Все образы мира скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Фантастика .: Биленкин, Дмитрий .: Все образы мира


Постраничное чтение книги онлайн Дмитрий Биленкин. Все образы мира.txt

Скачать книгу можно по ссылке Дмитрий Биленкин. Все образы мира.txt
1 2 3
Дмитрий Биленкин. Все образы мира

-----------------------------------------------------------------------
Авт.сб. "Лицо в толпе". М., "Молодая гвардия", 1985
("Библиотека советской фантастики").
OCR & spellcheck by HarryFan, 15 September 2000
-----------------------------------------------------------------------


За тесными громадами зданий гас блеклый московский вечер, и в окнах
темных фасадов, высвечивая недра квартир, загоралось электричество - этот
пещерный огонь двадцатого века. Наконец и хозяин застолья, щелкнув
выключателем, послал в сумерки свою каплю света. В галактике человеческих
жилищ одной звездочкой стало больше.
Внутри комнаты столь резкая перемена света сбила, как это бывает, и без
того вялый разговор. Впрочем, он склеился снова - все тот же
натянуто-обтекаемый, парадно-неловкий. Таким его делало присутствие среди
гостей друга хозяина, человека, который первым из всех недавно ступил на
раскаленную поверхность Венеры. Гости деликатно старались, чтобы он не
чувствовал себя центром жадного интереса, и выбирали обычные для застолья
темы, одновременно опасаясь, что эта будничность представит их людьми
неинтересными, тогда как каждый, наоборот, надеялся, что именно в его
обществе космонавт распахнется душой и они уйдут с вечера, к чему-то особо
приобщенные. Напряжение разговору придавало и то, что некоторые ловили
себя на скользком желании во что бы то ни стало блеснуть перед избранником
человечества, а может, и доказать свое над ним духовное превосходство. Так
уже само присутствие знаменитости возбуждало жесткие лучи самоанализа, и
от всего этого Гаршин чувствовал себя все более неуютно.
"А каково ему, центру всех наших притяжении и отталкивании? - с
пронзительным сочувствием подумал он. - Все ждут от него чего-то свежего,
незаурядного, а он же пуст! Ну да... Бесчисленные интервью, миллиардные
аудитории выжали из него все до последней капли, он все уже отдал нам, ибо
всякая личность конечна. Или не так?"
Было похоже, что Гаршин ошибся, ибо под занавес его размышлений хозяин
наконец удачно повернул разговор, и теперь космонавт рассказывал, со
вкусом рассказывал о вчерашних автомобильных гонках, на которых он вопреки
основательной (сами понимаете!) детренировке занял призовое место. При
этом сильные, уверенные руки космонавта двигались в такт словам, как бы
сжимая руль бешено рвущейся на повороте машины, а глаза блестели
оживлением. Чувствовалось, что он был счастлив вчера, дорвавшись до
мужского, с привкусом железа и риска дела, став рядовым, без скидок,
участником схватки за первенство. Тишина за столом установилась
благоговейная. Эта почтительность внимания, какой не могло быть, говори о
том же самом кто угодно другой, не сразу дошла до увлеченного рассказом
космонавта. Но когда дошла, речь его, не потеряв гладкости, как-то сразу
обесцветилась, а взгляд похолодел. И Гаршин понял, что жадный, верней,
жаждущий интерес гостей включил в космонавте уже привычный и тягостный
навык обязательного, не для себя, говорения.
Он с усилием отвел взгляд туда, где стекло книжной стенки туманно
удваивало затылки, лица, движения рук, льдистые силуэты бутылок. Странным
и нелепым показалось Гаршину это мгновение. Ведь рядом, здесь, в этой
будничной комнате, сидит человек, недавно побывавший на другой - подумать
только! - планете, ступивший на дно мрачного, давящего, жаркого ада,
вынесший все это, видевший то, чего никто не мог, даже не смел увидеть, и
несущий в себе образ чужого мира. И что же? При чем тут автомобильные
гонки?! Почему внимание сосредоточивается даже на таком пустяке, как отказ
космонавта попробовать свекольный салат, а банальная фраза: "Спасибо, я не
любитель свеклы..." - вдруг как-то иначе освещает его самого и все им
сделанное?
Разговор меж тем окончательно зачадил, и в улыбке хозяина, которой он
одарял всех, все отчетливей проступала мука.
- Есть тост, - не выдержал Гаршин, и все удивленно притихли, поскольку
знали, что тосты он говорить не умеет.
- Космос и косметика - слова одного корня, вот что я хочу сказать! Но
космос далек, хотя и велик, напоминает о себе редко, тогда как косметика,
если брать это понятие широко, вездесуща. Она в некотором роде как воздух,
которым нельзя не дышать. Но эта спертость ощутима и тогда, когда...
Короче, если косметика каждодневна, то...
"Влип!" - холодея, подумал Гаршин, чувствуя себя не в силах выпутаться
из сложных разветвлений мысли и тонко, главное, необидно закруглить тост.
- Словом, за умение всегда различать космос и косметику в их
противоположности...
- В единстве! - внезапно подхватил космонавт. - Ведь что? - Он быстро
взглянул на окружающих. - Изначально у греков космос означал порядок,
гармонию, лад мировой красоты...
- Которая не только у греков считалась синонимом счастья! - обрадованно
согласился Гаршин.
- Именно. Космос как физическую протяженность мы бодро осваиваем. И
житейски чувствуем себя в нем, как в непривычном, еще не по росту,
костюме. Нужны, необычайно нужны такие искатели новой гармонии, которые и
о былом античном смысле презренной косметики вспомнят. Простите, не знаю
вашего имени...
- Сергей Павлович Гаршин, искусствовед, - торопливо подсказал хозяин.
- Вот как? - космонавт пристально посмотрел на Гаршина. - Живопись,
скульптура, кино?
- Живопись, - смущенно ответил тот.
- Древняя?
- Нет, современная.
- Хорошо! Уйдя в философию, я, извините, сбил ваш тост. Что же, за
единство мысли, чувства и дела, за их гармонию, не так ли?
Все шумно и облегченно потянулись чокаться. Улучив момент, космонавт
наклонился к хозяину. Тот быстро закивал. Гаршин ничего не расслышал, но
обостренное чутье подсказало, что разговор о нем. Позже, когда все
поднялись из-за стола, космонавт остановил его.
- Вы не можете заехать ко мне? Есть небольшое, связанное с искусством
дело, и вы для него кажетесь подходящим человеком.


