Нестерпимая боль скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Кивинов, Андрей .: Нестерпимая боль


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Кивинов. Нестерпимая боль.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Кивинов. Нестерпимая боль.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
АНДРЕЙ КИВИНОВ



БОЛЬ. НЕСТЕРПИМАЯ БОЛЬ





«Мама, мы все тяжело больны.
Мама, я знаю, мы все сошли с ума…»
Виктор Цой



Пролог

Боль. Нестерпимая боль. Такое уже было однажды, когда он тонул. Солнце в глаза и бесконечное море. Тоща боль была в мыслях, потому что ему показалось, что всё, это конец, конец всему. Сейчас снова солнце в глаза, но нет моря, а боль охватила всё тело, голову, руки. И мысли. И снова, как тогда, хотелось закрыть глаза и проснуться. Закричать:
«Нет! Это всё не со мной! Я же сплю! Сейчас проснусь и ничего этого не будет! Нет, я не хочу!
Почему я?! За что? Почему солнце темнеет? Затмение? Ночь? Как же это всё получилось? Люди, сделайте же чтонибудь! Помогите! Игорёк, Аннушка, где вы?
Почему туман? Я не хочу туда! Нет! Вспышка… Не в глазах, в висках! Боже, какая боль… Я улетаю, где я, где руки, где всё? Я хочу проснуться, хочу!
Помогите! Умоляю, умоляю…»
Через секунду хрипы стихли.
— Готов, — произнёс один, ослабляя удавку на шее водителя. — Давай на заднее сидение, живо! Ключ из руки забери. Да не сажай ты его, брось! Прыгай быстрее, я завожу.
— Куда? Там пост ГАИ, давай в объезд!
— Ерунда, проскочим. Накрой его чемнибудь. У меня в сумке бутылка, влей ему на всякий случай. Да не трясись. Всё нормалёк.
— Не трясусь я, сам орёшь со страху.
— Всё, засохни.
Машина вырулила на областную трассу и понеслась прочь от города.
Близился теплый ленинградский вечер.

