Улицы разбитых фонарей 02 скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Кивинов, Андрей .: Улицы разбитых фонарей 02


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Кивинов. Улицы разбитых фонарей 02.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Кивинов. Улицы разбитых фонарей 02.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
ев приостанавли-вают дела. Замкнутый цикл. Сыплются в уголовный розыск поручения следователей: «Найти! Задержать! Доставить! Срочно!» Ну вот, напряглись, нашли, задержали, доставили, срочно. «Ах ты, негодяй, почему по повесткам не приходишь? В тюрьму захотел? Вот здесь распишись и в следующий раз являйся, когда вызывают. Всё. Пшёл вон!» И на улице задер-жанный, встречая опера, ухмыляется: «Порядок, начальник, отпустили...»
Опер сплюнет и пойдёт с горя водку пить — он на этого жука две недели угробил, в засаде высиживал, и всё коту под хвост. Не задерживается и логичный вопрос: «А на фига мне это надо?..»
Одним словом, голова кругом. Кого надо арестовывать отпускают, кого можно отпустить — арестовывают. Как буд-то дирижёр где-то стоит и палочкой указывает — этого сюда, этого туда. А теперь все вместе — раз! Со второй строчки — два! Да и дирижёр не из головы мелодию берёт, а в ноты смотрит. А ноты — это для него закон. Фальшивить нельзя. А кто ноты сочиняет — композитор. Заказан марш — будет марш, заказан вальс — будет вальс. А заказывает кто? Тот, кто деньги платит. Вот и весь механизм. И нечего голову ломать.
Кивинов посидел минут пять, загасил окурок и вернулся к бумагам. Зазвонил телефон.
-Алло, это из бюро судебно-медицинских экспертиз. С кем я говорю? — раздался приятный женский голос.
-Со мной, Светуля. Неужель мой чудный голосок забы-ли ваши ушки?
-Андрей, ты что ли? Артист. А где начальник?
-Молодец, Светик, звонишь мне, а спрашиваешь на-чальника. Будем считать, что начальник я. Слушаю вас очень внимательно.
Кивинов познакомился со Светой лет шесть тому назад при очень романтичных обстоятельствах. Будучи курсантом школы милиции, он вместе с другими поехал в морг на вскрытие трупа — без этого не принимали зачёт по судебной медицине. По пути он отстал от группы, встретив одного из своих знакомых, и в итоге зашёл в морг с центрального вхо-да, где сидели плачущие граждане, тогда как всех остальных провели в прозекторскую со служебного. Покрутившись ми-нут пять среди гробов и не найдя коллег, он без всякой задней мысли подошёл к девушке в белом халате и на весь зал спро-сил: «Простите, а где здесь экскурсии водят?» Сидевшие в трауре люди оторвали глаза от своих платочков, забыв, каза-лось, про своё горе, и уставились на Кивинова как на Кашпи- ровского. Девушка в халатике, поморгав глазками, запина-ясь спросила:
-А куда вы попали, знаете?
-Конечно! В морг. Здесь наших балбесов где-то водить должны на вскрытие.
До девушки наконец дошло, откуда появился Кивинов, она осторожно взяла его под руку и повела к служебному входу. Девушку эту звали Света. Спустя полчаса они уже пили кофе в «лягушатной» и мило беседовали, не обращая ни малейшего внимания на два выпотрошенных тела, лежавших на столах. Кивинов объяснил Свете, что абсолютно не горит желанием смотреть процесс вскрытия, а с зачётом он как-ни-будь разберётся. После этого Кивинов часто встречался со Светкой, во основном, правда, в морге, куда ездил на опозна-ния, или на местах происшествий, где были какие-нибудь трупы. Отношения с врачом-паталогоанатомом у Кивинова были, естественно, замечательные, но не более.
-Андрей, Яковлева вы отправляли?
-Долго жить будет, только сейчас о нём говорили. Вер-нее, как жить? Тогда в рай попадёт. Да, это наш клиент. А что тебя волнует? Там же всё ясно. «Летучий голландец». Материал уже отказан.
-Да ты понимаешь, конечно, причина смерти очевид-на — падение с высоты, ни одной целой кости. Но меня сму-щает одна деталь. Он упал лицом вниз, и затылок, по идее, пострадать не мог. А у него на темени гематома, причём све-жая, минут за десять до смерти получена, расшириться не ус-пела. Похоже, тупым предметом нанесена. Ваши её, конеч-но, не заметили.
