Агентство золотая пуля 2-04 скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Константинов, Андрей .: Агентство золотая пуля 2-04


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Константинов. Агентство золотая пуля 2-04.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Константинов. Агентство золотая пуля 2-04.txt
1 2 3 4 5 6
вроде бы с кемто из чинов в главке. И ему обещали особый статус… Судя по тому, что милиция приехала быстро, так оно и было. — Полина потушила сигарету. — Остальное вы, наверное, знаете.
— Вы забрали заявление?
— Нет.
— А что случилось? Говорят, что дело до суда не дошло…
— Мне в милиции сказали, что дело прекращено. Недавно совсем.
— Почему?
— Вроде бы Понкратов умер. Оказалось, что он был наркоманом, или, как у вас говорят — «нарком»?
— Примерно, — я позволил себе немного улыбнуться. Сочувственно.
— Я не настаивала. Зачем? Игоря это не вернет… — Полина резко встала. — Извините…
Она выбежала из комнаты, приглушенно зашумела вода. Похоже, Полина заперлась в ванной. Чтобы успокоится. Пусть так.
Вопросов у меня больше не было. Но чтото мешало мне уйти. Может, я не уходил, потому что меня научили еще в детстве — дед и дядья, — что мужчина не бросает женщину в горе и в беде.
Сильно сказано, Зураб. Вах, как сильно !
Я поднялся, прошелся по комнате. Остановился у книжных полок. Ктото мне давно уже говорил, что книги могут рассказать о хозяине квартиры больше, чем обстановка. Я машинально коснулся кончиками пальцев корешков. Похоже, что книги читали и перечитывали. Девственно чистыми оставались только рекламноподарочные фолианты, которые были «сосланы» на нижние полки. Легкое пренебрежение к парадности, на которую обязывало положение. Философия и беллетристика, советские еще учебники по экономике и недавние пособия по менеджменту были перемешаны.
На одной из полок я заметил фотографию Ратнера. Он был не такой, как на тех официальных снимках, которые печатали в газетах сразу после его убийства. Ратнер сидел на гранитных камнях. За его спиной накатывало на берег посеверному холодное море. Я, кажется, даже узнал место: между Репином и Солнечным есть один мыс, на нем точно такие же камни.
— Игорю нравилось северное море. — Полина остановилась рядом со мной. Я не заметил, как она вернулась в комнату. Только почувствовал, как моей руки коснулись легкие и нежные пальцы.
Я замер.
Понял, что не давало мне уйти.
Полине был нужен мужчина. Может, даже первый встречный. Чтобы в страсти перегорели остатки тяжелого горя и осталась от него только легкая и уже неизбывная печаль.
Я осторожно повернул Полину к себе, коснулся ладонями ее лица, нежно сжал. Наклонился и, чуть помедлив, поцеловал.
В первый миг она не ответила, словно замерла. А потом ее губы словно порхнули навстречу, навстречу моим губам. Руки легли мне на плечи. От нее пахло както подевчоночьи. Как от моей дочеристудентки. Такой беззащитный и хрупкий запах.
— …Ты не жалеешь? — спросила она, когда мы лежали рядом. Както незаметно для самих себя мы перешли с официальной дистанции «вы» на интимное «ты».
— Нет. А…
— Не будем об этом. — Полина подалась ко мне. Поцеловала, прильнула всем своим нежным молодым телом. На мгновение отстранилась, только чтобы сказать: — Не будем об этом. Пожалуйста.


