Агентство золотая пуля 1-03 скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Константинов, Андрей .: Агентство золотая пуля 1-03


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Константинов. Агентство золотая пуля 1-03.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Константинов. Агентство золотая пуля 1-03.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
а смерила меня оценивающим взглядом и безошибочно определила:
- Тебя бросил Скрипка?!
Я неопределенно пожала плечами и прошла на кухню. Следом за мной из комнаты прибежала Машка.
- Валя, погляди, какая у меня шляпа и еще туфельки на каблучках, - затараторила она. - Это мне папа привез!
- Миша приезжал? - спросила я, глядя на племянницу, которая кокетливо вертелась передо мной в малиновой бархатной шляпе.
- Угу, - буркнула Сашка, доставая из холодильника початую бутылку.
Мой зять, а Сашкин муж был преуспевающим банкиром в одном из преуспевающих банков, владельцем иномарки с тонированными стеклами и огромной квартиры в историческом центре города. Всему этому великолепию моя строптивая и глупая сестра предпочитала жизнь в нашем малогабаритном раю.
- И кто же новая избранница твоего ненаглядного Лешеньки? - спросила Сашка, разливая водку.
- Агеева.
Сашка расхохоталась. Она смеялась долго и цинично.
- Ну, дает твоя Марина. Полтинник во лбу, а все туда же!
- Прекрати свой идиотский смех, - сказала я и залпом выпила свою рюмку. - Ты же ничего не знаешь. Агеева тут совершенно не виновата, она мне рассказывала, что Скрипка сам воспользовался ситуацией.
- А ты и уши развесила. Самка не захочет, самец не вскочит, или ты забыла, как начинался ваш роман?
- Какая ты грубая, Саша, - поморщилась я.
- Зато справедливая. Ведь говорила тебе - не связывайся ты с этим Скрипкой. Он всех баб в вашей "Золотой пуле" перебрал, пока ты грезила о большой и чистой любви. Нашла по кому убиваться, охмури, вон, лучше Обнорского, все не так обидно будет, когда он тебя бросит, а еще лучше - выходи замуж, - закончила она свою тираду.
- Ты уже вышла, - съязвила я. Но тут же пожалела об этом, потому что на Сашкиных глазах показались слезы. Мне стало стыдно. - Да, ладно, - сказала я - не реви. Ты же сестра мне, мы всегда вместе.
Ну их к черту, всех этих мужиков. Остаток водки мы допивали под бессмертный хит Тани Булановой "Почему меня ты, милый, бросил?" и рассуждали на тему, почему в нашем доме не приживаются мужчины.
С тех пор как пятнадцать лет назад ушел отец, все население нашей крохотной квартиры состояло исключительно из женщин. Даже кот, приобретенный на рынке за особь мужского пола и названный Гамлетом за черно-белый окрас, оказался кошкой, в связи, с чем был переименован в Гекату, или сокращенно в Геку. Во всем этом, несомненно, была какая-то странная закономерность, которую мы с Сашкой безуспешно пытались разгадать всякий раз, когда нам случалось разговаривать вдвоем на кухне. В последнее время это случалось все реже. Каждая из нас предпочитала жить своей жизнью: у Сашки был институт, у меня - "Золотая пуля". Мы потихоньку отстранялись друг от друга. Но сегодня нас словно прорвало, культовая фраза "ты ведь сестра мне" обрела неожиданный смысл.
Когда мы наконец наговорились, Сашка переключила магнитолу на "Радио-максимум" и предложила: "А не станцевать ли нам?" Танцы ночью на пятиметровой кухне - это сильно, но что не придет в голову двум подвыпившим сестрам с неудавшейся личной жизнью. Конец нашему веселью положила мать, которая возникла перед нами, как привидение в длиной ночной рубашке.
- Вы что с ума сошли? - поинтересовалась она. - Посмотрите на часы.
Часы показывали половину четвертого, так что вопрос был задан вполне резонно.
На другой день я пришла в Агентство с твердым намерением забыть Скрипку и начать новую жизнь.
Агеевой еще не было. Вот уже полгода я работала в архивно-аналитическом отделе под ее руководством. Применять свои дипломатические способности Марине Борисовне не понадобилось: после моего злополучного купания в заливе Обнорский согласился на этот перевод легко. Работа здесь оказалась куда менее спокойной, чем мне думалось, но до вчерашнего дня я не жалела о том, что перешла сюда. Я и теперь не жалела. Чтобы там ни говорила Сашка - я ни в чем не винила Агееву, с которой мы за это время успели подружиться. Состояние влюбленности было необходимо ей, как воздух. Марина Борисовна привыкла нравиться и коллекционировала своих поклонников так же заботливо, как энтомолог собирает жуков или бабочек. Скорее всего, Скрипка на фиг был ей не нужен, но репутация роковой женщины требовала постоянной подпитки. Обижаться на Марину было просто смешно - ей и в голову не приходило, что это очередное маленькое приключение может доставить мне боль.
"Интересно, что она скажет мне сегодня", - думала я, раскладывая на компьютере пасьянс.
- Валюша, ты уже здесь - раздался щебечущий голос Агеевой. - Вот умница.
А я боялась, что ты опоздаешь.
Марина Борисовна была только что из парикмахерской. Новая стрижка молодила ее красивое породистое лицо, а глаза сияли озорным блеском.
- Обнорский меня не искал? - спросила она.
- Нет, - ответила я. - И никто не искал.
Марина никак не отреагировала на это мое "никто" и отправилась к выпускающим за сводкой.
Ежедневная сводка "Золотой пули" заносилась в электронную базу данных. Это была только часть нашей работы. Другая состояла из бесконечных поисков, просмотра газет, составления аналитических справок, мониторингов и досье. Сводка, которую нам предстояло заносить сегодня, удручала количеством информации.
Я горестно вздохнула, и мы с Агеевой уселись за компьютер. Рабочий день начался.
Марина Борисовна привычно диктовала: "Героин. Лифты. Убийства. ОПГ. Новорожденные. Трупы. Расчлененные трупы". Со стороны это выглядело сплошным бредом. Но для нас это была привычная терминология для обозначения рубрик, по которым проводился поиск по сводкам.
Гудел ксерокс, репортеры забегали за справками - творилась привычная ежедневная суета. Не успели мы покончить со сводкой, как с кипой заявок, оформленных по всем правилам штабной культуры, явился Спозаранник. Как обычно, ему требовалось, чтобы мы отбросили другие дела и срочно занялись поиском одному ему ведомой информации.
- Глеб, тебе приходилось когда-нибудь вручную смотреть газету за год? - спросила я.
Спозаранник поправил очки и ответил, что это не входит в его функциональные обязанности.

