Агентство глория 06 скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Незнанский, Фридрих .: Агентство глория 06


Постраничное чтение книги онлайн Фридрих Незнанский. Агентство глория 06.txt

Скачать книгу можно по ссылке Фридрих Незнанский. Агентство глория 06.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ловеком - как со слугой каким-нибудь, - подумал
вдруг про себя Леонид Александрович. - Это все деньги, все они, сволочи...
Или те гадские статьи? Точно, это из-за них я вроде как сам не свой стал.
Просто надо взять себя в руки, и все! Если по любому такому случаю
дергаться - совсем сбрендить недолго..."
- Если все, - я с вашего позволения пойду, - прервал его размышления
голос Чванова.
- Да-да, конечно, - мягко сказал Леонид Александрович. - Еще раз
удачной тебе поездки.
- Благодарю вас, босс, - с подчеркнутой учтивостью склонил голову
Евгений Кириллович и медленно направился к своему красному "феррари".
"Кланяется, а у самого в голосе издевка, - подумал Леонид
Александрович, выбираясь из бассейна и глядя, как "слуга" усаживается в
свою роскошную спортивную тачку. - Ну, даже если я и обошелся с ним как со
слугой, живется ему очень даже неплохо. Похоже, ухитрился мужик накопить
деньжат, пока у меня на службе состоит - ведь эта таратайка, что у него,
она не меньше пятидесяти тысяч стоит..."
А уже через несколько секунд Леонид Александрович совсем уже забыл о
референте и его "феррари". Потому что входил в свою птичью "оранжерею". Он
всегда забывал обо всем на свете, стоило ему оказаться среди многоцветья и
многозвучья его прекрасных маленьких друзей.
Сопровождаемый звонкоголосым гомоном и чудесными трелями, Леонид
Александрович медленно двинулся по лабиринту коридоров и коридорчиков, где
вместо стен были сплошные птичьи вольеры...


Глава 6

Российская столица встречала Чванова дождем. Сходя с трапа, Евгений
Кириллович поморщился: вот все у них тут так, все не слава богу! Он уже
отвык от российской изменчивой погоды. После солнечного Кипра дождь
ассоциировался у него с грязью, ознобом, почему-то с назойливыми
насекомыми. Чванов успел уже полюбить сухое тепло, легкий бриз, прилетающий
со стороны моря, шорох южных деревьев, аромат южных цветов. А тут...
Евгений Кириллович, он же Алекс Петерсен, тот самый человек, которого
с таким нетерпением ждал Игорь Альфредович Решетников, не торгуясь,
подрядил такси и примерно через час был на месте, на Большой Грузинской.
Мурлыча под нос: "Вернулся я на родину, шумят березки встречные", он вошел
в просторный подъезд массивного дома старой постройки. Все, теперь он
действительно был на родине: и обшарпанный, исписанный юными гражданами
холл, и страшно скрипящий на ходу лифт, и выхваченная таксистом у него из
пальцев зеленая сотня - взял и даже не подумал дать сдачи, - все, все
свидетельствовало о том, что он достиг цели своего путешествия.
На шестом этаже он отпер обитую черным дерматином массивную дверь
своей квартиры и шагнул внутрь. Горячие лучи вечернего летнего солнца,
неудержимо пробиваясь сквозь легкие портьеры, освещали гостиную, не
проветривавшуюся с его прошлого приезда. Он увидел золотистые пылинки,
застывшие в воздухе, почувствовал запах застоявшегося воздуха. Подошел к
окну, распахнул его настежь. В комнату тут же ворвалась свежая струя,
несущая с собой запахи недавно прошедшего дождя.
За окном жила своей суетной жизнью московская улица, одним концом
упиравшаяся в Тверскую, а другим - в Пресню. Каждый раз приезжая теперь в
Москву и останавливаясь в квартире, некогда принадлежавшей его покойным
родителям, Евгений Кириллович обязательно раздражался от вида родимой
улицы, вернее, от того, во что ее превратили архитекторы перестроечных
времен. Вообще, у Евгения Кирилловича был свой счет к перестройке. Ибо если
к ее началу у него имелось все: положение, хорошая работа с окладом за
триста и, главное - уважение всех, с кем ему приходилось иметь дело, то в
самый ее апофеоз он остался ни с чем, и мало того - без всякой перспективы
на будущее. До всех этих катаклизмов Евгения Кирилловича вела по жизни
могучая цель: сделать карьеру, да такую, чтобы грела всю жизнь. Именно ради
этой цели он проявил чудеса изворотливости и холуйства, прорываясь в
МГИМО - а в этот элитный вуз брали далеко, ох далеко не всех! А потом,
получив диплом экономиста-международника с отличием, он уже собирался идти
вверх и дальше, ан не тут-то было! Недоучел специфики момента и силы
конкуренции, совершил трагическую ошибку, решив в разгар борьбы с
алкоголизмом отметить свой очередной день рождения. Чванов озлобился на
весь белый свет. И особенно - на того самого "проверенного" друга, который,
как впоследствии выяснилось, и стукнул на него, чтобы тут же занять его
кресло...
