Агентство золотая пуля 1-03 скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Константинов, Андрей .: Агентство золотая пуля 1-03


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Константинов. Агентство золотая пуля 1-03.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Константинов. Агентство золотая пуля 1-03.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
осанные по полу. - Такого я не позволяла себе со студенческих времен. Интересно, что тут было?"
Больше всего меня удручало то, что я абсолютно ничего не помнила - такого со мной еще не бывало. Дико болела голова, а тело ломило так, будто на мне пахали.
"Не иначе, как этот сексуальный маньяк и садист подсунул мне какую-то отраву", - думала я, с ненавистью глядя на спящего Вронского. Не найдя на своем теле следов явных повреждений, я кое-как оделась и, осторожно ступая, направилась к выходу. Но открыть входную дверь, снабженную системой хитроумных замков, мне было явно не под силу. Пришлось вернуться и разбудить Вронского. Открыв глаза, Василий Петрович посмотрел на меня явно удивленно, но быстро врубился в ситуацию.
- А, Валечка! - произнес он. - Как вы себя чувствуете?
- Отвратительно, - сказала я. - Выпустите меня.
Вронский встал и накинул шелковый халат, висевший в изголовье кровати на специальной деревянной распорке.
- Погодите, сейчас я сварю кофе, а потом отвезу вас.
- Не нужно, я не хочу. Выпустите меня.
Василий Петрович посмотрел на меня сочувствующим взглядом и продекламировал: "Прекрасно в нас влюбленное вино и добрый хлеб, что в печь для нас садится. И женщина, которою дано, сперва измучившись, потом нам насладиться..." - "Мороз и солнце, день чудесный!" - со злостью оборвала его я. И Вронский открыл дверь.
С тех пор мы больше не виделись. Сейчас, судя по его встревоженному голосу, он звонил мне явно не для того, чтобы читать Гумилева.

***

- Что-нибудь случилось? - спросила я Вронского, стараясь, чтобы мой голос звучал достаточно вежливо.
- Случилось!!! Разве вы ничего не слышали о вчерашнем пожаре в редакции "Сумерек Петербурга"?
- Да, конечно, - пробормотала я, вспомнив, что видела в сводке информацию о пожаре. - Примите мои соболезнования, но рукописи, как известно, не горят.
- Ах, Валя, мне не до шуток. Кому-то очень хочется сделать из меня поджигателя. Вот вы верите в то, что я мог совершить этот гнусный поступок?
Я представила Вронского, который в галстуке с Дедами Морозами ночью крадется с канистрой бензина, чтобы спалить родную редакцию, и твердо ответила: "Не верю".
- Вот видите, - обрадовался он. - Валенька, может быть, вы по старой дружбе смогли бы организовать материал в "Явке с повинной". "Золотая пуля" имеет вес в городе, словом, вы меня понимаете?
Я понимала Василия Петровича, хотя намек на "старую дружбу" вонзился в мое сердце занозой.
- Но почему именно я? Почему вы не хотите обратиться к Обнорскому, которого, если мне не изменяет память, глубоко уважаете?
Вронский стал говорить, что это не совсем удобно, и никто, кроме меня, у которой так сильно развито чувство справедливости, не сумеет разобраться в этой нестандартной ситуации. Говорил он не очень убедительно и все больше какими-то полунамеками, но его лесть рождала в моей душе неосознанное чувство вины и возвращала к воспоминаниям, которые я хотела забыть. Чтобы поскорее отделаться от него, я пообещала Вронскому все выяснить. Это была моя первая ошибка.

***

На другой день я еще раз внимательно перечитала сводку. Ничего особо интригующего в ней не было. В качестве возможной причины пожара называлось неосторожное обращение с огнем при курении. Единственным, что наводило на некоторые размышления, было упоминание о том, что пожар случился после того, как было принято решение о назначении нового главного редактора. Вронский об этом почему-то мне не сказал. Что-то во всей этой истории мне определенно не нравилось, и я решила пойти к Спозараннику.
- Глеб, что ты думаешь про пожар в "Сумерках"?
- Думаю, что Вронский плохо сумел скрыть свою радость по этому поводу.
- Ты уверен в том, что он причастен к пожару?
- В этом уверены все, хотя прямых доказательств нет. Сработано чисто.
- И что - других версий нет?
- Конечно, есть - пожар действительно мог быть случайным. Или - его мог устроить новый редактор "Сумерек"
Андрей Грустнев, чтобы потом свалить все Вронского.
- Может, стоит заняться этим делом? - спросила я.
- Наш отдел заниматься этим не будет, - отрезал Глеб. - Василий Петрович Вронский, кстати, уже звонил Обнорскому, просил помощи.
- Тогда почему ты не хочешь об этом писать?
- Валентина Ивановна, вы, кажется, нынче в архивном отделе работаете? - поинтересовался Спозаранник. - Вот идите и архивируйте то, что положено. В роли расследователя вы проявили себя достаточно, а ваше личное знакомство с Вронским - еще не повод для того, чтобы писать о нем в газете.
"Уже пронюхал", - в ужасе подумала я и тут же успокоила себя тем, что всего Глеб знать не может. Поэтому вслух сказала:
- Твои секретные источники работают безукоризненно.
- На том стоим, - отчеканил Спозаранник, давая мне понять, что наша беседа подошла к логическому завершению.

