Марш турецкого 03(выбор оружия) скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Незнанский, Фридрих .: Марш турецкого 03(выбор оружия)


Постраничное чтение книги онлайн Фридрих Незнанский. Марш турецкого 03(выбор оружия).txt

Скачать книгу можно по ссылке Фридрих Незнанский. Марш турецкого 03(выбор оружия).txt
1 2 3 4 5 6 7
а, который не будет без веских причин рисковать такими
деньгами.
- Если операция с акциями окажется успешной, как намерен господин
Никитин распорядиться полученной прибылью? Перевести ее обратным
трансфертом на его счет в Дойче-банке?
- Нет. Я спросил его об этом. Он хочет, чтобы было создано совместное
предприятие для доразведки и разработки Имангдинского месторождения. Вся
прибыль должна быть вложена в закупку горнодобывающего оборудования, в
строительство шоссе и железной дороги от Имангды до Норильска, в создание
инфраструктуры. Он даже назвал фирму, с которой уже вел переговоры о
поставке оборудования. Это нью-йоркская компания "ЭКСПО, импорт - экспорт".
- Но вы сказали, что Имангда хорошо изучена и считается
бесперспективной. Какой смысл вкладывать деньги в разработку
бесперспективного месторождения?
- Я спросил его и об этом. Он ответил, что на этот вопрос у него есть
свои соображения. Я не стал настаивать на более определенном ответе. В
конце концов, это его деньги и его дело.
- У вас вопрос, Александр Борисович? - заметив нетерпеливое движение
Турецкого, обернулся к нему Денис.
- Да. Банальный, но необходимый. Господин Дорофеев, сколько может
зарабатывать руководитель крупной экспедиции в ЮАР?
- Около двухсот тысяч долларов.
- В месяц?
- В год. Это примерно столько, сколько зарабатывает президент
Соединенных Штатов.
- Сто двадцать четыре миллиона даже с такого заработка не накопишь.
Для этого понадобилось бы... Сколько же? - Турецкий прикинул на бумажке. -
Шестьдесят четыре года. Если ничего не тратить на жизнь.
- Я понял смысл вашего вопроса. Не "грязные" ли это деньги, которые
нужно "отмыть" в России? Нет. Они перечислены на наш счет из франкфуртского
отделения Дойче-банка...
- Они уже перечислены? - уточнил Турецкий.
- Да, вчера мы получили подтверждение по факсу. А в Дойче-банк они
переведены из Чейз-Манхэттен банка. Это очень солидные банки с широкой
информационной сетью. Они никогда не связались бы с "грязными" деньгами.
Что же касается их происхождения... Я задал господину Никитину этот вопрос.
Он ответил, что много лет играет на бирже и назвал имя своего маклера. Рэй
Мафферти с Нью-Йоркской фондовой биржи.
- Вы не связывались с ним?
- На следующее же утро после нашего разговора. Он подтвердил, что
среди его клиентов есть господин Никитин. Я предугадываю следующий ваш
вопрос: насколько удачны биржевые операции господина Никитина? А вот этого
я не могу вам сказать. Я даже не рискнул задать господину Мафферти этот
вопрос. Коммерческая тайна - святая святых. Вы удовлетворены моими
ответами, господин Турецкий?
- Вполне.
- Что вам известно о господине Никитине? - вновь вступил в разговор
Денис.
- В основном это сведения о его жизни в России. - Дорофеев достал из
кожаной папки с золотой монограммой листок. - Родился в сорок шестом году в
Ленинграде. Отец - бухгалтер, мать - учительница. Отец умер в сорок восьмом
году от ран, он был тяжело ранен в конце войны. Мать умерла много позже, в
семидесятом, как раз в тот год, когда Никитин закончил Ленинградский
университет. Получил распределение в Норильск, работал в норильской
экспедиции. В семьдесят четвертом был уволен в связи с возбуждением против
него уголовного дела по статье семидесятой, часть первая...
- Знаменитая семидесятая! - заметил Грязнов-старший. - Антисоветская
агитация и пропаганда. И сколько он получил?
- Нисколько. Тогдашний норильский прокурор, его фамилия Ганшин,
отказался поддержать обвинение против него. Никитин мог потребовать
восстановления на работе, но предпочел вернуться в Ленинград. Работал
кочегаром в котельной, сторожем на барже. Свою диссидентскую деятельность
не прекратил. В конце семьдесят пятого года вновь попал под суд по той же
статье. Решением суда был отправлен в психиатрическую клинику в Чистополе
для принудительного лечения. Диагноз: вялотекущая шизофрения.
- Тоже знакомо, - снова заметил Слава Грязнов.
- Через полгода был выпущен, - продолжал Дорофеев, держа перед глазами
листок. - Написал и распространил по каналам самиздата книгу "Карательная
психиатрия". В семьдесят шестом году был осужден по той же статье на три
года лишения свободы и последующую ссылку на пять лет. В связи с
пропагандистской шумихой, поднятой вокруг него на Западе, через два года
был выдворен из страны и лишен советского гражданства. Одновременно с
правозащитниками Кузнецовым, Гинзбургом и другими известными диссидентами.