* * *

Вдруг зажегся свет. Полина, придерживая халат, стояла на пороге кухни и сонно щурилась. Подошла ко мне, встала за спиной, обняла. Все еще нежно, но без страсти.
— Я разговаривала во сне?
— Да.
— И звала Игоря? — Она прижалась ко мне крепче. — Я знаю: он бы не стал возражать. Он всегда хотел, чтобы я жила.
— А сейчас ты живешь?
— Ты помог мне в этом. — Она взяла у меня из пальцев сигарету, затянулась и потушила ее в пепельнице. — Пойдем.
Я поднялся.
Она вдруг отстранилась:
— Знаешь, ведь я видела его. Неделю, наверное, назад.
— Кого? — Мне почемуто показалось, что сейчас Полина расскажет о том, как к ней являлся покойный муж.
— Ну, того «топтуна». Не Понкратова, а… Как его?
— Сметанина? — спросил я, не веря своим ушам.
— Именно — Сметанина.
Я отстранился, усадил Полину на тот самый табурет, где только что сидел сам, придвинул себе второй. Сел напротив.
— Подожди, — заговорил я, старательно подбирая слова. — Ты ничего не путаешь?
— Нет. Мы столкнулись с ним здесь недалеко. На Театральной площади. Он кудато бежал, едва не сбил меня с ног.
— Ты уверена?
— Да, а почему ты спрашиваешь?
— Потому, что Юра Сметанин сгорел в собственной квартире пятого февраля. Почти месяц назад.
— Не может быть! Это был он. Я точно знаю!

6

— Спокойно, Князь. Как призывал один знаменитый персонаж? Спокойствие, только спокойствие. — Зудинцев терпеливо наблюдал за моими метаниями по кабинету. Утро, стену на другой стороне двора, напротив окон нашего кабинета, щедро освещало не жаркое мартовское солнце. — Повтори еще раз, что тебе вдова Ратнера сказала.
— Что примерно неделю назад она видела Сметанина, да? Живого и здорового, понимаешь?
— Допустим. Ты звонил в квартиру Кости Пирогова?
— Конечно. Раз сто! Никто не берет трубку.
— А этой, как ее… Тете…
— Антонине Константиновне?
— Ты ей звонил?
— Нет.
— Ты даже лучше не звони — съезди. Порасспроси ее, как дела. И заодно задай вопросы о Сметанине. Разумеется, придумай, на кой он тебе сдался. Хотя, по твоим рассказам, ходок ты редкостный: не знакомые тети тебе двери открывают, а молодые вдовы в постель ложатся.
— Да ну тебя!.. — в сердцах выкрикнул я.
Михалыч не обратил внимания. Он вернулся к своим делам, которые я прервал необычно ранним появлением в отделе и громкой тирадой на жуткой смеси грузинского и русского, в основном матерного. Зудинцев меня терпеливо выслушал. И, как обычно, дал дельные советы. Одним словом — опер, пусть и бывший.
Я натянул куртку, уже в дверях притормозил:
— Спасибо, Жора.
В ответ он только махнул рукой: спеши, мол, труба зовет.


