Улицы разбитых фонарей 02 скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Кивинов, Андрей .: Улицы разбитых фонарей 02


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Кивинов. Улицы разбитых фонарей 02.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Кивинов. Улицы разбитых фонарей 02.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
ой работой за-няться. Что за работа, мне, конечно, не говорили, я, так, фантик, что скажут, то и делаю. Направил он меня на ликё-ро-водочный, у директора водитель в аварию попал, как я сейчас понимаю, подстроили. Там меня человечек один к ди-ректору водилой пристроил. Пришлось, правда, официально, через отдел кадров. Но паспорт и там не распознали. Естест-венно, меня не только баранку крутить посадили. Как гово-риться, кто лучше всего знает хозяина, так это его шофёр. Балдинг даже заставлял за домом его наблюдать когда прихо-дит, уходит, жена кого водит. Платили мне уже больше. Иногда документики кое-какие из его папочки переснимал, пока он у любовницы гулял. Мужик-то, вообще, осторож-ный, команду целую держал, но мне доверял, видно, хоро-шие рекомендации были.
Пасусь я однажды у его дома, жену высматриваю и вдруг слышу: «О, Ветер-ветерок, ты же сгорел!» Оборачиваюсь, смотрю — Аяврик стоит, Яковлев Андрон из моего отряда. Он на зоне ещё оставался, когда я удрал. Паскудный парень, по-дозревали, что стучит, но он всё время вывёртывался. Зашёл я к нему, чтобы не отсвечивать. Надо ж, угораздило его ря-дом с директором поселиться. Выпили мы, я сдуру про себя рассказал, не всё, конечно, а только про побег. А он, гад, пья-ный, пьяный, а котелком варит — говорит, ты прикинут хо-рошо, а мне жить не на что. Я отшутиться хотел, мол, каж-дому своё, у каждого свой уровень, а он смеётся — у нас все равны, без всяких уровней. Ты ведь, корешок, на зону-то за побег не хочешь? А я тоже пить с закуской должен. Ну, ты не дрейфь, такса у меня умеренная, лишь бы задницу прикрыть. И как заломит, у меня аж челюсть отвисла. Да делать нечего, пришлось отстегнуть, не бежать же от дурака этого. Занял у Балдинга, потом у директора. А через месяц звонит мне до-мой, паскуда. Не знаю, как нашёл меня, а может, я по пьяни телефон дал. Говорит, сейчас инфляция, денежки твои обес-ценились. Хочу в твёрдой валюте 200 баксов. Спрашиваю, не много ли? А он — в самый раз, я жениться собрался. Я обе-щал достать. Решил, ладно, потом отработаю, может, успо-коится, если глотку заткну долларами. Перезвонил ему, за-нял у Балдинга бабок и привёз на «Волге» служебной. Он об-радовался. Говорит, давай отметим в «Плакучей иве», тут рядом. Что мы не люди? Не имеем права? Пришлось отвезти. Он там напился как свинья.
Официант его под шумок на баксов сто опустил. А Аяв-рик поля не видит: «Ветер-ветерочек, мой хорошенький дру-жочек». Я его под мышку, в тачку и домой. Выгрузил, а он в дороге оклемался несколько, и как приехали да в квартиру поднялись, давай баксы считать, «А где ещё сотня?» Я ему счёт в нос, глаза, говорю, разуй, смотри, на сколько ты поел. А он не смотрит, счёт выхватил и на меня с кулаками: «Ки-нул, падла!» У нас драка завязалась. Я бутылку пустую схва-тил и осадил его. Он рухнул и не дышит. Я тоже датый был, но протрезвел быстро. «Что делать? — думаю. — Копать ведь начнут». Вытащил я его на лоджию да спихнул. Потом ска-меечку подставил — будто он сам.