Часть первая

Глава 1

Рабочий день уже почти закончился. Оперсостав 85го отделения милиции заперся в кабинете инспектора Кивинова и травил байки из собственной практики.
— Это, конечно, круто, но у меня получше хохма была. Шнифта помните, ну, Соколова? — обратился к остальным молодой оперативник Петров. — Так он жёнку свою попугать решил, жутко ревнивая она у него была. Достал верёвочку, в сортире к трубе привязал, а сам на унитаз и давай висельника изображать. А квартирато коммунальная, первым сосед домой вернулся. Зашёл по малой нужде, а там Шнифт в петле качается. Сосед, конечно, «скорую», милицию, а потом снова к Шнифту и давай по карманам бегать. Деньги выгреб, ещё там чтото.
Потом часы стал сдирать. Ну, тут Шнифт не выдержал, возмутился. «Совесть поимей, — говорит, — часыто Ленка подарила, убьёт ведь, скажет — пропил».
Сосед варежку раскрыл да на пол в гальюне и рухнул. Соколов из петли вылез, мужика откачивать начал. Тут «скорая» как раз, соседу укол сделали и с собой увезли. «Повезло, — говорят Шнифту, — что вы дома оказались, ещё б немного и задохнулся бы. Не знаете, зачем в петлюто он полез?»
Сидящие в кабинете дружно загоготали. Кивинов поднялся с дивана и открыл окно.
— Ну и жарища — начало июня, а печёт, как в Африке, хоть бы дождь прошёл, что ли.
— Это точно. У меня уже полчаса кабинет от потерпевших проветривается, — согласился опер Дукалис. — Сейчас бы на озерко закатиться, покупаться, шашлычков пожрать.
— А заодно и девочек с шампанским. Если уж мечтать, так ни в чём себе не отказывать.
— Сейчас нам Соловец устроит шашлычки с девочками. Он с очередного разгона в Главке вотвот вернуться должен.
Как бы в подтверждение сказанного дверь кабинета распахнулась, и на пороге возник начальник уголовного розыска Соловец.
— Что расселись? — недовольно произнёс он. — Заняться нечем? Ещё час работать, а ну по местам! Андрей Васильевич, зайди ко мне.
Кивинов переглянулся с Дукалисом — «Что я говорил?»
— Слушай, — сказал Соловец, когда Кивинов сел перед ним, — сегодня мне опер из детской тюрьмы звонил, с Лебедева. Ты, кажется, Васильевым занимался?
— Было дело, мой клиент. Он за стёкла лобовые арестован.
— Да, да, я помню. Он следователя требует, чтото там рассказать хочет, может, ещё эпизоды. Он сначала сюда позвонил, но вот следователю лишние эпизоды не нужны, а нам бы сейчас очень не помешали. Поэтому завтра едь на Лебедева, побеседуй с Васильевым, тем более, что это твой знакомый. Можешь прямо из дома.
— Ладно, мне не жалко. Его вообщето зря закрыли, могли бы на подписке оставить, он хоть и вор, да какойто безобидный.
— Давай, отзвонись мне оттуда.
«Решётки, решёточки, тёмные ночи, я люблю вас, решёточки, очень…» — насвистывал Кивинов, шагая длинными коридорами детской тюрьмы. Каждый шаг отдавался звоном — пол был покрыт тонкими металлическими пластинами на случай побега какогонибудь узника.
Стенки, двери, камеры, контролёры. Оружие есть? Нет. Разрешение? Кто у вас? Васильев? Подождите. Жду.
Кивинов остался в следственном кабинете. За окном маленький дворик с елями, пара лозунгов на кумаче. За стеной — перестук пингпонга — возможно, единственного официально разрешённого развлечения для малолеток, не считая газет. Лязгнул замок, контролёр ввёл паренька лет пятнадцати.
— Привет, Юра, — поздоровался Кивинов. — Садись.
— Я и так сижу.
— Ты пока не сидишь, а находишься под следствием. Сядешь после суда.
— А может, условно?
— Может, но скорее всего, сядешь. Из тюрьмы в девяноста процентах — путь на зону, и лишь в десяти — всякие там условности и прочее. Я тебе сразу об этом говорю, чтоб ты не мучался. Как говорят японцы, самая страшная пытка надеждой. Поверь, если ты на лучшее надеешься, а получишь срок — это сломать может. А так перетерпишь.
— Да я и так уже сломанный.
— Это только кажется. Но давай по существу, я ведь не успокаивать приехал, а по твоей просьбе, и времени у меня мало.
Васильев замялся, посмотрел в окно.
— А это правда, — спросил он, — что если я милиции помогу, на суде зачтётся?
— Смотря чем поможешь. Если по своему делу — может быть. А остальное — вряд ли, судье это до лампочки.
— А если не по делу, то хоть в камеру другую пересесть можно будет?
— Что, в своей не сладко? Думаешь, в других лучше?
Неожиданно Васильев заплакал.
— Ты что? — удивился Кивинов. Юрка расстегнул рубашку.
— Смотрите, прописку устроили на транзите.
Грудь Васильева представляла собой один огромный синяк.
— Ого, круто, чем это тебя так?
— Кулаком. Двое держали, третий удары отрабатывал, потом менялись. И в камере не лучше. Все старше меня попались. По утрам раком ставят и по шее бьют. Называется «черепашку кормить». Потом шею не повернуть. И весь день мытарят, то носки постирай во рту, то парашу вылижи языком. Не могу больше. Переведите куданибудь.
Кивинов достал сигареты. То, что в детских тюрьмах беспредела больше, чем в знаменитых Крестах, он хорошо знал. Малолетки жестоки и завоевать авторитет, в отличие от взрослых, стремятся, в основном, кулаком.
— А на «глазок» поставят, так ещё и от цириков достанется — дубинками по рёбрам. Не будешь в глазок смотреть — в камере изобьют, посмотришь — снаружи отлупят. Помогите, а?
Васильев вытер нос рукавом.
