Александра Маринина. Каменская 12 (Не мешайте палачу).txt скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Маринина Александра .: Александра Маринина. Каменская 12 (Не мешайте палачу).txt


Постраничное чтение книги онлайн Александра Маринина. Каменская 12 (Не мешайте палачу).txt

Скачать книгу можно по ссылке Александра Маринина. Каменская 12 (Не мешайте палачу).txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Александра Маринина. Не мешайте палачу.


Часть перваяВОЗВРАЩЕНИЕ

Глава 1

- Ты знаешь об этом больше меня, и я не понимаю, почему ты
обращаешься ко мне за помощью.

Высокий массивный человек в генеральской форме вышел из-за
стола и принялся мерно, неторопливо расхаживать по своему просторному кабинету.
Его собеседник сидел в кресле, закинув ногу на ногу, но эта расслабленная поза,
свободно лежащие на подлокотниках руки были лишь видимостью спокойствия и
уверенности. Антон Андреевич Минаев внутри был как натянутая струна, хотя
разговаривал в данный момент не с противником и не с собственным начальником, а
с давним добрым приятелем еще с институтских времен. Правда, пришел он просить
его об одолжении, о помощи, но ведь друзья... И по рангу равны, не только по
погонам, но и по должности, хотя и в разных ведомствах.

- При чем тут мои знания, Саша. В данном случае
информированность только мешает, - ответил Минаев. - Речь идет о том, что
парень не доедет до Москвы, потому что его сожрут на первом же километре пути
от зоны до вокзала. В моем подчинении сейчас нет оперативного состава, а
выходить с просьбами к руководителям других подразделений - это все равно что
провалить всю затею. Я прошу тебя сделать только две вещи: запроси
администрацию зоны, пусть дадут тебе оперативную информацию о нем, и помоги
довезти его до Москвы. Обстоятельства, которые имели место два года назад,
заставляют меня думать, что слишком многие проявят интерес к этому человеку, а
я хочу встретиться с ним первым. Вот и все. Потом пусть сам выбирает, где и как
ему жить и на кого работать, если вообще жить и работать, а не умереть и не валяться
в морге.

- Какой у тебя к нему интерес? Учти, Антон, если ты
собираешься ввязываться в политику - скатертью дорожка, но без меня. Я в эти
игры не играю. Я могу сделать то, о чем ты просишь, хотя это и потребует
определенных усилий, но я и пальцем не пошевелю, пока ты мне не объяснишь,
зачем тебе этот злостный хулиган Сауляк.

- Причин много, Саша, - очень серьезно и даже немного
грустно сказал Антон Андреевич. - Но одна из них - главная. Сауляк был агентом
Булатникова и загремел в зону практически сразу же после его гибели. Ты же
помнишь, как погиб Владимир Васильевич Булатников? И я хочу понять, кто упрятал
парня и зачем. Хотели его сберечь? Или наоборот, заставить молчать? И если так,
то он должен дать мне выход на тех, кто знает, как и почему погиб Булатников.
Пойми, Саша, Булатников был моим учителем, он возглавлял управление, когда я
пришел туда работать старшим инспектором, и под его руководством и с его
поддержкой я прошел весь путь от старшего инспектора до заместителя начальника
управления. Мне нужен Сауляк, потому что только он знает, чем занимался
Владимир Васильевич, когда вдруг так странно и нелепо погиб. И только сам
Сауляк знает, как и почему он оказался за решеткой.

- Убедительно, - кивнул Александр Семенович, продолжая мерно
расхаживать по просторному кабинету. - Когда заканчивается срок у твоего парня?

- Точно не знаю, где-то между первым и пятнадцатым февраля.

