Бандитский петербург 04 скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Константинов, Андрей .: Бандитский петербург 04


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Константинов. Бандитский петербург 04.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Константинов. Бандитский петербург 04.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
мастер спорта по дзюдо, чемпион университета, неоднократный призер на чемпионатах города. В Ленинграде с восемьдесят четвертого почти не бывал, только с октября восемьдесят пятого по июнь восемьдесят шестого доучивался после командировки в Йемен - пятый курс заканчивал... А потом вплоть до июня девяносто первого только во время отпусков наезжал... Так что по линии Михеева все чисто, они просто физически не могли нигде пересечься, да и времени для этого у них не было... И интереса. Конечно, полностью исключить какой-то случайный контакт нельзя, но его вероятность чрезвычайно мала... Что еще? Капитан запаса, так... Несколько приводов в милицию у него было - по пьянкам, ничего серьезного, всякий раз его кто-то оттуда вытаскивал. Дважды был женат, дважды разведен. Детей нет. В девяносто первом году вернулся из Ливии - причем раньше, чем официально заканчивался срок командировки. В личном деле в военкомате почему-то причина досрочного возвращения не указана. Военком говорит, что для уточнения всех этих тем нужно Генштаб запрашивать, но это нереально... Они ничего не скажут... Так же как не будут рассказывать, чем на самом деле занимался этот Обнорский-Серегин на своем Востоке.
- Ты думаешь, что он?.. - медленно спросил Геннадий Петрович, намеренно не заканчивая вопроса - этого и не требовалось, Колбасов понимал все с ходу.
- Сложно сказать. Может быть, он не только переводил чего-то там... Но в любом случае к нашему уголовному дедушке это никакого отношения не имеет... В Генштабе такими темами не занимались... Да, вот еще что интересно: одна его устойчивая связь - это некто Кондрашов Евгений Владимирович, бывший капитан милиции, бывший старший опер из спецуры*. Они учились вместе, потом тоже постоянно связь поддерживали. В конце девяносто первого года Кондрашов из органов уволился, сейчас, по оперативным данным, занимается коммерцией и охранным бизнесом, примыкает к ментовской бригаде**.
- Это интересно. - Ващанов почесал затылок и задумался. - Кондрашов, значит... У него какие-то общие дела с Обнорским?
- Таких данных пока нет, - осторожно ответил Колбасов. - Просто они часто встречаются, выпивают вместе, общаются, так сказать... Но вполне возможно, что их связывает и еще что-то. Я к этому
Спецура - специальная служба уголовного розыска, занималась раскрытием преступлений, совершенных на территории СССР и России иностранцами, а также против иностранцев.
Ментовская бригада - в те годы некое неформальное объединение бывших и действующих сотрудников правоохранительных органов, занимавшихся обеспечением безопасности некоторых коммерческих структур. Часто ментовская бригада действовала полубандитскими, а иногда и откровенно бандитскими методами.

Кондрашову давно хочу повнимательнее присмотреться - загулялся он что-то на воле, ему давно уже в Нижний Тагил пора, ментяре ссученному...
Геннадий Петрович кивнул:
- Золотые твои слова, Вова... Ссученных давить надо. А те, кто ментовку бросил и в бизнес ушел, они самые настоящие ссученные и есть. Товарищей бросили - ради чего? Ради шкурного своего, научились чему могли - и привет, вы, мол, там дальше воюйте, а мы не такие дураки... Я тебе скажу, что в спецуре почти все такие гнилые, там через одного сажать можно - не ошибешься... Ты займись этим Кондрашовым - может быть, и пригодится... Но это позже, сейчас главное - со стариком дело до конца довести... Имей в виду, Володя, ты - в резерве на повышение, так что...
Колбасов прижал правую ладонь к сердцу и преданно выкатил глаза.
- Геннадий Петрович, я... Я все что смогу... Вы же знаете, я всегда...
Ващанов улыбнулся и кивнул:
- Знаю, Вова, знаю. За то и ценю... Значит, говоришь, чист у нас Серегин, не пересекался с Бароном? Ладно... Что ж, давай попробуем устроить ему сенсацию, пусть встретится со стариком, поговорит. Глядишь, и мы заодно что-нибудь интересное узнаем... Ты телефоны этого Обнорского пробил?
- Так точно, - с готовностью кивнул Владимир Николаевич и положил перед подполковником листок бумаги.
- Так, так, - вздохнул Геннадий Петрович.-Где тут у нас его рабочий... Ага... Сейчас мы его обрадуем.
