка: тороплюсь везде успеть, жалея время на
отдых. Хватит суетиться. Сейчас, как никогда, мне недоспать -- хуже, чем
недоесть. А живот, кстати, сводило так, будто он и забыл, когда ему в
последний раз хоть что-то давали переварить.
Трудная жизнь у моего живота. Перед выходом на дело наедаться нельзя,
чтобы не терять подвижности и не осложнять ситуации в случае ранения,
особенно ранения в живот. Во время операции тоже нельзя, потому что либо не
до того, либо неизвестно, чем накормят. После -- на еду не остается сил. А
едва отдохнешь -- все сначала, пора на новую операцию... Но на душе,
уразумевшей, что мои отношения с Принцессой далеко не так безоблачны, как я
позволил себе надеяться, скребло еще сильнее. Вот она, ноша человечья:
некого любить -- тоска от пустоты, а полюбил -- и до того наполнился
разнополюсными "чюйствами", что опять-таки хоть в петлю.
Ну почему Господь не послал мне страсти к деньгам? Они хоть сами по
себе надежны. В смысле -- не поддаются ни наветам, ни наркоте. Хотя тоже
склонны к измене и перемене. Курса.
Оклемавшись и смыв душем пот и сор последних суток, я, не заходя к При,
окопался на кухне и основательно, но с соблюдением чувства меры набил живот.
Дал себе слово ничего больше не предпринимать, пока не отдохну и не
разберусь в происходящем. Потом навестил ненаглядную. Она тоже отдышалась и
опять пыхтела от ненависти, но -- молча. Смотрела презрительно. Решила, коль
не вышло силой, взять меня гордостью. Не возражаю. Я пропустил между ее
тугими ножками ножку тахты, защелкнул на ее изящных щиколотках еще одни
наручники. Освободив свою рубашку, расположил на краешке кровати, к которой
При была теперь присобачена, две кастрюльки одна в другой -- на тот случай,
если моя прелесть начнет буйствовать. А затем ушел в другую комнату
досыпать.

x x x

Спалось великолепно: тонизировало само ощущение, что При, даже
переполненная злобой ко мне, совсем рядом. Кастрюльки меня и разбудили. На
сей раз я позволил себе потянуться, покряхтеть, будя и разминая мышцы. Ну и
как там моя лапонька? У нее было достаточно времени, чтобы прийти в
рассудок. Я подумал так и вспомнил одну знакомую филологи-ню, доказывавшую,
что у каждого поколения свои слова-паразиты, которые подсознательно выдают
главное настроение эпохи. Застой кончался с выражением "в этой связи".
Перестройка пропиталась словом "демократия". А в нынешнее, мол, время самый
распространенный паразит -- "достаточно". Я потом специально прислушивался и
слышал даже такое: "...достаточно маловажное обстоятельство" и
"...достаточно недостаточные для этого средства".
Лапонька встретила меня почти радушно. Едва я отворил дверь, попросила:
-- Ты меня кормить собираешься? Да и "наоборот" мне давно пора... Не
бойся, я уже смирная!
Но игры "ничего особенного не случилось, мы -- друзья" я пока не
принял. Молча отпер наручники, поднял с пола все, что она поскидывала,
пытаясь освободиться, а потом предупредил:
-- Ирочка, я тебя люблю в любом виде. Поэтому, если начнешь буянить,
что-нибудь сломаю. На минутку. Это первое. Теперь второе. Я тебя
действительно люблю, поэтому вопрос стоит так. Или ты со мной -- вся, до
донышка, или -- сама по себе. Отдельно.
-- Я-то -- твоя? А вот ты-то -- мой?
-- Ты не моя, ты со мной. А я -- только свой собственный. Но и тебе
можно будет попользоваться. Если будешь хорошо себя вести.
-- Ну ты и жмот! -- Она, морщась, разминала основательно затекшие за
несколько часов плечи.
-- Это хорошо сказано, -- похвалил я. -- Но все же ты сперва поешь и
подумай еще. А потом поговорим. Туалет и кухня вон там.
-- Да уж сориентируюсь как-нибудь в этой хрущевке. -- Из голоса ее
исчезло ехидство, оставив в нем пустоту и усталую грусть.
Пока она ела, я пил рядом кофе и помогал ей решиться на обман:
-- Всю жизнь мечтал о такой, как ты. Но чтобы была во всем заодно со
мной. Чтобы мог положиться, не оглядываясь, не сомневаясь ничуть. Чтоб если
ты уйдешь -- сразу пустота: может, повезет еще раз, может, уже нет. Но быть
с тобой, как с чужой, все время прислушиваться и присматриваться на предмет
твоего вранья -- не могу и не хочу... В нашей работе верить хоть кому-то --
слишком большая роскошь. Вот о ней-то я и мечтаю...
