Штормовое предупреждение скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Хиггинс, Джек .: Штормовое предупреждение


Постраничное чтение книги онлайн Джек Хиггинс. Штормовое предупреждение.txt

Скачать книгу можно по ссылке Джек Хиггинс. Штормовое предупреждение.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
Гитлер."
Герике вернул телеграмму: "Поздравляю, господин адмирал",
официально сказал он.
Без малейшего выражения эмоций Фримель сказал лейтенанту:
"Пошлите в Берлин следующее сообщение: "Будем драться до
последнего. Да здравствует фюрер!" Это все. Свободны!"
Молодой лейтенант удалился. Фримель спросил: "Вы одобряете?"
"Это последнее сообщение Лютьенса, перед тем как затонул
"Бисмарк"."
"Именно." Контр-адмирал Фримель сказал: "Еще рюмочку, мой
друг?" Он потянулся к бутылке и вздохнул: "Какая жалость.
Кажется, мы прикончили последнюю бутылку шнапса."


***

На следующий вечер в восемь-тридцать в Лондоне продолжался
сильный дождь, когда передовые Ю-88 из кампфгруппы "1/КГ-66",
действующие из Шартра и Ренна во Франции, нанесли свой первый
удар. В девять-пятнадцать отделение скорой помощи госпиталя Гая
уже работало в полную силу.
Джанет Манро, задернув занавеску в последней клетушке по
коридору, осторожно накладывала двадцать семь швов на правое
бедро молодого пожарного-добровольца. Он казался ошеломленным и
лежал, уставившись пустым взглядом в потолок, незажженная
сигарета свисала из уголка рта.
Джанет ассистировал медбрат по имени Каллаген, седой мужчина
под шестьдесят, служивший на Западном фронте сержантом
медицинского корпуса в первую мировую войну. Он сильно
поддерживал молодую американскую докторшу всеми возможными
способами и считал своим основным делом присматривать за ее
благополучием, когда она казалась совершенно не способной сделать
что-нибудь для себя. В частности, сейчас он был озабочен тем, что
она находилась на службе двенадцать часов подряд и это начало
сказываться.
"Вы уйдете после этого пациента, мисс?"
"Как я могу, Джой?", ответила она. "Они будут поступать всю
ночь."
Некоторое время бомбы падали на другой стороне Темзы, теперь
же взрыв раздался близко. Все здание содрогнулось, донесся звон
бьющегося стекла. Лампы на мгновение пригасли, где-то зашелся
плачем ребенок.
"Боже мой, Джерри выбрал как раз это время", заметил
Каллаген.
"Что вы имеете в виду?", спросила она, сосредоточенная на
своей работе.
Он, казалось, удивился: "Не знаете, кто здесь сегодня, мисс?
Сам Эйзенхауэр. Появился внезапно примерно за час до бомбежки."
Она прервалась и озадаченно посмотрела на него: "Генерал
Эйзенхауэр? Здесь?"
"Посетил парашютистов-янки из семьдесят третьей палаты. Этих
парней на прошлой неделе выбросили над Парижем. Я слышал, он
наградил некоторых."
Она не восприняла, вдруг почувствовав сильную усталость.
Повернувшись к пациенту, она наложила последнюю пару швов.
"Я забинтую", сказал Каллаген. "Приготовьте себе чашечку
чая."
Когда она снимала резиновые перчатки, молодой пожарный
повернул голову и посмотрел на нее: "Так вы янки, доктор?"
"Верно."
"Нет ли жвачки, дорогуша?"
Она улыбнулась и достала из кармана зажигалку: "Нет, но могу
дать огоньку."
Она вынула сигарету у него изо рта, прикурила и вернула ему:
"Теперь все будет в порядке."
Он улыбнулся: "Вы готовите так же хорошо, док?"
"Когда есть время."
Внезапно усилие держать улыбку оказалось слишком непосильным,
она повернулась и быстро вышла в коридор. Каллаген прав. Ей
необходима чашечка чая, очень сильно необходима. И часов
пятнадцать сна потом - но это, конечно, совершенно невозможно.
Она смотрела вдоль коридора, когда занавеска одной клетушки
отодвинулась и появилась молодая сиделка. Она, очевидно, была в
панике, руки в крови. Дико озираясь, она заметила Джанет и
позвала ее беззвучно, потому что в этот момент достаточно близко
упала еще одна тяжелая бомба, сотрясая стены и осыпая штукатурку
с потолка.