США дали ему статус политического беженца и впустили в страну. Через пять
лет получил американское гражданство. Что еще? Женат, женился в Норильске в
семьдесят первом году на Новиковой Ольге Николаевне, студентке
Ленинградского университета, она была в Норильске на преддипломной
практике. В семьдесят третьем родилась дочь, Екатерина. В семьдесят шестом,
незадолго до последнего ареста, развелся по инициативе жены. Поддерживал ли
он связь со своей бывшей женой все эти годы и поддерживает ли сейчас,
неизвестно. Возьмите. Может быть, пригодится. - Дорофеев отдал Денису
листок.
- Каким образом вы получили эту информацию? - спросил Турецкий.
- Ее собрал по моему распоряжению начальник службы безопасности нашего
банка. Анатолий Андреевич Пономарев. Полагаю, воспользовался своими старыми
связями. Он в прошлом генерал-майор КГБ.
Турецкий и Грязнов-старший переглянулись. Дорофеев это заметил и счел
нужным добавить:
- Служил в "девятке". Правительственная охрана. Когда КГБ начали
расформировывать, ему предложили должность с сильным понижением в ФСБ. Он
отказался и вышел на пенсию. Мне его рекомендовали как в высшей степени
порядочного и опытного человека.
- Сколько человек в вашей службе безопасности? - поинтересовался
Денис.
- Около тридцати. Вполне профессиональная команда.
- Почему вы обратились к нам, а не поручили своей службе просветить,
как мы говорим, клиента?
- Меня интересуют все подробности жизни Никитина в Штатах, Канаде и
ЮАР. Не выезжая из Москвы, такую информацию не получишь. Возможно, вам или
вашим сотрудникам придется туда лететь. Пономарева я послать не могу, он не
говорит по-английски. И тут есть еще одна очень серьезная проблема...
- Если не возражаете, мы вернемся к этой проблеме чуть позже, -
перевел разговор в другое русло Денис. - Скажите, Илья Наумович, если бы
Никитин обратился со своим предложением не к вам, а в "Московскую
недвижимость" или в Мост-банк, там бы заинтересовались его проектом?
- Несомненно.
- Почему он пришел именно к вам?
- Вероятно, потому, что у Народного банка безупречная репутация.
- Если бы ваш банк вследствие каких-то чрезвычайных причин,
форс-мажора, понес убытки, скажем, в восемьдесят четыре миллиона долларов,
это привело бы его к краху? - спросил Денис.
"Откуда эта цифра - восемьдесят четыре миллиона долларов?" - не понял
Турецкий. Но Дорофеев, похоже, понял. И нахмурился.
- Почему вы об этом спрашиваете?
- Я объясню чуть позже. А сейчас я хотел бы услышать ответ на этот
вопрос.
- Нет, не привело бы. Это был бы ощутимый удар, и только. К краху это
могло бы привести, если бы дело получило огласку. Все вкладчики потребовали
бы немедленно вернуть деньги, а они в обороте. И это был бы крах не только
Народного банка, но и всей финансовой системы России. Наш банк - одна из ее
опор.
- Расскажите, пожалуйста, о вашем контракте с франкфуртской фирмой
"Трейдинг интернэшнл".
Дорофеев даже подался вперед.
- Откуда вам известно об этом контракте?
- Вы позволите мне не отвечать на этот вопрос? У нас есть свои
профессиональные тайны. Скажу только одно: вход в вашу компьютерную сеть
защищен системой ДЭЗ с драйвером "Дискрет систем". Это уровень Б-2. Вскрыть
ваш код может даже средней руки хакер. И если до этого никто таких попыток
не предпринимал, в чем я совершенно не уверен, то лишь потому, что никого
это не интересовало.
- А вас, как я понимаю, заинтересовало?
- Прежде чем встретиться с клиентом, мы наводим о нем справки. Так же
как вы наводили справки о нашем агентстве, - уклонился Денис от прямого
ответа.
- Но я для этого не проникал в ваши компьютеры.
- Вам бы это не удалось. У нас уровень защиты А-1. Рекомендую и вам
перейти на него. В мире на существует абсолютно надежных кодов, но наш
могут взломать только три-четыре суперхакера. В Москве таких всего один. И
он работает на нас. Как видите, Илья Наумович, я с вами откровенен.
Надеюсь, что и вы будете откровенны со мной.
"Похоже, он его достал!" - подумал Турецкий, заметив, как потяжелело и
будто бы слегка обрюзгло круглое добродушное лицо банкира.
- Что именно вы хотите узнать? - спросил Дорофеев.
- Детали. Как им удалось вас провести?
