Бандитский петербург 04 скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Константинов, Андрей .: Бандитский петербург 04


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Константинов. Бандитский петербург 04.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Константинов. Бандитский петербург 04.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
ул умирающий Барон, - одно и то же лицо, вполне реальное и крайне опасное. В настоящий момент - для самого Андрея...
А дело заключалось в следующем. Когда Виктор Палыч узнал, что Ирина Лебедева умерла, не выдав ни бита информации о злополучной "Эгине", он не то чтобы рассердился или разъярился, нет, он впал в самое страшное свое состояние - в холодное бешенство, которое внешне проявлялось лишь легким подергиванием левой щеки да тем, что его совсем не стариковские глаза переставали моргать...
С тем, что произошло в квартире на Рылеева, Антибиотик разобрался довольно быстро, ситуация там сложилась, к сожалению, достаточно типичная для тех структур, которые в России в начале девяностых годов начали величать организованной преступностью. Произошел так называемый эксцесс исполнителей: посланные к Лебедевой люди очень хотели качественно выполнить задание, но стараться принялись весьма по-советски, то есть с тяжким, звероподобным рвением. Впрочем, иначе они не умели... Им поручено было узнать у бабы, где находится картина, которую отдал ей Юрка Барон, причем быкам даже не сказали, о какой, собственно, картине идет речь...
Лебедева, когда к ней в квартиру ворвались четверо здоровенных парней, пыталась сначала кричать. Ей "легонько дали по жбану", но она ничего не поняла и "пошла в полную несознанку", чем невероятно раздражила быков. Она валяла дурочку и пыталась уверить бандитов в том, что ничего не знает ни про какого-то Барона, ни про его картину... На свою беду Ирина была женщиной весьма миловидной и сексапильной. Для того чтобы освежить память, ее затащили в спальню и поставили на хор, ну и бутылочкой побаловались немного... Кто ж знал, что у этой соски слабое сердце окажется - она взяла и ласты склеила... Быки это поняли не сразу, а когда до них дошло наконец, что перед ними труп, вот тогда они уже обезумели по-настоящему - от ужаса, ведь из покойницы, как известно, никакую информацию не вынешь... Именно от животного страха они и надругались над уже мертвой Лебедевой - выбили ей глаз и зубы, прижигали холодеющее тело сигаретами и прибили руки гвоздями к подлокотникам кресла... Потом они перевернули всю квартиру вверх дном, но ничего стоящего не нашли - ни тайников, ни картин, ничего... Правда, у них хватило мозгов прихватить с собой из квартиры все документы, ежедневники и письма Лебедевой...
Виктор Палыч прекрасно понимал, что больше всех в том, что случилось, был виноват он сам, а не Гусь с его отморозками. Они ведь, в принципе, сделали все, как им велели, но топорно и неуклюже, так в этом-то не их вина, а того, кто тонкую работу им поручил... Ну кто знал, что она, сучка, загнется? Эх, надо было не торопиться, а дождаться, пока приедет Череп (начальник "контрразведки" Антибиотика, как на грех, находился в отъезде), он бы и поговорил с девушкой по душам, без спешки и суеты... А Гусю следовало поручить только выкрасть бабу... Но почему же она все-таки твердила, что никакого Барона не знает и не понимает, какую картину от нее хотят? Видела ведь, что шутки шутить с ней никто не собирается, - неужели оказалась настоящим стойким оловянным солдатиком и предпочла лютую смерть? Во имя чего? Ради памяти усопшего Юрочки? Или от жадности своей? А может быть, дело вообще не в этой Лебедевой?
Виктор Палыч тяжело задумался. С самого начала в этой истории с "Эгиной" все шло как-то напере-косяк, словно проклята была кем-то рембрандтовская картина... Когда Барона закрыли в Кресты, Антибио-
тик еще пытался кое-как контролировать ситуацию независимо от Ващанова через своего человека в камере, но когда старого перевели в лазарет - тогда пришлось во всем верить Гене на слово... А не получилось ли так, что скурвился Генуля? Может, все его выкладки про эту Ирину и журналиста Серегина - сплошная залечка, может, Гена хотел в свою игру сыграть? Рембрандтовский холст кому хочешь голову закружит. И даже неглупый человек может, словно мотылек неразумный, полететь на пламя, считая, что вот он - шанс мгновенно разбогатеть, стать счастливым и свободным, не понимая, что такие мечты - пустая, глупая химера, что не даст им картина ничего, кроме очень больших проблем... Сам-то Антибиотик осознавал это очень хорошо и гонялся за "Эгиной" отнюдь не по причине ее баснословной рыночной цены, а совершенно по другим мотивам...
Кстати, Гена-то ведь не один работал - при нем оперок Колбасов над темой трудился, он же и к тайничку Юркиному ездил... И никто ведь ничего не контролировал, теперь одному Богу и этому Колбасову известно, что на самом деле там нашлось.
