Бандитский петербург 04 скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Константинов, Андрей .: Бандитский петербург 04


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Константинов. Бандитский петербург 04.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Константинов. Бандитский петербург 04.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
жного агента через тщательно смоделированный компромат. Потом такой агент начинает гнать дезу, которую противоположная сторона счастливо хавает за чистое. Такие дела еще в древнем Китае проворачивали, справедливо ведь в Библии написано насчет того, что нет, мол, под солнцем ничего нового...
Бесо никогда не предавал Гургена, ничего не крысятил и патрона своего не кидал. Он специально подставился Антибиотику, а тот не срубил запутку. Вот как оно бывает...
Но Виктор Палыч этого не знал, поэтому не сомневался, что Бесо поможет найти в Москве журналиста...
Обнорский пришел в себя только в среду днем очнувшись, не сразу смог вспомнить, где он находится - чужая квартира, незнакомые запахи, слабость во всем теле... Но когда к нему в комнату заглянула Виктория, жена дальнобойщика Толи, события последних двух суток пронеслись перед его глазами, как при ускоренном просмотре видеокассеты. И Андрей сразу же засобирался в Москву. Толя с супругой еле смогли его отговорить, убедили только тем, что даль-нобойщик в пять утра в четверг и сам должен на "КамАЗе" ехать в златоглавую за новым грузом и прихватит с собой Андрея. Обнорский даже не знал как ему и благодарить этих людей за приют и тепло, впрочем, когда добро делается от чистого сердца, за него и благодарить-то как-то неловко... По крайней мере Серегину стало очень неуютно под взглядами Вики и Толи, когда он попытался заплатить марками за гостеприимство... В результате расплачиваться Обнорскому пришлось тем, что он весь вечер рассказывал супругам разные журналистские сплетни про всяких знаменитостей (репортеры знают их во множестве), а Вика и Толя только ахали и требовали новых рассказов под чаек... Андрей рассказывал легко, а сам в это время думал, как ему в Москве найти Ирину Васильевну Гордееву и как построить с ней разговор. Ирина Васильевна была последним шансом для Обнорского - так он считал. Найдет он Рембрандта - все, победителя не судят. Не получится ничего - очень высока вероятность залета в камеру в Крестах, может быть, в ту же самую, в которой Барон сидел... Потом следствие, конечно, разберется, вопрос только - как именно оно разберется? Доходили до Серегина слухи о существовании в Питере некой "Верховной бригады" - своеобразного кооператива действующих следователей следственного управления ГУВД и прокуратуры. Эти следаки, пользуясь тем, что при коммерческих спорах решении в Арбитражном суде приходилось ждать очень долго, выработали целую систему "помощи". Предположим, один бизнесмен кинул другого. Обиженный обращался в "Верховную бригаду", и там за пятьдесят поцентов от суммы брались возместить ущерб - кидалу забивали в камеру и отпускали с миром только после погашения долга. А если упорствовал, то продолжал сидеть на нарах, причем по делу, не имеющему никакого отношения к истинной причине его посадки...
Многое знал Обнорский о питерской милиции, а потому хотел обезопасить себя. Как ни крути, а на нем два покойника висели, - вроде никто не видел, как он стрелял тогда в Апрашке, но все-таки... Да плюс Женька, зарезанный непонятно кем, да плюс Лебедева замученная... Как говорится, бывают расклады и хуже, но значительно реже...
Ранним утром в четверг Толя привез Андрея в Москву. В столице шел дождь холодный и мелкий. Обнорский сердечно попрощался с шофером и нырнул в метро. В Третьяковку идти было еще рано. Андрей прикинул в уме разные варианты и решил позвонить Сереге Вихренко. Казалось, это было только вчера: Ливия, офицерское общежитие, где Шварц (такое необычное прозвище было у Сереги) делил квартиру с Андреем... А ведь на самом деле с тех пор полтора года прошло. .
К счастью, Шварц был еще дома, и Андрей сразу же поехал к нему. Серега жил в хорошей трехкомнатной квартире у станции метро "Юго-Западная"...
Они встретились как братья, словно и не было разлуки, долго обнимались, потом Шварц погнал Андрея в душ, выдал чистое белье и рубашку, а сам начал хлопотать насчет завтрака. В общем, делал все, что положено делать одному переводяге для другого, заехавшего в гости, пусть и неожиданно...
За чаем Андрей спросил:
- Чем занимаешься, Серега? Все бандитствуешь?
Шварц хмыкнул. (В свое время он, вернувшись из Ливии, уволился из армии и занялся самым обычным рэкетом, сколотив вокруг себя небольшую группу таких же бывших офицеров. Звал он к себе и Андрея, но тот отказался.)
- Да ты понимаешь, Палестинец, как дело-то обернулось... В девяносто первом мы еще как-то KDV тились сами, и бабки падали, и темы появлялись Тогда в Москве еще просторно было, с другими пацанами краями расходились... А в марте девяносто второго накатили на нас круто... Проще говоря раком поставили... Тут, оказывается, серьезные люди порядок наводить стали... Есть в Москве такой Бесо может, слышал?
