Бандитский петербург 04 скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Константинов, Андрей .: Бандитский петербург 04


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Константинов. Бандитский петербург 04.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Константинов. Бандитский петербург 04.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
нируемое" - это что, мое опознание? Или у нее что-то другое планировалось?"
Ответов на эти вопросы не было, и Серегин решил еще побалаганить.
- Как это - "отпускайте"? Я хочу, чтобы меня опознали! Официально, при понятых! И еще я хочу очную ставку с бдительной бабулей из дома Лебедевой...
- Больше ничего не хотите? - устало поинтересовалась Поспелова.
- Отчего же, - прищурил глаз Серегин и, мысленно махнув рукой, добавил с грузинским акцентом: - Лидию Алэксандровну хачу; да...
Возникла пауза. Поспелова принялась кусать губы, и весь ее вид свидетельствовал о том, что она готова либо расплакаться, либо рассмеяться. Однако она не стала делать ни того, ни другого, лишь вздохнула и тихо сказала:
- Вам, наверное, кажется, что вы ужасно остроумны и оригинальны? А на самом деле вы просто нахал. Я сообщу о вашем поведении в редакцию...
Вот этого Обнорский совсем уж не ожидал, поэтому еле сумел сохранить серьезный вид.
- Тогда у меня есть шанс. Женщины, они, как показывает практика, любят нахалов. Поспелова ответила холодно:
- Возможно, это относится только к той категории женщин, с которыми вы привыкли общаться, Обнорский...
Лидия Александровна склонилась к протоколу и начала там что-то быстро дописывать. Андрей, поняв, что действительно переборщил, молчал.
Дописав до точки, Поспелова отложила ручку и задумалась. Проводить опознание Обнорского действительно не имело никакого смысла - он ведь и сам не отрицал, что был в доме на Рылеева... Конечно, он явно чего-то недоговаривает, но реальных оснований для его задержания нет... Странная какая-то ситуация сложилась... Володя Колбасов из ОРБ заверял Лидию Александровну, что журналист во время первого же допроса потечет, расскажет много интересного... Контакты у этого наглеца Серегина и вправду странные, ну и что с того-то? Конкретики нет... А откровенничать Обнорский явно не собирается... Интересно, я ему на самом деле понравилась или он просто дурачится?
Смутившись от этого непонятно откуда всплывшего вопроса, Лидия Александровна быстро подвинула к Андрею протокол допроса.
- Распишитесь, пожалуйста... Вас вызовут, когда следствие сочтет это необходимым...
Обнорский расписался и серьезно сказал:
- Буду ждать. Я очень хочу, чтобы следствие поскорее сочло это необходимым.
Поспелова кивнула и вяло махнула рукой:
- Вы свободны, Обнорский.
- Ошибаетесь, Лидия Александровна, - ответил Андрей, вставая со стула и направляясь к двери. - Какой же я свободный, если вы меня к себе приковали? Как мне теперь жить, а?
- Всего доброго, Андрей Викторович. - Поспелова склонилась к бумагам на столе, так что Андрей не мог видеть ее лица.
- Ухожу, ухожу, ухожу. - Обнорский раскланялся и, пятясь задом, покинул кабинет.
В коридоре с его лица резко сползла улыбка, словно маска шутовская свалилась. Серегин снова почувствовал, как колотится сердце, пережитое напряжение было настолько сильным, что его даже подташнивало.
Андреи вытер тыльной стороной ладони испарину со лба и на плохо гнущихся ногах пошел по коридору к выходу. Ему было настолько нехорошо, что он даже забыл про изъятые ключи от машины и дома, про отобранный бумажник, сумку и прочие мелочи...
Впрочем, до конца коридора Обнорский дойти не Успел, его перехватил Зосимович, вынырнувший из какого-то кабинета:
Стоять! Ты куда это? Малиновый берет вцепился в рукав его куртки словно боялся, что Серегин попытается бежать.
Стряхнуть этот захват ничего не стоило, но у Андрея уже просто не было сил, и он ответил усталым, тусклым голосом:
- Мне сказали, что я свободен...
- Как это свободен? А ну-ка пошли... Продолжая держать Серегина за рукав, опер подтащил его к кабинету Поспеловой, открыл дверь и просунул туда голову:
- Лидия Александровна, вы что - отпускаете его? Ответа Обнорский не расслышал, впрочем, в чем он заключался, догадаться было несложно, потому что Зосимович упавшим голосом задал новый вопрос:
- А как же опознание? Мы уже и камеру для него приготовили...
Лидия Александровна снова что-то сказала оперу, и он совсем сник:
- Как же так, ведь была же договоренность... Мы работали...
На этот раз Поспелова ответила резко, так, что ее услышал и Обнорский:
- Повторяю, он свободен! И позови, пожалуйста, Гошу Субботина! Все!
Зосимович закрыл дверь с таким видом, будто на него обрушилась личная драма, неохотно отпустил рукав Серегина и со вздохом пробурчал:
- Ладно... Повезло тебе... Пойдем, барахло свое заберешь и расписку напишешь, что претензий не имеешь...
