Бандитский петербург 04 скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Константинов, Андрей .: Бандитский петербург 04


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Константинов. Бандитский петербург 04.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Константинов. Бандитский петербург 04.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
щанова постучали.
- Да! - гаркнул Ващанов, и на пороге возник хмурый Степа Марков.
- Марков? - удивился Геннадий Петрович. - А что, все остальные разошлись уже? Степа непонимающе пожал плечами:
- Не знаю... Мне дежурный сказал зайти к вам срочно...
- Ну ладно, - вздохнул подполковник. - Знакомься, это Андрей Серегин, журналист, пишет по криминальной теме. Вы незнакомы?
- Нет, - синхронно покачали головой Обнорский и Марков.
Андрей даже сжался весь на стуле, не веря в такую удачу: он ломал голову, как бы выйти под благовидным предлогом на Маркова, а тут встречу сам Ващанов организовывает и санкционирует. Случайность? В университете Обнорского учили, что случайность - это всего лишь непознанная закономерность...
- Вот что, Степан, - значительно и веско сказал Ващанов. - Ты это... расскажи Андрею Викторовичу про задержание азербайджанцев на овощебазе... Ваш отдел, кажется, мероприятие проводил?
- Наш, - хмуро кивнул Марков. Ему совсем не хотелось общаться с журналистом, Степа задержался-то специально для того, чтобы поработать спокойно, пока никто не мешает. Отдел Никиты Кудасова размещался в одном кабинете, опера в буквальном смысле сидели друг у друга на головах, и спокойно разложить документы на столе можно было только в самом конце рабочего дня.Геннадию Петровичу тон Степы не понравился, и он счет необходимым сделать легкую накачку (совсем легкую, на полшишечки, как выражался подполковник):
- Ты брови-то не хмурь, Марков! Работу органов нужно пропагандировать! Шире мыслить надо, масштабнее! Население должно получать достоверную информацию! Или ты думаешь, Андрей Викторович сюда для собственного удовольствия пришел? А? Не слышу!
- Понятно, товарищ подполковник. Разрешите идти?
- Иди, - снизил тон Ващанов. - И все подробно товарищу журналисту расскажи. Что можно, конечно.
А потом проводи его.
- Ясно, - кивнул Марков и направился к двери. Андрей встал со стула, пожал руку Ващанову и искренне сказал:
- Спасибо, Геннадий Петрович, вы очень мне помогли... Я могу потом позвонить вам, когда материал уже выписывать буду?
- Конечно, конечно, звони в любое время, - расплылся в улыбке Ващанов. - Тебе всегда поможем.
Чем можем, конечно...
Когда за Марковым и Обнорским закрылась дверь, подполковник устало обмяк в кресле - словно мяч, из которого выпустили воздух. Правой рукой Геннадий Петрович осторожно помассировал сердце, подышал, открыв рот и запрокинул голову.
- Сука, - шепотом сказал он, глядя в потолок. - Суха хитрожопая...
Между тем Обнорский, кому адресовались эти слова подполковника, уже пристраивался у стола Маркова, тщетно пытаясь вытянуть ноги - весь кабинет был завален бронежилетами, какими-то ватниками и мерседесовскими покрышками, которые, как объяснил Степа, являлись вещдоками в одном деле.
- М-да, тесновато тут у вас, - хмыкнул, озираясь, Андрей. - Курить-то можно?
- Нет, - ответил Марков. - Лучше в коридоре. У нас там и банка стоит. Шеф не любит, когда в кабинете курят.
- А что так? - удивился Серегин. - Здоровье бережет?
- Да какое тут здоровье, - улыбнулся наконец
Степа. - Наберешь тут... Нас в этом кабинете двадцать восемь человек. Когда один гриппом заболевает, через два дня весь отдел подхватывает... Просто Никита Никитич свое откурил уже - он двенадцать лет смолил, а потом бросил... Ну и теперь всех курильщиков гоняет. Говорит, баловство это.
- Понятно, - протянул Андрей. - Ну так что, пойдем перекурим, что ли? Заодно про овощебазу эту поговорим. Наша газета, правда, уже писала об этом...
В коридоре они проболтали минут двадцать, присматриваясь друг к другу, и, лишь вернувшись в кабинет, Андрей спросил наконец о том, что по-настоящему его интересовало:
- Слушай, Степан, а вы международными группировками занимаетесь?
- А почему ты спрашиваешь? - насторожился Марков.
- Да так... Я хочу темой контрабанды черного антиквариата заняться... Говорят, на Западе уже скоро нашими иконами камины топить начнут. Предложение спрос превышает.
- Возможно, - неопределенно ответил Марков. - А что тебя конкретно интересует?
- Я слышал от кого-то, что ты в свое время убийством Олега Варфоломеева занимался, художника-реставратора, - бросил пробный камешек Серегин.
- От кого слышал?
- Да не помню уже... Может, расскажешь про ту историю?
Степа внимательно посмотрел на Обнорского и вздохнул.
