Улицы разбитых фонарей 02 скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Кивинов, Андрей .: Улицы разбитых фонарей 02


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Кивинов. Улицы разбитых фонарей 02.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Кивинов. Улицы разбитых фонарей 02.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
ал Кивинов, вытаскивая мужика, — всё имеем, надо бы тебе и вторую почку оторвать к чёртовой матери».
Вернувшись к Соловцу, Кивинов стал накручивать теле-фон.
-Что делать будем? — спросил его Соловец. Кивинов, ничего ему не ответив, спросил в трубку:
-Борисова. Гриша, ты? Привет. Кивинов. Узнал? Хоро-шо, только дыши в сторону, из трубки перегаром несёт. Слу-шай, тут сигнал по убийству Балдинга есть, но надо с мужич-ком одним поработать, в душу к нему влезть. Да нет, не кру-той, лох, инвалид. Сигнал интересный. Ну что, приедешь? Давай, ждём.
Кивинов положил трубку и пошёл к Петрову.
-Миша, портрет Феликса сними на всякий случай, а то рама и так еле живая.
Минут через сорок Кивинов вкратце объяснял ситуацию Борисову.
-Главное — адрес, понял, Гриша? Где у них офис, или что там ещё у них может быть. Иначе — тупик. Поговори с ним спокойно, ты умеешь.
Борисов икнул.
-Тащи, счас разберёмся.
Кивинов привёл задержанного и оставил с Борисовым.
«Прости меня, Господи, — подумал он, — но я не нароч-но, а только по большой необходимости».
Борисов вернулся из кабинета неожиданно быстро. На лице его сияла довольная улыбка.
-Держите, салаги, я только рукава засучил да дохнул на него, он мне всё и рассказал, а вы тут интеллигентов из се-бя строите. Если хотите что записать — идите, а то у меня, ха-ха, пальцы заплетаются.
Г Л А В А 3
Кивинов вышел из троллейбуса. Вот это заведение, ниче-го себе офис! Это ж бывшая пивная или закусочная. Почита-ем. «Тыр-пыр сервис» — товарищество с ограниченной ответ-ственностью. Чем занимаются — непонятно. Так, дальше. Туристическая фирма «Вирус». Они б ещё «СПИДом» обоз-вались! Где же тут наши девчата? Может, их, конечно, и нет, но командир быть должен. В турфирме вряд ли, скорее, в «сервисе». Нет никого, странно.
-Вы что ищете, молодой человек?
-Хочу в Грецию слетать, путёвки тут продаются?
-Нет, это следующая дверь.
-Спасибо, а вы мне по секрету не скажете, тут фирма надёжная? А то в прошлом году был в Непале, поселили в об-щагу бамбуковую и кормили лягушками, деньги только на ветер.
-Всё с гарантией, удобства, комфорт, обслуживание — люкс.
-Вы это говорите каким-то рекламным тоном, как буд-то наизусть выучили. Вам-то, в принципе, какая разница, люкс там, не люкс?
-Турфирма в наше предприятие входит, так что за кли-ентов боремся.
-Ах, вот в чём дело. Может, мне лучше прямо с вашим директором поболтать? Как говорится, из первых рук.
-Эльдара Олеговича сейчас нет, но собственно, вам и без него всё объяснят.
-Нет, нет, с руководством надёжнее. Я попозжее зайду. Гуд-бай.
Кивинов вышел.
«Эльдар Олегович. Что-то знакомое. Ха, да это же наш институтский комсомольский вожак. Далеко пошёл, если это он, конечно, марксист-капиталист».
Вернувшись в отделение, Кивинов зашёл к Соловцу. У того сидели Волков и молодой парнишка, с которым опера бе-седовали в весьма резких тонах. Ничего, в общем, удивитель-ного, кроме одного, — паренёк был негром. С косичками, серьгой в ухе, а сам чёрный, как сын ночи.
-Что, уже в Интерпол перебрались? Иностранцев ко-лете?
-Какой он, к чёрту, иностранец! Это Вадик Иванов, жертва лёгкого поведения матери. Бывший детдомовец. По-мнишь, я про ваучеры рассказывал, которые у старух отни-мали? Его работа. Мы сначала думали, в чулке грабит. Но последний раз старушка зоркая оказалась, говорит, не маска это, а рожа чёрная. Тут мы про Вадика и вспомнили.
