Штормовое предупреждение скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Хиггинс, Джек .: Штормовое предупреждение


Постраничное чтение книги онлайн Джек Хиггинс. Штормовое предупреждение.txt

Скачать книгу можно по ссылке Джек Хиггинс. Штормовое предупреждение.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
онец, крен прекратился. Он
доковылял до двери, открыл ее и вышел.
В небе непрерывно вспыхивали молнии, освещая необычную сцену.
"Дойчланд" лежала на боку, почти касаясь бимсами воды, поручни
левого борта скрывались в бушующей воде.
Рихтер и Штурм боролись со штурвалом, несколько матросов
ковыляли и скользили по накренившейся палубе в страшной панике.
"Она тонет! Она тонет!", кричал один из них. Бергер двинул
его в челюсть, повалив на спину.
Он закричал: "Разверните ее, ради бога! Разверните ее!"
Постепенно и со значительными трудностями "Дойчланд" начала
поворачиваться на ветер, когда Рихтер и Штурм повернули руль, но
палуба оставалась такой наклонной, что никто не мог стоять, не
держась за что-нибудь.
Бергер заорал на двух ближайших матросов: "Возьмите штурвал и
пусть Рихтер и Штурм сойдут ко мне."
Ему удалось на руках и коленях подобраться к кормовому
грузовому люку, когда появились Рихтер и Штурм. "Что вы
думаете?", прокричал Штурм сквозь рев моря.
"Очевидно, сдвинулся балласт", ответил Бергер. "Важно знать,
насколько. Давайте снимем крышку люка и посмотрим состояние
игры."


***

Внизу у пассажиров был ужасный беспорядок. Когда ударил
шквал, сестра Анджела и сестра Эльза сидели вместе на нижней
койке в своей каюте, обсуждая цитату из Писания - обычный
вечерний урок перед сном. Обоих сбросило на пол, керосиновая
лампа упала с крюка на потолке и разбилась рядом с ними.
Расплывшаяся лужица керосина вспыхнула, но почти сразу погасла,
когда каюта накренилась и в распахнувшуюся дверь хлынула вода.
Сестра Анджела начала читать последнюю часть покаянной
молитвы. "О мой боже, бесконечно добрый в себе..." Она
захлебнулась словами, все инстинкты восставали против такого
спокойного приятия смерти. Она поползла к двери, зовя сестру
Эльзу следовать за нею.
В салоне была полная тьма, вода лилась внутрь сквозь разбитый
световой люк. Это был мир кошмара. Звучали истерические голоса.
Кто-то столкнулся с ней, она протянула руку и нащупала лицо,
чья-то рука в панике схватилась за нее. Вдруг дверь в каюту
открылась и хлынул свет, когда Отто Прагер появился с лампой в
руке.
Пол салона был накренен под углом в сорок пять градусов,
обеденной стол и кресла, привинченные к полу, оставались на
месте, но по левому борту в нижней части вода скопилась на
глубину в три фута. От каждой волны вода лилась через разбитый
световой люк, только вчера остекленный заново после эпизода с
"Гардиан".
Сестра Анджела увидела, что за нее схватилась сестра Лотта,
самая молодая из монахинь. Девушка была без ума от страха и
сестре Анджеле пришлось бороться, чтобы вырваться.
Она энергично потрясла молодую женщину и влепила ей пощечину:
"Возьми себя в руки, сестра. Помни, кто ты есть."
Рядом сестра Эльза пыталась встать на ноги по пояс в воде,
юбка и черная накидка плавали возле нее, в этот момент открылась
дверь другой каюты и показались сестры Кэт и Бригитта.
Прагер, на редкость спокойный, сказал: "Все будет хорошо,
сестры, не надо паники. Пойдемте в кают-компанию."
Сестра Анджела пошла первой под руку с сестрой Лоттой. Прагер
отдал им лампу и помог другим, одной за другой, пока все не
перешли в накрененную кают-компанию.
Когда он, наконец, подошел к сестре Анджеле, открылась
входная дверь и появился Бергер со штормовой лампой в руке: "Все
в порядке?"
"Кажется, да", сказала сестра Анджела.
Он склонился прошептать ей: "Ни за что не садитесь в лодки. В
таком море это будут ваши последние пять минут. Понимаете,
сестра?"
"Тогда что мы должны делать, капитан?"
"Пока оставаться здесь."
"Что случилось, Эрих?", спросил Прагер.
"Балласт сместился на левый борт. Большая часть команды
теперь внизу, пытаются что-нибудь сделать. Ты тоже нам нужен,
Отто. Если ударит другой шквал, когда мы в таком положении, она
перевернется."
Прагер молча вышел в ночь. Сестра Анджела спросила: "Мы тоже
что-нибудь можем сделать, капитан?"
"Молитесь", сказал ей Эрих Бергер. "Истово!" Он захлопнул
дверь и исчез.