* * *

Антонину Константиновну я застал дома. Похоже, она не расстроилась моему вторжению, а, наоборот, обрадовалась. Я, жутко стесняясь, протянул ей коробку печенья, которую прикупил, пробегая мимо «Метрополя».
— Тут вот… Чтото вроде гостинца.
— Ты проходи, Зураб. Сейчас мы чайку выпьем. Или, может, водочки? — Видимо, меня удостоили самого высокого доверия. — У меня тут как раз бутылочка на травах настоялась. Все хвори наши болотные отгоняет.
— Нет, спасибо. До шести вечера не могу — служба.
— Начальник строгий? — спросила тетя Нина. — Может, это и правильно.
Она набрала воды в чайник, зажгла газ.
— У меня, Зураб, радость.
— Какая?
— Сын из Москвы возвращается. Хотя не то чтобы возвращается. Его фирма здесь отделение открывает, а сына моего начальником в родном городе сажают. Он приезжал на днях. Да на следующий день, как мы познакомились.
— Здорово, — выдохнул я. Мне не терпелось задать вопросы, но мой шеф — Спозаранник — советовал сдерживаться. Не спешить. Чтото люди, если их, конечно, не торопить, и сами расскажут.
Чайник закипел. Тетя Нина поднялась, достала из сушилки две чашки. Тщательно заварила чай.
— Ко мне вчера соседка заходила. Она этажом выше Кости Пирогова живет, аккурат наискосок. Жаловалась, что он совсем обезумел. Музыка и днем, и ночью. А както вечером она видела, что он из дома выходил. В пакетах пустые бутылки перезванивались. Совсем парень опустился… — Тетя Нина поставила передо мной чашку. — С травкой, для сердца полезно. Не пошаливает сердцето?
— Есть немножко, — улыбнулся я. Антонина Константиновна понимающе кивнула.
— Тетя Нина — можно я буду вас так называть? — вы в прошлый раз говорили, что Костя изза Юры Сметанина сильно переживал…
— Похоже, до сих пор убивается. — Антонина Константиновна тяжело вздохнула. — Юрка в последнее время совсем… Как это? Крутой он стал. На машине шикарной ездил. У меня Валька до сих пор на отцовской «копейке», а Юрка на эдаком лимузине разъезжал.
— Лимузине? — с недоверием переспросил я.
— Знаешь, такая большая. На дверцах надписи. «Сенат».
«Сенат»! — Снова «Сенат »!)
И еще казино какоето… — тетя Нина на мгновение задумалась. — Нет, не помню. «Сенат» — точно, а вот казино… Извини, сынок. Не помню. Знаешь, как говорят: старость — не радость, молодость… Раньше «Евгения Онегина» наизусть знала. Поверишь ли?
— Конечно, верю.
— Теперь только «Мой дядя самых честных правил…» и остался.
— Антонина Константиновна, можно от вас позвонить?
— Работа?
— Именно, — я виновато улыбнулся.
— Это важно. Телефон в комнате, в гостиной.
— Спасибо.
«Гостиная» — самая большая в квартире комната — была прибрана с парадной тщательностью. Телефон, как генерал, разместился на высоком столике с однойединственной ажурной ножкой.