- Это старые дела... И потом, я не Олегом занимался, а его братом Дмитрием... Он антикварщиком был, коллекционером... Олег погиб раньше, там самоубийство произошло... А Дмитрия Сергеевича действительно зарезали... Нехорошая история получилась.
- Почему? - быстро переспросил Серегин. Марков снова вздохнул, видно было, что отвечать ему не хочется, но вдруг опера словно прорвало:
- Почему-почему... Потому! Не дали ту мокруху раскрутить, понимаешь? Люди там серьезные оказались замешаны... Ты же про такое все равно не напишешь...
- Какие люди? - продолжал наседать Андрей и вдруг неожиданно для самого себя спросил наугад: - - Антибиотик?
Степа вздрогнул и словно очнулся. Прищурившись, он посмотрел Обнорскому в глаза.
- Что-то ты больно много знаешь для журналиста... Откуда?
- Да ничего я не знаю! - с досадой ответил Серегин. - Я хотел Олега Варфоломеева найти, поговорить с ним - выяснилось, что он умер. А про брата его убитого я вообще ничего не знал, пока ты не сказал... А тебе странными такие совпадения не кажутся - сначала один брат погибает, потом другой, а?
- Кажутся, - буркнул Марков. - А дальше что?
- Ничего, - пожал плечами Андрей. - А ты не мог бы мне поподробнее про убийство Дмитрия Варфоломеева рассказать?
Степа задумался. Ему вспомнилось, как совсем недавно о том же самом спрашивал Ващанов... Теперь вот журналист этот той историей интересуется... Все это показалось Маркову несколько странным, и он почувствовал какое-то смутное беспокойство.
- Рассказать-то можно, - медленно ответил наконец опер. - Только знаешь что... давай не сегодня... У меня сейчас с работой завал... Ты через пару дней позвони мне, тогда и поговорим... Ладно?
- Хорошо, - кивнул Андрей, не понимавший, отчего это у Маркова вдруг переменилось настроение. - Я позвоню.
Степа отметил пропуск Обнорского у дежурного и проводил Андрея до поста на первом этаже.
Возможно, если бы обстоятельства сложились по-другому, Марков действительно рассказал бы Серегину многое о той старой истории с убитым антикварщиком. Но на следующий день в гувэдэшной столовой Степа пересекся с Гошей Субботиным, давним своим приятелем, тем самым, кстати, с которым они вместе убийство Дмитрия Сергеевича поднять пытались. С Гошей их тогда и в Читу вместе законопатили... Так вот Субботин за тарелкой супа рассказал Маркову возмущенно, как несколько дней назад нахватали они одного журналиста по теме убийства искусствоведа Лебедевой и как дура следачка Лидка Поспелова парня отпустила, вместо того чтобы колоть его до полной сознанки... Нет, Гоша не считал, что журналист сам кого-то мочил, но он явно знал что-то...
- Как фамилия журналиста? - напряженным голосом спросил Марков, забыв про суп.
- Серегин... Точнее, Обнорский... А что? - удивился Гоша.
- Да так... Ничего, - ответил Марков. - Просто интересно...
Интересно стало Степе настолько, что он напряг все свои оперативные возможности для наведения подробных справок о Серегине. Результаты, полученные им, давали много пищи для раздумий, потому что помимо всего прочего выявились две весьма странные связи Обнорского: с бывшим следователем прокуратуры Сергеем Челищевым (Серегин, оказывается, вместе с ним был в университетской сборной по дзюдо) и с бывшим старшим оперуполномоченным спецслужбы Евгением Кондрашовым. Поскольку и Кондрашов, и Челищев, уйдя из правоохранительных органов, занимались делами, мягко говоря, сомнительными, то и личность Обнорского предстала в совершенно неожиданном свете... Кондрашова Марков почти не знал, а вот Челищева... То, что Сергей ушел к Антибиотику, Степа переживал очень тяжело, этот поступок солидно подорвал веру Маркова в людей... И ведь Обнорский этот во время разговора об Антибиотике спрашивал... Неспроста, видать...
Сомнениями своими Марков поделился с шефом:
Никита Кудасов, начальник пятнадцатого отдела ОРБ, оставался, пожалуй, единственным человеком, кому Степа верил безгранично...
Кудасов выслушал Маркова спокойно, информацию воспринял, сказал, что выводы делать рано, но про себя удивился, что за очень небольшой отрезом времени старой историей с глухим убийством анти-кварщика Варфоломеева поинтересовался сначала Ващанов, а потом журналист Серегин.
Что касается этого Серегина, то Кудасов был несколько раздосадован негативной информацией о нем. Парень работал интересно, и Никита Никитич даже жалел иногда, что так резко разговаривал с ним, когда журналист пытался наладить контакт. Да, видать, не зря оттолкнул его тогда, интуиция сработала...
Между тем Обнорский (естественно, не знавший о мыслях Степы и Никиты Никитича) находился в крайне угнетенном состоянии духа из-за сделанного им буквально накануне разговора Маркова с Кудасовым открытия...