***

Спуск по трапу в грузовой люк напоминал Отто Прагеру
сошествие в ад. Команда работала при свете пары штормовых
фонарей, яростно перекидывая лопатами песок на наветренную
сторону. При качке люди всякий раз наталкивались друг на друга и
падали.
Прагер сошел с трапа и упал на колено. Кто-то закричал в
страхе, но все другие с мрачным бешенством работали лопатами,
единственными звуками был треск судовых балок и рев шторма
снаружи.
Сильная рука поставила Прагера на ноги и Хельмут Рихтер
улыбнулся: "Только подумать, господин Прагер, в этот самый момент
вы могли бы быть в безопасности в Рио, наслаждаясь напитком после
позднего обеда, смотря с террасы в Капакабане на огни залива..."
"Ну что ж, я не там", ответил Прагер, "так дайте мне чертову
лопату и примемся за дело."


***

Через некоторое время стало очевидно, что "Дойчланд"
выпрямляется в наветренную сторону, но в полутьме кают-компании
казалось, что прошла вечность, прежде чем дверь снова открылась и
появился Бергер. Он улыбался, но только чуть.
"Вы молитесь, сестра?"
"Да, молимся."
"Ну, если это вам важно, то на ваши молитвы откликнулись.
Наверное, на этой лохани кто-то живет праведно. Так как это не я,
то, должно быть, вы."
"Я согласна принять такую возможность, капитан."
"Прекрасно. Как только сможем, мы поставим помпу, но огонь на
камбузе, вероятно, не удастся зажечь до утра. Боюсь, остаток
ночи вам придется провести в плохих условиях."
"Мы перетерпим."
Внезапно вспыхнув, он грубо прибавил: "Проклятие, сестра,
именно вы настояли на отъезде. Я вас предупреждал."
"Да, капитан, я помню, вы предупреждали", сказала она. "И
кроме всего прочего, я благодарна вам и за это." Она перевела
взгляд на лица других, еле видные в тусклом свете лампы.
"Помолимся, возлюбленные сестры."
Она распевно, громким голосом начала читать благодарственную
молитву моряков после шторма. "И воззвали они к Господу в
горестях своих, и вывел их Он из несчастий."
Бергер закрыл дверь в кают-компанию и повернулся к Прагеру,
устало облокотившемуся на люк: "Что за женщина", сказал он. "Что
за чертова, доводящая до ярости..."
"...чудесная женщина", закончил за него Прагер.
Бергер засмеялся, потом повернулся посмотреть на квартердек,
где Рихтер держал штурвал в одиночку, ибо ветер немного стих,
хотя все еще лил сильный дождь.
Штурм по трапу спустился к ним: "Я поставил людей на помпу.
Есть еще приказы?"
"Да", сказал Бергер. "Дерево, господин Штурм. Каждую планку,
которую удастся найти. Если надо, потрошите судно. Все каюты и
трюмы. Я хочу, чтобы в течении двадцати четырех часов песок был
забит и, черт побери, больше не смещался ни при какой погоде."
"Есть." Штурм поколебался: "Были близко, капитан?"
"Слишком близко", сказал Эрих Бергер. "Постарайтесь, чтобы
это не вошло в привычку", он повернулся и ушел в свою каюту.







----------------------------------------------------

Баркентина "Дойчланд", 17 сентября 1944 года. Широта 38°.56N,
долгота 30°.50W. Во время средней вахты ветер дул на запад и мы
поставили паруса на передние реи. Выбросили лаг и нашли, что
делаем 10 узлов. Облачность прояснилась незадолго до полудня и
пробилось солнце, ветер утих до слабого.