- А если имею? - вяло откликнулся Обнорский, заходя за опером в чей-то кабинет.
Зосимович вывалил из пакета на стол все изъятые у Серегина мелочи, поднял с пола его сумку.
- Тебе бы сейчас в церковь зайти, свечку поставить, а не права качать... Жур-рналист... Пиши расписку и вали отсюда...
- Ладно, - садясь за стол, усмехнулся Андрей. - Учитывая ваше пролетарское происхождение, напишу... Бумагу давайте...
Через пять минут он вышел на улицу, постоял немного на крыльце, достал пачку "Кэмела" и, отметив, что сигарет явно поубавилось, закурил. Его вездеход был припаркован у самого крыльца, и Андрей подошел к нему и погладил, как, наверное, гладили раньше всадники своих коней. Постучав легонько ногой по покрышкам, он открыл машину, сел за руль и, запустив двигатель, тяжело задумался: "Интересная херня получается... Ирину убили практически сразу после нашего с ней разговора... А меня, стало быть, решили отработать как ее связь... Возникает два вопроса: почему ее грохнули сразу после того, как я ее нашел, и как потом менты на меня вышли? Похоже, пасли меня все время... Та "шестерка" не случайно тогда ко мне прицепилась... Выходит, я убийц на Лебедеву и вывел?"
Муторно стало Обнорскому. Муторно и плохо, но он сжал зубы и заставил себя думать дальше: "Если Ирину убили те, кому картина нужна была... отдала она им "Эгину" или нет? Отдала, наверное... Поспелова сказала, что ее убили звери. Стало быть, мучили перед смертью... А Ирина была женщиной нежной и хрупкой..."
Андрей закрыл глаза и еле слышно застонал - его душили ярость и боль от непереносимого чувства вины... Конечно, он совершил ошибку, не надо было так явно интересоваться Лебедевой... Но кто же знал, кто предположить-то мог, что так все обернется...
И снова подумалось: может, стоит рассказать все как было? Найти кого-нибудь из толковых оперов в УУРе или ОРБ... В конце концов, к тому же Ващанову обратиться можно, с него ведь и началось все...
Неожиданно он вспомнил об упомянутом Поспеловой Колбасове: "Странно как-то... Ведь этот самый Колбасов меня и пас, когда мы к Барону ходили... Или она другого Колбасова имела в виду? Или того самого, но по другому поводу?.."
Голова пухла от бесконечных вопросов, Андрей понял, что еще немного - и у него просто заклинит мозг...
Его всегда успокаивала езда. Когда он сидел за рулем, то чувствовал, как постепенно снимается нервное напряжение, как "устаканиваются" мысли... Се-регин даже планы своих статей продумывал в машине, ему иногда казалось, что он мог бы сутки напролет проводить в своем вездеходе... Андрей ехал куда глаза глядят и, лишь выруливая на Приморское шоссе, понял, что хочет вырваться из темного, угрюмого города - так хотелось глотнуть свежего воздуха, а в Питере какой свежий воздух... Машина резво бежала по шоссе, и мысли неожиданно перескочили на Поспелову: "А эта Лида очень даже ничего... Обычно все следачки и прокурорши - как лошади заезженные, а эта другая совсем... Смущалась так мило, совсем не по-прокурорски... Интересно, давно она в Системе кувыркается? Наверное, не очень, раз ее, как остальных, замусолить не успели..."
Под Репином Андрей свернул к заливу, проехал еще немного и остановился. Было уже совсем темно, свет фар тонул в черной холодной воде. Серегин вышел из машины и присел на корточки, подставив лицо ветру. "И все-таки... Кто же банковал во всей этой теме с моим задержанием и допросом? Субботин? Вряд ли... Не похоже, чтобы он в этой партии первой скрипкой был... Зосимович, похоже, из ОРБ... Странная история... Колбасов... Может быть, стоит все-таки переговорить с Ващановым?"
Он просидел на корточках долго, пока не продрог до костей. Обнорский был растерян и не знал, что делать: с "Лебедевой, казалось, ушла и последняя ниточка к загадке "Эгины"... Последняя? Нет, так не бывает, все равно какие-то следы остаются, просто не всегда их видишь... Надо все-таки выходить на Маркова и пробовать крутить его насчет Варфоломеева. Глядишь, и появится какая-нибудь зацепка... Андрей понимал, что вписывается совсем уже не в свое дело, но непроходящее чувство вины заставляло его идти дальше по той дорожке, которую показал умиравший Барон. Конечно, он не считал себя прямым виновником смерти Ирины Лебедевой, но то, что между их встречей и ее смертью существовала связь, было очевидно... А потому Обнорский и не спешил ничего рассказывать следствию, ему хотелось самому разобраться во всем, он считал, что было бы просто нечестно сваливать тяжелую и мрачную тайну на кого-то другого. К тому же он просто не знал, кому в милиции или ОРБ можно было бы полностью открыться - знакомых оперов и следователей хватало, но именно поэтому он и не строил никаких иллюзий относительно уровня коррумпированности в правоохранительной системе. Нет, конечно, повязаны не все, а (по представлениям Андрея) вроде около половины личного состава. Кто с кем, кто по каким мотивам... Были, естественно, и абсолютно честные бессребреники, проблема заключалась в другом - как отделить чистых от нечистых? Купленной сволочью мог оказаться тот, кого никогда и не заподозрили бы... прецеденты были...