- Что ж, время есть, как минимум дней десять. Я посмотрю,
что можно сделать, Антон. Ничего не обещаю конкретного, сам должен понимать,
такие вещи нужно планировать заранее, а за десять дней ничего толкового не
родишь. Запрос в оперчасть зоны мы пошлем, правда, качество и полноту ответа я
тебе гарантировать не могу. И насчет того, как его довезти до тебя, подумаем.
Ты прости меня, Антон, давай встретимся не здесь, а дома. Сейчас уже пять минут
четвертого, у меня на три часа назначено совещание, люди ждут.

Генерал Минаев тут же поднялся с низкого кресла, вскочил
легко и без малейшего напряжения, из чего сразу стало понятно, что ни один его
мускул ни на секунду не расслаблялся на всем протяжении разговора.

Заканчивая совещание, Александр Семенович Коновалов уже
прикидывал, как наилучшим образом выполнить просьбу друга, чтобы при этом
минимально нагружать дополнительной работой собственных подчиненных. Его
должность вполне позволяла получить информацию об осужденном Сауляке, но вот с
его доставкой из Самары могли возникнуть немалые сложности. Если Минаев сказал
правду и Сауляк действительно был агентом самого Булатникова, то желающих
заполучить его немедленно после освобождения найдется немалое количество.
Владимир Васильевич Булатников был фигурой столь же влиятельной, сколь и никому
не известной, кроме, разумеется, своих коллег. И только очень немногие знали,
что почти за всеми перемещениями в высоких правительственных должностях,
которые имели место в период между августом 1991-го и октябрем 1993 года, за
всеми скандальными разоблачениями этого периода, за всеми более или менее
значительными событиями в то время стоял генерал-лейтенант Владимир Булатников.
Никто не знал почему, никто не мог понять тех механизмов, которые он приводил в
действие. Просто был узкий круг людей, которые знали: случись нужда - найди
Булатникова. Этот человек может все.

Так, по крайней мере, представлял дело Антон Минаев, а уж
верить ему или нет - это был вопрос второй. Александр Семенович меньше всего
думал о том, как помочь другу, ибо проработал в органах внутренних дел столько
лет, что привык в первую очередь думать о деле, во вторую - об интересах своего
ведомства и о собственных интересах, а о дружбе - в третью, а то и в четвертую.
Если Антон ничего не преувеличил и не передернул, то этого Сауляка могут или
похитить, или шлепнуть сразу же после того, как он переступит порог колонии.
Если убьют - черт с ним, Сауляк - не фигура, не депутат, не народный артист и
не журналист, известный своими скандальными разоблачениями. Его убийства никто
даже и не заметит. Но если похитят, то кто знает, с какой целью. И кто знает,
как много известно этому парню. Два года, которые Сауляк провел в колонии, он
молчал и сидел тихонечко, как мышка за печкой, стало быть, своими горестными
знаниями не пытался купить себе свободу. Поэтому вряд ли он начнет по
собственной воле болтать, оказавшись по другую сторону тюремных ворот. Мало ли
какие причины у него есть для молчания, но совершенно очевидно, что они есть, и
слава Богу. А вот если кто-то захочет эту информацию использовать, то парня
нужно будет похитить и развязать ему язык. Последствия, с одной стороны,
непредсказуемы, но с другой - просчитываются легко, ибо начинается предвыборная
гонка. Президент обещал не позднее 15 февраля объявить, будет ли он
баллотироваться на второй срок. Стало быть, до 15 февраля еще есть возможность
повлиять на его решение. Уж не нашлись ли желающие сделать бывшего агента
разменной картой?

Совещание закончилось около пяти часов, в половине седьмого
в учреждение, находящееся в Самарской области и имеющее сложный
буквенно-цифровой код, ушла шифротелеграмма, и генерал Коновалов решил
подождать ответа, прежде чем действовать дальше.