Джанет схватила ее за плечи: "Что случилось?"
Девушка попыталась заговорить, судорожно указывая на
клетушку, но упала еще бомба, и Джанет, отодвинув ее в сторону,
вошла. Женщина, лежавшая на мягком операционном столе, накрытая
простыней, очевидно, находилась в разгаре родов. Склонившийся к
ней молодой человек был в порванной и пыльной форме капрала
коммандос.
"Кто вы?" Усталость исчезла, словно ее и не бывало.
"Ее муж, мисс. Она рожает." Она дернула Джанет за рукав:
"Ради бога, сделайте что-нибудь."
Джанет откинула простыню: "Когда она начала?"
"С полчаса, может, немного больше. Мы были на Хай-стрит,
когда включились сирены, поэтому мы зашли на станцию метро Боро.
Когда ей стало плохо, я подумала, что лучше пройти в госпиталь,
но снаружи был ад. Бомбы засыпали весь район."
Еще одна упала очень близко к госпиталю и следом другая. На
мгновение лампы выключились. Женщина на столе кричала от боли и
страха. Когда включился свет, ее глаза чуть не вылезали из орбит,
она пыталась сесть.
Джанет толкнула ее назад и повернулась к молодой сиделке: "Вы
знаете, что роды идут не так, как надо?"
"Я не уверена", ответила девушка. "Я только стажер." Она
взглянула на руки. "Было много крови."
Молодой коммандос дернул Джанет за рукав: "Как идут роды? Что
будет дальше?"
"Ребенок обычно появляется головой вперед", спокойно сказала
Джанет. "Здесь у нас обратное положение. Это значит, что он
появляется спиной."
"Вы справитесь?"
"Думаю, да, но мы потеряли много времени. Я хочу, чтобы вы
остались с женой, держали ее за руку и говорили с ней. Говорите
все, что хотите, только не останавливайтесь."
"Позвать сестру Джонсон?", спросила молодая сиделка.
"Нет времени", ответила Джанет. "Вы нужны здесь."
Бомбы теперь падали все время и от их разрывов разразилась
паника среди толпы, ожидавшей в приемном покое. Джанет сделала
глубокий вдох, пытаясь игнорировать мир кошмара снаружи и
сконцентрироваться на предстоящей задаче.
Первой проблемой было высвободить ножки. Она осторожно
зондировала внутри, пока ей удалось пропустить палец под одной из
коленочек ребенка. Ножка немедленно согнулась и так же сделала
вторая, когда она повторила манипуляцию.
Женщина закричала и Джанет сказала мужу: "Говорите, чтобы она
тужилась. Сильно."
Через мгновение ножки высвободились. Она протянула руки
молодой сиделке, чтобы та стерла кровь, потом схватила за ножки и
крепко тянула, пока не появились плечики.
Теперь надо было заняться ручками. Она поворачивала ребенка
влево, пока не согнулось плечико, просунула палец под локоток и
высвободила левую ручку. Бомбы все падали, но уже дальше, и она
повторила все с правой рукой.
Снаружи доносился ужасный шум, люди бегали взад-вперед по
коридору, пахло гарью. Она прошептала молодой сиделке: "Пока все
хорошо. Теперь голову."
Она положила правую руку под ребенка и сунула указательный
палец в его ротик, потом попробовала, хорошо ли уцепилась левой
рукой за плечи, и начала тянуть. Медленно, очень медленно, но
требовалась такая значительная сила, что пот выступил на лбу.
Наконец, головка освободилась и была в ее руках. Но было
очевидно, что ребенок не дышит, все его тельце было цвета
глубокого пурпура.
"Вату, быстро." Молодая сиделка передала вату и Джанет
очистила рот и ноздри. "Теперь сходите за сестрой Джанет, если
она не занята, или за Каллагеном. Кого-нибудь, только быстрее."
Девушка выбежала, а Джанет начала дуть в крошечный ротик.
Совершенно неожиданно ребенок вздрогнул, сделал громкий вздох и
начал кричать.
Джанет подняла глаза и увидела, что молодой коммандос дикими
глазами уставился на нее. "Девочка", сказала она, "если вам
интересно."
Его жена задушенно застонала и потеряла сознание. В это
мгновение занавеска откинулась и вбежала сестра Джонсон. Джанет
вручила ребенке ей. "Это вам, сестра", сказала она. "Я займусь
матерью", и она локтем отодвинула молодого коммандос с дороги и
склонилась над его женой.