***

Скрипка заглянул к нам только после часа дня.
- Здрасьте! - по обыкновению произнес он. - Обедать пойдете?
Непонятно, кому был адресован этот вопрос, но откликнулась на него одна Агеева.
- Через десять минут, только справку закончу, - сказала она.
Столовая в "Золотой пуле" не работала.
После того как странные признаки пищевого отравления испытали на себе некоторые сотрудники Агентства - в том числе и мы с Агеевой, Обнорский обрушил свой гнев на завхоза. Уже который день Скрипка пытался разобраться в этой запутанной ситуации. Сегодня Скрипка, который начал с того, что принес в архивно-аналитический отдел запрос о действии различных ядов, сумел разобраться только со сливным бачком в квартире Агеевой.
- Валентина, пойдем с нами, - предложила Марина.
Идти с ними мне не хотелось, но я подумала, что отказ будет выглядеть демонстративным и глупым, и мы пошли в "Рио".
По дороге Скрипка, как ни в чем не бывало, рассказывал свои бесконечные истории, Агеева смеялась, а я молчала.
- Горностаева, ты сегодня какая-то неадекватная, - говорил Алексей. - Хочешь послушать историю про одну женщину, которая любила жареные пирожки...
- Ох, не надо про пирожки, - взмолилась Агеева, - а то мне опять станет плохо.
Тогда Скрипка поинтересовался тем, нормально ли функционирует исправленный им бачок. Марина выразительно посмотрела на меня и сказала, что все, что делает Леша, заслуживает самой высокой оценки. Я подумала о том, что напрасно согласилась пойти вместе с ними.
В кафе Агеева заказала себе только свежевыжатый сок - с некоторых пор она особенно тщательно следила за своей фигурой, Скрипка - блинчики и сырники, а я - фирменную котлету, вкусовые качества которой явно уступали цене. Обед проходил в молчании, а когда мы вернулись в Агентство, Марина спросила:
- Ты видела, как мужчина за соседним столиком смотрел на меня?
- Какой? - не поняла я.
- Ну, тот, в костюме от Валентине, с выразительной внешностью?
- Не видела.
- Тьфу, вечно ты смотришь не туда! - в сердцах сказала Агеева, утратив ко мне интерес.

***

По дороге домой я раскрыла акунинскую "Пелагию", но таинственные события в городе Заволжске не могли отвлечь меня от грустных мыслей. Я думала о коварстве Агеевой, о том, что лучшим лекарством от любви является новая любовь, и пыталась найти замену неверному Скрипке среди мужчин "Золотой пули".
Обнорского я отвергла сразу: пробиться сквозь его толпу почитательниц было практически нереально. Повзло переживал разрыв с Аней Соболиной. А Володя Соболин стал вдруг ценить домашний уют. Модестов недавно женился, а уводить мужа от беременной Железняк было бы верхом подлости. Есть, правда, Гвичия и Шаховский, но и здесь меня подстерегали трудности. Грузинский князь в мою сторону даже не смотрит, а Витька Шах, который, несмотря на свой роман с Завгородней, предлагал мне вечную любовь на кожаном диване в своем кабинете, никогда не нравился мне. К тому же именно он распустил по Агентству слухи о моей нетрадиционной сексуальной ориентации.
Вот придурок! Как будто этот бывший бандит умеет отличать любовь от продавленного дивана.
"Нет, - решительно сказала себе я. - Поэт Евтушенко был совершенно прав: лучшие мужчины - это женщины!"

