Автономный рейд скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Таманцев, Андрей .: Автономный рейд


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Таманцев. Автономный рейд.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Таманцев. Автономный рейд.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
ждого своя. О тех, кто
других за нефть или свои амбиции на смерть посылает, я говорить не буду. Я о
своей войне скажу. О том, почему мне за нее не стыдно, хотя там я в дом, из
которого стреляют, предпочитал входить так: сначала граната, потом очередь,
а уже потом я.
В сорок первом -- сорок четвертом годах наши летчики и свои города
бомбили, в которых их же дети оставались. В сорок пятом, когда Берлин
громили, тоже гибли женщины и дети. И немок некоторые наши, в тоске по
женскому, дрючили почем зря. Чего ж никто Жукова не позорит за это, а?
Потому что была расплата за то, что _они_ делали с нами, потому что никто не
хотел в рабство или в лагерный крематорий... А в яме выкупа дожидаться,
ишачить за миску помоев на его свободолюбивое горское величество кому-нибудь
хочется? А выкуп перед видеокамерой вымаливать? Мне -- нет. И помочь тому,
кто в ту яму попал, -- мой святой солдатский долг. Помочь тем, что есть у
тебя, солдата, в руках, помочь тем, что стреляет и режет. Кто-то, возможно,
умеет перевоспитать рабовладельца словами. Я -- нет.
Это не к тому, что на войне все можно. Наверное, бывает, что и не все.
Пленных, например, не дело стрелять. У них информации полно. А информация
жизней стоит.
Это мое личное, и ничье больше, мнение. Я говорю только за себя.
А вообще-то я все это к тому, что, прежде чем солдата хулить, ты
представь себя самого один на один с тем, с кем твой солдат воюет. Вот так
-- просто: ты в яме, представь, а он, она или они -- сверху на тебя мочатся.
Потому что ты пить попросил(а). Потому что беззащитен(тна). Беззащитность --
достаточное основание для рабовладельца, чтобы тебя гнобить: насильничать и
издеваться.
Представишь это, тогда и решай: Аллочке Дудаевой сочувствовать или той
Марии Ивановой, которая в качестве весточки из дудаевских краев палец сына
получила. А пока ты решаешь, Иванова мечется, чтобы деньги собрать на выкуп
сына. Про голову твоего брата или сына, заботливо снятую на видео, говорить
не буду. Такое не каждый представить сможет.
Кстати, многие немцы, чьи дома были разрушены, а семьи пошли по миру,
хотя они никакого отношения к концлагерям и печам для людей не имели,
искренне себя тогдашних стыдятся. Может, и те горцы, что покрывали
соседей-рабовладельцев, тоже этому научатся? Немцев, напомню, в чувство
привели бомбежки и солдаты.
В общем, спасибо общественности за поддержку, а армии -- за выучку, за
то, что свела меня с теми, кому я пришелся по душе. Но воевать мне
поднадоело. Уж больно стремно было в девяносто пятом. У него на указательном
пальце мозоль, у него под глазом синяк от оптического прицела, он тебя на
голову выше, силен как бык, у его мамаши в погребе трое рабов, а ты его
утешай за то, что ему четырнадцать или двенадцать лет? Чтобы он в свою
безнаказанность уверовал? Нет уж. Вы вначале разберитесь: мы воюем или мы
уговариваем, а потом и зовите. Либо солдат, либо уговорщиков.

x x x

Разумеется, всего этого я Полянкину выкладывать не стал. Глупо
распахиваться перед тем, кому, может, еще и горло рвать придется. И хотя от
усталости и тепла меня очень в откровенность потянуло, сдержался.
Ограничился, кофеек прихлебывая, беглым пересказом истории нашего агентства
"MX плюс". Но историю с ожерельем Тамары изложил подробно. Полянкин слушал
внимательно и без скепсиса. По ходу моего монолога осмотрел браслет и кейс,
отцепил меня от них и ловко подключил глушилку к сети. Наконец-то я смог
снять куртку и чуть отойти от жары. Насколько в моей замше холодно на улице,
настолько душно тут.
Когда я иссяк, Михаил Федорович насупился, пряча радостно заблестевшие
глазки. Сурово отчитав меня и моих приятелей за верхоглядство, принялся
въедливо выпытывать: кому я рассказывал о нем и его казематах вообще и о
сегодняшнем к нему визите в частности? Настал момент из тех, которыми так
густа моя работа: дурить голову тому, кто старается тебя обуть. Хотя
сегодня, пожалуй, я с удовольствием бы и без этого. Притомился. В сон тянуло
так, будто сотню кэмэ по горам отчапал. А Полянкин все приставал с
расспросами.
Сначала я старался спрятать глаза, но потом как можно честнее, едва
ворочая вялым языком, забожился, простодушно уставившись на Полянкина:
-- А как же! В смысле _никому_ и _никогда_. Ей-богу! Что я, дурак? То
есть, конечно дурак... Что так вляпался... Но не совсем же?! Никому я о вас
не говорил, и что я с этим кейсом тут, тоже ни одна живая душа не знает.