* * *

— Охранная компания «Сенат», — бодро ответил мне девичий голос. Если судить только по нему, барышня — лет двадцати — обладала и другими прелестями.
— День добрый, — бодро отозвался я. — Можно ли Андрея Викторовича Саломатова услышать?
— Андрей Викторович очень занят, — решительно ответила секретарша.
— Я не хотел бы ему мешать, — вежливо, но с напором произнес я. — Только передайте ему, что Князь звонит. По срочному делу.
— Кто? — уже не так уверенно переспросила барышня.
— Князь, — медленно проговорил я.
— Минуту, — девица включила мне музыку, вроде бы из игрушкифильма «Братья Марио». Мелодию, надо сказать, довольно однообразную я слушал пару минут. Потом в телефонной трубке взорвался голос Андрюхи Саломатова:
— Князь! Бродяга, как ты? Давно не было слышно.
С Андреем, коренным питерцем, мы вместе закончили Рязанское училище. Потом меня отправили к южным границам Родины, а он попал в спецназ во Псков. Встретились мы через пару лет, под Кабулом. Из армии он ушел на год раньше меня, еще капитаном. Сказал, что все обрыдло. Что он не хочет видеть, как все разваливается. С такими же, как он сам, парнями сколотил фирму. Поначалу занимался охраной грузов, потом инкассацией. Сейчас его «Сенат» в неофициальном рейтинге числился одним из лучших. Рекламу Андрюха своей фирме не давал. Стать клиентом можно было только по рекомендации когонибудь из давних «друзей».
— Андрюха, дело есть. Срочное.
— Всегда ты так, Зураб: только по делу.
— Жизнь такая.
— Это я уже слышал. Нужно увидеться?
— Именно. И желательно — прямо сейчас.
— Ко мне в офис сможешь подъехать?
Я посмотрел на часы, прикинул:
— Буду минут через сорок.
— Жду.
Андрюха положил трубку первым. Он всегда так делал. Словно боялся того «ничто», которого можно коснуться, лослушав гудки отбоя. Ведь они возникают из ничего, уходят в такое же ничто. И словно затягивают, как сильный водоворот.
…Офис «Сената» сильно изменился с последнего моего визита.
(Как давно это было. Вах! Давно.
Я тогда толькотолько уволился из «Трансбизнес Лимитед», а потому прожигал жизнь и увольнительное пособие. И еще всерьез подумывал о том, что стоит остаться в охранном бизнесе .)
Мне показалось, что офис немного «повзрослел», если так можно говорить о помещениях во флигеле во дворе одного из домов на улице Маяковского.
Исчез дух авантюризма, с которым Андрей начинал. Это действительно была та еще авантюра. В Саломатова три раза стреляли, но только один раз он был ранен. Бесконечные проверки — санинспектор, пожарный инспектор, налоговый инспектор, ревизор из Главка, санинспектор и так далее — постоянно прикрывали офис. Потом Андрей, едва устояв на ногах, договорился с кем надо. Работать ему стало не в пример легче.
Дюжий парень в форме с сомнением оглядел мои потертые джинсы, " куртку и трехдневную щетину на лице. Нажал какуюто кнопку. Внутренняя металлическая дверь чуть загудела, оглушительно щелкнула и чуть приоткрылась, приглашая меня войти.
Я поднялся на второй этаж. Дверь приемной была открыта. Секретарша
(Я не ошибся, когда прикинул ее возраст по голосу — лет двадцать. Симпатичная.
У Андрюхи всегда был хороший вкус .)
поднялась мне навстречу изза просторного стола.
— Зураб Иосифович? — робко спросила она. Похоже, ей сильно влетело от шефа за уточняющие вопросы и, главное, незнание таких людей, как Князь, он же — Гвичия Зураб Иосифович. Она открыла мне дверь. — Андрей Викторович вас ждет.
Я ободряюще ей улыбнулся и шагнул в просторный кабинет.
— Князь! — постаревший Андрей — «…годы, годы, гады годы…» — уже спешил мне навстречу. — Встречу надо отметить!
Он почти никогда не говорил тихо. Я гдето читал, что у некоторых народов громкий голос нужен для того, чтобы разгонять бесов. Похоже, Андрей безуспешно пытался разогнать своих демонов.
Мы обнялись. Андрей повернулся к бару, но я придержал его за рукав:
— Сначала дела.
— Дела? — Саломатов пристально посмотрел на меня, с его лица исчезла улыбка. — Хорошо. Поговорим о делах. — Он показал мне на уютное кресло, придвинул к моему краю массивную пепельницу. — Кофе?
— И покрепче, да?
Андрюха дотянулся до кнопки на своем столе:
— Анечка, два кофе. Больших. Крепких. С сахаром, разумеется.
Пока Аня не принесла кофе, мы говорили о чемто абстрактном. Вспоминали своих: кто и где, как и что. Через пару минут кофе — две огромные чашки — был на столе. Андрей тщательно закрыл дверь за Аней, вернулся в кресло:
— Слушаю.
Я не торопясь достал из кармана блокнот.
— Девятнадцатого января, в этом году, на Вознесенском, взяли двух «топтунов» — Юрия Сметанина и Игоря Понкратова. Оба они предъявили удостоверения «Сената»…
— Мать!.. — громко и смачно выругался Андрей. — Знал ведь, что эти отморозки достанут.
— Спокойно, капитан. Спокойно, да? — Я взял в руки чашку, отпил. После промозглой мартовской погоды кофе грел душу не меньше, чем глоток холодного пива в жаркий день.
— Поздно вечером девятнадцатого, часов так в одиннадцать, мне позвонил дежурный. Сказал, что звонил Сметанин, сказал, что они с Понкратовым влипли в какуюто историю. И теперь кантуются в 1м от
1 2 3 4 5 6



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.