***

- Тебе звонил мужчина, - заявила Сашка. - Не надейся: не Скрипка. Голос незнакомый, томный и излишне вежливый. Судя по всему человек - положительный. Просил разрешения перезвонить.
- Скажи ему, что меня нет - уехала в командировку, умерла, придумай, что хочешь.
- Не стану я ничего придумывать! Тем более что я уже сказала, что ты скоро будешь дома.
- Ты мне не сестра, а ехидна, - сказала я.
Я чувствовала себя усталой и разбитой.
Ощущение было таким, будто кожи на мне не было совсем. Хотелось лечь, закрыть глаза и ни о чем не думать. Но не успела я дойти до дивана, как зазвонил телефон.
- Это он, - сказала Саша, передавая мне трубку.
Я смерила ее злобным взглядом и приготовилась слушать томный голос.
- Добрый вечер, Валенька! Это Вронский, если вы меня помните...

***

Меньше всего сейчас мне хотелось разговаривать с Василием Петровичем Вронским, редактором газеты "Сумерки Петербурга". Мы познакомились зимой на рождественском балу прессы в Доме журналиста. Эта тусовка, где правилом хорошего тона считалось бесконечное братание и перемещение с бокалом или рюмкой в руках, отличалась от прошлогодней только неимоверным количеством пива. Как всегда было шумно и бестолково, каждый слушал только себя, а количество добрых слов измерялось объемом выпитого шампанского.
В ту ночь меня раздражало все. Скрипка в очередной раз распустил хвост перед какой-то смазливой девицей в баре, рассказывая ей свои дурацкие случаи. Девица томно похохатывала, пепел от ее сигареты падал на его джинсы, разжигая то, что уже не требовалось разжигать. Смотреть на эту сексуальную прелюдию было выше моих сил, поэтому я поднялась наверх и стала бродить, перемещаясь от одной шумной компании к другой. Но сегодня это веселье казалось мне натужным и каким-то искусственным.
Я подошла к окну и стала смотреть на Невский, сожалея о том, что метро уже закрыто и деваться мне некуда, и, стало быть, придется ждать, пока кто-нибудь из моих собратьев по перу окажется в состоянии вести машину.
"Сегодня я вижу, особенно грустен твой взгляд", - раздался за моей спиной незнакомый мужской голос. Я обернулась на любителя поэзии и узнала забавного человека, которого сегодня уже встречала, На вид ему было лет сорок, и главной его достопримечательностью был синего цвета галстук, на котором умещались штук шесть стоящих в ряд забавных и тощих Дедов Морозов. Этот странный галстук удивительным образом шел к его костюму и светлым, чуть длинным волосам и даже к очкам в тонкой золотой оправе.
- Василий Петрович Вронский, - церемонно поклонился он. - Простите мне эту цитату, но мне показалось, что она удивительно к месту.
Это точно, - согласилась я, снова отворачиваясь к окну.
- А давайте удерем, - предложил обладатель замечательного галстука.
- На озеро Чад? - поинтересовалась я.
- Туда, пожалуй, не доберемся, - засмеялся он, - но что-нибудь придумаем.
Красивые девушки не должны скучать в такую ночь.
"Скрипка никогда не говорил мне, что я - красивая", - с грустью подумала я, сознавая, что моего отсутствия здесь никто не заметит. В лучшем случае Алексей позвонит завтра и расскажет очередную байку. А может, и не позвонит, если девица окажется слишком настойчивой. От этих мыслей мне сделалось совсем тошно.
И мы ушли.
Это была странная ночь, в продолжение которой меня не покидало ощущение нереальности происходящего. Мы бродили по городу, пили водку в компании тинейджеров на Дворцовой. Вронский непрестанно разглагольствовал, хвалил "Золотую пулю" и Обнорского. В какой-то момент мне даже показалось, что эта тема интересует Василия Петровича куда больше, чем моя скромная персона. Но едва я сказала об этом, как Вронский снова стал дурашливым и переключился на поэзию.
Уже под утро мы оказались в его квартире на Васильевском острове. "Вау!" - вырвалось у меня, когда Вронский включил свет и, отворив дубовую дверь, галантным жестом пригласил меня в комнату, являющую собой нечто среднее между залом Эрмитажа и аудиовидеосалоном. Василий Петрович скромно потупился и пошел варить кофе, оставив меня наслаждаться всем этим великолепием. Мы пили кофе и диковинный коньяк из хрустальной фигурной бутылки, который Вронский выдавал за настоящий "Hennessy".
Из всего, что было потом, я помню только пробуждение. Оно было ужасным.
Обретя себя на огромной постели в чужом доме, я подумала, что все еще сплю или брежу. Но, увидев рядом с собой Вронского, поняла, что это, к сожалению, не сон и содрогнулась от отвращения к себе. "Боже мой! - приговаривала я, собирая предметы своего туалета, раз
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.