- Ладно, - сказал Серегин, выпрямляясь и открывая дверцу "Нивы". - Будет день - будет и пища...
Он твердо решил, что продолжит заниматься историей с "Эгиной".
Вернувшись в город, Андрей понял, что домой ему ехать совсем не хочется - тяжело было бы остаться одному в квартире после событий этого дня... Он взглянул на часы, прикинул что-то в уме и вдруг, повинуясь какому-то импульсу, направил свой вездеход к прокуратуре Дзержинского района. Был уже поздний вечер, около половины одиннадцатого, когда он припарковался у крыльца прокуратуры почти на том же самом месте, куда пригнали машину задержавшие его опера. Андрей заглушил мотор, достал сигарету и стал ждать. Он просидел безрезультатно минут сорок, но что-то подсказывало, что его терпение будет вознаграждено. Интуиция Серегина не подвела: когда до полуночи оставалось минут двадцать, на крыльцо прокуратуры вышла стройная женщина в длинном черном кожаном пальто, красиво подчеркивавшем ее легкую фигурку...
Обнорский запустил двигатель и лихо подрулил к ступенькам, на ходу распахивая правую дверцу.
- Лидия Александровна, разрешите довезти вас До дому!
Поспелова (а это была именно она) смутилась и быстро покачала головой:
- Нет, нет, я лучше на метро.
Она отвернулась и, цокнув каблуками по ступень. кам, сошла на тротуар.
Андрей выскочил из машины и в два прыжка догнал женщину.
- Лидия Александровна... Не сердитесь на меня.. Разрешите, я вас все-таки подвезу, время позднее, вы устали... Ну пожалуйста! Вы что, боитесь меня?
- Вот еще! - дернула плечом Поспелова. - Вы себя явно переоцениваете, Обнорский. Я привыкла добираться до дому сама.
И она уже собралась было идти дальше, но в глазах Серегина плеснулось вдруг что-то такое, что заставило Лидию Александровну переменить свое решение. В конце концов, она ведь была не только следователем, но и женщиной, а стало быть, могла время от времени совершать поступки, мотивацию которых не всегда понимала и сама... Поспелова подошла к вездеходу, открыла дверцу и села на пассажирское сиденье. Андрей заметался, засуетился, запрыгнул в машину и рванул с места. Некоторое время они ехали молча, а потом Обнорский сказал тихо, словно самому себе:
- Может, я себя и переоцениваю, но в мой вездеход-вы все же сели...
- Остановите! - приказала Поспелова. - Я хочу выйти! Это просто невозможно, в конце концов должен же быть хоть какой-то предел вашей наглости! Остановите!
- Лидия Александровна! - заорал Андрей. - Ну простите меня, кретина, я не буду больше, честное слово, не буду, характер у меня идиотский, подводит меня все время, но на самом деле я вовсе не такой плохой... Я и так весь извелся оттого, что наговорил вам в кабинете... Вы совсем этого не заслуживаете, я потому и вернулся, что свиньей последней себя почувствовал, понял: если не извинюсь - уснуть не смогу... Не сердитесь на меня, пожалуйста... Ладно?..
- Ладно, - усмехнулась Поспелова. - Кстати, куда вы меня везете?
- Не знаю, - честно ответил Серегин. - Куда анкете... Вас я готов доставить хоть на край света...-Не надо на край света, - поморщилась Лидия Александровна. - Тем более в вашей компании...
Она сказала адрес. Обнорский круто развернул машину и погнал в обратном направлении - к Финляндскому вокзалу. После небольшой паузы Андрей ги оосил нормальным человеческим голосом, без всяких фатовских и донжуанских ноток:
- Вы каждый день так поздно заканчиваете?
- Почти, - вздохнула Лидия Александровна. - Работы много, следователей не хватает...
работа-то у вас не женская совсем... Поспелова искоса посмотрела на Обнорского - он, прищурив воспаленные глаза, внимательно следил за дорогой, на его лицо волнами накатывал свет от уличных фонарей.
- Работа как работа... Кому как, а мне нравится...
- А... - Серегин запнулся на мгновение, но все же спросил: - А муж вас к работе не ревнует?
(Еще в кабинете Андрей заметил отсутствие на пальце следователя обручального кольца. Впрочем, это еще ни о чем не говорило, некоторые женщины просто не любили афишировать свое семейное положение.)
- Муж... - Лидия Александровна грустно усмехнулась. - Муж у
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.