Обставлять эту квартиру, которую я снял только потому, что уж больно
дешево ее сдавали после "лиц кавказской национальности", я счел
необязательным. Поэтому кухня была попросту убогой. Стены в ядовито-зеленой
краске, потолок закопчен до коричневого. Обшарпанный стол, дряхлые
разномастные табуретки, урчащая "Бирюса" в углу, чашки и тарелки --
разномастные, в трещинах, как с помойки... И на фоне этого убожества -- Она!
В моей рубашке, розово-обильная. И тут же я -- плюгавенький, в одних
плавках. Картина из цикла "Пожалей и обними, обманув из жалости". Но если
расставаться -- лучше уж так, сразу. Она снова закурила и, глядя в чашку с
кофе, наконец ответила:
-- Не верю ни одному твоему слову. Ты -- хитрый и пронырливый подонок.
Наставишь мне рога, даже не дожидаясь, пока я отвернусь... Вообще-то у
женщин бывают рога?.. Ну не важно... Но все равно в эти дни, -- она
уставилась мне в глаза, стараясь в них что-то прочесть, -- я поняла, что без
тебя не выживу. Нет меня без тебя. И пусть. Клясться не стану: я еще сама
себя не понимаю... Меня предупреждали, вот сколько было курсов и тренингов,
на каждом предупреждали: рано или поздно ты встретишь человека, мужчину,
которому захочешь принадлежать вся. Знать будешь, что врет, что подлец, но
-- захочешь. Умные все-таки в нашей системе наставники. Попалась. Значит, и
во всем остальном они не ошибались с прогнозами: потом, выжав, ты меня
предашь. Если уже не предал. И, что опять-таки странно, мне на это плевать.
Лишь бы с тобой. Только я одного любить не умею, придется тебе подождать,
пока научусь.
Я поверил. И даже если бы она не рассказала мне потом все, что знала, о
кознях и планах Конторы, все равно бы поверил -- до такой степени устал.
Наверное, от одиночества. А может, дело в том, что знал: даже если с меня
потом из-за нее кожу живьем будут снимать, все равно не пожалею о том, что
поверил. Судьба. Кисмет. Суженая.
Объяснив ей свою теорию о крайней необходимости отдыха и приведения
мыслей в порядок, затянул ее в кровать. Она теорию одобрила так горячо, что
только на следующее утро у нас выпала минутка, чтобы вспомнить о работе. Я в
полудреме нежился у ее грудей, тая от прикосновений их мякоти к лицу, а
крепких пальцев -- к вискам, когда она спросила, массируя:
-- Так для кого же все-таки ты меня вербуешь?
-- А почему ты решила, что я тебя вербую для кого-то, а не для себя
самого?
-- Ну ясно же... Откуда у одиночки все это? Техника, оружие, машины,
квартиры? Сколько бы ты ни зарабатывал, за всем этим, ясное дело, могут быть
только ресурсы организации... ГРУ?
-- Нет, милая, правда, я -- сам по себе. Организации, да, использую. Но
втемную. Кое-что они сами дают, думая, что я на них вкалываю. Кое-что сам
беру в качестве трофеев. Ворую, короче...
Обо всех источниках своих ресурсов я пока решил ей не говорить, тем
более что некоторые из них заставляли морщиться меня самого. В нормальном
человеке силен инстинкт откровенности: мозгу трудно работать без открытого
диалога с себе подобным. Но захотеть верить легче, чем научиться это делать
после стольких лет дрессировки на скрытное одиночество. Непросто это. Я, к
примеру, почему даже матери своих дел не раскрываю? Вовсе не потому, что ей
неинтересно. О, мамуле только начни рассказывать -- вопросами о подробностях
замучает. Но я знаю: что как ни предупреждай, как ни заклинай, а все ж таки
мамуля не сумеет удержаться и обязательно поделится-посоветуется с кем-то из
подруг. Конечно, ради моей же пользы: вдруг они с подружкой придумают что-то
очень для меня полезное? Кстати, мой опыт показывает, что большинство
причиненных мне неприятностей проистекали из желания блага мне же...
В общем, даже любя При, как никого до сих пор, все ж таки не мог я пока
выложить ей всего. И полчаса назад, глядя сверху на ее запрокинутое,
сосредоточенное в наслаждении лицо, я вдруг понял, что мне мешает: страх за
нее. Впервые в жизни я встретил женщину, счастье которой значило для меня
больше, чем мое собственное. Нечто подобное у меня и в отношении ребят.
Но ради При я бы даже... Нет, не знаю.