Виктор Палыч бесился потому, что ощущал себя в тупике, а для него это было крайне непривычное и оттого совершенно некомфортное состояние...
Вдоволь потерзавшись сомнениями и подозрениями, Антибиотик выдернул к себе Ващанова, и у них состоялся долгий и очень неприятный разговор, в результате которого было все же решено сосредоточиться на фигуре журналиста Серегина. Как ни крути, а он был последней видимой ниточкой, тянувшейся от покойного Барона...
Геннадий Петрович ушел с рандеву на негнущихся ногах, в нервном ознобе и абсолютно липкий от пота. Он понял, что Антибиотик начал в нем сомневаться, а что это могло повлечь за собой - Ващанов представлял очень хорошо... Заместитель начальника ОРБ уже не раз проклял тот день, когда впервые услышал об украденной "Эгине", да что толку-то с этих проклятий... Ситуация все время норовила вырваться из-под контроля (а если честно, то она никогда полностью и не контролировалась) и с каждым днем делала все более и более опасной лично для него, Ващанова.. Теперь вот труп этой Лебедевой ко всем проблема" добавился... И дело было не только в том, что фактически Геннадий Петрович был как бы соучастнике" убийства, - хрен с ней, с бабой этой, совесть подполковника не особо мучила... Его мучил смертный страх, причем теперь лагеря Нижнего Тагила не казались ему такими ужасными, как раньше. Ващанов вдруг как-то очень отчетливо понял, что, если все вскроется, если его разоблачит Комитет, "особая инспекция" или еще кто-то, до суда и зоны он просто не доживет. И никто его не убережет и не спасет... А зачем же он тогда столько лет капитал копил? Впустую, значит, все мечты о богатой и беззаботной жизни? Страшно было Геннадию Петровичу, очень страшно, и ощущал он себя маленьким, слабым человечком, отчаянно бегущим в темном тоннеле перед безжалостным, набирающим скорость паровозом...
Собственно, Ващанову и раньше бывало страшно, но после этого разговора с Палычем ужас вошел в него навсегда, поселился, так сказать, с постоянной пропиской, и его накал Геннадий Петрович мог снижать уже только одним - водкой...
Но глаза боятся, а руки, как известно, делают. В голове подполковника родилась вполне сносная оперативная комбинация, которую надо было закрутить вокруг журналиста Серегина... В конце концов, он ведь на эту Лебедеву людей Палыча вывел? Он... Вот, стало быть, и надо попробовать его к ее трупу привязать... А что? Он же Лебедевой интересовался? Интересовался... Зачем? А дамочку потом, между прочим, замученной нашли... Можно на вполне законных основаниях Серегина этого в камеру засунуть, а там попрессовать немного - глядишь, из него что-нибудь и вылезет...
Проблема заключалась только в том, что сам Геннадий Петрович делать что-либо своими руками не только не хотел, но и попросту не мог - ранг и должность мешали... А следовательно, необходимо опять привлекать Вову Колбасова как исполнителя его, Ва-щанова, идей... И выхода другого не было, по крайней мере подполковник его не видел... Использовать Колбасова очень не хотелось, игрушки-то пошли совсем серьезные, а Вова, при всех его недостатках, был совсем не дурак. Использовать его втемную, как .раньше, уже вряд ли получится, он же опер, считать и сращивать умеет, вычислит и ващановский интерес.. А если не вычислит, то почувствует, догадается... И как тут себя поведет? Сдаст? Или не сдаст? Если не сдаст, то может стать... как бы это выразиться... нет, не подельником (слово какое-то нехорошее, тюрьмой от него пахнет) - напарником, даже, лучше сказать, компаньоном... Младшим компаньоном... Но ведь тогда с ним делиться придется? А с другой стороны - что делать?..
Короче говоря, почти сразу после разговора с Палычем Ващанов вызвал к себе Колбасова и предложил пообедать в кафешке неподалеку от здания ГУВД. И там, отчаянно потея, боясь и скрывая это свое состояние, начал обрабатывать Володю, для того чтобы направить его в нужное русло... Страхи Ващанова оказались напрасными - Колбасов понимал все с полунамека, с полуслова и даже не поинтересовался, откуда подполковнику стало известно про труп, который еще даже официально не был обнаружен... Впрочем, это и так было ясно - оперативная информация пришла от источника, откуда же еще... И ни один опер никогда и никому не раскроет самых ценных своих агентов, так что и спрашивать тут нечего...
В общем, согласился Володя Колбасов вписаться в новую тему, вернее - в продолжение старой... И первое, что ему предстояло сделать, это деликатно подбросить убойщикам версию, когда они займутся трупом Лебедевой...
А не получится Серегина в камеру сунуть - все равно пусть подергается, понервничает. Может, и сам к Ващанову за помощью прибежит... У Геннадия Петровича ведь отношения с журналстом очень даже неплохие, этот Серегин от заместителя начальника ОРБ ничего плохого никогда не видел...