Спустя полтора года министерство, на которое Евгений Кириллович
некогда рассчитывал, как на стартовую площадку для своего взлета в
заокеанские дали, слилось с другой конторой с длинным и неудобоваримым
названием; эту, уже совершенно чуждую ему лавочку возглавили незнакомые ему
люди, и дорога к благодатным кущам внешнеторгового рая оказалась для него
закрытой намертво. Лавочка профункционировала еще несколько месяцев, чтобы
тихо и незаметно превратиться в некое ЗАО, а после - в филиал весьма
сомнительного банка, который как-то неожиданно вдруг лопнул и
самоликвидировался, оставив после себя совсем уже какую-то темную
организацию "без окон и дверей", как говаривал иногда про себя Евгений
Кириллович, часто добираясь до новой работы мимо здания бывшего своего
министерства.
А работал он - около двух унизительных лет - в небольшой воровской
фирме, у каких-то лихих людей, которые, кажется, не то что института, но и
школы не кончали, однако чувствовали себя много лучше, чем он, выпускник
знаменитого МГИМО. Выпускник МГИМО был у них, что называется, на подхвате,
хотя и числился заместителем главного бухгалтера, которому не нужны были ни
его четыре иностранных языка, ни его почти готовая кандидатская
диссертация. Им нужна была тройная бухгалтерия, и Евгений Кириллович вскоре
ее освоил, и неплохо, надо сказать, освоил. Во всяком случае, его молодые
бритоголовые хозяева решили повысить Евгению Кирилловичу зарплату. Аж на
целых пятьдесят долларов! И так бы продолжалось, если бы однажды, проходя
мимо бывшего родного здания, Евгений Кириллович не решил, повинуясь
какому-то непонятному импульсу, заглянуть на это пепелище.
К его вящему удивлению, его впустили внутрь. И впустил не кто-нибудь,
а человек, который знал его и которого прекрасно знал он сам, только совсем
в ином качестве. Человек этот три года тому назад занимал такую малую
должность, что у Чванова аж глаза на лоб полезли, когда он узнал, какими
делами и какими деньгами ворочает он сейчас. Звали его Никита Петрович
Ядриков.
- Прямо вам скажу - нам нужны профессионалы, - признался Ядриков. - Я
вас прекрасно помню, Евгений Кириллович. Вы, в отличие от меня, занимали не
последнее место в той иерархии. Ну а теперь, видите ли, цирк уехал, но зато
документация его вся осталась, - не то в шутку, не то всерьез продолжил
Никита Петрович. - Я, знаете, беллетристикой не балуюсь, времени нет, но
слышал, будто кто-то из писателей сказал, что рукописи не горят. По-моему,
этот классик обмишурился. Рукописи как раз горят, причем голубым пламенем.
А вот что касается архивов... - Тут он ощерился, обнажив мелкие, но
почему-то напоминающие акульи зубы. - Так вот их как раз ни огонь, ни вода
за эти годы не взяли. Я отработал все архивные документы, касающиеся моего
участка... работы и, между прочим, вышел на вас. И представьте, какое
совпадение: стоило мне о вас всерьез подумать - как вдруг - вы! Сами
явились сюда! Что, просто на огонек зашли или так, по старой памяти?
- Честно говоря, мне нужна работа, соответствующая моей
квалификации, - сам дивясь своей дерзости, ответил Евгений Кириллович.
- Четыре тысячи баксов вас устроят? - осведомился его собеседник и тут
же добавил, неверно истолковав перемену в лице посетителя: - Для начала.
Чванов кивнул, не сводя заинтересованного взгляда с его хитрой
физиономии.
- Ну и ладушки, - проговорил Ядриков, словно не замечая этого
испытующего взгляда. -Тогда, чтобы не терять время попусту, сразу ввожу вас
в курс дела. Спросите, почему сразу? А потому что доверяю. Согласны?
Действительно, с чем же тут можно было не соглашаться?