Вот так. Вроде как и не хотел, а убил. Балдингу не сказал ничего. А через пару недель звонит он мне и говорит, давай срочно ко мне, дело есть. Я прилетел, он в крик, почему ко-реша твоего, с которым ты пил, в «Иве» разыскивают? Без меня играешь? И ментов ещё навёл? У меня всё оборвалось, неужели где засветился? А Балдинг кричит: «Учти, гад, за мной люди крутые, если что, ты к нам отношения не имеешь. Тебя я тоже только по зоне знаю!» А для меня это самое страшное. А Балдинг опять пилит: «А бабки мои где? На что спустил?» Разозлился я, говорю, пошёл ты на три буквы. Са-ми понимаете, снова драчка вышла. Он парень здоровый, да выпивший, завалил меня на диван и давай подушкой душить. Я из-за пояса ствол вынул и сквозь подушку пальнул между рогов ему. Ну всё, думаю, доигрался. Пистолет откуда? Не знаю, поверите или нет, но вечером домой иду, ну, туда, где квартиру снимал, а в подъезде мужик лежит, пьяный в хлам, прямо на ступеньках. Кобура на боку открыта, оттуда ствол торчит. Я и свистнул на Всякий случай.
Никто потом не приходил, не спрашивал, я себе его и ос-тавил.
Думал я думал, что же мне делать. Попадусь — вышка, два убийства, за это не наградят. Пока думал, деньги кончи-лись. Да ещё позвонил кто-то и сказал, чтоб на заводе боль-ше не появлялся. Посидел я дома, а вчера к Воронцову по-шёл. То, что Балдинга грохнули, он не удивился. Я-то, само собой, знать не знаю, кто его мочканул. Воронцов телефон мой записал, сказал, что на днях перезвонит. Выхожу от не-го, а тут ваши. Откуда взялись — непонятно. Я ведь никому не рассказывал, что к Воронцову пойду. А что стрельбу уст-роил, так поймите, выхода не было, да и больше от растерян-ности. Одного ведь в упор мог положить, да не стал, в сторону пальнул.
А кто директора опустил, я не знаю, но думаю, что Бал-динг тут замешан, слепки я с ключей для него снимал. Мне Петрович жалился в машине, что его постоянно достают то одни, то другие. Он ведь по сбыту главный. А если его в руках держать, весь рынок спиртного контролировать можно. Это ж даже не миллионы — миллиарды. Он говорил, что за него между группировками война идёт, смеялся даже. «Греки за Елену, а наши — за Гену». Ему, конечно, тоже доставалось. Наверняка кража — намёк.
На кого Балдинг работал, не знаю. Там же всё строго — каждый на своём уровне. Я на Балдинга замыкался, он, на-верно, на Воронцова, на кого тот — Балдинг не знал, я — тем более. У каждого свои задачи, на то она и мафия-паутина. Вот так. Лишнего знать не положено, да это и понятно, они бы и дня не протянули без этого. Так что вряд ли вы, ребят-ки, с ней справитесь, посильнее они пока. Я ни у одного мен-та иномарки новой не видел. А они не то что тачки — самих ментов покупают. Балдинг по пьяни трепался, что мент сред-ний, не крутой, так, стукачок, две тысячи в месяц стоит, не рублей — баксов. А вы можете своим стукачам по две штуки отстёгивать? То-то и оно. Да и кой в чём другом они посиль-нее. Тот же Воронцов. Про меня он вам наверняка расска-жет, что первый раз видел, да ещё и в суд подаст за потолок простреленный, и ничего вы не сделаете.
Матери записку передадите? Я один у неё. Что мне? Вы-шка? Я понимаю, что суд решит. Вы бы мне честно сказали. Закурить не дадите ещё?
-Углы, Георгич, он, конечно, здорово сгладил.
-А ты что хотел, чтоб он в убийствах признался? А так вроде как неосторожное или при превышении пределов само-обороны. Я никогда не поверю, что добровольно на плаху пойдут.