Ващанов начал набирать цифры на телефоне и пояснил Колбасову:
- Я с ним знаком немного - виделись пару раз на гувэдэшных брифингах. Въедливый паренек, вопро-|сы у него такие... все больше с подковырочкой, с подтекстом... Алло! Серегина будьте добры... О! Не узнал вас, Андрей Викторович, богатым будете... И вы не узнаёте? Совсем хорошо, значит, я тоже разбогатею... Ващанов моя фамилия, ОРБ, помните такого?.. Что?.. Радостно слышать, спасибо... Да какие у нас дела - делишки в основном, а все дела у прокурора... А как ваше "ничего" поживает?.. Понятно... Ясно... Угу... В который раз ловлю себя на мысли о том, что наши профессии очень похожи: мы гоняемся за преступниками, вы - за сенсациями, но и мы, и вы ищем, идем по следу, так сказать... Что?.. Да, да, да... А я как раз по этому поводу и звоню, да, памятуя вашу просьбу сообщить, если будет что-то интересное... Нет, ну у нас интересное-то каждый день, но вы же сами понимаете - из оперативных соображений просто не можем зачастую в прессу отдавать, чтобы делу не повредить... Да... А тут одна тема появилась, возможно, вас заинтересует, можно сказать, полный эксклюзив... Заинтриговал? Это хорошо, интриговать мы любим... Что? Ах, и вы тоже интриган? Ну тем более тогда только вам и больше никому.., В общем, взяли мы тут недавно одного вора в законе... Слыхали про таких?.. Вот-вот, самого настоящего, заслуженного, патриарха, можно сказать, воровского движения... Михеев такой - он же Барон, он же Мефистофель... Не слышали? Ну что вы, старикан колоритнейший, он на первую ходку еще до войны двинул, прошел чуть ли не все лагеря Советского Союза, в свое время просто гремел... Сейчас? Да он на ерунде подзалетел, там еще следствие идет, пока говорить что-то определенное трудно, но, вполне возможно, старика выпустят вскорости - он уже больной совсем и вряд ли представляет какую-либо опасность для общества... Да, да... Моя бы воля, так я бы его сразу выпустил, чего мучить-то старого, но это следствие решает... Да, так вот, пока этот Барон еще сидит, можно, если это вам, конечно, интересно, интервью с ним сделать, побеседовать... Конечно, он же самая настоящая энциклопедия ходячая по преступному миру... Интересно? Будет, будет говорить, он, по-моему, даже сам хочет с журналистом встретиться - знаете, конец жизни, нужно выговориться, высказаться... Если хотите - исповедоваться... Да... Нет, в принципе, это, конечно, сенсация - вы же, наверное, знаете, что воры-законники никому никаких интервью до сих пор не давали... Да, да... Нет, только вам... Будете, так сказать, первым... Да ну что вы, не стоит благодарности, дело-то, по сути, одно делаем... Когда? Да хоть завтра, я думаю, никаких проблем не будет... Нет, он , не в Крестах, его в спецбольницу перевели, я же говорю - старик очень плох, с легкими у него что-то... Ну сами посудите, всю жизнь по лагерям да тюрьмам - откуда тут здоровью-то взяться... Как конкретно? Я вам сейчас телефончик дам нашего оперативника, который как раз делом этого Барона занимался... Записываете? Колбасов Владимир Николаевич, тринадцатый отдел, а телефон... Знаете? А откуда, если не секрет?.. Ах, вот так вот... Ну, я вижу, у вас разведка не хуже нашей работает... Справочник-то этот - он, между прочим, для служебного пользования... Надо бы выявить, кто его вам подарил, да разобраться как следует... Да шучу, шучу, Бог с вами, Андрей Викторович, дело-то общее делаем... Ага... Так вы где-то через полчасика Владимиру Николаевичу звякните - он уже должен будет на месте быть, все и оговорите в деталях, а я его тоже предупрежу... Все, договорились... С вашего гонорара - бутылка... Шучу... Ну все, будьте здоровы, приятно было с вами пообщаться... Зашли бы как-нибудь при случае, а то мы с вами только на брифингах и видимся... Хорошо... Всего доброго!
Ващанов с треском опустил трубку на рычаг и перевел дух:
- Фу! Ну что, Вова, журналюга наш в полной боевой готовности, визжит и подпрыгивает, готов хоть прямо сейчас с диктофоном прибежать... Кстати, у него, оказывается, телефоны всех наших отделов есть... Какая сволочь, интересно, дала ему наш справочник? Я же строго-настрого всем объявлял: контакты с прессой - только через меня, только после санкции... То-то, я смотрю, у этого Серегина в заметках иногда слишком много подробностей... Сосет он кого-нибудь у нас, бля буду... Ладно, с этим отдельно разберемся... Диспозиция тебе ясна, Вова? Колбасов неуверенно кивнул:
- В общих чертах, Геннадий Петрович. Хотелось бы, чтобы вы еще что-нибудь подкорректировали... А здорово вы, товарищ подполковник, этого Серегина "развели" - вам прямо в театре играть можно... Он вас, наверное, теперь лучшим другом считать будет, благодетелем, так сказать.
Подполковник снисходительно улыбнулся:
- Каждый опер, Вова, обязан быть еще немножко актером... Ладно, сейчас дуешь к себе в кабинет, ждешь звонка. Договариваешься на завтра прямо с утра, чтобы не тянуть, потом утрясаешь все на Газа... Разговор старика с журналистом возьмешь под личный контроль - мало ли...
Владимир Николаевич кашлянул.