***

В архивно-аналитическом отделе Агеева в одиночестве сидела над сводкой.
- Помочь? - спросила я.
- Да нет, - ответила Марина Борисовна. - Уже почти все. Займись лучше газетами.
Ежедневный, обязательный просмотр газет был мукой для меня. Количество вырезок и ксерокопий, которые следовало разложить по многочисленным папкам и завести в компьютер, наводили на меня безотчетную тоску.
- Валя, - обратилась ко мне Агеева, - как ты думаешь, какую рубрику следует поставить к такой информации: мужик топором разрубил жену на части, а сам сиганул в окно с шестого этажа?
- Окна. Расчлененные трупы. Любовь, - без запинки продиктовала я, просматривая очередную газету.
Внезапно мое внимание привлек броский заголовок "Пожар получил наименование циничного". Нет, в статье шла речь не о редакции "Сумерек Петербурга", а о неведомом фонде социальной защиты, но слово "циничный" прочно засело у меня в мозгу. Я опять вспомнила Вронского, его звонок и то, что он солгал мне, сказав, что не звонил Обнорскому. Но зачем?
- Марина! Ты знаешь Вронского? - спросила я Агееву.
- В каком смысле? - Моя начальница оторвала взгляд от компьютера и сладко потянулась.
- Не в этом, - сказала я, глядя на ее высокую грудь, плотно обтянутую фирменной блузкой.
- Фи, - поморщилась Марина Борисовна. - В этом смысле Вронский меня никогда не интересовал. Думаю, что в постели от него толку немного.
Я почувствовала, что мои щеки заливает предательская краска, и поспешила перевести мысли Агеевой в нужное русло.
- Что он за человек?
- Забавный. Любит быть в центре внимания. Был неплохим редактором.
- Почему был? - прикинулась я наивной овечкой.
- Валентина! Где ты работаешь? - изумилась Марина Борисовна. - Ты всегда умудряешься последней узнать то, что знают все вокруг. Вронского - благодаря интригам Грустнова, который очень хотел стать редактором, сняли с должности за четыре часа до того, как в "Сумерках" случился пожар.
- И Вронский спалил редакцию от обиды? - брякнула я.
Марина рассмеялась и сказала, что если Вронский и сделал это, то кроме обиды у него должны были быть и более веские причины для такого поступка.
- Например, сжечь труп убитой любовницы, - не унималась я.
- Сжигают не только трупы, - назидательно сказала она.
Продолжения этой загадочной истории я не услышала, потому что Повзло привел в нашу комнату очередных практиканток.
По установившейся традиции знакомство с деятельностью "Золотой пули" начиналось с архивно-аналитического отдела. На сей раз практиканток было двое, они приехали в наше Агентство из далекого южного города и испытывали священный трепет перед личностью Обнорского. Марина Борисовна в очередной раз стала рассказывать о том, какое важное место в работе расследователя занимают открытые источники информации. Она подробно расписывала достоинства наших баз данных, демонстрировала папки, картотеки, сводки. Это было надолго. И чтобы не мешать молоденьким и очень симпатичным девчонкам вникать в премудрости архивно-аналитической работы, я решила пойти в библиотеку. Там меня давно уже дожидались толстенные монографии по токсикологии, с помощью которых я надеялась удовлетворить интерес Скрипки о действии ядов на человеческий организм.
На улице шел дождь пополам со снегом, а на дверях Российской национальной библиотеки красовалась табличка, извещающая о том, что она закрыта на санитарный день. "Вот черт! - разозлилась я. - И как я могла забыть, что сегодня последний вторник месяца. Теперь Скрипка, чего доброго, решит, что я из ревности умышленно срываю выполнение его производственного задания. А впрочем, пускай сам расхлебывает свои отравления", - думала я, с сожалением глядя на насквозь промокшие туфли и размышляя над тем, возвращаться ли мне в Агентство или под видом библиотечного дня закосить рабочий день и поехать домой. Способность к непредсказуемым поступкам всегда была отличительным свойством моей натуры.
Поэтому из двух возможных вариантов я выбрала третий и решительно направилась в редакцию "Сумерек Петербурга".