Дело даже не в этом, Я ночью до Сибири дозвонился. У них там день. Вышел на хозяина зоны, где он сидел. По-мнишь, он про Максимова упоминал? Так тот не от туберку-лёза помер, а погиб при весьма загадочных обстоятельст-вах — на лесоповале деревом придавило. И в паре он работал как раз с Ветровым. Дерево на спину упало Максимову, а пробита голова была. Но шума там не поднимали. Погиб и погиб. Так что причин грохнуть обоих у Ветрова предоста-точно было. Если что, может история с лесоповалом всплыть, вернее, с Максимовым. Да и по нам он не с испугу палил. Про собаку не знаю, может, соврал, может, нет, но, в принципе, такое могло быть. А вот насчёт того, что нормальный чело-век, в зону случайно попавший, становиться ненормальным, это он прав. Ночью Миша к нему в адрес заехал и квартиру обыскал. Пока неофициально. Он там одну вещицу нашёл — лентяйку, пульт от дистанционного управления видеомагни-тофона «Шарп», А «Шарп» у директора ушёл. Вероятно, Вет-ров его и обнёс, потому что без денег оказался, хотя инфор-мацию о директоре действительно для кого-то собирал. А про то, что ему кто-то позвонил и попросил на заводе больше не появляться, это он придумал. Надо же как-то обставляться. Вот так. Не знаю, насчёт пистолета соврал или нет.
-Кажется, ориентировка была, можно посмотреть. При-неси сводки.
Кивинов сходил в дежурку и взял папку с ориентиров-ками.
-Так. — Соловец пролистал несколько страниц. — Вот что-то похожее: «Такого-то сентября в подъезде дома № 9 по пр. Суслова уснул при неизвестных обстоятельствах следова-тель по особо важным делам Лукьянов В.М. В органах с 1982 года, по службе характеризуется положительно. Проснув-шись, обнаружил отсутствие пистолета Макарова № 1985 и одной обоймы с восемью патронами. На розыск пистолета прошу ориентировать...»
-Секунду, Георгич, обьясни-ка в целях общего разви-тия, что значит «уснул при неизвестных обстоятельствах»?
-А это то значит, что написать про то, как он нажрался и пушку проворонил, никто не разрешит. Эти ориентировки сейчас пресса читает. Похоже, Ветров не соврал. Ну, ладно, спать хочется.
-А может, по двести грамм в подвальчике? Там бар от-крылся.
-Нет, я хотел ремонт дома поделать.
-Ну, давай.
-Ты следователя на Ветрова вызвал?
-Да, на очереди стоим. Проблема с документами может быть. Он ведь официально умер. Я, правда, в информационный центр позвонил, там его пальцы должны быть, обещали сегодня ксерокопию сделать. Всё равно, надо проконтролиро-вать, чтобы его не отпустили. Чёрт, приёмник-распредели-тель для БОМЖей закрыли демократы, а то б мы его туда оп-ределили.
Вошёл проснувшийся Петров.
-Доброе утро, — зевнул он.
-Миша, — сказал Соловец, — мы спать пошли — в ве-чер ты. Спонсоры обещали факс сегодня привезти, открой им дверь.
-А что такое факс? — спросил тёмный Петров.
-Это штука такая, от английского слова «фак» — тра-хать, — ответил Кивинов. — Как зачешется — можешь по-пробовать.
-Ух ты! Здорово! Это что ж баба резиновая, что ли?
-Нет, Миша, это именно факс.
Г Л А В А 4
Кивинов стоял в подземном переходе метро и пережидал дождь. Тут был свой микромирок. У стены сидел паренёк и бренчал на гитаре песни Цоя, плюс напротив, заглушая его своими фальшивыми звуками, играл на гармошке ветеран. Подвыпивший майор выводил с платформы девицу в жёлтых лосинах, размахивающую банкой с пивом. Нищий бомж, по-дойдя к урне, осмотрел её, извлёк пакет из-под кефира, разо-рвал его, облизал и пошёл дальше. Пообедал. Тут же торгов-цы газетами, бананами, тряпками. Рядок ларьков. Два нар-комана явно под хорошей дозой, взявшись под руку, ползли от стены к стене. Неподалёку суетился и продавец травки, озираясь по сторонам. «Быстро, быстро, не задерживайся, получил, отвали. Нет, баяна* нет.» Кивинов достал «Салем». Всё тот же дареный. «Тут не курят», — заметив его, предуп-редил постовой. Кивинов убрал пачку. «Это точно, тут не ку-рят, только обкуриваются». Он поднялся наверх и, подняв воротник, быстрым шагом пошёл в отделение,
Ишь ты, как Эдик Воронцов засуетился — что за стрель-ба, что за заморочки? Три раза звонил. Видно, хорошо он там окопался, марксист-ленинец. Идейным ведь был в институте, где ж идеи? На каком же он сейчас уровне, как Ветров гово-рил? Явно не дирижёр, тем более, не композитор. Музыкант, похоже, Балдинг, вообще, ноты переворачивал, а Ветров пол в оркестре подметал. Да, наверное. И ведь точно, один уро-вень рушится, зато другие остаются. Нового Балдинга или Ветрова найти не проблема, только свистни. Мафия-паутина. Но Эдику насолить очень хочется. Коммерсант липовый. Эта жилка коммерческая у него со стройотряда институтского осталась, когда он ребят гнилым мясом кормил да вкалывать заставлял по двенадцать часов даром, а сам с директором в тачках разъезжал.
