Бандитский петербург 04 скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Константинов, Андрей .: Бандитский петербург 04


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Константинов. Бандитский петербург 04.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Константинов. Бандитский петербург 04.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
арик, конечно, не мог знать всех бандитов Питера, но Адвокат был уже слишком заметной фигурой, чтобы Михеев не знал о нем вообще ничего... Как ни странно, то обстоятельство, что этот смешливый Олег оказался человеком Витьки, не убило сложно объяснимое расположение к нему Барона... В конце концов, Юрий Александрович был уже очень стар и мудр, он хорошо знал, как судьба иногда сплетает и завязывает в узлы жизни совсем разных людей - добрых и жадных, подлых и благородных, трусов и смельчаков...
Перед тем как контролеры начали разводить вы-гуленную тройку по камерам, Олег успел шепнуть Юрию Александровичу:
- Может, свидимся еще?
- Может, и свидимся... - пожал плечами Барон. - Если Бог даст... Спасибо еще раз...
Олег помахал рукой и ушел из жизни Михеева навсегда. Бог не дал им встретиться еще раз и поговорить по душам... А ведь, кто знает, если бы случилась эта встреча двух почувствовавших доверие друг к другу мужчин - может быть, и история их сложилась бы по-другому* Но не родился еще на свет человек, который заставил бы вязальщицу кружев судьбы работать строго по вычерченному им узору...
После прогулки старик успел немного поспать, а ближе к вечеру его дернули еще раз на допрос к следователю. Барон подумал, что не Илья Борисович Задульский его дергает, а Колбасов...
"Ничего, дешевка, - усмехнулся про себя Юрий Александрович, выходя в допросный коридор. - Сейчас мы с тобой поговорим..."
Старик вспомнил, как несколько лет назад, когда только-только началось формирование ОРБ в Питере, - как запаниковали тогда бандиты и рэкетиры! Какие ужасные страшилки рассказывали они друг другу об этой новой и потому еще очень маленькой милицейской структуре... Смешно, но когда ОРБ было маленькое, бандюки его боялись до судорог, а теперь оно вон какое большое стало, чуть ли не весь третий этаж в Большом доме заняло, а никто уже особо и не пугается. Ну ОРБ и ОРБ... Чего там, менты везде одинаковые, всегда и везде найдутся такие, с которыми вопросы порешать можно... Старик за свою долгую и весьма беспокойную жизнь перевидал много мусоров - умных и тупых, жестоких и добрых. Для вора большинство из них были просто пустым местом, за исключением одной только категории - правильных ментов. Те всегда выделялись, они в своей собственной среде стояли как-то наособицу. Не сказать, что у них манеры, воспитание и образование были намного лучше, чем у остальных, нет, отличало их другое - уважительное отношение к себе самим и своему труду, профессионализм и как следствие его - независимость во взглядах и поступках... Правильные менты очень редко опускались до рукоприкладства и всегда держали свое слово, даже если давали его преступнику. Они знали себе цену и никогда не опускались до уровня ширинок своих начальников и за водкой для
* История Олега Званцева, лидера одной из преступных группировок Петербурга, рассказана в романах "Адвокат" и "Адвокат-2", изданных в 1998 году одной книгой.

них не бегали... Вот только почему-то до больших званий, как правило, не дослуживались, и висюлек мен-товских на мундирах у них было немного. Зато было много морщин, тоски в глазах и ранних болячек...
"Странное дело, - думал Барон, подходя к кабинету для допросов. - Что за государство у нас такое дебильное? Больше всего ведь обижает именно тех, кто честно и преданно ему служит... Не страна, а мама сумасшедшая: чем лучше дитя, тем больше его бьет..."
- Входи! - втолкнул его в кабинет контролер. Юрий Александрович расцепил руки за спиной и огляделся. На этот раз следователь Задульский действительно не стал утруждать себя приходом - в кабинете за столом сидел Колбасов и курил, листая какой-то иллюстрированный автомобильный журнал.
Увидев Барона, Колбасов заулыбался, бросил журнал на стол, поднялся навстречу. При всем показном радушии руку, однако, протягивать не стал, наверное, предполагал (и не без оснований), что старик может и не пожать ее. А зачем обострять обстановку в самом начале разговора? Как любит говорить Геннадий Петрович Ващанов: "Каждый опер должен быть еще и дипломатом, .."
- Здорово, Михеев, - бодрым голосом начал Владимир Николаевич. - Как тебе сидится? Курить будешь?.. Ах да, я и забыл совсем, ты же у нас здоровье бережешь, до ста лет дожить хочешь, не иначе... Я слышал, прихватило тебя тут чуток? Как, оклемался уже?
Юрий Александрович пожал плечами и присел за стол.
- Оклемался... Душновато тут, да и лет мне уже много... А насчет того, кто сколько прожить хочет, это не нам решать. Судьбу не переспоришь. Давайте ближе к делу, начальник. Что вам от меня нужно? Поздно уже, я устал.