В тот вечер Андрей засиделся в редакции допоздна - домой ехать не хотелось, звонить Жанне не позволяла совесть (в отношении женщин она у Обнорского то дремала, то вдруг просыпалась), к тому же Серегин лелеял мысль подъехать попозже вечером к Дзержинской прокуратуре и снова встретить и проводить Лидочку Поспелову... Поскольку мысли его все время продолжали возвращаться к умершему Барону, убитой Лебедевой и ко всей этой запутанной истории с "Эгиной", не было ничего странного в том, что Андрей достал диктофон, вставил в него кассету с записью беседы с Михеевым и включил машинку на воспроизведение...
Слушая глуховатый голос Барона, Обнорский закурил и начал привычный уже мысленный разговор с самим собой: "Интересно, почему Марков так внезапно замкнулся, когда речь о Варфоломееве зашла?.. Степа знает что-то или по крайней мере догадывается... А братьев Варфоломеевых наверняка убрали с пробега, таких совпадений просто не бывает... За что убили Дмитрия Варфоломеева, более-менее понятно - антикварщик и все такое... А Олег? Его-то за что? Если он квасил сильно, то богатств в его доме не было, все алкаши - люди бедные... Значит, Олег знал что-то такое, что делало его потенциально опасным... "Эгина"... Может быть, все дело в этой проклятой картине?.. Может быть, Варфоломеев-младший знал о готовящемся хищении, о попытке подмены подлинника копией?.. Постой-ка... А может, он сам участвовал в этой афере ? Ну да, он же реставрировал, он же и..."
Андрей вскочил со стула и тупо уставился в окно - за стеклом холодно и угрюмо поблескивала черными холодными бликами Фонтанка. Машинально он перевел взгляд на продолжавший работать диктофон. Надтреснутый, чуть искаженный записью голос Барона как раз рассказывал об Ирине: "Для нее, для Иринушки моей, люди как картины всегда были, а картины - как люди, столько она мне всего про них рассказывала, даже про те, которые сама ни разу не видела... Помню, были мы с ней в Эрмитаже на выставке итальянского искусства шестнадцатого-двадцатого веков из собрания музеев Милана... Тогда три крупнейших миланских музея - Кастелло Сфорцеско, Пинакотека Брера и Галерея современного искусства - около тридцати шедевров в Питер прислали.Ирина встала перед "Венецианскими любовниками" Бордоне - и плачет... Я говорю..."
- Постой, - хрипло сказал вдруг Обнорский, как будто Барон мог его услышать. - Погоди...
Еще не понимая толком, что происходит, он почувствовал, как разом ослабели ноги, как бросило в жар голову. Лихорадочными движениями Андрей остановил диктофон, отмотал пленку немного назад и снова прослушал рассказ о совместном посещении Бароном с Ириной выставки в Эрмитаже...
Дослушав фрагмент до конца, он выключил диктофон и рухнул на стул, обхватив голову руками...
Нет, не зря, видно, мама в свое время заставляла его бегать на лекции по истории искусства в Эрмитаж, кое-что от них все-таки осталось в памяти: "Спокойно, спокойно... Кастелло Сфорцеско, Пинакотека Брера и Галерея современного искусства... Около тридцати шедевров... "Венецианские любовники" Бордоне... Но ведь это... Вспоминай, вспоминай!!"
Андрей чуть не закричал вслух, но все же сдержался, он хотел было побежать в библиотеку, но вспомнил, что она уже закрыта. Обнорский даже застонал от досады - ему нужно был срочно проверить мелькнувшую в голове догадку, а памяти своей Андрей не доверял. Он снова вскочил со стула, не заметив, что опрокинул его, и заметался по кабинету словно безумный... "Кто может подтвердить, кто может подтвердить?! Жиртуев... Конечно, он должен знать, он же историю живописи преподает, он про все выставки все знает..."
Трясущимися руками Андрей набрал номер родственника. Едва на другом конце провода сняли трубку, Андрей заорал, забыв даже поздороваться:
- Дядя Саша!! Это Андрей! Мне срочно, очень срочно нужна ваша помощь!! Когда в Эрмитаже была выставка из собраний музеев Милана?! Пинакотека Брера, Кастелло Сфорцеско и Галерея современного искусства... Около тридцати шедевров, там еще "Венецианские любовники" Бордоне были!
- Здравствуй, Андрюша, - спокойно ответил Жиртуев. - А что, собственно...
- Ради Бога, дядя Саша! - закричал Обнорский. - Я потом все объясню! Вы помните эту выставку? !
- Конечно. - В голосе Александра Васильевича проклюнулось удивление и беспокойство. - Эта экспозиция была ответной на эрмитажную, которая состоялась в Милане в семьдесят седьмом году... А итальянцы прислали нам двадцать шесть картин и четыре скульптуры. Произведения представляли в основном северные школы Италии, в первую очередь венецианскую. Это была эксклюзивная экспозиция, многие впервые тогда смогли увидеть некоторые холсты Ве-ронезе, Тинторетто,
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.