***

Объяснить причину этого внезапного решения я вряд ли сумела бы даже себе.
Сгоревшая редакция выглядела ужасно: выбитые стекла, обугленные столы, свисающие с потолка провода с разбитыми лампочками. На фоне почерневших стен белым пятном выделялось грозное объявление "Курить воспрещается!".
В коридорах было пусто, я прошла в кабинет Вронского, откуда, если верить нашим репортерам, и начался пожар. На полу плотным слоем валялись обгоревшие бумаги, которые я зачем-то - сама не знаю зачем - стала ворошить ногой.
Из-под бумаг показалось что-то блестящее - я нагнулась. Это была ручка. "Паркер". Я оттерла ее от грязи - и увидела выгравированную надпись "Чарлику в день рождения". Смешно.
Я продолжила бессмысленно бродить по кабинету и под очередной грудой мусора наткнулась на пачку документов. Каким-то чудом они обгорели совсем немного, но текст был основательно испорчен водой, и разобрать написанное было почти невозможно. Зато шапка - Бюро региональных расследований - сохранилась отчетливо.
Это Бюро доставило немало неприятностей "Золотой пуле" и именно с ним было связано мое предыдущее приключение, когда волею судьбы я оказалась "внедренной" в него. Результатом этого внедрения стало мое купание в Финском заливе...
Повинуясь внезапному импульсу, я сунула найденные бумаги в сумку и, выходя из кабинета, столкнулась с Женей Бахтенко. Мы не виделись с ним с тех самых пор, как он помог мне "внедриться" в Бюро региональных расследований.
- Ты здесь? - удивилась я.
- Теперь спроси меня - почему? - зло ответил Женя.
При этих словах моя нечистая совесть болезненно екнула, потому что своей загубленной карьерой в Бюро мой бывший сокурсник был обязан исключительно мне.
- Женечка, - начала я, - я очень виновата перед тобой. Я знаю, что подставила тебя, но ты прости меня! Ты ведь ко мне хорошо относишься?
- Ладно, проехали, - немного помягчел Женя. - Сюда-то ты зачем пожаловала? Опять пришла внедряться по заданию своего шефа?
Мне сделалось стыдно, а еще я подумала о том, что старая любовь действительно не ржавеет, и этот повзрослевший мальчик до сих пор относится ко мне хорошо. И я честно рассказала ему про звонок Вронского, про свое странное ощущение по поводу пожара в редакции, про то, что собиралась в библиотеку, а пришла сюда. Единственное, о чем я не смогла рассказать Женьке, была та ночь, которая не давала мне покоя.
- Знаешь, Рыжая, - окончательно простил меня он. - Не суйся ты сюда.
- Это почему?
- Потому, что кончается на "у". - Голос Жени снова стал суровым. - Объяснять ничего не буду, но если хочешь спокойно жить - забудь про Вронского и по пожар тоже.
- А если не забуду?
- Делай, как знаешь, но я тебя предупредил. - С этими словами Бахтенко со слался на занятость и ушел.
Я осталась одна и стала думать, что делать дальше. Здравый смысл подсказывал мне, что к Женькиным словам стоит прислушаться, но какой-то вредный бес уже прыгал внутри меня, убеждая в обратном. В раздумье я побродила по пустому коридору и полезла в сумку за сигаретами. Потом вспомнила о грозном предписании и, чтобы не нарушать правила противопожарной безопасности, вышла на улицу.

***

Я сидела в Агентстве и пыталась разобраться в документах, обнаруженных мной в редакции "Сумерек". Всего документов было девять. И только один относился заинтересовавшему меня Бюро региональных расследований. Насколько я смогла понять, это было какое-то деловое письмо главному редактору Вронскому, но основной текст письма был почти безнадежно испорчен - мне не удалось разобрать ни чего даже с помощью лупы. Еще три бумажки, насколько я поняла, были расписками - в получении каких-то (каких, было опять-таки непонятно) сумм Вронским.
Кроме того, среди найденных документов находились три счета и несколько платежных поручений. Деньги редакция "Сумерек" направляла каким-то ООО "Марта" и "КДК". В одной из платежек я разобрала отправленную со счета редакции сумму - 540 тысяч рублей. "Очень крупные для газеты деньги, - подумала я, - почти двадцать тысяч долларов. Откуда в "Сумерках" такие деньги?" В журналистской среде постоянно ходили слухи о тяжелом финансовом положении редакции вечерней газеты.

***

Нового редактора газеты Андрея Грустнова - я шапочно знала по его работе пресс-секретарем петербургского отделения Общего банка - главного акционера "Сумерек". Я позвонила ему и без проблем договорилась о встрече.
Я сложила найденные документы в сумочку и отправилась обратно в редакцию "Сумерек", благо, идти было недалеко.
Грустнов принял меня в маленьком кабинете возле туалета.
- Извините, Валентина, - сказал он, - что принимаю вас в такой обстановке, но сами понимаете, половина помещений редакции сгорела, вот пришлось временно заселиться в этот кабинетик. Вы наверное, хотели поговорить со мной о пожаре.
- Да, - подтвердила я. - О пожаре и об обстоятельствах смены руководстве в "Сумерках Петербурга".
- Почему сняли Вронского? Это собирались сделать давно. И, на мой взгляд, сняли его совершено
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.