Вадик смотрел в пол и теребил пальцы.
-Да, земляк, — сказал Кивинов, — тебе в Чикаго надо, там бы тебя вряд ли кто нашёл. А у нас ты погорячился. Хо-чешь совет? Когда с зоны вернёшься, купи презерватив по-больше и на голову одень, а потом уже грабить иди, а то, из-вини, с твоей мастью это не солидно. Мы не в Америке. Геор-гич, можно тебя на пару слов?
Они прошли в кабинет Кивинова.
-Не знаю, как и подступиться к этой шараге. Нельзя в лоб.
-Во-первых, завязывай ты с этим водителем, это не твоё дело, а во-вторых, наверняка их уже этот инвалид с поч-кой предупредил, так что ловить там нечего.
-Насчёт инвалида я не волнуюсь. Я Борисова попросил, чтоб он с ним перед уходом профработу провёл. Так что ни-куда он звонить не будет.
В дверь постучались.
-Можно? — На пороге стоял БОМЖ Крылов. — Васи-лич, пусти на диванчик, а?
-Подожди за дверью. Ладно, Георгич, не надо, так не надо.
-Да нет, я тебе не приказываю, конечно, будет время свободное, ковыряйся, а пока на нас работай, и так в самом хвосте по РУВД тащимся, а скоро конец квартала. Зачем на дядю работать? Позвони Борисову, это его хлеб.
-Я уже звонил. Говорит, пока ничего конкретного нет, не фиг ему здесь делать.
-Ладно, — махнул Соловец и вышел из кабинета.
-Начальник, про меня не забыл? Ну, пусти на диван-чик.

Снова шёл дождь. Мелкий, противный. Стены кивинов-ского кабинета понемногу плесневели. Он сидел в кресле и слушал магнитофон. Оттуда раздавался голос опера Клубникина, погибшего весной. Володя пел частушки на новогоднем вечере под собственный аккомпанемент на гармошке:
Гармонист у нас один,
Может, девочки, дадим?
По разочку надо дать,
Веселей будет играть!
Зазвонил телефон.
-Начальник? Это я. Зашёл! Точно он, у меня глаз алмаз, четвертной мне отстегнул. Только что. Давай скорей. Кивинов бросил трубку и выскочил из кабинета.
-Мужики! По коням! Оперсостав выбежал из кабинетов.
-Летим, тут, на Стачек, недалеко!
-На чём?
-Найдём, быстрее, уйдёт!
Выскочив из отделения, опера тормознули зелёный «мо-сквич» и понеслись к «Тыр-пыр сервису».
-Значит так, у него может и пушка быт1>, так что акку-ратней. Толян, ты на остановке останься, а мы втроём внутрь. Нет, Миша, ты на дверях.
-Давай подождём, пока выйдет.
-Чтоб на улице пальбу устроить? Нас же потом во все дыры, если зацепим кого-нибудь.
-Браслеты взяли?
-Одни на всё отделение, заняты. Мужик, вот здесь тор-мозни. Спасибо. Платить? Ты что, не понял, с кем едешь?
Дукалис остался на остановке. Кивинов, Волков и Петров подошли к офису. Перед ним, невзирая на дождь, обнажив свою липовую язву, сидел Крылов. На земле лежала шапка с мелочью и костыль.
-Ну как? — шёпотом спросил Кивинов.
-Плохо дают, у Владимирской лучше — тут место не людное.
-Я не о том. Мужик там?
-Не выходил, значит, там.
Кивинов вытащил пистолет из кобуры и переложил в карман.
-Готовы? Пошли!
«Ступени, двери, второй этаж. Почему так жарко, ведь осень? Стук в висках. Спокойнее, может, пустышка. Что, страшно? Да, страшно, я не Джеймс Бонд, я жить хочу. А вдруг он без ствола? И зачем я влез сюда? Куда теперь?
Петров, молодец, уже по кабинетам ходит. Давай, не стой, вот так, ногой в дверь, потом извинимся, закрыто, чёрт, ме-ниск опять болит, колено не гнётся. Миша, аккуратнее, дверь справа открывается. Он, он, бля буду!»
-Руки! Милиция! Миша, осторожнее, пушка, в кабинет давай!
«Чёрт, ну и грохот. Это он? Или Миша? Это он!»
-Стоять!