- Ты не торопись, не торопись, Михеев. - Колбасов раздавил в видавшей виды жестяной банке окурок и подался вперед. - Устал он! А я что - не устал?! У меня, может, дома дети некормленые, жена неебаная, а я тут с тобой кувыркаюсь... Устал он, понимаешь...
- Тяжело вам, - сочувственно закивал Барон, пряча усмешку в морщинках лица. - Плохо это, когда при живой жене - и дети некормленые...
- Ты позубоскаль мне еще! - озлобился Колбасов. - С женой у меня полный порядок! Ладно, к делу так к делу... Только прежде чем к основному вопросу перейдем, скажи-ка мне, старче, чего это тебе спокойно-то не сидится? Не наигрался еще в свои игрушки?
- Не пойму я вас что-то, начальник, - устало прикрыл глаза Барон. - Загадками изъясняетесь...
- Ой, куда мне! - заблажил Владимир Николаевич. - Это ты у нас сплошная загадка ходячая... Не успел в хату прийти, а там уже и покойник образовался... Здоровый такой парнишка был - и вдруг упал с койки и умер... Скажешь, что ты ни при чем, в святом неведении находишься? Воры бандитов по всей России мочат... Или и это для тебя новость?! Ну, что молчишь, Михеев? Язык проглотил?
- Да нет, язык на месте... Что касается пацаненка убившегося - так вопрос не ко мне... Он еще жив-здоров был, когда у меня приступ начался... А потом я сознание потерял, очнулся, когда уже в лазарет несли... В камере говорили, что парнишка сам со шконки свалился...
Юрий Александрович говорил глухо и абсолютно равнодушно, понимал, что ни в чем разубедить Кол-басова не сможет. Как можно разубедить человека в том, во что он и сам не верит... Просто у опера, как ему кажется, козыришко лишний на руках завелся, вот он и пытается его разыграть... Оэрбэшник, словно подслушав мысли вора, саркастически усмехнулся:
- Конечно, сам упал! Не падал, не падал, а тут вдруг упал... Ты думаешь, я тебе поверю? Не смеши меня, Михеев!
- Мне без разницы, во что вы верите, начальник... Считаете, что паренька я уделал, - Бог вам в помощь, раскручивайте... Если у вас там на ОРБ еще чего-нибудь нераскрытое числится - вешайте все на меня...
- Не храбрись, Михеев... Не надо! Ты в говне со всех сторон, и сгноить тебя в тюрьме проще, чем в канаву поссать... Но все ведь может измениться... Ть хорошо подумал над тем, что я тебе в прошлый раз предлагал?
"Господи, - с тоской подумал Юрий Александрович, - ну до чего же примитивно... Хоть бы из простого профессионального любопытства попробовал что-нибудь поэлегантнее закрутить... Ваша беда дорогой товарищ Колбасов, в том, что вы мало читали книжек, вот и с фантазией бедновато..." Вслух он однако, сказал совсем другое:
- Что вам от меня нужно, начальник? У меня после приступа до сих пор в голове мысли путаются...
- Кончай дурковать! - Колбасов начал заводиться, не понимая еще, что уже отдал инициативу в игре Барону - теперь уже старик управлял беседой, а опер лишь послушно двигался по вешкам, расставленным вором. Колбасов хотел напугать и эмоционально подавить Михеева, а вышло все наоборот - оэрбэшник сам утратил психологическое равновесие... Потерял равновесие - стал уязвимым. Это правило справедливо для любого поединка, в том числе и для словесного. - Ты мне - картину! Я тебе - свободу! - нервничая, Владимир Николаевич облизывал верхнюю губу, оставляя на усах капельки слюны. - Это очень много, особенно для тебя... Хоть помрешь не на нарах...
- М... м... м... угу, - глубокомысленно промычал Барон, понимающе кивая. - Воля, конечно, дороже картины... А про какую живопись у нас речь шла?
Юрий Александрович сделал ударение в слове "живопись" на последнем слоге, нарочито валяя ваньку.
- Не еби мозги!! - Колбасов грохнул кулаком по столу так, что жестянка с окурками подскочила и упала набок. - "Эгину"!! Рубенса! Тьфу ты, блядь, Рембрандта!
- Ах, да-да... "Эгину"... Копию? - Барон потер пальцами виски и сморщил нос. - А кто эту копию писал-то? А, начальник?
- Да какая, в жопу, разница?! - Опер возбужденно вскочил из-за стола и забегал по кабинету. - Ты отдай ту, что взял, а кто там ее писал - дело двадцатое... Понял?
Понял, - кивнул Юрий Александрович. - Почто не хотите вы, начальник, ошибку свою приветь Нет у меня того, что вы ищете...
Лицо Колбасова начало наливаться нехорошим сиреневым цветом, казалось, еще немного - и он окончательно взорвется, заорет дурным голосом, или ударит старика, или начнет его душигь. Однако Владимир Николаевич сумел справиться со своими эмоциями. Со свистом выпустив воздух сквозь зубы, опер помолчал несколько секунд, потом дернул шеей и почти спокойным голосом сказал:
Михеев... Мы не ошибаемся. Картина у тебя. Ты мне говоришь, где она запрятана. Я ее изымаю. И все. Через три дня после этого ты уже пьешь пиво на свободе. Любишь пивко-то? Я тебе специально баночку принес... На нарушение ради тебя иду. На! Только пей здесь. - Колбасов вытащил из кармана куртки банку датского пива и широким жестом протянул ее Барону.