***

Когда бомбежка кончилась, было уже поздно. Она вышла на
крыльцо, выкурить сигарету и усталость снова охватила ее.
"О боже", кротко сказала она. "Когда-нибудь кончится эта
война?"
По ту сторону Темзы возле Вестминстера горели пожары и кислый
запах дыма наполнял воздух. Сзади резко распахнулась черная
светонепроницаемая занавеска и появился Каллаген с американским
офицером в плаще и в фуражке с козырьком.
"О, вот вы где, доктор", сказал Каллаген. "Все обежал из-за
вас. Этот джентльмен хочет с вами поговорить."
"Полковник Брисингем, мэм." Он четко отсалютовал.
Каллаген удалился, оставив их одних на тускло освещенном
крыльце. "Что я могу сделать для вас, полковник?", спросила
Джанет.
"Генерал Эйзенхауэр хотел бы поговорить с вами, мэм, если вы
уделите ему несколько минут вашего времени."
Он выговаривал слова степенно и вежливо, но Джанет казалось,
что крыльцо очень медленно колышется. Она пошатнулась на
полковника и тот подхватил ее.
"С вами все в порядке?"
"Слишком долгий день." Она глубоко вдохнула воздух: "Где
генерал?"
"Прямо через двор, мэм, в штабной машине. Следуйте за мной.
Боюсь, что у нас мало времени. Он должен вернуться в Париж к
завтрашнему утру."
Машина стояла в углу возле главных ворот. Она увидела
окружавшие ее джипы, каски военной полиции. Брисингем открыл
заднюю дверь.
"Доктор Манро, генерал."
Джанет помедлила, потом забралась внутрь и Брисингем закрыл
дверь. В слабом свете пульта она могла составить лишь общее
впечатление. Он был во френче и в фуражке, она плохо различала
лицо, если не считать блеска зубов в неподражаемой улыбке.
"Вы удивитесь, если я скажу, что чувствую, словно знаю вас?",
спросил Эйзенхауэр.
Она нахмурилась, потом нашла решение: "Дядя Кэри?"
Он усмехнулся: "Мы все время говорили о вас за кофе в штабе,
когда вместе набрасывали план Оверлорд. Но я знал его задолго до
того. Панама, тысяча девятьсот двадцать второй - двадцать третий.
Я был майором, а он, как я помню, лейтенант-коммандером с
репутацией человека, которым трудно управлять."
"Он не изменился."
"Ни в малейшей степени." Он сделал паузу. "Например, когда он
тонул на норвежском эсминце в день-Д. Он вообще не должен был
быть там. Прямое нарушение собственных приказов."
"Что стоило ему глаза и половины руки."
"Знаю. Скажите: это местечко Фада - шотландский остров, где
он сейчас находится - что он там делает?"
"Оттуда происходит семья его матери. Прямо перед войной он
получил коттедж в наследство от кузена. Он хотел где-то
спрятаться на время, и мне кажется, ему там хорошо. Это странное
место."
"Думаете, он там что-то ищет?"
"Наверное."
Генерал кивнул: "Знаете, он пытается вернуться в строй?"
"Нет, но это меня не удивляет."
"И меня. В его возрасте он не может изменить свою природу за
один день, но это просто невозможно, вы должны понимать. Один
глаз, недействующая рука. Он отдал все, что мог..."
"Кроме жизни."
"Черт побери!", сказал Эйзенхауэр. "Военно-морской
департамент не желает шевелиться. Они хотят, чтобы он немедленно
ушел в отставку."
"А вы?"
Он тяжело вздохнул: "Он прислал мне личное письмо через
молодого морского офицера в отпуске. Удачно, что я оказался
сегодня в Лондоне."
"Он просит вас о помощи? Кэри Рив?" Она улыбнулась. "Ну,
генерал, это действительно кое-что."
"Та же мысль возникла и у меня", сказал Эйзенхауэр.
"И вы можете помочь?"
"У меня есть для него работа в Париже, начиная с первого
октября. Заместитель директора в штабе координации материального
и кадрового снабжения."
"Работа за столом?" Джанет покачала головой: "Этого он
избегает."
"Старые дни миновали. Если он хочет работу, для него есть
одна. Иначе - погост. Он должен понимать."
"Захочет ли он?", мягко сказала она, словно самой себе.
Эйзенхауэр сказал: "Подумайте, есть ли у вас возможность
взять несколько дней отпуска, съездить и повидать его?"
Она задумалась. "Думаю, да. За последние полгода у меня был
только один выходной."
"Чудесно", сказал он. "Естественно, я прикажу кому-нибудь из
моего штаба приготовить для вас необходимые проездные документы.
Я дам вам письмо, в котором ясно выскажусь о своем предложении.
Но настоящее давление должно исходить от вас."
В окно постучали. Эйзенхауэр опустил стекло, появился
Брисингем: "Нам нужно двигаться, если мы хотим успеть на самолет,
генерал."
Эйзенхауэр нетерпеливо кивнул и снова поднял стекло. "Они не
оставляют меня в одиночестве ни на минуту. Война - это ад, даже
для генералов, поверьте."


***

Далеко в Атлантике горизонт потрескивал полосами молний и
начинался сильный дождь. Ветер достиг 8 баллов по шкале Бофорта,
по морю двигались гороподобные волны и "Дойчланд" шла только под
узкими парусами, за штурвалом стояли Рихтер и Штурм.
В четвертую склянку первой вахты внезапный злой шквал с
невероятной силой ударил с юго-востока, градины сыпались, словно
пули. "Дойчланд" накренилась на борт, отклонившись от курса почти
на пять румбов, Штурм потерял равновесие и потоком воды его
унесло по палубе, Рихтер в одиночку отчаянно боролся с
вращающимся штурвалом. Когда ветер нанес очередной зверский удар,
"Дойчланд" пошатнулась и начала переворачиваться.
Бергеру не спалось и он лежал на койке почти час, куря сигару
и слушая музыку шторма. Все части судна трещали и стонали, ветер
свистел в снастях на тысячу разных голосов. Он был одет на плохую
погоду, в морских ботинках и клеенчатом плаще, готовый к любой
неожиданности.
Наступивший кризис был таким внезапным, что его сбросило с
койки, прежде чем он понял, что случилось, и он покатился по
каюте, ударившись о стол.
Пока он пытался встать, пол продолжал крениться. "Великий
боже, она тонет!", сказал он вслух. Н
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.