-Да брось ты, Светка. Он же пьяница, мог обо что-ни-будь шарнуться. Алкоголь в крови нашли?
-Да, есть. Но я вам на всякий случай позвонила, дума-ла, может, чего подозреваете. А раз отказник, то и я в прото-коле эту шишку указывать не буду. А то возбудит вам кто-нибудь сдуру глухаря. Ладно, Андрюша, я спешу, извини. Забегай в морг.
-Нет, уж лучше вы к нам. Пока.
Кивинов повесил трубку. Аяврика он знал хорошо, тот сидел за грабёж в баре, полгода назад вышел, но за ум не взялся, а взялся за стакан. Непонятно было, на что он пил» но недавно Кивинов видел его с пачкой денег. «Значит, вору-ет», — решил инспектор, но фактов не было, и Кивинов к Яковлеву придраться не мог.
То, что Миша шишку не заметил, ничего удивительно-го — кому охота в волосах копаться, когда вместо лица — ка-ша? Кивинов сам один раз не заметил шляпку гвоздя в теме-ни покойника, которого осматривал.
Но то, что Аяврика грохнули, он исключав — не та лич-ность. Хотя и на старуху, как говорится...
Г Л А В А 2
Кивинов заглянул в дежурную часть. Дежурный оформ-лял протокол на пьяницу, помощник читал Чейза. Рядом с ним стоял необычный предмет высотой в полметра, весь по-крытый ржавчиной,
-Что это за хреновина? — поинтересовался Кивинов.
-Да снаряд, — не отрываясь от книги, пробормотал помдеж. — Сам, что ли, не видишь, уж два дня стоит.
-И откуда?
-С карьера у пруда. Пацаны нашли. Мы постового по-ставили, сапёров вызвали, но те так и не приехали, а тут до-жди пошли. Витьке надоело там мокнуть, ну он его откопал да сюда и перетащил.
-А сапёры?
-Так и не приезжают.
-Так, может, он боевой?
-Да шут его знает, но мм ж его не трогаем. Если только кто по пьяни заденет.
Кивинов опасливо осмотрел дежурку, осторожно дошёл до дверей и быстро выскочил в коридор.
«Лихие ребята, эти афганцы, — подумал он. — Однако интересно, если рванёт, до кабинета достанет?»
Навстречу из своего кабинета вышел Соловец.
-Андрей Васильевич, я на совещание, оставайся за старшего. Ты собирался куда-нибудь?
-Да всё равно куда, лишь бы от дежурной части подаль-ше. А что там за совещание?
-Маразм очередной. Отчитываться надо, как перекры-ваем места сбыта похищенного на территории. Да сейчас весь город — сплошное место сбыта, на всех углах продают. Даже в Русском музее бананами торгуют.
-Кстати, Георгич, ходят слухи, что кооператоры хранят бананы в моргах, люди травятся, есть смертельные случаи. Как ты думаешь, туфта?
-Не знаю. Я тут купил пару, съел, так всё ночь покой-ники снились. Ну всё, я опаздываю.
Кивинов зашёл к Петрову. Тот уже откуда-то приволок молодого паренька и успешно колол его. Паренёк всхлипнул, вытер слезы грязным рукавом и спросил:
-Михаил Павлович, а если я ещё вспомню что-нибудь, меня под подписку отпустят?
-С каждым названным эпизодом шансы на подписку резко возрастают, — с самым серьёзным видом врал Миша.
-За что его? — спросил Кивинов.
-Серьги рвал с девчонок, гадёныш, а теперь вот каяться не хочет.
-Слушай, джигит, так ты бы вставил себе серьгу в ухо, сейчас модно, да и рвал сколько влезет. А? Парень всхлипнул.
-Миша, посади этого архаровца в камеру, есть дело, по-можешь.
Петров вывел парня. Кивинов задумался. С моральной точки зрения метод Миши был несколько грубоват, но, с дру-гой стороны, и парень, вроде, не ангел. В общем, сложный вопрос. Когда Петров вернулся, Кивинов спросил:
-Ты у Аяврика в квартире был?
-Конечно, сам и опечатал.
-Есть там что-нибудь интересное?