Ответ на шифротелеграмму пришел через три дня и ничем
Александра Семеновича не порадовал. Фразы были гладкие, казенные, привычные, ни
глазу, ни уму зацепиться не за что. За время отбывания наказания Сауляк Павел
Дмитриевич, 1951 года рождения, осужденный в марте 1994 года по статье 206
части 3 УК РСФСР и приговоренный к двум годам лишения свободы с отбыванием
наказания в колонии общего режима, ничем особенным не выделялся. С
"отрицаловкой" не якшался, но и с администрацией не сотрудничал. Добросовестно
трудился в пошивочном цехе, где осужденные создавали непревзойденные творения
портновского дела - брезентовые рукавицы и палатки. Нарушений режима не
допускал, посылок и писем не получал, на свидания к нему никто не приезжал.
Вопрос об условно-досрочном освобождении им не ставился, но никаких особых
оснований к этому и не было. Да, дисциплину соблюдал, но признаков того, что он
осознал свою вину, раскаялся и искупил ее трудом, не наблюдалось. Замкнут,
нелюдим, в контакт ни с осужденными, ни с представителями администрации не
вступал. Сауляк был арестован 4 февраля 1994 года, соответственно, срок лишения
свободы исчислялся с момента заключения под стражу и 3 февраля 1996 года
истекал.

Прочтя этот маловразумительный текст, генерал Коновалов
пожал плечами. Он точно знал, что так, как написано, просто не бывает. Не может
находящийся в колонии человек спокойно и мирно трудиться и ни с кем не
конфликтовать и не контактировать. Либо его должна прикрывать администрация,
либо он должен входить в группировку вокруг какого-нибудь лидера, в так
называемую семью. В любом другом случае конфликты и контакты неизбежны, и
Сауляк должен был как минимум два-три раза дать в морду кому-нибудь, причем не
слегка, а как следует, чтобы от него отстали, и получить за это пятнадцать
суток штрафного изолятора, а то и все тридцать. Однако в ответе, пришедшем из
колонии, было черным по белому написано, что нарушений режима за осужденным
Сауляком не числится, а конфликтных отношений с другими осужденными у него нет,
и это наводило Александра Семеновича на грустную мысль о том, что либо
сотрудник оперчасти, составлявший ответ, ничего не понимает в своей работе, либо
тут что-то не чисто. Пожалуй, Антон Минаев прав, за этим Сауляком нужно
присмотреть.

Еще день ушел у Александра Семеновича на то, чтобы решить,
какими силами попытаться прикрыть загадочного агента-хулигана. До 3 февраля
оставалось семь дней. Не так уж много, чтобы как следует подготовить
комбинацию, а ведь ее еще надо было придумать... И генерал Коновалов позвонил
человеку, которому, как он считал, он мог доверять полностью. Он позвонил в
управление уголовного розыска ГУВД Москвы, начальнику отдела по борьбе с
тяжкими насильственными преступлениями полковнику Виктору Гордееву.

Настя Каменская давно уже не мерзла так отчаянно, как в эту
зиму. В течение нескольких предыдущих лет температура в зимние месяцы крутилась
вокруг нуля, под ногами постоянно было сыро и слякотно, сапоги протекали, а
форточки в помещениях можно было держать открытыми круглые сутки. В этом году
природа опомнилась и решила показать, что такое зима, чтобы народ не забывал.

По утрам Насте было холодно вылезать из-под одеяла, и это
только добавляло ей страданий, потому что вообще утренний подъем был для нее
мероприятием трагическим, особенно если за окном еще было темно. Вскочив с
постели, она бежала на кухню, зажигала газ во всех четырех конфорках, после
чего мчалась в ванную и становилась минут на десять - пятнадцать под горячий
душ, ожидая, когда организм соизволит проснуться, а в кухне станет тепло.
Каждый день, стоя под обжигающими струями воды, она думала об одном и том же:
"За что мне это? Почему я должна так мучиться? Я так хочу лечь, у меня
закрываются глаза, у меня подгибаются ноги, я ничего не соображаю, у меня
кружится голова. Я не могу вставать в половине седьмого, я не могу, я не могу!"
Но точно так же каждый день она выходила из ванной, наливала себе чашку
крепкого кофе и стакан ледяного сока, и уже через четверть часа жизнь казалась
ей вполне сносной, а недавние горестные причитания - глупыми и пустыми. Самыми
тяжелыми были первые минуты после подъема, и нужна была недюжинная сила воли,
чтобы их пережить и не сломаться. Почему Настя Каменская была так устроена,
никто не знал, но все привыкли, в том числе и она сама.