— Чем же я тебе помогу, не я ж тебя стёкла заставлял вынимать?
— Ну, хоть поговорите, чтобы перевели. Я выйду — помогу.
— Извини, Юра, но я тебя чтото не понимаю. Ты что, меня сюда только за этим вызвал? Тебе, конечно, здесь туго, и поговорить с операми я могу, но есть же куча начальников в тюрьме, это их работа за твоим содержанием следить. Ты к ним обращался?
— Чтобы меня вообще убили? Я ещё не совсем чокнутый.
— А что касается твоей помощи потом, то извини, таких обещаний я столько наслушался — уши болят. Дорого яичко в Христов день. Если есть что для нас интересное — выкладывай, а в авансы я не верю.
— А про что рассказать?
— Меня всё интересует, не только стёкла лобовые. Кражи, наркота, угоны, короче, всё, и желательно поконкретнее Юрка вытер слезы.
— Я многогото и не знаю. Наркотой на Ветеранов торгуют в переходе метро, по карманам бегают на рынке.
— Ну ты молодец! Да наркотой сейчас на всех углах торгуют. Ты бы ещё рассказал, что там колпачки крутят, а то вдруг мы не знаем. Нет, парень, так не пойдёт. Я что, три часа на дорогу потратил, чтобы узнать про наркоту на Ветеранов? Хватит слюни пускать, иди в камеру, честно говоря, мне уже скучновато становится.
— Нет, нет, ну подождите хоть немного, я не хочу в камеру, пожалуйста.
Кивинов снова присел на свой стул.
— Юра, я никогда не поверю, что ты ничего не знаешь. И кажется, я догадываюсь, почему ты меньжуешься. Тебе, конечно, тут плохо, но вытерпеть можно, а вот на воле длинный язык отрезают. После отсидки жизньто не кончается, а как тебя там встретят после того, как ты когото заложишь, это вопрос. Ну, ты шибко не переживай. Всё, что ты мне расскажешь, я использую так, что на тебя никто никогда и не подумает даже.
— Да плевать мне на это. Мне сейчас здесь выжить надо. У нас уже двое повесились. А когда выйду, разберусь. Но я, правда, пока ничего не знаю.
Кивинов снова встал.
— Стойте! — вдруг заорал Васильев и громко рассмеялся. — Вспомнил, вспомнил! Был случай один.
«Да, круто тут его задавили то плачет, то смеётся. Точно говорит, ему бы сейчас выжить, а на последствия плевать — вломит кого угодно, хоть мать родную, да ещё смеясь. Исправительнотрудовая система. Из любого человека тряпку сделают, не то что из Васильева».
— Ну, давай, послушаем.
— Сейчас, сейчас, когда же это было? Кажется, месяца два назад. Я на рынке возле метро «Проспект Ветеранов» крутился. Сошёлся с командой одной — они в колпачки играли. Свердловские. Приедут в Питер, поработают и в другой город. Потом снова сюда. Многие на игле. А вообще, их человек семь. Там рыжий один такой, Максом звать, вернее Максимом, но все его Максом звали. Я както с ним ширево искал, его ломало, он попросил помочь достать за бабки. А у меня были связи коекакие, помог. Скорефанились, одним словом. Я несколько раз потом для него доставал. Однажды, когда он под дозой был, наплёл мне про какихто крутых ребят, про гаражи. Они якобы водителей на трассе убивают, а машины продают. Ловят на трассе тачку получше, якобы доехать, потом удавку на шею и каюк. Гдето у них гаражи есть, в которых они номера на двигателе и кузове перебивают, но где, он не говорил.
— Ну, и где этого Макса теперь искать?
— Его сейчас в городе нет, но скоро появится — это точно. Их команда уже два раза сюда наезжала. Гдето на Стачек они хату снимают. Как появятся здесь, вы его вызовите и поговорите.
— Превосходно! Так он и прибежал, да ещё с рассказом о какихто крутых ребятах. Нет, Юра, так не пойдёт. Мы же договорились — конкретную информацию. А то какойто Макс знает какихто бойцов, которые неизвестно где убивают водителей. И после этого ты просишь о помощи. Ты у этого Максато не поинтересовался, откуда он их знает? Может, он сам водителей мочит, а?
— Нет, он колпаки крутит. А откуда он ребят знает, я точно не могу сказать, но думаю, что это с адресом связано, где они жили.
— Почему?
— Он заикнулся, что разговор дома был, когда выпивали. А он дома только там мог быть, где снимал.
— На Стачек, говоришь? А про хозяина хаты, естественно, не рассказывал?
— Нет, не помню.
— И что, это всё?
Васильев опустил голову.
— Слушай, давай начистоту. Ты это всё не сочинил?
— Нет, нет, что вы! Вы про них кого угодно на Ветеранов спросите. Они скоро приехать должны.
— Ладно, Юра. С руководством я поговорю, чтобы тебя перевели, но не знаю, будет ли толк. Если сразу себя правильно не поставил — всё, труба. В тюрьмах такие телефоны — лучше «Панасоника» будут. Ты ещё до камеры не дойдёшь, а там всё про тебя знать будут — кто такой и что из себя представляет. Письмо матери напишешь? Я передам.
— Не буду. Сука, ни одной передачки нет, всё пропивает. Что я ей напишу?
— Как хочешь. В таком случае пока. Ни пуха тебе.
— До свиданья. Не забудьте попросить насчёт камеры.
Когда Васильева увели, Кивинов заглянул в оперчасть.
— Мужики, Васильева можно пересадить? Говорит, обижают шибко.
— Ты что? Камеры и так переполнены, по двенадцать человек сидит, спят по очереди. Тут не до переводов. А Васильев у нас находится в 37й, если я не ошибаюсь… Точно. Так это самая спокойная, пускай спасибо скажет, что в другую не попал.
Кивинов вышел. «Неудобно с Васильевым получилось. Всётаки жаль его, хоть ничего толкового он и не рассказал».