- Я не пью пива, - покачал головой Барон.
- Что? И пива не пьешь? - удивился Колбасов. - Ну и хрен с тобой. Тогда я выпью.
Владимир Николаевич с хрустом выдрал из банки кольцо с жестяным язычком и истово присосался к скважине. Видимо, пивко успокаивающе повлияло на организм Колбасова, потому что, опустошив банку, он вытер губы ладонью, снова сел за стол и заговорил вполне дружелюбным тоном:
- Ну пойми же ты. Пойми! Ты - старый, больной человек. Не сто же лет жизни ты себе отмерил? У тебя каждый денек сейчас на счету. Отдай картину - и все будет хорошо. Дело твое я за пару дней вчистую закрою. На свободу пойдешь с чистой совестью, денег на жизнь у тебя и так хватит, заныкал ведь на черный день-то? Заныкал... По глазам вижу... Ведь хату на Каменноостровском ты взял. Ты. Твои же люди тебя и сдали...
Да? - удивился старик, подумав о Пианисте. - - Это кто же? Захваченные вами в плен бригады моих боевиков?
Не важно, - махнул рукой Колбасов. - Ты сам знаешь кто...
"Нет, про Жору он ничего не знает", - понял Барон, а вслух сказал:
- Ну так если мои люди вам меня сдают вчистую, вы бы и поинтересовались у них, где я тайники свои укромные сделал., ,
- Мы без тебя разберемся, что у них спрашивать, - устало сказал Владимир Николаевич. - Ты главное пойми: ни продать картину, ни воспользоваться своими деньгами ты уже не сможешь. Не сможешь!! Ты даже не увидишь ее ни разу, если мне не отдашь...
Опер уже выдыхался, он утратил былой напор и говорил вяло и неубедительно. Барон понял, что Кол-басов почти дошел до нужной кондиции, и решил немного оживить разговор, всколыхнуть, так сказать, атмосферу:
- Ладно, начальник. Предположим, я отдаю картину. Ну а с делом-то... как?
Колбасов встрепенулся, заблестел глазами, азартно подался к старику, и Юрия Александровича обдало запахом свежеусвоенного пива.
- Это не твой вопрос... Считай, что для тебя все путем. Сделаем дело - и ты свободен, как ветер...
- Ага, - кивнул Барон, - значит, как ветер... Ну а с остальным барахлом что?.. Из той хаты-то, поди, не одна "Эгина" пропала?..
Владимир Николаевич боялся поверить услышанному - старик поплыл, еще немного дожать его... Вот только почему в глазах вора какая-то странная усмешка мелькает?
- Считай, что остальное я тебе подарил, - хрипло выдохнул Колбасов и повторил с упорством параноика: - Ты мне - картину, я тебе - свободу...
- Понятно. - Юрий Александрович вздохнул и поскреб щетину на подбородке. - Все это очень заманчиво, начальник... И на сделку бы я пошел, но...
- Что "но"? - Опер навис над стариком, словно знаменитый утес над Волгой. - Какой "но"?
Владимир Николаевич так волновался, что последняя его фраза прозвучала почти по-азербайджански, и Барон едва не фыркнул. Но старик своими эмоциями умел управлять хорошо, поэтому проглотил смешок и ответил абсолютно серьезно:
- Но нет у меня картины... Вот в чем беда-то... Может, на какой другой сторгуемся, а, начальник?..
Несколько секунд казалось, что Колбасова должен хватить удар, у него даже пена появилась в уголках губ, а когда опер наконец заговорил, речь его была абсолютно бессвязной:
- Ну ты... Я... Пердун ты старый! Ты охуел вконец!! Как нет?! Ты же сам сказал... только что... Я ж тебе... даже пиво!! И слово офицера! А ты?! Как сволочь последняя...
- Вы бы меня не сволочили, начальник, - спокойно ответил Юрий Александрович. - Я ведь вам в отцы гожусь, если не в дедушки...
- С-слушай, ты... д-дедушка хуев, - заикаясь, угрожающе забормотал Владимир Николаевич, но старик неожиданно его перебил:
- И обижаетесь вы на меня напрасно... Обижаться вообще ни на кого не надо...
"Потому что обиженных' - ебут, дорогой мой", - мысленно закончил Барон фразу. Произносить вслух последнюю сентенцию он не стал, чтобы не вышло явного перебора. Опер и так уже спекся...
Колбасов вдруг громко икнул - икота вообще частенько нападает на человека некстати, на нервной почве. А на Владимира Николаевича навалился настоящий приступ - пришлось ему достать из кургки вторую банку пива и медленно выпить ее мелкими глотками под сочувственно-ироническим взглядом проклятого старика. Слава Богу, нутряное сотрясение организма все-таки улеглось, и Колбасов, отдуваясь, как после пробежки, опустился на стул напротив Юрия Александрови
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.