Любить кого-то больше, чем себя, -- потрясающее ощущение. Если бы я
точно знал, что ей для счастья нужно, чтобы меня выпотрошили, -- сейчас
согласился бы и на это, честно. А уж все рассказать о себе и своих делах --
вообще раз плюнуть. Но, уж не знаю, к счастью или к сожалению, я четко
понимал, что спустя энное количество минут, часов, дней или недель, месяцев
перспектива быть выпотрошенным ради ее счастья уже не покажется мне столь
заманчивой...
Кроме того, какое-то нечто подсказывало мне из подкорки: ей, чтобы
уцелеть, нужно знать о моих делах, в том числе и денежных, как можно меньше.
Пока, во всяком случае.
-- Дорогой, -- она лизнула мое ухо, -- про что молчишь?
-- Про то, что... Не могу я тебе многое рассказать. Нельзя. А кое-что
просто не умею.
-- Почему... То есть зачем? -- В разговорах между бешеными приступами
страсти я успел просветить ее насчет своей теории разнонаправленных
вопросов.
-- Если б знал... Затем, например, чтобы ты больше любила меня.
Непознанное больше притягивает, чем прозрачное... Мужик хорош, пока
загадочен. И чтобы больше слушалась: когда знаешь, что приказ основан на
том, чего не знаешь, выполнять его легче, даже если он кажется глупым.
-- Дорогой... -- Она жалобно вздохнула и кокетливо взмахнула густыми
пушистыми ресницами. -- Больше, чем я тебя люблю, любить просто невозможно.
Не веришь, да?
-- Допустим, в это-то я верю. Но я вижу, что ты еще не привыкла ко мне.
Не умеешь полагаться. Знаешь, у нас в училище случай был. Сам свидетель...
Рота отрабатывала команду "Разойдись!". Старшина добивался, чтобы через
секунду после команды на том месте, где мы стояли, не оставалось никого.
Тренировались не на плацу, а на асфальтовой дороге между казармами. Чуть
дальше, на взгорке, строили новый клуб. Так вот, однажды мы строились, чтобы
идти на обед, а на взгорке стоял МАЗ-панелевоз. Ну и что-то случилось у него
с тормозами. Попер, короче, вниз. Рота к нему стояла спиной, старшина --
лицом. Он не сразу понял, что эта махина неуправляема. Когда понял, заорал:
"Разойдись!" Из двухсот почти человек четверо слишком привыкли думать,
прежде чем выполнять команду. Двоих из них МАЗ укатал в лепешку, двое
остались калеками...
-- Дорогой, я эту байку слышала раза три.
-- Вот видишь? Я говорю: "Сам видел, был там", а ты -- "байка"! Я ведь
мечтал о таком напарнике, как ты. С твоей женской интуицией и
спецподготовкой нам сам черт не страшен... -- Я запнулся, чтобы не уточнить:
"Если этот черт не из коллекции Гнома и Катка". -- Но сколько еще времени
нужно, чтобы я сказал: "Прыгай!", а ты...
-- Спрашивала бы только: "Как высоко". Да? Знаю я, дорогой, знаю. А что
женщина тоже личность, тебе никогда в голову не приходило?
-- Приходило. Но послушай меня!.. Вот это бабье "Я знаю лучше" и тебя,
и меня может погубить!
-- Не кричи на меня! -- Она, отстранившись, легла на спину, натянула
одеяло до подбородка.
-- Дура! Да ты способна вообще хоть что-то _слышать_?!.. Я не _на_ тебя
кричу, я сейчас _тебе_ кричу! -- Вот чего у меня не было -- так это
воспитательского терпения и смирения. Прекрасно знаю, что никакими воплями с
рефлексом стервизма не совладаешь, но... -- Учись свою всезнайку бабскую
отключать и -- слушать, слышать и слушаться...
-- Я сейчас обижусь.
-- Да хоть двести раз!.. Милая, обожаемая, любимая, да врубись же ты,
дура, в ситуацию!.. -- Я чувствовал, что перегибаю, но нам предстояли те еще
деньки, и другого пути, кроме как выбить из нее своеволие, я не знал. --
Чувство юмора наконец включи: я тебе, кадровому майору, должен объяснять,
что ради одного случая в год... когда нет секунд на объяснение, выполнять
приказ надо мгновенно, не думая!
-- Да, я -- майор. -- Она села, вздев надо мной свой гордый упоительный
бюст так резко, что он заколыхался. -- А ты -- лейтенантишка! Да и то
отставленный за невыполнение приказа. И ты меня будешь учить приказы
выполнять?
Вид ее тела действовал умиротворяюще. Чтобы сохранить право на
свободный доступ к нему, я был способен и смириться.
-- Лапонька, ты -- майор по... -- Черт, это тот случай, когда прямо
назвать специальность -- значит оскорбить. Даже самая раздолбанная
проститутка не простит, если ее т
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.