Кавалерийская былина скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Фантастика .: Бушков, Александр .: Кавалерийская былина


Постраничное чтение книги онлайн Александр Бушков. Кавалерийская былина.txt

Скачать книгу можно по ссылке Александр Бушков. Кавалерийская былина.txt
1 2 3 4 5 6
сторожно ткнул его концом
сабли, наколол на клинок, и это словно бы вызвало последнюю вспышку жизни
- кусок ленты вяло дернулся и обвис. Так, на сабле, поручик и вынес его на
крыльцо, где было светлее.
Осторожно стали разглядывать, морщась от непонятного запаха - не то
чтобы вонючего, но чужого, ни на что знакомое не похожего. Лента толщиной
с лезвие сабли, и на одной стороне множество острых крючочков, пустых
внутри, как игла шприца.
- Это значит, как зацепит, и конец, - сказал поручик. - Этих щупальцев
у него должно быть преизрядно. К тебе лезло в комнату, ко мне. И - зубы.
Должны быть зубы - лошадь еврейскую в клочки, у пса хвост вырвал...
Мартьяна не нашел?
- Нету Мартьяна. Один безмен остался. Упокой, господи, душеньки трех
рабов твоих... - урядник перекрестился, за ним и Сабуров. - Смотрите,
вашбродь...
Граненый шар найденного в зале безмена перепачкан темным и липким,
пахнущим в точности так, как и конец щупальца - чужим, неизвестным.
- Отчаянный был мужик, царство ему небесное, - сказал Платон. - Это ж
он с безменом на чудо-юдо...
- Чудо-юдо?
- Так не черт же, - Платон смотрел грустно и строго. - Что ж это за
черт, если его можно безменом малость повредить и кусок от хвоста
отрубить? Да и черт вроде бы серой пахнет, а этот - непонятно чем, но не
пеклом, право слово. Не леший же? Пули он боится. И железа опасается, не
может, сталбыть, железо от себя отводить. Нет, барин, зверюга это, хоть и
непонятная. Вот оно, стало быть, как... Пули боится... Железо от себя
отвести не может...
Он повторял и твердил что-то ненужное, пустое - главные слова так и не
произносились, но висели в воздухе, реяли вокруг, нужно было набраться
смелости и произнести их наконец.
Поручик отыскал штоф, и они хватили по чарке. Похрустели капустой,
помотали головами.
- Три православные душеньки загубил, сучий потрох, - сказал Платон. -
Вольно ж ему бегать...
- Воинскую команду бы... - сказал поручик Сабуров.
Но тут же подумал: какая в Губернске боеспособная воинская команда?
Инвалиды при воинском начальнике да пара писаришек. Может, еще интенданты
- и все. Небогато. Да сначала еще нужно доказать, что они с урядником не
страдают помрачением ума от водки, что по здешним лесам в самом деле
шастает некое чудо-юдо, смертельно для людей опасное! Нужно сначала
уломать какое-нибудь начальствующее лицо, чтобы хоть прибыло сюда и
обозрело. А что таковому лицу предъявить в качестве вещественной улики -
кусочек от щупальца, безмен в вонючей жиже, собачий хвост оторванный?
Жандармы, что на вокзале? Слабо в них, как слушателей и соратников,
верилось. Вот и получается, что помощи от вышестоящего начальства ждать
нечего. Должно быть, чудо-юдо объявилось совсем недавно - никто о нем до
того и не слышал. Рано или поздно оно наворотит дел, и паника поднимется
такая, что дойдет в конце концов до губернии, и уверует губерния, и
зашевелятся шитые золотом вицмундиры; а тогда и курьеры помчатся, и
вытребуют войска, и леса оцепят боевой кавалерией, а то и картечницы
Барановского подтянут, шум поднимут до небес, дабы несусветной суетой и
рвением заслужить ордена и отличия. Но допрежь того немало воды утечет,
немало кровушки, и кровушка будет русская, родная. А присягу они с
урядником принимали как раз для того, чтобы не лилась родная кровь в
пределах отечества...
- Так что же? - повторил Платон вслух невысказанные поручиковы мысли. -
За болгарских христиан сколь крови выцедили, а тут - свои в беде...
Светало. И подступала минута, когда русское молодечество должно
рвануться наружу - шапкой в пыль, под ноги, соколом в чистое поле, саблей
из ножон. Иначе - не носить тебе больше сабли, воином не зваться, сам себе
не простишь. Некому больше, окромя тебя. Ты здесь оказался, тебе и выпало
- сойтись грудь в грудь...
- Урядник, смир-на! - сказал Сабуров.
Урядник бросил руки по швам. Сабуров тоже встал по стойке "смирно". Оба
они были в сапогах и нижнем белье, но это не имело значения. В восемьсот
двенадцатом был случай, когда платовские казаки и вовсе голяком повскакали
на коней, ударили в шашки. И ничего, смяли француза. Не в штанах дело.
- Слушай приказ, - сказал Сабуров звонко и четко, как на инспекторском
смотру. - Считать нас воинской командой. Объявившуюся в окрестностях
неизвестную тварь, как безусловно опасную для здешних обывателей, отыскать
и уничтожить. Выступаем немедля.