- Это не лучшее из моих воспоминаний. Переговоры с "Трейдинг
интернэшнл" мы вели почти год. Затем в Москве подписали договор о
намерениях. Речь шла о поставке нефтяного оборудования, так называемых
установок "газ-лифт", они позволяют выбирать из нефтеносных пластов не
двадцать - двадцать пять процентов, как наши, а до девяноста процентов
нефти. Надеюсь, не нужно объяснять, как важно было получить такое
оборудование для Тюмени и Самотлора? И не только для них. Через три месяца
я прилетел во Франкфурт для подписания контракта. Предварительно мы,
разумеется, выяснили, что такая фирма действительно существует, у нее свой
счет в Дойче-банке. Меня немного смутило, что господин Шпиллер не знаком с
президентом компании Райнером, но когда я увидел его офис, мои сомнения
рассеялись. Это был весьма солидный офис в деловом центре Франкфурта.
Первую часть переговоров с Райнером мы провели в его служебном кабинете, а
для подписания контракта он пригласил меня к себе домой. Старинный замок
километрах в двадцати от города. Огромный каминный зал. Прислуга, ужин при
свечах. "Роллс-ройс" к трапу самолета. В общем, я подписал контракт.
- Замком и "роллс-ройсом" он вас добил? - спросил Денис, слушавший
рассказ банкира с нескрываемым интересом. Так же как Грязнов-старший и
Турецкий.
- Можно сказать и так, - согласился Дорофеев. - Мы перевели деньги на
счет фирмы, стали ждать поставку оборудования. Оно не шло. Райнер в
разговорах со мной по телефону ссылался на непредвиденные задержки. А потом
его телефон перестал отвечать. Я позвонил в замок. Там сказали, что
никакого Райнера не знают, а замок арендовал у хозяев на три недели некий
Фогельштейн. Офис тоже был арендован - незадолго до того, как мы с Райнером
начали переговоры. Вот, собственно, и все.
Денис покачал головой.
- Стоимость полного просвечивания партнера составляет всего один
процент от суммы контракта. Почему вы не обратились к профессионалам?
Банкир лишь слегка пожал плечами.
- Я полагал, что достаточно хорошо разбираюсь в людях.
- Не допускаете ли вы мысли, что господин Никитин тоже знал об этих
восьмидесяти четырех миллионах и пришел именно к вам потому, что был
уверен: в вашем положении вы двумя руками ухватитесь за его проект?
- Сейчас я уже ни в чем не уверен.
- И поэтому обратились к нам?
- В том числе.
- Вернемся к вашей проблеме. В чем она?
- Сразу из Шереметьева господин Никитин приехал в банк. Но после
первых фраз предупредил, что кабинет прослушивается.
- Кем?
- Он не знал.
- Почему он так решил?
- Он не сказал. Сказал только, что уверен в этом.
- Он так и сказал: "кабинет прослушивается"? - вмешался в разговор
Турецкий.
- Нет. Он не сказал, а написал в моем настольном блокноте.
- Что именно написал?
- "Нас слушают". Поэтому мы вслух говорили о пустяках, а вопросы о
деле я писал в блокноте, и он таким же образом давал ответы. Но это было
довольно трудно, поэтому он предложил продолжить разговор в гостинице
"Космос", где намерен был остановиться. Я приехал в "Космос" через час, как
мы и договаривались, узнал у портье, в каком номере Никитин остановился, и
поднялся к нему.
- Здесь, пожалуйста, подробнее, - попросил Турецкий. - Что за номер?
Что он делал, когда вы вошли?
- Одноместный люкс на шестом этаже. Он распаковывал багаж. Попросил
меня подождать три минуты, вызвал горничную и отдал ей свой пиджак - чтобы
она отнесла его в химчистку, он случайно испачкал его, когда выходил с
автостоянки. После того как она ушла, сказал: "Вот теперь можно спокойно
поговорить". Мы продолжили обсуждение. Суть вы знаете, речь шла о деталях:
когда будут переведены деньги на наш счет, когда нужно будет приступить к
скупке акций...
- Когда? - спросил Турецкий. - Как только получите деньги из
Дойче-банка?
- Нет. Он сказал, что известит меня о начале реализации проекта. И
произойдет это примерно в течение месяца. Он высказал уверенность, что за
этот месяц акции "Норильского никеля" еще больше упадут в цене.
- Почему он так решил?
- На основании своей информации. Эта тенденция легко прослеживается.
Сотрудники моего аналитического отдела проанализировали ситуацию с никелем
на мировых рынках. Вот подробный анализ, со схемами и всеми выкладками. -
Дорофеев достал из папки и положил перед Денисом еще несколько листков,
соединенных скрепкой. - В общих чертах положение такое. В течение последних
трех-четырех лет производство никеля постепенно снижается, цены на фондовых
биржах также постепенно растут, акции же норильского концерна теряют, как
мы говорим, в весе. При номи
1 2 3 4 5 6 7



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.