-Да что там может быть? Хуже, чем в курятнике — во-нища да грязь одна.
-Ключ у тебя?
-В дежурку сдал, если из жилконторы не забрали, зна-чит, там лежит.
-Пошли в адрес, посмотрим ещё разок.
-Тебе что, делать нечего? Я лучше с грабителем закон-чу. Да и дождь начинается, брось ты.
-Пойдём, пойдём, не ленись. Кабинет пока от никотина проветрится.
Опера вышли на улицу.
-Андрюха, ты думаешь, его скинули?
-Не знаю, просто хочу квартиру посмотреть. - Зачем?
-Миша, ты вот сейчас парня колол. Зачем?
-Как зачем? Чтобы эпизодов больше не было, палок сразу сколько срубим.
-Меня откровенно радует наша система. Ты недавно работаешь, а слово «палка" уже на первом месте. Это я не в укор тебе лично. Ведь люди приходят в милицию не для того, чтобы она срубила палку, а чтобы им помогли. Вся жизнь у нас какая-то палочная, и не только в ментовке. Может, мы и живём для палки? Родился, умер — поставьте галочку, мол, был такой-то, кто следующий?
-Слушай, а если окажется, что Яковлева убили, мне что будет? Я же отказник печатал.
-Что, что — выкинут из органов к чёрту. Да не бойся, шучу, и так работать некому. Получишь выговор, это мело-чи, у меня уже штук пятнадцать-шестнадцать. А с Яковле-вым разберёмся, я тоже думаю, он сам упал. Ты с соседями не беседовал?
-Нет, заяв много было. Труп оформил, и всё. Может, участковый сходил?
-Не смеши. Ему это надо? Сдох подопечный — меньше возни с проверками. Ну вот, доползли.

Квартира Аяврика была опечатана. Миша сорвал свою печать, открыл дверь. Однокомнатное убожество. Велико-лепный проект, великолепное содержание. В советской стра-не не должно быть богатых. Ну-с, поглядим.
Кивинов зашёл на кухню — груда бутылок, сгнившее ва-рево, стайка тараканов на косяке. Извините, ребята, за бес-покойство, но хозяин вас баловал, ну-ка кыш!
Бутылочек не сдавал, значит, было на что жить. Так, а что у нас на лоджии? Вот скамеечка. Удобно: встал — и прыг. «Как безмерно оно, притяженье земли», кажется, так Лещен- ко пел. Только зачем тут скамеечка с кухни, когда рядом ящик стоит? Встал бы на него. Ну, а что в комнате? Мебель типично советская — стол и тахта. Всё. Прекрасно. Советско-му человеку роскошь ни к чему. Соль рассыпана, солонка на полу, как будто случайно. Что ей тут солили, непонятно. Стол, что ли, пустой? Нет, Аяврика пришили не профессио-налы, и это радует. Скамеечку подставили — сам, мол, при-нёс, соль рассыпали, чтобы собачка не унюхала лишнего. Ду-раки. Докуда вас собака в городе приведёт? Правильно, до ближайшей остановки, где нагадит и облает прохожих.
Хорошо хоть сдуру письмо предсмертное не оставили, как в книжках: не ищите, мол, виноватого я сам, честное сло-во! Из-за любви. Да, Аяврик, кому-то ты помешал, а у нас не забалуешь — чуть что, и в окно, без парашюта. Пока доле-тишь, поймёшь — был неправ. Хорошее слово — неправ. Не-прав, и всё, до свидания.
Кивинов посмотрел в окно. Дождь лил стеной.
-Придётся тут ночевать.
-Делать, Андрюха, тебе нечего. Все вымокнем, пока вернёмся.
-А я и не спешу.
Так, что дальше? Пораскинем мозгами, как покойный Яковлев. Прихожая. С неё начинать надо, как в учебниках сказано. Курточка типа «Китай — Польша — Турция», рва-ная чуть-чуть. Кармашки. Это святое дело, там самое инте-ресное. «Беломор» — Георгичу подарю. Зажигалочка «Кри-кет» — себе оставим, хиповать. А это что? Бумажка. Ого, круто. Хорошая бумажка. Счёт ресторана «Плакучая ива». Это на Стачек, русско-испанский, за валютку. На сколько он покушал? Сто сорок два бакса, однако. Явно не огурцы. Кто ж тебя поил, родной? Хочешь сказать, что сам? Не поверю. Наследство получил от бабушки в Америке? Сомневаюсь, нет у тебя бабки. А собственно, какое ваше дело, товарищ опер, откуда у меня валюта? Я свободный человек, статью 88-ю от-менили, так что дело не пришьёте.