- Мне при их беседе присутствовать? Ващанов подумал и покачал головой:
- Не стоит, пусть они себя посвободнее чувствуют... Надо их просто деликатно проконтролировать, незаметно... Потянешь? Информация на сторону уйти не должна... Пусть во врачебном кабинете поговорят, а ты рядом посиди, в соседнем.
Колбасов кивнул и встал со стула.
- Ясно, Геннадий Петрович, там перегородки между кабинетами тоненькие, фанерные, проконтролировать легко будет... Может, с техникой?..
- Нет, - твердо сказал Ващанов. - Просто личный контроль... Технику заказывать не будем, ни к чему лишних людей в это дело посвящать. Просто личный контроль. Действуй, Володя... Сейчас все в твоих руках... Сам понимаешь... Как пообщаются - сразу мне доложишь. Ну, ступай с Богом.
Владимир Николаевич вышел из кабинета, а подполковник, оставшись один, еще долго смотрел на лежащий перед ним лист бумаги с объективкой на Серегина-Обнорского. Геннадий Петрович понимал, что игра за "Эгину" вступила в решающую фазу, поэтому нервничал, что-то беспокоило его, казалось, что он упустил нечто важное, существенное... Основания для тревоги, конечно, были. Да, Барон - дичь, а Ващанов с Колба-совым - охотники. Но проблема заключалась в том, что рядом ходили и другие звери с охотниками, и они ни в коем случае не должны были узнать, что в лесу началась травля, - возникнет много ненужных и опасных вопросов... Поэтому и возможности Ващанова, несмотря на большую должность, были ограничены, он, например, никак не мог заказывать по старику специальные литерные мероприятия (все такие заявки строго документируются, они должны быть обоснованными), это оставило бы следы и зацепки. А Геннадию Петровичу нужно было, чтобы все прошло быстро и незаметно, "Ладно, поживем - увидим, - подумал Ващанов. - Утро вечера мудренее..." Он сложил вчетверо лист с объективкой на Серегина, сунул его во внутренний карман пиджака и начал собираться домой...
* * *
Для Юрия Александровича трехдневная пауза, наступившая после разговора с Колбасовым, тянулась бесконечно долго, старик буквально не находил себе места, плохо спал, и все чаще и чаще наваливались на него приступы тяжелого, выворачивавшего наизнанку кашля. Барон горел словно в лихорадке, об Ирине он думать себе запрещал, но все равно думал, вспоминал ее лицо, ее глаза, которые любил сравнивать с глазами знаменитой ренуаровской "Актрисы"'... Старик уже не надеялся увидеть эти глаза воочию, по крайней мере на этом грешном свете, и молил Бога только об одном - чтобы Он помог спасти любимую женщину...
Утром четвертого дня, когда ожидание стало почтив физически нестерпимым, Михеева вызвали из палаты.и отвели во врачебный кабинет.Серегина Юрий Александрович узнал сразу, с порога, парень сидел за столом у окна и о чем-то тихо говорил со склонившимся к нему Колбасовым. Заметив вошедшего старика, опер выпрямился и разулыбался, словно профессиональный конферансье:
- Ну, Андрей Викторович, вот и наш герой, так сказать, прошу любить и жаловать!
Журналист встал., с любопытством посмотрел на Барона и сказал:
- Здравствуйте. Меня зовут Андрей Серегин, я корреспондент питерской "молодежки". Пишу в основном на криминальные темы...
*" Имеется в виду картина Ренуара "Портрет артистки Жанны Самари", 1877 год."
Парень сделал еле уловимое движение, словно хотел пожать старику руку, но потом удержался.
"Воспитанный, - с удовольствием отметил про себя Михеев. - Знает, что старшим первыми руку не суют". Вор улыбнулся и протянул Серегину ладонь:
- Михеев... Юрий Александрович. Очень приятно. Мои криминальные темы уже в прошлом...
Они пожали друг другу руки (старик отметил про себя, что пожатие у журналиста хорошее - сухое, крепкое, но без демонстрации силы), а Колбасов не преминул тут же вставить:
- Ну-ну, ты, Саныч, не прибедняйся... Так ли уж все и в прошлом? Есть еще порох в пороховницах, не скромничай... Ладно. Вы тут располагайтесь, беседуйте, вам никто мешать не будет... Сколько вам времени понадобится, Андрей Викторович? Часа два хватит?
- Не знаю, - пожал плечом Серегин. - Как разговор будет складываться...
- Ну хорошо, - кивнул Колбасов. - Ограничивать вас мы не будем - в разумных пределах, конечно... Я через пару часиков к вам загляну, проведаю.
Опер еще раз лучезарно улыбнулся, вышел в коридор и зашагал к лестнице. Пройдя метров десять, Владимир Николаевич встал на цыпочки и, неслышно ступая, вернулся к кабинету, смежному с тем, в котором остались Барон с Серегиным. Колбасов осторожно открыл дверь, скользнул внутрь и сел на приставленный к стене стул. Из-за перегородки доносились голоса - приглушенные, но вполне различимые. Впрочем, у опера имелся и свой "усилитель". Владимир Ник
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.