Вожак комсомольский, комиссар. А что потом пол-отря-да в больницу угодило, это происки империалистов, Олимпи-ада, отравленные продукты. А Колька Иванцов так инвали-дом и остался, когда вырубился в поле от усталости, а ему комбайном по ногам. К Кольке все тогда домой ходили, кро-ме этого, вожака. Колька сейчас корзины дома плетёт, а Эдик в иномарке разъезжает, ой, простите, Эльдар, Эльдар Олегович. Воронцов.
Кивинов вошёл в отделение.

-Толян, — заглянул он к Дукалису, — ты помнишь мне про девку говорил судимую, которая на работу пришла уст-раиваться, в проститутки? Ты с ней контакт не потерял?
-Ну что ты! У нас всё зер гут. Я её в «Карелию» при-строил, она там уже в авторитете.
-Отдача-то есть?
-А то. Помнишь, квартирников взяли в Московском районе? Она помогла. Ты только не брякни кому. А то при-бьют Юльку. Она тоже по ниточке ходит.
-А мне с ней встречу можешь устроить?
-Зачем?
-Хочу попросить поработать в одном месте по её про-фессии. Как Думаешь, согласится?
-Смотря что за место и смотря зачем работать.
-Давай так: ты её пригласи, вместе поговорим. Добро?
-Ладно, мне не жалко. Только не в отделении.
--Ну ты сам решай, я у себя.
Кивинов вышел. Он и сам ещё толком не представлял се-бе, что может узнать Юлька в офисе у Эдика, да и можно ли там что-нибудь узнать. Может, не стоит кашу заваривать? Хотелось бы Воронцова прищучить, конечно, но это же не моя работа, не мой участок. Правда, район наш. Ладно, пусть недельку покрутится, вынюхает что-нибудь — хорошо, а нет — так нет.

Дукалис, Кивинов и Юлька пили кофе в кафе-подваль-чике неподалёку от отделения. Затемнённые бра создавали интим, тихо играла «Европа-плюс». Посетителей не было, лишь одинокий пьянчужка вот уже полчаса мусолил рюмку с водкой, никак не решаясь выпить.
-Ничего пульхерия, раньше тут склад сантехники был, — читал познавательную лекцию Кивинов. — Плохо, эстрады нет с варьете, скучно.
-А плясал бы кто? Они и так скоро обанкротятся.
-Да мы бы с Толяном и плясали. В форме. Канкан. Все бы судимые сбежались, если, конечно, директор нам в валю-те платил бы, то завсегда пожалуйста.
-И почему в ментуре все трепачи такие? Когда я сади-лась, тоже хохмач один был в отделении. Он всех задержан-ных на расстрел выводил. Набрал где-то холостых патронов, затаскивал арестованного за сарай и читал приговор, кото-рый сам и писал. Потом двух понятых приглашал, мужика к стенке ставил и стрелял. Представляете, что с задержанным было? Он это профилактикой называл. Ну, затем отпускал, конечно. Говорил: «Повезло тебе, промазал я, а дважды не расстреливают». Кончилось тем, что он из прокуратуры кого-то «расстрелял», перепутал с задержанным, которого тот в камере допрашивал. Хохмач!
-А что, плакать, что ли? Слушай, Толян, а может, ре-кламировать что-нибудь будем? Например, трусы на телеви-дении. У нас с тобой атлетические фигуры, прямо два Ар-нольда, хотя нет, я дохловат, а ты толстоват, не подойдёт.
-Хватит хохмить, давай ближе к делу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.