Да не собираюсь я дело шить, ты же умер, упал. Сам. Вот и лежи в могиле. А счёт я заберу, надо же, как культур-но. Мучас грасиас, заходите ещё. Даже дата стоит. «Миша, когда он выпал? Совпадает. Это после ресторана тебя скину-ли? Всё, нечего тут больше делать.»
-Миша, ставь свою лейблу на дверь и отчаливаем, хотя постой, всё равно дождь. Давай по квартирам пройдёмся, мо-жет, кто что видел. Сейчас вечер, многие дома должны быть, только, Миша, ради Бога, вежливо — сначала ксиву, а уж потом в морду. Тьфу ты, пардон, потом вопросы. Давай, ты вниз, я наверх.
-Лихо. Вверху — один этаж, а внизу семь.
-Хорошо, поровну поделим, пошли. Спустя полчаса коллеги воссоединились на четвёртом этаже.
-Ну как там? — спросил Кивинов.
-Есть кое-что. Парень с пятнадцатой квартиры около двенадцати ночи с собакой гулял, видел, как «Волга» белая подкатила. Аяврик с водителем вышли — ив подъезд. Аяври-ка он хорошо знает, тот в стельку был. Парень подумал, что его просто кто-то до дома подвёз.
-Номер «Волги», конечно не запомнил?
-А на фига ему. Правда, надпись на стекле разглядел — знаешь, модно сейчас под крышей лепить — «феррари», а на капоте две кляксы зелёных. Тачка как раз под фонарём оста-новилась.
-Да, маловато. Ладно, дождь кончился, пошли.

-Ты, умник, свои умозаключения при себе держи. Тебе что, больше заняться нечем? Сколько у тебя на территории краж квартирных? А грабежей? Вот ими и занимайся. У нас и так завал с тяжкими. А в прокуратуре на глухари взгляд один — мы возбудим, вы раскрывайте. Им проще возбудить глухое убийство, чем потом отписываться, что не доглядели.
-Георгич, это всё, конечно, правильно, но я же не пред-лагаю тебе мои мысли в прокуратуру передавать. А Аяврик, хоть и паразит по жизни был, но всё ж жить-то, наверно, хо-тел. Между прочим, он постукивал мне, но ничего полезно-го — кто где самогон гонит. Слушай, а может, в убойный от-дел позвонить, Борисову, заинтересовать, а?
-Ты совсем заработался. У них с очевидными убийства-ми завал, а ты хочешь невозбуждённое подсунуть. Кончай, я тебе говорю, вон ваучеры кто-то у старух отбирает, говорят, в маске или в чулке. Пропасёт у сберкассы и в подъезде сум-ку рвёт. Уже восемь глухарей. Вот и лови бойца этого.
-Я всё-таки позвоню.
-А, — махнул рукой Соловец, — делай как хочешь. Кивинов вышел. Соловец, конечно, по-своему прав — его за низкую раскрываемость на каждом совещании долбят. Да и работать некому. Из десяти человек, полагающихся по штату, в 85-м отделении работало четверо — он, Петров, Ду-калис да детский опер Волков. И у каждого куча материалов, заявлений и преступлений. Тут не до жиру.
Кивинов заглянул к Дукалису. Тот что-то стучал на ма-шинке, смоля «Беломор».
-Представляешь, — произнёс он, увидав Кивинова, — до чего дожили? Приходит ко мне сейчас мадам, симпатич-ная, двадцать лет, Дукалис заглянул в блокнот, — Юлией звать. Судимая по малолетке за грабёж. Понимаете, говорит скромно так, мне помощь нужна в интимном вопросе, а сама мнётся вся. Я ей, мол, всегда готов оказать. Да нет, говорит, я о другом. В общем, я после освобождения и никуда не уст-роиться. Денег нет, мать больная, надо операцию делать, ва-люта нужна. У вас связей нет в гостиницах хороших, чтоб меня туда взяли? Я сначала не
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.