Самое смешное, что все это было чистой правдой. Вот много я в своей
жизни разного делал, но выдать того, кто мне персонально доверился, никак не
могу. Даже самым близким друзьям. Не могу, и все. Слова поперек горла
встают. Единственный, кто слышал от меня кое-что о Полянкине, да и то не
конкретно, без координат, а как о курьезе жизни, -- это Боцман. Он тоже
скопидомистый, и я его однажды поддразнил, рассказав, как люди копить умеют.
Что до посланного Пастуху письма, так оно еще не дошло. Значит, и то, что
никто не знает о сегодняшнем моем визите, тоже правда.
-- Это как же тебя твои дружки одного да с такой ценностью отпустили?
-- не унимался Полянкин.
-- Какая ценность, если там бомба? И они ж не отпускали! -- Я замялся,
как бы стараясь побыстрее придумать убедительное объяснение. На самом-то
деле у меня было время версию сочинить заранее. -- Я сам! Сам, да. Хотел
узнать: нельзя ли как-нибудь так посмотреть, что внутри кейса, чтобы не
рвануло? Вдруг там такое, на чем мы еще копеечку ухватим?
-- А ты не думал, что за эту "копеечку" тебе шею могут свернуть? --
вроде бы из сострадания, но больше от желания показать мне мою же глупость
спросил Полянкин. -- А заодно и мне вместе с тобой и твоей шайкой, понял --
нет?
-- Так мы, может быть, еще ничего не возьмем... -- искренне удивился я.
-- За что ж сворачивать? Но если там бомба, то с того, кто ее всунул, по
понятиям можно неплохую компенсацию слупить, верно?
-- А что с тебя самого компенсацию со шкурой слупят, об этом ты не
подумал? -- рассудительно осадил меня хозяин берлоги.
Я чуть не зауважал его за осторожность. Но даже за километр было видно,
как ему самому хочется посмотреть: что же там, в кейсе, из-за которого такая
суета?
Душевные терзания Полянкина явно были из тех, о которых говорится
"хочется и колется". Если он откроет, а там нечто достаточно ценное, то
тогда от меня стоит избавиться. Вдруг я все-таки хоть кому-то сболтнул о
нем? Хозяева ценности явятся сюда, и тогда дело всей династии Полянкиных
пойдет коту под хвост. Но если я о его подвале и на самом деле молчал, то
тогда, если Михаил не рискнет открыть кейс, получится, что он глупо
отказался от барыша. Решиться при такой скудной информации на риск --
глупость. А не решиться -- для человека его привычек значит отдать себя на
съедение дальнейшим сожалениям. Не одна ведь совесть из отряда грызунов -- у
жадности тоже зубки ого-го. На моих глазах Мишаня из благообразного Михаила
Федоровича превращался в махрового Михуилищу.
Полагаю, сейчас он скорбел, что я, знающий его тайну, зажился на свете.
Возможно, он давно ждал как раз такого момента, чтобы и от меня избавиться,
и выгоду от этого существенную поиметь. Я тоже жалел -- о том, что поленился
заблаговременно высветить его подноготную. Ох и достанется же мне за это от
Пастуха и всего нашего "MX плюс"!
Так мы и терзались, сидя друг против друга. Пока Михуил наконец не
определился:
-- Ничего пока не обещаю. Надо сначала твой чемоданчик осмотреть.
Снаружи. Погоди-ка тут... -- И пошел к узкой фанерной дверце, за которую
раньше меня еще ни разу не приглашал.
Его возросшее вдруг доверие меня весьма насторожило. Но я чувствовал
себя усталым настолько, что хоть спички под веки вставляй. Старею, видать.
Уходит выносливость.
Дверца оказалась липовой. За ней скрывалась мощная стальная дверь, как
в бомбоубежищах. С хитрыми запорами, которыми хозяин клацал, заслонив их
собой. Отворив массивную дверь -- так же легко и плавно, как и другие, --
Полянкин нырнул в проем, исчез на полминуты, а потом позвал:
-- Неси сюда свое барахло. Только осторожно -- тут у меня тесно...
Отправляясь к нему со своим багажом, я пистолет из куртки забирать не
стал, а вот небольшой ножик, таящийся в ножнах чуть выше кисти на левой
руке, снял с предохранителя. Это орудие -- трофей, который я прихватил на
Кипре у одного соотечественника. Он с дружками так хотел заграбастать наши
доллары, что отвязаться подобру-поздорову никак не получалось. В конце
концов двумя неопознанными покойниками на тамошнем дне стало больше.
Нож невелик, тонок, чтобы не прощупывался сквозь одежду. Отлично
сбалансирован для бросков. Ножны особые: когда изогнешь кисть, рукоятка сама
соскальзывает в ладонь. Можешь метнуть, а можешь, если не брезгливый или
когда уж совсем приперло, и так.