Глава 2

Вернувшись в отделение, Кивинов зашёл к Соловцу. У того сидел молодой парень южной национальности.
— Привет, Андрей Васильевич. Познакомься — наш новый сотрудник — Каразия Эдуард Александрович.
— Можно просто Эдик, — произнёс парень, протягивая руку.
— Откуда? — поинтересовался Кивинов.
— Из Гагр, но в Питере уже пять лет, институт здесь закончил, потом на посту в Выборгском стоял.
— Он пока у Дукалиса в кабинете посидит, потом место найдём.
— Наше отделение становится интернациональным — есть латыш, украинец, теперь вот абхазец. Менты всех стран — объединяйтесь.
— Что в тюрьме? Толковое есть?
— А, — махнул рукой Кивинов, — сказок понарассказывал и ничего конкретного. Только время зря потерял.
— Бывает. Зайди в дежурку, материалы получи, вчера насыпались.
Кивинов вышел и направился к дежурному. Жара на улице сказывалась на атмосфере в помещении. Дежурный, расстегнув рубашку, сидел за пультом и обмахивался газетой. Сапоги стояли рядом, наверно, в качестве освежителя воздуха.
Помдеж курил у окна, пуская дым колечками. Сейчас было самое спокойное время суток, когда дежурная часть могла немного расслабиться. Обычно в это время изза дверей дежурки доносилось постукивание игральных костей или удары фишек домино, но сегодня, вероятно, изза жары никто не играл. Мозги плавились. Но через два часа всё изменится. Помещение наполнится гомоном доставленных постовыми пьяниц, БОМЖей и хулиганов, стенаниями потерпевших, плачем потерявшихся детей и прочими, ни с чем не сравнимыми звуками, возникающими только в милицейских дежурных частях. В такое время Кивинову нравилось бывать здесь по двум причинам: и с чисто профессиональной точ
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.