Сегодня она стояла под душем и в соответствии с заведенным
порядком отчаянно жалела сама себя, когда из-за двери послышался голос мужа:

- Тебе гренки жарить на завтрак?

- Не надо, - ответила она страдальческим голосом.

- А что хочешь? Яичницу?

- Ничего не хочу. Хочу умереть.

- Понятно, - усмехнулся за дверью Алексей. - Значит, гренки.
Кончай придуриваться, на кухне уже тропическая жара.

Она выключила воду и сразу почувствовала, как хорошо
прогретая ванная начала наполняться холодным воздухом, коварно вползающим
из-под двери. Настя торопливо вытерлась, завернулась в длинный теплый халат и
метнулась в сторону кухни, где ее ждало спасительное тепло.

- Везет же некоторым, - с шутливой завистью пробормотала
она, вонзая зубы в сочный кусок поджаренного белого хлеба с расплавленным
сыром. - И на работу с утра пораньше бежать не надо, и встают по утрам как на
праздник, без слез и мучений.

- Ага, - подтвердил муж, - везет же некоторым с мужьями.
Терпеливые, любящие, и встают по утрам, чтобы завтрак жене приготовить, и по
магазинам ходят, и с тяжелым характером супруги мирятся. Почему у тебя есть
такой муж, а у меня такой жены нет?

- Выбирать не умеешь, - пожала плечами Настя. - За те
пятнадцать лет, что ты меня домогался, ты вполне мог бы подыскать себе
что-нибудь получше. Кто ж виноват, что ты уперся рогом - и ни в какую, подавай
тебе меня. Между прочим, а ты чего вскочил в такую рань? Ты же вроде бы
собирался сегодня дома работать.

- Я и сейчас собираюсь. Тебя, лентяйку, пожалел, встал,
чтобы тебе завтрак приготовить.

- Спасибо, солнышко, я ценю, - благодарно улыбнулась Настя.
- Когда вам обещали зарплату выплатить?

- Нам не обещают, нам ее молча не выплачивают, - хмыкнул
Алексей. Как в ноябре не заплатили, так и молчат по сей день. А что, у нас
намечаются проблемы?

- Еще не знаю, но вполне возможно. Нам тоже за январь не
заплатили, но по крайней мере, обещают со дня на день. На вчерашний день у нас
с тобой было триста тысяч в заначке, неделю мы проживем на них, а потом что
будем делать?

- Асенька, не забивай ты себе этим голову, - поморщился
Алексей. - На этой неделе у меня четыре платные лекции, а на следующей - три.
Протянем.

- Лешик, но из-за того, что тебе не платят зарплату с
ноября, мы с тобой прожили твой последний учебник, просто съели его с первой до
последней страницы вместе с введением, заключением и обложкой. Мы с тобой
как-то неправильно живем, у нас нет стратегии, как зарабатывать деньги и как их
тратить. Ты ведь помнишь, мы планировали отложить гонорар за этот учебник на
годовщину свадьбы, чтобы поехать куда-нибудь. Завтра мы проедим твои лекции, а
что мы будем делать послезавтра, если ни тебе, ни мне денег не дадут? Начнем
продавать подарки, которые ты мне дарил?

- Ася, этот разговор, тем более в спешке, не имеет смысла,
если у тебя нет конкретных предложений. Ешь, пожалуйста, быстрее, иначе
опоздаешь на работу.

- У меня е
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.