5

Казалось, что "Дойчланд" плывет в мировом пространстве,
полный штиль, все паруса обвисли, реи подвязаны, прекрасное
отражение в море цвета зеленого стекла.
Было жарко и душно. Условия внизу стали невыносимыми и по
приказу капитана был натянут брезентовый тент позади главной
мачты, чтобы до некоторой степени защитить сестер от свирепого
солнца.
Большинство команды и пассажиров страдало теперь от морских
фурункулов, результат не только неудовлетворительной диеты, но и
постоянного воздействия на кожу соленой воды. Один из матросов,
смуглый гамбуржец по имени Ширмер фактически был выведен из строя
целой россыпью нарывов на правой ноге. Он откинулся, стоная, на
брезентовом кресле, а сестра Анджела работала ланцетом.
Спереди от главной мачты под наблюдением Штурма четверо из
команды трудились за тяжелой металлической штангой корабельной
двухсекционной помпы и вода мощно стекала по палубе бурным
потоком.
Рихтер, только что закончивший собственный тридцатиминутный
урок, окунул пробник в ведро и с отвращением покрутил носом:
"Видите, господин лейтенант?", спросил он Штурма, и вылил
содержимое обратно в ведро. Вода была темно-красной.
"Думаю, это ржавчина с боков", улыбнулся Штурм: "На этом
судне мы подумали обо всем, Хельмут. Ты не просто пьешь воду. В
нее добавили железный тоник. Полезно для телосложения."
"Мой живот не согласен." Рихтер погладил желудок: "Временами
колики ужасны. Большинство парней скажет то же самое."
Сестра Лотта стояла у вантов левого борта. Как и другие
монахини, из-за жары она снова надела белое тропическое одеяние.
И как всегда, Рихтер удивлялся, как ухитряется она держать его
таким чистым. У нее оказалась весьма привлекательная фигура,
когда она стояла там, одна рука на тросе, разглядывая море.
Кок Вальц вышел из гальюна и опустошил через борт ведро
мусора рядом с ней. Она торопливо отстранилась.
"Простите, сестра", совершенно неискренне сказал он.
"Все хорошо, господин Вальц", ответила она тихим приятным
голосом.
Он нагло оглядел ее и ухмыльнулся, показав зубы. Вожделение
отчетливо светилось в его глазах: ее улыбка исчезла и она
потянулась к вантам, словно ища защиты.
Вальц повернулся к гальюну и увидел Рихтера, стоящего у
входа. Он был голый до пояса, мускулистое тело загорело на
солнце, длинные светлые волосы и борода выцвели, черная
бразильская сигарильо торчала изо рта. Спичка вспыхнула в
сложенных ковшиком руках боцмана. Наклоняясь к ней он тихо
сказал: "Соблюдай приличия, ублюдок. Ты говоришь не со шлюхой из
Сан Пауло."
"Так она вам тоже нравится?" Вальц снова ухмыльнулся. "Я вас
не осуждаю. Долгое путешествие домой, а женщины есть женщины, что
бы они не носили, как сказал капитан. В счет идет только то, что
между ног."
Его швырнуло в полутьму гальюна, прижало к стене, железная
рука сжала горло. В правой руке боцмана остро щелкнул финский
нож.
"Одно неверное слово, ты, мешок дерьма", тихо сказал Рихтер,
"попробуй только посмотреть на нее еще раз, как ты сейчас
посмотрел, и уйдешь за борт - и не могу гарантировать, что одним
куском."
Вальц почти потерял сознание от страха, чувствуя, как
сжимаются кишки. Боцман потрепал его по лицу: "Вот так-то, Эрнст.
Именно таким ты мне нравишься. Напуганным до смерти."
Он закрыл складной нож и вышел.
Сестра Лотта еще стояла у вантов, глядя на альбатроса,
спикировавшего туда, где плавал мусор, неподвижный, как и судно.
Она инстинктивно обернулась и увидела, что Рихтер смотрит на
нее. Она улыбнулась и он через палубу подошел к ней.
"Господин Рихтер." Она даже не пыталась скрыть удовольствие,
светившееся в глазах: "Что это за птица?"
"Альбатрос, сестра. Царь мусорщиков. Вскоре их будет больше,
когда они почуют ветер от нашего мусора."
"Такая красивая." Она заслонила глаза от солнца и смотрела,
как птица улетает.
"Так же, как ты, ей-богу", подумал Рихтер: "Говорят, что
альбатросы, это души мертвых моряков."
"Вы верите?"
Ее глаза были ярко голубыми, лицо - полный овал, обрамленный
белым капором. Рихтер внезапно ощутил сухость в горле: "Конечно,
нет, сестра. Суеверная чепуха." Он глубоко вздохнул: "Теперь,
простите, мне надо к капитану."
На его правом запястье была ссадина от каната. Она
дотронулась до руки и нахмурилась: "Неважно выглядит. И может
стать хуже. Дайте я посмотрю."
Ее пальцы были прохладны. Пот выступил у него на лбу и вдруг
через плечо он увидел, что сестра Анджела, сидевшая под тентом с
открытым медицинским чемоданчиком и лечившая одного из матросов,
серьезно наблюдает за ними.
Рихтер отдернул руку: "Не надо, сестра. Чепуха, поверьте."


***

Бергер за столом в своей каюте записывал в журнал:
"18 сентября 1944. Плохая ночь. Дождь и бурное море. Нижний
парус разорван шквалом на шести склянках средней вахты. Погода к
утру снова сменилась на штиль. Господин Штурм доложил, что в
трюме шестнадцать дюймов воды."
Он положил перо и прислушался к тупому монотонному чавканью
помпы. Плохо. Плохо вообще, что она приняла так много воды. Хотя
он не говорил об этом Штурму и Рихтеру, он знал, что серьезность
ситуации должна быть им очевидна, как и ему.
В дверь постучали и вошел Рихтер: "Штурм передает
поздравления, капитан. Она снова сухая."
Бергер кивнул: "Что ты думаешь, Хельмут?"
Рихтер пожал плечами: "Она стара, капитан. Слишком стара. Не
думаю, что медная обшивка выдержала все эти годы. Бог знает, в
каком состоянии ее балки." Он выдержал паузу: "А когда шквал
ударил прошлой ночью, она едва не перевернулась..."
"Думаешь, у нее есть повреждения, о которых мы не знаем?"
Прежде чем Рихтер ответил, на палубе раздался беспорядочный
шум, вперемешку с радостными воплями. И странная барабанная
дробь. Бергер мгновенно вскочил на ноги, распахнул двери и
выбежал наружу с Рихтером на пятках.
Это был дождь, капризный тропический ливень. Большинство
членов команды бегали по палубе, как безумные; кто мог найти
ведра, поставили их набирать пресную воду. Монахини, укрывшиеся
под тентом, смеялись, как дети, когда вода потоком просоч
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.