Андрей покачал головой:
- Я московские темы плохо знаю, мне питерских хватает.
Шварц кивнул и продолжил рассказ:
- Короче, пришли от этого Бесо люди и чисто конкретно все объяснили - либо мы под них уходим, либо... Сам понимаешь... Ну, деваться-то некуда было, пришлось под черножопых идти...
Сергей вздохнул и закурил сигарету.
- В результате не так все страшно оказалось - они из нас охранную контору слепили, легальную, с оружием, все как надо. "Тайфун" - может, слышал? Нет? Ну не важно... В общем, занимаемся мы все тем же самым, только вроде как на законных основаниях. Ну и долю отстегиваем, ясное дело... Я в нашей конторе отделом заведую... Короче, за что боролись, на то и напоролись... Завьялов со мной, Антонов, Луговой... Не все остались, правда, часть ребят ушла... А из уволившихся сразу две тусовки сложилось - одни вроде нас крутиться стали, другие в гостиницы пошли швейцарами. В "Интурист", в "Пенту"... Там знание языков нужно... Но я-то сразу себе сказал, что халдеить не буду. А ребята - ничего, погоны сняли, теперь разным папикам двери открывают, ножкой шаркают... Жить-то надо... А военные переводяги почти не нужны никому больше. Просрал товарищ Козырев все, за что раньше советской кровушкой проплачено было... Ладно, что об этом... Ты-то у нас какими судьбами? Выглядишь, если честно, херовенько... Пил, что ли?
- Да я по работе в Москву - человека одного на интервью раскрутить надо, - махнул рукой Обнорский. - Сейчас и побегу уже.
- Ну да ты же у нас журналист, - хмыкнул Шварц. - как не жaлeeшь еще?
_ Как тебе сказать... - замялся Андрей. - Давай вечерком побазарим, ладно?
_ Лады, - кивнул Шварц. - Я часиков в шесть нарисуюсь, ну да у меня и ключи запасные есть, так что ты вольный казак, делай свои дела - и приезжай. Баги, йа-Фалястыни?
_ Баги, - улыбнулся Обнорский. - Шукран, йа-ахи...
До Третьяковки Серегин добрался около одиннадцати утра, и тут удача наконец улыбнулась ему. Заместитель директора музея по науке, взглянув на журналистское удостоверение, кивнула и сама отвела его в зал, где проходил семинар искусствоведов. Как раз объявили перерыв, и уже через пять минут Андрею показали на немолодую сухощавую женщину, сказав, что она и есть Ирина Васильевна Гордеева, искусствовед из Эрмитажа... Обнорский едва только глянул на нее - сразу понял, что наконец-то нашел ту, которую искал... Более того, лицо Ирины Васильевны было ему почему-то знакомо, но сколько он ни напрягал память, так и не вспомнил, что действительно мельком видел эту женщину на Южном кладбище - она, когда все разошлись, прошла мимо могилы Барона...
Чувствуя, как заколотилось у него сердце, Андрей подошел к Гордеевой и негромко сказал:
- Простите... Вы - Ирина Васильевна Гордеева?
- Да, - кивнула женщина, тревожно прищурившись за стеклами очков. - А вы... у вас ко мне какое-то дело?
Обнорский облегченно вздохнул и закашлялся, мотая головой. Ирина Васильевна с удивлением смотрела на странного парня, пока он наконец не поднял снова на нее глаза.
- Ирина Васильевна... Вам привет от Юры - главного эксперта по экспроприации антиквариата... Гордеева вздрогнула, лицо ее стало вдруг очень несчастным и беззащитным, она сняла очки и прошептала:
-Вы... вы знали Юру?
- Знал, - кивнул Андрей. Он посмотрел в ее бли зорукие, совсем не такие красивые, как у Лебедевой глаза и тихо добавил: - Он еще про.сил передать вам... что у вас глаза, как у ренуаровской "Актрисы"
У Ирины Васильевны затряслись губы, и она рле удержалась, чтобы не всхлипнуть... На них уже начинали обращать внимание, и Обнорский предложил отойти к окну. Там Ирина Васильевна достала из сумочки платочек и промокнула выступившие на глазах слезы. Наконец она взяла себя в руки, улыбнулась через силу и сказала:
- Я вас слушаю, молодой человек... Юра... Он еще просил что-то передать?
- Да, Ирина Васильевна... Он сказал мне, что у вас находится подлинник Рембрандта - "Эгина".
Гордеева испуганно оглянулась, но к их диалогу никто не прислушивался. Она помолчала, потом внимательно посмотрела на Серегина.
- Простите... кто вы? Я даже не знаю, как вас зовут... И чего вы хотите?
Обнорский смутился и полез в карман за своим удостоверением.
- Извините... Наверное, с этого начать нужно было... Я журналист... А с Юрием Александровичем я познакомился, когда интервью с ним делал. Может быть, читали? "Юрка Барон".