«Выстрел вверх. Через перила прыгнул, там Волков. Славка, держи, мы сейчас! Почему руки дрожат? Колено со-всем не гнётся. Вниз, через три ступеньки, больно. Славка, ранен? Ногой по шарам? Бывает, отдышись. Сука, на улицу выскочил. Толян, куда он? Понял. Гад, там люди. Опять гро-хот, уже по мне. Бежать больно, за проспектом парк, туда уходит. Где же Дукалис? Успею перед машиной? Тормоза слабые, визжат сильно. Вон Дукалис по дорожке чешет, про-хожим прикидывается. Ещё немного, давай, Толян, не пере-игрывай, «срубит» — убьёт. Не спеши, родной, я его подгоню к тебе. Огонь! И близко нет. Ну давай, давай! Что у тебя, зря груша на стене висит? Так, правой, левой, молоток! Пушку откинь. Цел? Ремень, ремень! Крепкий, сука. Да не ори, сей-час отдышусь, он уже наш. Взяли!»

-А что мне теперь скрывать? Я человек конченый. Я вам всё расскажу, без записи, решайте потом. Да нет, я не рисуюсь, куда уж. Сам виноват, никто не заставлял, хотя как сказать. Я не Голубцов, конечно. Фамилия Ветров, звать Ни-колаем. Тридцатник недавно стукнул. Сам из Витебска. В во-семьдесят втором в Питер приехал. Модно тогда было в боль-шие города ездить жизнь устраивать. Не воровать, конечно, учиться хотел, работать. Поступил в техникум, жил в обща-ге. Закончил, на завод устроился, на очередь городскую встал. Прописан в общаге был, а жил у невесты. Как многие, в принципе. У Людмилы — ну, невесты — жилплощадь была, но родители, знаете, недовольны были — иногородний, обще-житие. А тот вечер проклятый всё перевернул.
У Людмилы я тогда был, она с матерью дома детектив ка-който смотрела. Мне говорит: «Коля, сходи с Джерри погу-ляй.» Джерри — это овчарка ихняя. Мне не жалко, конечно, и раньше гулял. Оделся я и на улицу. Зимой было дело, хо-лодно. Я Джерри с поводка спустил, он меня хорошо знал, как Людмилу, слушался. Иду я по парку, народа никого, снег падает, тишина. И вдруг из-за куста кто-то выскакивает, хвать шапку у меня меховую и бежать. Я и опомниться не ус-пел. Шапку жалко, конечно, новая была, всю зарплату от-дал. Но парня мне не догнать, скользко было, а он в шипо-ванных ботинках. Распрощался я с шапкой, да не рассчиты-вал он, что Джерри по кустам бегал. Я и глазом не успел моргнуть, как он на дорогу выскочил и за парнем понёсся. Псина здоровая, нас с Людкой на санках возил. Парень из парка даже выбежать не успел, как Джерри его догнал, прыг-нул на спину, с ног сбил и давай рвать. Я бегом за ним, еле оттащил. Парень по земле катается, орёт, весь снег в крови. Джерри рвётся, лает. Люди сбежались. На меня, конечно, прут, кричат: развелось собачников, людям прохода нет. Менты, ой, пардон, постовые появились как из-под земли. Парня подняли, а у него уха нет — Джерри постарался. Нас в отделение, парня на «скорой» в больницу.
В общем, всё для меня наизнанку вывернулось. Состави-ли протокол, что я пьяный, хотя я капли в рот не брал. Пока я в милиции сидел, они к парню съездили в больницу, он им наврал, конечно, мол, я на него собаку натравил за то, что он мне замечание сделал, что я пьяный. Обидно. Меня никто и слушать не стал. Как после выяснилось, парень был сынком шишки какой-то райкомовской. Короче, приехал следова-тель, возбудил 108-ю, и меня в Кресты, даже с Людмилой по-видаться не дали. До суда пять месяцев сидел с урками, на-терпелся, конечно, как новичок. Мать из Витебска приехала, но свидания не дали. Потом суд Знаете, сколько влепили? Восемь лет, по максимуму. Папаша этого недоноска поста-рался. Да ещё режим усиленный. Вот так я в Сибири и ока-зался, и главное, за что? Дайте закурить.
