Бандитский петербург 04 скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Константинов, Андрей .: Бандитский петербург 04


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Константинов. Бандитский петербург 04.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Константинов. Бандитский петербург 04.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
.
- Михеев... Ну чего ты хочешь? А? Какие у тебя условия?
Обиженные, или опущенные, - в советских и российских зонах так называли категорию заключенных - • пассивных педерастов общего пользования (жарг.).

Прогресс в переговорном процессе был, что называется, налицо: совсем недавно еще Владимир Николаевич лишь выдвигал свои условия, а теперь начал интересоваться пожеланиями старика... И Барон не преминул этим воспользоваться:
- Чего я хочу? Поверить вам хочу, начальник...
А это сложно, потому что до сих пор на всем протяжении нашего знакомства, согласитесь, вы особых оснований для доверия мне не дали... Разве нет? У нас же без протокола разговор, так? Ну тогда вы ведь не станете отрицать, что все эти ваши кренделя с валютой и патронами - не самое хорошее начало для сотрудничества и взаимопомощи... Трудно верить человеку после такого...
- И чего ты хочешь? - спросил опер, перед которым вновь забрезжила надежда, что старик не станет уходить в глухой отказник, Юрий Александрович откашлялся и помассировал левой рукой грудь.
- Если я тут загнусь, начальник, вам от этого никакой радости не будет, так? Я
- Ну допустим, - осторожно кивнул Колбасов. - И что из этого? На Южный берег Крыма прикажешь тебя отправить?
- Нет, зачем же, - пожал плечами вор. - Крым - это хорошо, конечно, но исходить надо из возможного... Я думаю, что в больничку меня перевести вам по силам будет? Мне немного в себя прийти надо, а то мысли путаются, память ослабела... Забываю все подряд... Вы вот меня о каких-то вещах спрашиваете, а я то помню что-то, то забываю напрочь... И рад бы, что называется, помочь, да здоровье подводит... Убежать из больнички-то тюремной я все равно не смогу... А? Что скажете, начальник?
Владимир Николаевич помолчал немного и покачал головой:
- Обещать не могу, но подумать можно... Посоветоваться надо, возможности прикинуть...
- Какие возможности? - удивился Барон. - Вы абсолютно больного старика помещаете в тюремную больницу... Даже правила обходить никакие не надо...
- Предположим, - уклончиво ответил Колбасов, который не мог ничего обещать Михееву без предварительной консультации с Ващановым, курировавшим всю операцию. - Это единственное твое условие или тебе еще что-то нужно для просветления памяти?
- Так, мелочь одна, - махнул рукой старик.
- Какая мелочь? - насторожился Колбасов.
- Газеты мне нужны, - легко сказал Барон и улыбнулся.
- Какие газеты? - не понял Владимир Николаевич. - Зачем газеты?
- Почитать, - пожал плечами Юрий Александрович. - Чтение газет очень успокаивает нервы и просветляет память. Вот мне и нужны подшивки всех основных питерских газет за год... Почитаю, полистаю... А там и продолжим наш разговор... Как, начальник? Пойдет?
Владимир Николаевич долго не отвечал, жевал губу . и время от времени искоса поглядывал на старика. Наконец он кашлянул, прочищая горло, и задумчиво протянул:
- Возможно... Возможно, что и пойдет... Ну а ты-то, если мы все сделаем, ты - что? Отдашь картину?
- Начальник, - вздохнул Барон. - Ну что вы все время впереди паровоза бежать норовите? Вы сначала сделайте, а потом и поговорим. Будет день - будет и пища. Зачем заранее загадывать... А только ежели вы ничего делать не станете, то и наш разговор закончен. Можете приходить, дергать меня - все попусту будет. Я пожил, смерти не боюсь... Глупо мне ее сейчас бояться. Хотите верьте, хотите нет. Как говорится, хозяин барин...
- Ладно, - сказал Колбасов, поднимаясь со стула. - Посмотрим... Обещать сейчас ничего не буду, а вот завтра... - Опер быстро взглянул на часы и заторопился. - Завтра я к тебе загляну...
- Ну что же, подождем - увидим, - развел руками Юрий Александрович.
- Слушай, - остановился в дверях Владимир Николаевич, - насчет больницы я понял... А вот газеты... они-то тебе зачем, а?
- Да я же уже сказал - почитать, расслабиться, - улыбнулся Барон. - Понять, чем в Питере живут... Мне в последнее время все как-то недосуг газетами пошелестеть было... А теперь досуг появился... Вашими стараниями, начальник...
Колбасов задумчиво покрутил головой, глянул на Барона с недоверием еще раз и быстро вышел из кабинета. Опер торопился. Его часы показывали уже 21.15, и он знал, что на третьем этаже дома номер четыре по Литейному проспекту в своем кабинете ждет его подробного доклада подполковник Ващанов. А начальство, как известно, всегда сердится, если подчиненного приходится ждать...