- Итак, чем занимается наша фирма? Сначала мы работали по импорту
самого широкого спектра товаров. Мы заключили сделки с некоторыми
партнерами, которых хорошо знали еще по тем, советским временам, и дело у
нас, можно сказать, пошло. Но, сами понимаете, налоги, то-се... Ну и,
соответственно, прибыли - с гулькин нос. Поэтому я решил недавно, что наша
фирма будет заниматься гуманитарной деятельностью. Лекарства-с, уважаемый
Евгений Кириллович. Лекарства - вот где безграничное поле для гуманитарной
и благотворительной деятельности! Да-да! Наверху я уже обо всем
договорился - освобождение от налогов, таможенные льготы - все, как
положено. Сами знаете, где благотворительность - там у налоговиков уже
совсем другие возможности, другие, так сказать, степени свободы. Надеюсь,
эта сторона дела вам понятна. Короче говоря, сейчас мне нужен грамотный
экономист. Не просто бухгалтер, который разбирается в цифирках, дебетах и
кредитах, но экономист широкого, так сказать, взгляда. И, конечно,
экономист-международник, коим вы и являлись до небезызвестных событий,
круто изменивших и вашу жизнь, и мою тоже... Вы следите за ходом моей
мысли?
Чванов следил и очень внимательно.
- По ходу работы вам предстоит встречаться с представителями
иностранных фирм, - продолжил Ядриков, удовлетворенный его кивком. - Вы
ведь, наверно, с английским языком на короткой ноге?
- Совершенно справедливо, - усмехнулся Евгений Кириллович. - Равно как
и с немецким, французским и испанским...
- Ну что ж, полагаю, мы сработаемся, - заключил Никита Петрович.
И они сработались. Большого ума не надо было, чтобы понять, что
гуманитарно-благотворительная фирма является самой что ни на есть
тривиальной "прачечной", отмывающей грязные деньги. Но эту сторону дела
Ядриков взял на себя, не доверил кому-либо другому. На долю же Евгения
Кирилловича выпала поставка беспошлинных лекарств из разных стран мира. Тут
был большой простор для разного рода авантюр, но Чванов заботился о
главном: создать видимость того, что все эти почти просроченные или не
выпущенные на рынки США и Западной Европы препараты идут так же, как и
вполне доброкачественные, но фактически бесплатные лекарства - на
гуманитарную помощь беженцам, жертвам межнациональных конфликтов, в дома
инвалидов и престарелых, просто неимущим людям... Это была, так сказать,
неучтенка. Ему много приходилось ездить по странам третьего мира. Вот в
такой поездке он и познакомился однажды с колоритным русским миллионером и
меценатом Леонидом Остроумовым. Ничем особо эта встреча не запомнилась ни
тому, ни другому, но память о ней пришлась Евгению Кирилловичу весьма
кстати, и даже очень, когда в один не самый прекрасный день его босса и
патрона Никиту Петровича Ядрикова буквально изрешетили из автомата
Калашникова в тот момент, когда он выходил из своего "мерседеса" цвета
"мокрый асфальт". На месте погибли оба его телохранителя и секретарша
Никиты Петровича, по совместительству занимающая почетную должность его
любовницы.
Евгений Кириллович, правильно рассудив, что, где беспошлинный товар,
там и кровь, особо даже и не удивился происшедшему. Он никогда не считал
себя круглым идиотом, и теперь, не дожидаясь "зачистки" всей верхушки его
гуманитарно-благотворительной фирмы, тотчас же исчез - и от людей в
милицейской форме, и от предполагаемых гангстеров, и от сослуживцев. Он
залег на дно и отлеживался ровно столько, сколько считал необходимым. И
только убедившись, что вокруг все чисто, вылез из своего убежища и первым
делом позвонил Остроумову. Мысль об этом звонке пришла ему в голову как раз
во время его долгого лежания...
Леонид Александрович, наивно предположивший, что Ядрикову, его
случайному московскому знакомому, требуется партия медикаментов для
неизлечимо больных социально обездоленных сограждан, с радостью откликнулся
на его призыв о помощи, назначив встречу на Кипре.
Чванов без особых проблем выбрался на Кипр и тут-то и предложил
Леониду Александровичу свои услуги в качестве кого угодно... Кем угодно,
только не в России - этой криминальной клоаке...
Уже прослышавший о кровавых разборках в Москве Остроумов понял его.
Леонид Александрович нуждался в экономистах подобного рода и потому с
радостью "вытребовал" Чванова к себе, так что Евгений Кириллович выехал
вполне легально, имея в кармане долгосрочный контракт. Евгений Кириллович
приписал этот успех своим необыкновенным деловым качествам и не
догадывался, что прельстил Остроумова только одним: самым огромным плюсом
нового референта было знание великого и могучего русского языка. Леонид
Александрович откровенно скучал по России, а единственным человеком, с
которым он мог бы говорить о России и по-русски, была его жена Софья. Но
ведь порой мужику хочется перекинуться одним-двумя словечками с мужиком же.
К тому же он видел у Чванова еще один плюс: Чванов мог объяснить Леониду
Александровичу экономические тонкости, с которыми он не хотел идти к Софье.
И растолковывал их все на том же чистом русском языке, потому что точно так
же, как и Леонид Александрович, родился и прожил всю жизнь именно в
России...
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.