Обнорский, естественно, был не в курсе этих раскладов, поэтому и не понимал, отчего наутро после разговора с Кондрашовым его обуяла такая нервозность, усугублявшаяся приступами головной боли... В редакцию Андрей приехал лишь часам к двенадцати, пошатался по кабинетам, покурил с коллегами, попил кофе в буфете, потом приземлился на свое рабочее место и начал думать о том, под какой легендой подкатить к Степе Маркову насчет Варфоломеева. В результате раздумий снова разболелась голова. Уняв боль таблетками, Серегин решил плюнуть на все и поехать домой - нужно было попытаться хоть немного отдохнуть, отлежаться, поспать, наконец... К тому же календарь показывал 7-е число ноября месяца. Когда-то этот день считался праздником - праздник ушел, а рефлекс остался...
По дороге домой Андрей заехал на Финляндский вокзал и, покопавшись там в книжных развалах, купил новую книжку Леонова про непобедимого московского сыщика Гурова. Он очень любил детективы, следил за выходившими новинками и покупал их не раздумывая - дома с хорошей книжкой на тахте он как-то расслаблялся.
Сунув новый глянцевый томик в карман куртки, Андрей сел в свой вездеход и, нарушая правила, вырулил прямо на Арсенальную набережную. Двигаясь в потоке машин, Обнорский нервно барабанил пальцами по рулю и мечтал только об одном - поскорее доехать до дома, отогнать машину на стоянку, перекусить и завалиться в постель с детективом... Ехать ему оставалось всего минут десять, но желанного расслабления от предвкушения спокойного вечера не наступало...
"Интересно, - подумал Андрей, закуривая, - сколько времени средний человек проводит за рулем? Сколько спит, работает и отдыхает - социологи знают, а вот сколько баранку крутит?.."
Прикинуть приблизительную цифру он уже не успел - его "Ниву" внезапно подрезала зеленая "пятерка" с прикрученным багажником на крыше. Едва успев затормозить, вездеход заглох, а Андрея резко качнуло вперед. Серегин не успел даже выругаться - откуда-то сзади к замершей "Ниве" с двух сторон подскочили какие-то темные, разномастно одетые фигуры и начали рвать дверцы машины. Позиция у Обнорского была крайне невыгодной - в клетушке "Нивы" он даже дернуться не мог. Тем не менее, когда некто в маске распахнул левую дверцу вездехода и схватил Андрея за локоть, он пошел навстречу рывку, метя кулаком в промежность нападавшему. Судя по раздавшемуся мату, Серегин попал куда хотел, но это принципиально ничего не изменило - противников было несколько и действовали они весьма умело и слаженно. Андрей получил сильный удар ногой в живот, одновременно с этим ему подсекли ногу, он упал на асфальт, и почти сразу же сверху на него навалились несколько человек... Ему выкрутили назад руки, надели на запястья браслеты наручников, а на голову натянули какой-то грязный свитер... Сопротивляться Серегин перестал - со скованными руками это было лишено всякого смысла, не стоило брыкаться и тратить силы впустую... Кто-то еще разок пнул его ногой, а потом Андрея приподняли и потащили куда-то вперед. Через несколько секунд он понял, что его запихивают на заднее сиденье автомобиля - похоже, в ту самую подрезавшую его "пятерку"...
Страха почему-то не было, была растерянность, злость и какая-то отстраненная ирония в свой адрес: вот тебе и "рейнджер" - взяли, мол, как котенка...
"Кто это? - думал Андрей, пытаясь развернуться на сиденье поудобнее. - Если бандиты - то, похоже, жопа... Неужели все, отпели донские соловушки?.."
Впрочем, ситуация прояснилась довольно быстро.
- Куда его? - спросил чей-то голос, и ответ последовал незамедлительно:
- Давай, бля, в прокуратуру, к Поспеловой Лидке, ждет уже...
- Меня б она так ждала, - засмеялся кто-то про-стуженно. - Я б даже в наручниках поваляться с ней согласился...
На Серегина обращали внимания не больше, чем на куль с мукой.
Минут через двадцать автомобиль остановился, Андрея извлекли из салона, поставили на ноги и стащили с головы свитер. Оглядеться толком ему не дали, но, проморгавшись, Обнорский успел заметить на обшарпанном здании, куда его ввели, вывеску прокуратуры Дзержинского района.
Серегин абсолютно ничего не понимал, но от вопросов и выяснения причин своего задержания пока решил воздержаться - все равно ничего не скажут, зачем зря людей нервировать...
Его провели по коридору, вдоль которого стояли кресла, которые, казалось, перекочевали в прокуратуру откуда-то из кинотеатров лохматых семидесятых годов. Учитывая, что стены были выкрашены масляной краской омерзительного зеленого цвета, коридорчик нагонял тоску даже на самых больших оптимистов, попав
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.