Геннадий Петрович действительно ждал Вову Колбасова, время от времени поглядывая на настенные часы. Подполковник был явно не в духе. История с "Эгиной" и Бароном затягивалась, конкретных результатов, кроме того, что старика быстро и плотно забили в камеру, не было, а Ващанов уже чувствовал нарастающее раздражение Антибиотика, который интересовался новостями чуть ли не каждый день... А новостей не было, и подполковнику приходилось изворачиваться, неубедительно заверять Палыча в том, что результаты вот-вот должны появиться...
Дверь кабинета Ващанова приоткрылась, и в образовавшуюся щель просунулась голова секретарши Леры:
- Геннадий Петрович, может быть, вам чайку? Подполковник задумчиво посмотрел в потолок, вздохнул и устало махнул рукой:
- Ну давай, что ли...
Голова в мелких, неопределенного цвета кудельках исчезла, оставив после себя в кабинете резкий запах то ли дешевых духов, то ли какого-то турецкого дезодоранта... Несмотря на поздний час, в коридорах ОРБ царило оживление, словно в разгар рабочего дня: служба работала, как хорошо отлаженный конвейер. Подъезжавшие к Большому дому автомобили изрыгали из себя оперов и задержанных, последних бегом гнали на третий этаж - там их разбирали по кабинетам, где и происходила "сортировка, проверка и отработка". •
Постепенно опера ОРБ как-то привыкли полуночничать - они уже и задержания частенько проводили вечером, и допрашивали бандитов "в темное время суток"...
В общем, дом на Литейном жил своей привычной жизнью, которая "била ключом" - и частенько прямо по головам задержанных...
Ващанов хоть и мог покидать место службы раньше других офицеров, но старался не злоупотреблять этим своим правом - завистников вокруг миллион, оглянуться не успеешь, уже настучат во все возможные инстанции, что первый замначальника ОРБ болт на службу забивает, себя любит больше, чем работу. Здесь только подставь спину - мигом сожрут...
Геннадий Петрович вспомнил о молодом и перспективном втором заместителе начальника ОРБ майоре Шахраметьеве и даже заскрипел зубами от внезапно нахлынувших "сильных негативных эмоций". Дима Шахраметьев был для Ващанова словно красная тряпка для быка - бельмом на глазу, костью в горле, чирьем в заднице... Ну что там еще придумал русский народ для определения таких вот неудобных людей? Самое неприятное заключалось в том, что в последнее время у Геннадия Петровича начала развиваться настоящая мания преследования: ему казалось, что Шахраметьев его в чем-то подозревает, подполковник постоянно думал, не начата ли в отношении его негласная разработка, и все время анализировал слова, взгляды и даже шутки молодого майора... Вот и сегодня с самого утра Дима взял и обосрал (ну не подберешь другого слова!) настроение Ващанову: подполковник появился на службе в новой кожаной куртке, сшитой по фирменному фасону на заказ знакомым меховщиком. Куртка обошлась Геннадию Петровичу бесплатно - недавно подполковник помог реализовать шурину партию не очень чистой пакистанской кожи. Шурин работал на таможне, и Ващанов подозревал, что рулон кожи был конфискован у какого-нибудь торговца по обоюдному согласию: шурину - рулон, торговцу - вся остальная партия без пошлинных заморочек... Родственники толкнули кожу знакомому меховщику, договорившись с ним еще и о том, что он бесплатно сошьет им по куртке... В принципе, во всем этом никакого особого криминала (по крайней мере со стороны Ващанова) не было... Но... это ведь как посмотреть - придраться ко всему можно. А нынешним утром Шахраметьев, паскудно улыбаясь, поздравил Геннадия Петровича с обновкой, колупнул, сука, ногтем шов на куртке и заметил: "Хорошая кожа. Гена... Не иначе пакистанская..." Ухмыльнулся еще раз и ушел к себе в кабинет, оставив взмокшего от волнения Ващанова гадать: "Знает? Не знает? А если знает - то что именно?"
Вспомнив об утреннем инциденте, Геннадий Петрович ощутил знакомое томление в животе и собрался было навестить свой персональный сортирчик, как вдруг из коридора в его кабинет долетел приглушенный звукоизоляцией вой. Ващанов открыл дверь и выглянул: два опера из семнадцатого отдела волоком тащили по коридору какого-то кавказца (он, собственно, и завывал, как пожарная машина), а следом за ними в полуприсяде передвигался еще один задержанный - у этого ноги были скованы кандалами, цепочка которых проходила через ушко трехпудовой гири, поэтому ковылять бедолаге приходилось фактически гусиным шагом, волоча в нескольких сантиметрах над полом тяжелое железо. Семнадцатым отделом руководил Равиль Папин, сотрудники которого всегда отличались жестокостью при задержаниях. Да и вообще они с клиентами не слишком церемонились. Дело в том, что семнадцатый отдел специализировался на освобождениях заложников, захваченных бандитами с целью получения выкупа или возвращения коммерческих долгов, поэтому и клиенты были, как говорится, соответствующие.