Был у меня и маленький четырехсотграммовый револьвер SW-380 в кобуре на
голени, которым я тоже разжился у Дока. Но на этот кольт я особенно не
рассчитывал. Благодаря приборам все обыскивающие научились его находить чуть
ли не раньше, чем основной ствол в руке. Но раз есть возможность, надо
использовать. Авось и выручит когда-нибудь. Хотя бы ослабив внимание
обыскивающего.
Подшаркивая, чтобы показать, как вымотался сегодня, я потащился к новым
приключениям. За дверью оказался коридор. А из него -- ход в следующий
отсек. Помещение немалое, но почти все занято верстаком вдоль стен. Только
посредине оставалось сравнительно небольшое место для прохода и для
вертящегося стула на колесиках.
Голова Полянкин, удобно устроился. Повернулся налево -- папки, бумаги,
ручки, повернулся направо -- компьютер и десятки телеэкранов вокруг него,
которые нынче все выключены. Экраны очень меня огорчили. Укрепили
подозрение: не мог Михуил Федорович при таком обилии наблюдательных экранов
всюду один успевать. И верстаки такие мастерить, и кирпичи укладывать, и
штуки хитрые придумывать, да еще и за окрестностями по теликам
приглядывать... А раз не мог, значит, имел помощников, которых
предусмотрительно от меня скрывал. Я ведь потому на его одиночество
рассчитывал, что тогда, в последний раз, очень легко от него ушел. А теперь
то ли обстановка тут поменялась, то ли я и тогда чего не понял. Однако
теперь разобрался: могли у него тут быть и не только помощники.
С чего это я вообще решил, что у Федора Полянкина был один сынок? И кто
меня убедил, что покойный Федор и внуков не дождался? Ничего не имею против
больших семей, но в данном случае эти размышления меня вовсе не окрыляли.
Нет, надо было мне посоветоваться с Пастухом о Полянкине гораздо раньше,
надо. Да только что уж теперь. Одно утешает: если я тут завязну, ребята мое
письмо не завтра, так послезавтра получат, разберутся.
Сразу не увидев в отсеке хозяина, я решил было, что он таится у меня за
спиной, в какой-нибудь нише. На этот случай с трудом обратился в слух.
Что-то и реакция у меня нынче совсем вялая. Но голос Михаила Федоровича
раздался издалека. То, что я впереди, в углу, принял за густую тень,
оказалось проходом в другую комнату.
-- Что ты там топчешься? Тащи все сюда! -- По голосу Полянкина я понял,
что он уже подготовился там к чему-то и сердится, меня дожидаючись.
Порой я изумительно догадлив. Особенно задним числом. Да делать нечего.
Пошел. Просторно тут все-таки: пусть я худощав, да ведь у меня и сумка с
подзаряженной глушилкой на отлете, и кейс в руках, и пошатывает; но я нигде
ничего не задел, не споткнулся. И чисто -- ни пыли, ни грязи на бетонном
полу. Большое, видать, семейство у Полянкина, есть кому убираться. В дальней
комнате было очень светло. Потолок по всему периметру -- в тихо жужжащих
лампах дневного света.. Узнаю советское качество. Вдоль стен здесь тоже
стол-верстак, но с инженерным уклоном. Паяльники, пассатижи, отвертки,
осциллографы, приборчики со стрелочками. А еще большой куб из толстого
стекла, внутрь которого засунуты резиновые рукава с перчатками.
-- Ставь чемоданчик сюда, -- кивнул Полянкин на свободное место по
соседству с кубом. -- Осторожнее, не задень ничего!
Я расслабился, ибо нападения пока не предчувствовалось, неуклюже
поставил сумку на стол и привычно заерничал:
-- Не извольте сумлеваться, Михал Федорыч, все будет ништяк! Я и не
думал, что у вас тут такое...
-- Чего -- "такое"? -- Стоявший боком Михуил Федорович покосился на
меня угрожающе.
-- А хозяйство! Да тут, чтоб такую чистоту содержать и прочее, цельную
толпу помощников надо иметь, не иначе?
-- Дошло наконец, -- вздохнул Полянкин, явно потеряв интерес к
разговорам. -- Я ж тебе говорил, и не раз: обо мне есть кому позаботиться.
И что характерно, сказал он это так, будто не он здесь главный. Или --
не один в старших ходит.
Полянкин повозился, подсоединяя к кейсу какие-то провода и датчики.
Похоже, просвечивал. Потом вдруг выругался нецензурно. Схватил кейс и быстро
сунул его в массивный железный ларь под верстаком. Крышку ларя запер мощными
косынками. Нажал кнопку, и железная махина куда-то провалилась. Я подивился
автоматизации, а он беспокойно отошел к стулу на колесиках и сел. Закурил
"беломорину", пустил, прищурившись, дым в потолок и задумался, упорно не
глядя в мою сторону. Поскольку ни гордость, ни выдержка в мои доблести для
него не входили, я позволил о себе напомнить:
-- А что именно вы обложили по матушке, Михал Федрович? И чем,
интересно, вас эта матушка так возбудила?
-- Ты это... -- разозлился он, -- волю языку дашь, когда я тебе
разрешу! Приволок мне бо
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.