На зоне не сладко было. Чушком не был, но и в блатных не ходил. Вкалывал по-чёрному, всё забыться хотел. Сосед мой по нарам, Максимов Витька, за кражи квартирные си-дел. Хороший мужик, туберкулёзом болел. Он не в первый раз на зоне, но не задавался. Я ему историю свою рассказал. Он посмеялся сначала, но потом серьёзно так и говорит:
«Знаешь, парень, ты уже пятерик отмотал, но я б на твоём месте ждать до конца не стал. Ты ещё тубзиком не заразился, молодой. Знаешь что, беги отсюда. Я спрашиваю, да ты что, мол, на новый срок нарваться или на пулю? «Да ты слушай. Есть вариантик один. Я скоро кончусь, с моими лёгкими мне пару месяцев осталось».
В общем, он меня и научил. Кладбище зековское недале-ко от забора было, а котельная вплотную примыкала к забо-ру. Я, когда дежурил, вырыл в полу яму под дровами, землю тихонько в клумбы цветочные перетаскал, сверху снегом присыпал. Не заметили. Витька через месяц помер, а я хоро-нить вызвался. Зарыли его, я сам яму копал, неглубокую сде-лал. Через день дежурить вызвался на котельной. Ночью че-рез дыру на кладбище вылез да могилу отрыл, земля-то ещё промёрзнуть не успела. Витьку откопал, на плечи его, да в котельную. Еле в яму пропихнул. Там переодел его, сам пе-реоделся. Я вещички кое-какие скопил и припрятал их там же, в котельной. Потом солярку разлил, она там хранилась, и подпалил, а сам в дыру и в посёлок. Деньжата были с собой, Витька оставил, он в карты выиграл. В посёлке к грузовому составу прицепился и до города. Там билет купил на пасса-жирский до Питера и был таков. Но в поезде мне попутчик один не понравился, а может, я слишком осторожный был, не знаю. Свистнул я у него паспорт и права, а то плохо без до-кументов-то, и на другой поезд пересел до Москвы, а уж от-туда — в Витебск, к матери. А она уже извещение получила, что я погиб на зоне. Когда я домой приехал, она, конечно, в обморок, перепугалась, но я ей всё рассказал, она и успоко-илась. Пожил я с месяцок дома, а потом в Питер подался. По-началу хотел с парнем тем разобраться, из-за которого сел. Паспорт переделал, права, и стал Голубцовым Игорем. При-ехал в Питер, покрутился, работать не устроиться, денег нет, воровать вроде как не хотелось, я ж не вор по натуре. Помы-тарился, одним словом, а потом деньжат заехал занять к му-жику одному, зоновскому, Балдингу. Он в соседнем отряде был, тоже из Питера. Он мне не очень-то нравился, да выхо-да другого не было. Людмила-то уж про меня и забыла, за-муж вышла.
Узнал я адрес Балдинга в справочном и в гости к нему и зарулил. Он до побега моего освободился, сидел, кажется, за валюту. Посмотрел я на него — хорошо живёт, за год здорово приподнялся. В ресторацию меня сводил. Я ему, так и так, освободился на условно-досрочное, помоги, мол, устроиться. Он спрашивает, чего умеешь. Я отвечаю — машину вожу хо-рошо, слесарить умею. Он смеётся, так иди на завод, говорит, чего ж ко мне пришёл?
Поговорил, короче, я с ним, понял, что Балдинг не пра-ведным путём хлеб добывает, а потом махнул рукой — будь что будет. Видно не зря говорят, кто на зону попал, обратной дороги нет. А с моим положением и подавно. Человек из мо-гилы. Без имени, без фамилии. Ни жениться, ни креститься.
Снял мне Балдинг квартиру однокомнатную, сказал, что на первых порах на черной работе покручусь. Предупредил, чтобы без него ни шагу. Стал я на тачке баб возить по вызо-ву. Торчал возле офиса, где вы меня хапнули, как клиент звонил, подруг и развозил. Поначалу хорошо отстёгивал, иногда даже в валюте. Сам-то он вышибалой работал в «Пла-кучей иве», но контакт с Воронцовым Эльдаром Олеговичем поддерживал. Я их частенько вместе видел. Но Воронцов-то рангом повыше будет. Уровень другой.
Баб я пару месяцев возил, один раз даже в милиции был, но там подделку в паспорте не заметили — повезло.
В августе Балдинг говорит: пора серьё
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.