Бандитский петербург 04 скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Константинов, Андрей .: Бандитский петербург 04


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Константинов. Бандитский петербург 04.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Константинов. Бандитский петербург 04.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
ихеев хочет полистать подшивки всех питерских газет за год...
- За год? - Ващанов ожидал чего угодно, но никак не того, что старый вор в законе окажется любителем питерской прессы. Подполковник явно растерялся, как всякий человек, столкнувшийся с чем-то непонятным и неожиданным. - А... я... А зачем ему газеты? А? Вова! Что ты молчишь?! Я спрашиваю, на хрена старику газеты? Ему что, подтираться нечем?
Судя по всему, позывы к дефекации, посетившие Геннадия Петровича после мыслей о майоре Шахра-метьеве, не унялись до конца, поэтому подполковника подсознательно все время сносило на сортирную тему.
Колбасов стоял почти по стойке "смирно" и старался дышать пореже.
- Михеев говорит, что у него начались проблемы с памятью... Поэтому и хочет полежать в больнице и полистать газеты... Отдохнуть, так сказать, физически и морально...
- Володя! - оборвал опера Ващанов. - Какой, на хер, отдых?! С какими-то газетами? Ты что не-
сешь? Нет, тут что-то другое... Ладно, не стой истуканом, садись, помозгуем...
Колбасов присел на стул рядом с ващановским столом и машинальным движением неосторожно извлек из кармана пачку "Кэмела".
- Чего у тебя? - сразу встрепенулся подполковник. - О, "верблюд"... Ну, давай покурим твои, что ли... Я все удивляюсь, откуда у людей деньги на такие сигареты берутся? У меня на "Беломор" еле хватает, а опера - ну, в кого ни ткни - сплошь фирму жгут...
- Да я, Геннадий Петрович, вообще-то тоже болгарские курю, - начал оправдываться Колбасов. - Эту пачку я с собой в Кресты брал для оперативных, так сказать, целей. А старик, оказалось, не курит совсем...
Самое смешное заключалось в том, что оба собеседника прекрасно понимали фальшивость сетований одного и оправданий другого (Володя Колбасов ведь не раз и не два имел возможность общаться с Геннадием Петровичем в неофициальной, так сказать, обстановке, при этом они пили не "Агдам" и курили не "Приму"), но сейчас продолжали добросовестно играть свои роли... Да и так ли, подчас, важно то, что произносится вслух? В российском варианте взаимоотношений между начальником и подчиненным самое важное как раз то, что недосказано в беседе и недописано в приказе или инструкции... И плох тот подчиненный, который не умеет читать между строк и слышать между фразами. Начальника надо чувствовать - тогда и карьера заладится...
Ващанов молча пускал в потолок аккуратные кольца дыма, смешно округляя при этом губы. Колбасов сидел тихо, чтобы не нарушить мыслительный процесс Геннадия Петровича.
- Что-то тут не то, - наконец со вздохом сказал подполковник. - Неспроста старику газеты понадобились... Он же не лорд английский, который без прессы прожить не может... А?
Опер, поняв, что его приглашают к дискуссии, пожал плечами.
- С одной стороны, не лорд, конечно... А с другой - замашки-то у него вполне баронские... Под интеллигента канает, сучара...
- Вот именно что канает... - Ващанов загасил окурок и начал, не открывая рта, елозить языком по щелям между зубов, отчего лицо его стало похоже на гуттаперчевую маску. - Нужны ему эти газеты, нужны, он не просто побалдеть хочет...
Подполковник встал, засунул руки в карманы брюк и начал расхаживать по кабинету, размышляя вслух:
- Так, какие могут быть версии? Я слышал от кого-то, что на зонах из старых газет чуть ли не дубинки скручивали, которыми даже башку проломить можно... Нет, это явно не катит, старик не Рэмбо, чтобы такой дурью маяться... Что еще делают с газетами?
- Читают, товарищ подполковник, - неуверенно подал голос Колбасов.
- Правильно, - читают, - без тени улыбки согласился Геннадий Петрович. - Для чего читают? Для развлечения... И для получения необходимой информации... Так...
Ващанов задумался, глядя в окно и раскачиваясь с пяток на носки и обратно. Владимир Николаевич кашлянул и осторожно заговорил:
- На Западе через газеты шпионы друг другу сигналы передают - печатают какие-нибудь объявления кодированные...
Геннадий Петрович рассеянно посмотрел на опера.
- Возможно... А старик и свежую прессу просил?
- В общем, нет... То есть он так вопрос не ставил... Сказал просто - подшивки за год, и все, - помотал головой Колбасов.
- Тогда маловероятно, что Барон хочет послание снять - он бы мог сделать все это до задержания... Хотя... Так, значит, газеты ему дашь по сентябрь этого года... Мы когда его закрыли?