- Архипенко! Что у вас тут?! - начальственно поинтересовался Ващанов.
Один из оперов, одетый в джинсы и камуфляжную куртку, оглянулся.
- Даги", Геннадий Петрович... Это те, что бухгалтерскую дочку взяли... Ну, из их же команды...
- Ну, - кивнул Ващанов. - А орет-то он зачем? Вы что, пасть ему закрыть не можете? Орет, как свинья недорезанная, сейчас сюда со всех этажей сбегутся, решат, что тут убивают кого-то...
Архипенко резко встряхнул кавказца, так что у того клацнули зубы и мотнулась из стороны в сторону голова. Видимо, задержанный прикусил язык - вой оборвался, сменившись шипением и бормотанием на незнакомом языке.
Подполковник еще немного потоптался в коридоре, махнул важно операм рукой - мол, проносите, проносите - и вернулся в свой кабинет. Едва он успел занять позицию за столом, как появилась Лера, принесшая Геннадию Петровичу стакан теплого чая в металлическом подстаканнике. Поставив стакан на стол, Лера вильнула худосочным бедром и спросила, облизнув ярко накрашенные губы:
- Может, вам еще чего-нибудь, Геннадий Петрович?
Вопрос был с подтекстом. Секретарша, как шутили в ОРБ, "прошла Крым и Рим". Она хоть и не блистала особой красотой, но зато была проста в обращении, незатейлива и безотказна, как трехлинейная винтовка. Пару раз Ващанов и сам в этом убеждался, но сейчас ему было не до Леры и ее прелестей. Подполковник сдвинул брови, придавая своей физиономии выражение крайней озабоченности и суровости, и устало махнул рукой:
- Иди, иди... Не до тебя сейчас...
Секретарша, ничуть не обидевшись, упорхнула, а Геннадий Петрович с отвращением отхлебнул из стакана - чай был еле теплым и пахнул Лериным пар-фюмом. "Сейчас бы стаканчик красненького из запасов Палыча", - подумалось Ващанову. Воспоминание об Антибиотике раздражило подполковника еще больше, он нервно взглянул на часы: где, черт возьми, шляется Колбасов?!
Даги - дагестанцы (жарг.).
Володя оказался легок на помине. Геннадий Петрович еще не успел допить свой чай, как опер постучал к нему в кабинет.
- Ну что? - нетерпеливо спросил Ващанов, стараясь по лицу опера определить, с какими новостями тот пришел.
Но Владимир Николаевич был опером тертым, он знал, что начальство плохих новостей не любит, поэтому начинать доклад с них никак нельзя. И лицо должно излучать уверенность и оптимизм. Поэтому Колбасов начал докладывать тоном бодрым, несколько не соответствующим излагаемой им информации:
- Процесс пошел, Геннадий Петрович! Старик уже все понял, замандражировал и фактически признал, что картина у него. Чую, что еще немного - и развалится... Практически он даже согласился слить картину...
- Ну! - привстал в возбуждении Ващанов. - И что мешает?
Колбасов пожевал верхнюю губу и развел руками:
- Да он гнилой совсем, приступ тут у него был, едва не оттопырился... Просит в больницу его перевести - там, мол, и скажет все...
- Ну, - повторил подполковник, - про приступ я знаю... Его давно надо было в Газа' засунуть, старый плох совсем, еще помрет, не дай Бог, раньше времени...
Геннадий Петрович повторял слова, сказанные ему совсем недавно Антибиотиком. Колбасов этого, естественно, знать не мог, поэтому начал оправдываться:
- Но вы же сами приказывали, Геннадий Петрович, чтобы без вашей санкции ничего...
Подполковник прервал его сердитым взмахом руки:
- Думать же надо... Скоро без санкции даже срать разучитесь!
* Областная тюремная больница находится в Петербурге, недалеко от Алексаидро-Невской лавры. Это учреждение обслуживает не только Петербург и область, но и почти весь Северо-Западный регион. Основана в XIX в. тюремным врачом Ф.Гаазом. Газа - разговорное, бытовое название.
Владимир Николаевич смущенно разулыбался, словно Ващанов сказал что-то сверхостроумное. "Много в России преданных дураков", - с досадой подумал подполковник, но тут же оборвал себя. Во-первых, без преданных людей ничего не сделаешь, а во-вторых, Колбасов вовсе не дурак. Не стоит злить и обижать парня, если хочешь, чтобы он потаскал для тебя каштаны из огня.
- Ладно, Володя, ты все сделал правильно... Молодец, только темпы не снижай. Значит, переводишь его в Газа и...
- Геннадий Петрович, - осторожно вклинился в речь начальника Колбасов, - старик еще попросил, чтобы ему газеты почитать дали...
- Че-ево? - Ващанов свел брови домиком и недоумевающе грозно глянул на Владимира Николаевича. - Какие газеты?.. Ты что, Вова?..
- Ну, понимаете, Геннадий Петрович, - затараторил опер, -
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.