Все выглядело так, будто тяжелая рука космонавта отдыхает на руле и
будто машина идет своей волей, ювелирно вписываясь в просветы движения,
чтобы тут же стремительно обогнать всех. Массивное, с крутыми надбровными
дугами лицо космонавта напоминало Гаршину кого-то, он так и не уловил
кого. Телевидение и снимки скрадывали это сходство. Сейчас беглое
скольжение глубоких уличных теней огрубило лепку лица, и Гаршин наконец
понял, кого напоминает его новый знакомый. Древнего, чей портрет был в
школьном учебнике, охотника на мамонтов!
Ничего удивительного в этом не было - облик человека мало изменился за
последний десяток тысячелетий. Все же наблюдение поразило Гаршина. Черт
знает что! И мозг прежний, не только лицо, а давно ли человек валил
мамонта, и вот теперь он кладет к своим ногам целые планеты... Что же
будет его трофеем завтра?
- Трудно вам, Сергей Павлович, должно быть, приходится, - без улыбки
сказал космонавт.
- Что?.. Почему?
- Сфера такая - искусство. У нас сделано дело, так уж сделано. А у вас
иногда спор на годы - шедевр появился или мазня.
- Не совсем так... Кстати, в точнейшей вроде бы геометрии работу
Лобачевского еще дольше считали бредом.
- Это родственная сфера, я не о том. Что мгновенно и всеми оценивается
по достоинству? Достижение какого-нибудь полюса, покорение Джомолунгмы или
рекорд в спорте. Потому, очевидно, и мы в героях ходим.
- Что справедливо. У вас за неудачу плата другая.
- Бывает, не возвращаемся, верно. Но и художник за выход на новую
орбиту искусства, согласитесь, часто расплачивается пережогом нервов. И
если уж выбирать конец...
- Сейчас вы, чего доброго, скажете, что выбрали свою профессию из-за
малодушия!
- Один - ноль! - Космонавт скупо улыбнулся. - Кстати, сколько всего
картин было написано только за последние полвека?
- Не знаю. Точно этого никто не знает. Миллионы.
- А о скольких вам известно хоть что-нибудь?
- О тысячах... Право, не считал, да и зачем?
- Значит, есть миллионы, о которых даже специалист ничего не знает, не
слышал, не помнит. Жутковатое соотношение удач и попыток, вам не кажется?
Вот мы и приехали.
Космонавт легко взбежал по ступенькам подъезда. "Я-то, дурак, решил,
что личность исчерпаема! - поспешая за ним, подумал Гаршин. - К чему он,
однако, клонит?"
Лифт пулей взлетел на сорок второй этаж.
В квартире, судя по ее виду, скорей гостили, чем жили. Возможно, это
впечатление создавали широкие, как на аэродроме, во всю стену окна. Дом
был типа "скворечника", ячейки квартир висели свободно, не перекрывая друг
друга, что делало остекленное пространство комнат похожим на высотную
наблюдательную площадку. Шоссе внизу выныривало из ложбинки в гору и рдело
потоком красных огоньков, словно там катился шелестящий, ало мерцающий в
темноте поток лавы.
- Хочу познакомить вас с одним сделанным на Венере снимком, - сказал
космонавт. - Вот, держите.
Гаршин недоумевающе взял небольшую, размером с открытку, фотографию.
- Мрачноватый пейзаж...
- Других там нет. Вглядитесь, пожалуйста, внимательно.
Гаршин послушно вгляделся и не пожалел. Пейзаж был не просто мрачным.
Две высоких и плоских, ржавого цвета скалы расходились створками ворот,
приоткрывая вход в никуда, ибо там, в глубине, было нечто неразличимое -
не мрак вроде бы, но тень хуже мрака, какой-то безобразный, стерегущий,
нехороший сумрак. Что-то мертвенное, но ожидающее, готовое заглотить
мерещилось в нем. И створки скал раскрылись, точно западня, войди - и
сомкнутся даже без скрежета. Справа и слева от них не было ничего, так,
муть пустого пространства, но чувства странным образом подсказывали, что
стоит лишь войти в ворота, как и эта мнимая пустота обернется хотя и
призрачной, однако неодолимой изнутри преградой. Только передний план был
лишен этой двусмысленной зыбкости: все четко, ясно, определенно, просто