- Шестого октября, - подсказал Владимир Николаевич.
- Стало быть, пусть читает по сентябрь - для страховки... Что он там еще может вычитать? Может быть, ему информация какая-то нужна? А зачем ему тогда все питерские газеты? Так, Володя, узнай, где у нас можно подшивки раздобыть. Я думаю, через пресс-центр это решить можно... И все их внимательно просмотри... Обрати внимание, есть ли что-то, касающееся краж антиквариата... Ну и вообще полистай вдумчиво...
- Есть, - уныло откликнулся Колбасов, которого перспектива копания в питерской прессе откровенно удручила. Тем более что задача оперу была поставлена абсолютно неконкретно - "вдумчиво полистать". Конечно, полистать можно, вот только о чем думать при этом?
- Далее, - поднял вверх указательный палец подполковник. - Подшивки Михееву выдавай не все сразу, а постепенно... Каждую пачку, которую он будет возвращать, внимательно проверяй - на предмет пометок или вырезок... Так, еще что...
Ващанов замолчал и подошел к окну. Геннадий Петрович знал, что спецбольница была учреждением непростым и режим там, конечно, отличался от тюремного... Это обстоятельство часто использовали уголовные авторитеты Северо-Западного региона, угодившие за решетку: они умудрялись правдами и неправдами обретать статус больных и, попав в тюремную больницу, устраивали там порой настоящие сходняки: обсуждали текущие вопросы, планировали новые дела. Да и с волей держать связь из больницы было проще... "Неужели старик все-таки затеял какую-то игру?" - обеспокоенно думал Ващанов, перебирая в голове различные варианты.
- Да, вот что. - Подполковник повернулся к Кол-басову. - Обязательно проверь, чтобы с Бароном в| палате не было никого, с кем он мог бы пересекаться раньше - по прежним срокам или на воле... Мало ли... Может, старик знает, что кто-то из его корешей там... Или на счастливую случайность рассчитывает... А никаких случайностей в этом деле быть не должно.
Уяснил?
- Так точно, товарищ подполковник. - Колбасов встал и аккуратно наклонил голову. - Разрешите выполнять?
- Да, - задумчиво кивнул Ващанов. - Прямо завтра с утра всем этим и займись... И имей в виду - сроки нас поджимают... Так что особо ты старику зачитываться не давай - дней пять, не больше...
- Есть, - кивнул опер. - Разрешите идти, Геннадий Петрович?
- Иди, Володя, - вздохнул Ващанов, возвращаясь за свой стол. - А я еще поработаю чуток...
После ухода Колбасова подполковник долго смотрел невидящим взглядом в какие-то бумаги, разложенные на столе.
"А может быть, проще все, - подумал Геннадий Петрович. - Может быть, старик просто чудит, время тянет, побалдеть немного хочет... Что он может найти в газетах? Да ничего... Но подстраховаться не мешает... Некуда деваться Михееву, некуда..." Но что-то мешало Ващанову окончательно расслабиться, шевелилось в душе какое-то неприятное ощущение, похожее на утреннюю досаду оттого, что забылся интересный сон, увиденный ночью. Подполковник почувствовал, что глаза начинают слипаться, закрываться сами по себе, встрепенулся, стряхнул незаметно подкравшуюся дремоту и начал собираться домой.
В больницу, расположенную по адресу улица Хох-рякова, дом 1, Юрия .Александровича перевели с невероятной для бюрократического тюремного ведомства быстротой - через день после памятного вечернего разговора с Колбасовым старик уже находился не в камере, а в палате, которая, правда, не особенно напоминала санаторий, но все же... Это несведущий добропорядочный гражданин, никогда не бывавший прежде в тюрьмах, мог бы ужаснуться, попав в спецбольницу, а Барону после Крестов казалось, что он на настоящем курорте.
Находившиеся на излечении зэки, конечно, моментально узнали, что за новый пациент к ним пожаловал, Юрия Александровича встретили с большим почтением и радушием. Старик за проявленное к нему внимание поблагодарил всех сидельцев (точнее, "лежальцев"), но особо близко знакомиться ни с кем из обывателей запираемой снаружи палаты не стал:
Михеев не сомневался, что Колбасов обязательно сунет ему под бок агента-наседку, а то и двух. Вычислять же кумовских у Барона времени не было.
В первый же вечер Володя Колбасов принес Юрию Александровичу толстенную годовую подшивку "Ведомостей", и старик начал ее внимательно просматривать. Со стороны это выглядело довольно странно - большинство материалов Барон просто окидывал взглядом и лишь изредка задерживался на какой-нибудь статье. Никаких пометок на полях или в тексте Михеев не делал, ногтем ничего не подчеркивал и ни с кем из палаты прочитанное не обсуждал. Временами он устало прикрывал глаза и о чем-то думал, еле заметно шевеля губами, словно разговаривал сам с собой... Колбасов, которому о поведении старика, естественно, докладывали, начал склоняться к мысли, что Барон просто немного поплыл мозгами, потому что никакого иного логического объяснения странным действиям вора не было...