- Да, конечно... - горько улыбнулась Ирина Васильевна. - Так, значит, Серегин - это вы... Спасибо вам... Вы очень хорошо про Юру написали... Он таким и был. Спасибо... Я когда статью вашу прочитала, даже сама хотела вас найти...
Она резко зажмурилась, а потом запрокинула голову назад, , останавливая новые слезы. Серегин, закусив губу, отвернулся и сказал глухо:
- Ирина Васильевна... Я понимаю, вам тяжело... Но есть дело, которое мы должны с вами сделать... Я об "Эгине"... Ее надо вернуть туда, где ей и положено быть... Этого хотел и Юрий Александрович... Вы поможете мне?
- Конечно... - Она снова промокнула глаза платочком. - Я и сама... Просто я не знаю, что делать...
А Юра предупреждал, что за этой картиной охотятся очень страшные люди, которые не остановятся ни перед чем... Вы это понимаете?
_ Я это очень хорошо понимаю, - ответил Обнорский. - Может быть, даже слишком хорошо...
- Так что же вы предлагаете? - Ирина Васильевна постаралась взять себя в руки и теперь смотрела на Андрея с надеждой, с верой, что он действительно знает выход из тупика, в котором она оказалась.
- Что предлагаю? - Специально разработанного плана у Серегина не было. - Я так понимаю, что "Эгина" в Питере?
- Да, - кивнула Гордеева. - У меня на даче, в Соснове...
- И вы не побоялись ее там оставить? - удивился Обнорский.
- Юра считал, что там она будет в наибольшей безопасности... Кому придет в голову ее там искать... Ну и он еще дополнительные меры .безопасности предпринял... Чтобы чужой взять не мог...
- Хорошо, - кивнул Андрей. - Вы когда в Питер возвращаетесь?
- Сегодня уезжаю. Завтра мне с утра на работу обязательно нужно. - Гордеева вздохнула - словно всхлипнула. - У меня теперь ничего, кроме работы, и не осталось.
Обнорскому очень хотелось сказать этой разбитой горем немолодой женщине что-то утешительное, но он по опыту знал, что в такой ситуации у человека может запросто начаться истерика, поэтому и говорить начал достаточно сухо и деловито:
- Стало быть, так... Я к вечеру в пятницу тоже постараюсь в Питере быть... А утром мы с вами поедем к вам на дачу и заберем "Эгину". Поедем порознь, вы мне сейчас адрес дадите... Потом вернемся - и сразу ко мне в редакцию, в "Лениздат"... Черт, мы по субботам не работаем... Но это не важно, там я сразу обзваниваю всю городскую прессу - и мы Устраиваем большую пресс-конференцию... С телевидения приедут, с радио... И в милицию сразу звоним...
Тогда уже ни у кого ничего замять не получится - слишком много свидетелей будет... Есть, правда вариант, что у вас небольшие проблемы начнутся: при желании на вас навесить укрывательство краденого можно... Но, я думаю, мы вас отобьем, ведь преступного-то умысла у вас не было...
- Не беспокойтесь обо мне, Андрюша. - Она легонько дотронулась сухими длинными пальцами до его локтя. - Я уже теперь ничего не боюсь.
- Хорошо, - ободряюще улыбнулся ей Обнорский. - Давайте я запишу ваш телефон в Питере и адрес дачи... Я вам в пятницу вечером обязательно позвоню - для подтверждения, что все в порядке.
Она продиктовала ему телефон и адрес и вдруг спросила, будто вспомнила о чем-то очень важном:
- Ой, Андрюша... А как же мы повезем-то ее из Соснова? На чем? Это же огромная ценность...
Страшно...
- На электричке повезем, - пожал плечами Серегин. - Там мы меньше на себя внимания обращать будем. Кому в голову придет, что Рембрандта так вот везут?.. Ничего, проскочим...
- А может быть, лучше сразу милицию вызвать?
- Нет, - жестко ответил Андрей. - Милицию мы на пресс-конференцию пригласим... Чтобы и у них дороги назад не было... Милиция у нас, Ирина Васильевна, теперь настолько всякая и разная... У меня возможности убедиться были...
- Хорошо, хорошо, - закивала Гордеева. - Вам, конечно, виднее... Значит, я буду ждать в пятницу вечером вашего звонка... Я вам верю... Не знаю почему, но я вам очень верю.
- Спасибо. Да... И вот еще что... Вы, когда в Питер вернетесь... вы постарайтесь быть как-то понеза-метнее, что ли... Не привлекайте к себе лишнего внимания... Я не думаю, чтобы вас сейчас специально искали, но все-таки... Ладно?
- Ладно, - печально улыбнулась Ирина Васильевна. - Я постараюсь сделать все как надо...
Они поговорили еще минут десять о разных деталях того, что им предстояло сделать через два дня, потом перерыв закончился и Гордеевой нужно было возвращаться в конференц-зал. Прощаясь, Андрей чуть задержал ее руку в своей:
_ Простите, Ирина Васильевна... Дурацкий вопрос... А эта "Эгина"... она что, точно подлинник?
-Да, - без тени сомнения ответила Гордеева. - Это Рембрандт.
-Я вот только одного то
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.