большие и малые камни. Возникало ощущение разлада самой реальности, будто
все, что вблизи, - настоящее, а все дальнее, за скалами, принадлежит
сновидению.
Эта особенность пейзажа раскрывалась не сразу, не при беглом взгляде.
- Вы заходили туда? - почему-то шепотом спросил Гаршин.
- За скалы? Ну, разумеется. А, понимаю! Веет чем-то загробным, так?
Нет, просто шуточки рефракции воздуха, она там чудовищная, еще не то можно
увидеть. Но пейзаж явно неземной, согласны?
- Еще бы!
- Вот это главное. Скажите, мог ли художник задолго до полета написать
такой сугубо венерианский пейзаж? Не просто похожий, а тот, что вы видите?
- Конечно, нет!
- Даже гений из гениев? Как это у Блока: "Все дни и все ночи налетает
глухой ветер из тех миров, доносит обрывки шепотов и слов на незнакомом
языке. Гениален, быть может, тот, кто сквозь ветер расслышал целую
фразу..." Такого не могло быть?
- Что вы! Нечто фантастическое, созвучное настроению, колориту еще
допустимо. Но венерианский, не покидая Земли, пейзаж? Откуда? Это
немыслимо.
- Что мыслимо, а что нет, можно знать, лишь владея абсолютной истиной,
- сухо сказал космонавт. - Гениальный художник все-таки был. Смотрите.
То, что очутилось в руке Гаршина, было снимком, давней и любительской
репродукцией какого-то рисунка. Потертость, ветхий перелом уголка,
главное, фотобумага, какой теперь не было, устраняли всякое сомнение в его
возрасте. Гаршин даже отпрянул. Невероятно, сон! На невесть когда
сделанном снимке был тот самый, со скалами, гнетущий пейзаж. Кое-где
пропорции оказались смещенными, некоторые детали отсутствовали, местами
иной была цветовая гамма, камни на переднем плане даны намеком, но главное
было схвачено точно, а частности в рисунке и должны были быть другими,
поскольку всякий художник по-своему видит и одухотворяет мир.
- Откуда? - собственный голос дошел до Гаршина словно из другого
измерения. - Как это возможно?!
- В том и загвоздка! Там, на Венере, едва эти скалы показались, я
почувствовал, будто их уже видел когда-то, знал в какой-то иной жизни.
Ложная память, знаете?
- Да, да...
- Ее психологи объясняют без запинки, хотя, собственно, что мы знаем о
подсознании? Но тогда я малость струхнул. Хороша ложная память, если я
точно знаю, что именно вот сейчас откроется! И открылось, все точь-в-точь.
Нервы у меня в порядке, но тут я отключился, никаких сигналов не слышу.
Что я, святым духом прежде бывал на Венере?! Едва отшутился, когда ребята
пристали, чего это я вдруг изобразил собою статую командора... Наконец я
понял, где и когда видел этот треклятый пейзаж. На рисунке! А кому
скажешь? Земля просто решила бы, что я свихнулся. Даже здесь, отыскав
снимок, трудно было отделаться от мысли, что это какой-то вселенский
розыгрыш. Ни с чем же не сообразно! Тут, быть может, какие-то аксиомы с
нарезки слетают, тут прежде все надо прощупать, со знающим человеком с
глазу на глаз потолковать...
Космонавт уже давно встал и говорил, расхаживая, а Гаршин все никак не
мог опомниться.
- Да, я же о главном забыл! Снимок лежал в отцовских бумагах. Разбирая
их шесть лет назад, я на него наткнулся, мельком взглянул и сунул обратно.
Откуда он у отца - понятия не имею. Все. Что скажете?
Гаршину показалось, что он пришел в себя и способен рассуждать здраво.
- Может быть, что-нибудь знает мать, друзья...
- Мать погибла в той же авиакатастрофе, друзей я, понятно, спрашивал.
Гаршин прикусил губу, и это вернуло ему чувство реального.
- Лупа у вас найдется?
Оказалось, что космонавт уже держит ее наготове. Гаршин погрузился в
изучение рисунка, а космонавт мерно расхаживал из угла в угол своей
вознесенной над ночным городом комнаты.
- Подписи художника нет, - Гаршин с досадой отложил лупу. - Это ладно,
бывает. Но техника, краски, все остальное..
1 2 3



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.