Между тем на самом деле голова у Юрия Александровича функционировала абсолютно нормально. Барон действительно вел поиск, но искал он не информацию и не послание, он искал человека... Поняв еще в Крестах, что единственным шансом спасти Ирину от охотников за "Эгиной" может стать только предание всей этой темной истории гласности, старик искал журналиста, которому можно было бы попытаться довериться. Барон понимал, что пресс-конференцию ему устроить, естественно, не дадут, но встречу с одним-единственным журналистом организовать могут запросто, если толковую легенду придумать, если обосновать необходимость этой встречи грамотно...
Легенду старик уже вчерне продумал - что-нибудь насчет того, что, мол, перед скорой смертью есть желание в прессе свой портрет увидеть, перед людьми о жизни своей исповедоваться... Мусора если и удивятся странной просьбе, то вряд ли все-таки всерьез насторожатся - они никогда не поверят, что Барон решится доверить свою тайну незнакомому человеку, тем более журналисту, и спишут все на стариковские заскоки и тщеславие... Они знают, что Михеев - вор старой формации, таким раньше и газеты-то в руки брать впадло было, не то что с журналистами секретничать... Конечно, в придуманном Юрием Александровичем плане определенный риск был... Но что делать утопающему, если рядом только соломинка плавает, а бревна, как назло, нет...
Барон действительно никогда раньше не общался с представителями прессы и поэтому знал, что, кого бы из газетчиков он ни выбрал для записи своего "интервью", "красноперые" не найдут никаких связей между старым вором и журналистом. А в том, что эти связи будут искать, Юрий Александрович не сомневался...
Сложнее было другое: старик не знал, кому из пишущей братии можно довериться. Вот и листал он газеты, пытаясь угадать, вычислить нужного ему человека через то, что и как этот человек писал. В конце концов, люди показывают себя конкретными делами, а конкретное дело для журналиста - это написанные им статьи, в них и проявляются все его качества: умный он или глупый, ленивый или трудяга, рисковый или трус...
Фактически старый вор пытался выстраивать психологические портреты газетчиков по их материалам, и работа эта высасывала из Юрия Александровича последние силы... Столкнувшись на газетных полосах с десятками имен репортеров, обозревателей и корреспондентов. Барон понял, что захлебнется в возможных кандидатурах, если не сузит для себя предельно круг поисков. Во-первых, старик сразу решил, что не стоит обращать внимания на женские имена и фамилии. Конечно, бабы в каком-то смысле тоже люди, и порой они толковее, смелее и порядочнее иных мужиков бывают... Но все-таки была у женщин одна общая отличительная особенность, о которой Юрий Александрович прекрасно знал: любая представительница слабого пола способна на абсолютно нелогичный, глупый, необъяснимый поступок, продиктованный исключительно сиюминутными эмоциями, и, что
135
самое неприятное, никто не может предсказать, когда именно эти эмоции возникнут, даже сама женщина... К тому же старик считал, что нормальная женщина все-таки существо слабое. Что же касается специфической категории, именуемой мужиками в юбках, то Барон полагал так: эти бой-бабы просто не вполне психически нормальные люди, у которых полно врожденных или благоприобретенных комплексов и отклонений; позволить же себе роскошь довериться не совсем адекватному человеку Юрий Александрович никак не мог... А на нормальную (то есть все-таки слабую) женщину навешивать груз столь тяжких знаний было бы просто нерационально...
Следующей категорией журналистов, которых не стоило брать в расчет с точки зрения Барона, стали спортивные репортеры. Старик считал, что "спортсмены" слишком погружены в свою сферу и все остальное интересует их во вторую и третью очередь. После недолгих размышлений Юрий Александрович добавил к "спортсменам" литературных и театральных критиков, обозревателей, связанных с различными аспектами культуры, - в этой группе, кстати говоря, преобладали как раз женщины...
Материалы по экономическим проблемам Барону было трудно оценить, он путался в терминологии, всякие "лизинга", "бартеры" и "фьючерсы" нагоняли на старика тоску, возникавшее от просмотра этих статей раздражение мешало составлять психологический портрет авторов. Все они почему-то представлялись Михееву на одно лицо - очкастые, толстые, самодовольные умники, этакие "интеллигенты в малиновых кофтах".
Статьи политического характера были более понятны, но и они не могли помочь старику решить поставленную задачу - слишком уж много откровенной оголтелости содержалось в мат
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.