- Слушаюсь, ваше благородие! - рявкнул урядник.
И у обоих стало на душе чуточку покойнее. Теперь был приказ, были
командир и подчиненный, теперь они были - воинская команда, крохотное
войско российское.
- Соображения есть? - спросил Сабуров.
- Как не быть? Следы оно оставляет, слава Богу, по воздуху не порхает,
не канарейка. А следы мы разбирать учены, на кабана в камышах охотиться
приходилось... Так что опробуем. Теперь что: коли оно жрет всех без
разбору, и коня, и людей, и собак, значит - оголодавшее. Знать бы еще, как
у него с чутьем...
- А ты на всякий случай думай, что чутье у него - отменное.
- Понял, ваше благородие. Еще: большое оно, должно быть. Вон как
столы-лавки перебулгачило. Гренадерскую бомбу бы нам иметь...
- Где ж ее взять... Что еще?
- Искать надо в редколесье, да в полях, я так мерекаю, - сказал Платон.
- Не думаю я, чтоб оно в чащобу полезло - здоровущее... Местности мы не
знаем, вот что плохо. Проводника бы нам или хоть дельную собачку,
охотничью...
- И подзорную трубу не грех бы заиметь, - сказал Сабуров. - Помнишь,
Мартьян говорил про блажного барина, что смотрит на звезды?
- Помню. Думаете?..
- Да уж смотрит он в небеса наверняка вооруженным глазом. Только где ж
его искать? Черт, ничего не знаем - где какие деревни, где что... Ну
ладно. Давай собираться.
Сборы заняли около получаса, а потом они выехали шагом, охлюпкой на
неоседланных мартьяновских лошадях с уздечками самодельной работы -
невеликая воинская команда.
Наклонившись с конской спины, Платон разбирал следы, и вскоре
последовало первое донесение:
- Ну что - какие-никакие, а есть лапы. И лап этих до тоей матери,
прости господи. Чисто сороконожка... Ясно ведь, что тяжелое, а бежит легко
- это как понять? Вроде бобра, что ли - на земле неуклюж, а в воде
проворен...
Следы действительно в густолесье не заводили, но оттого что чудо-юдо,
как и предполагалось, было велико, стало только тягостнее. А вскоре они
наткнулись на место, где валялись повсюду клочья собачьей шерсти, обрывки
одежды, и кровь, кровушка там и сям... Перекрестились, еще раз помянув
несчастливых рабов Божьих Мартьяна и двух других, по именам неизвестных, -
и тронулись дальше, превозмогая тягу к рвоте. На войне видели всякое, но
вот так...
Нервы стали, как струны, упади с дерева лист, коснись - зазвенят
тоскливым и жалостным гитарным перебором...
- Неужто не заляжет, нажравшись? - сказал Платон сквозь зубы и вдруг
натянул поводья. - А вот там, что это? Ей-Богу, вижу, вашбродь!
Но Сабуров и сам видел уже сквозь деревья: там, впереди, на лугу
шевельнулось что-то зеленое - не веселого цвета молодой травы, а угрюмого
болотного. У неширокого ручья паслась пятнистая коровенка, а неподалеку...
А неподалеку замер круглый блин аршинов трех в поперечнике и высотой
человеку - ну, под мужское достояние, не выше. По краю, по всей окружности
блина чернели непонятные комки, числом с дюжину, меж ними другие, синие,
раза в два больше (этих с полдюжины), а в середине опухолью зеленело
вздутие с четырьмя горизонтальными черными щелями, и над ними, на самом
верху вздутия - будто гроздь из четырех бильярдных шаров, только шары
алые, в черных крапинках. Сабурова вновь замутило - так неправилен,
неуместен на зеленом лужку под утренним солнышком, чужд всему окружающему
был этот живой страх, словно и впрямь приперся из пекла.
- Ну, такого можно и в шашки, - горячо прошептал Платон. - Лишь бы
только кони не понесли. Покромсаем, ей-бо, курву!
- Ты погоди, - так же горячечно шепнул Сабуров. - Чем-то же оно
хватало...
На лугу колыхнулся блин, множество ножек, сокращаясь-вытягиваясь,
понесли его вперед со скоростью быстрым шагом идущего человека, и
коровенка, только сейчас заметив это непонятное создание, глупо взмыкнула,
вытаращилась, задрала вдруг хвост, собираясь припустить прочь.
Не успела. Взвихрились черные комки, оказавшись щупальцами аршин в пять
каждое, жгуты превратились в широкие ленты, и весь пучок оплел корову,
сшиб с ног, повалил, синие комки тоже взвихрились щупальцами, только эти
были покороче и потолще, кончались словно бы змеиными головами, только
безглазыми - длинные пасти открыты, и зубов там не перечесть. Рев
бедолажной животины вмиг затих. Чудище принялось жрать.
Сабуров не выдержал, перегнулся с прядавшего ушами коня - все,
съеденное и выпитое с утра, рванулось наружу. Рядом то же самое
происходило с Платоном.
- Ну, видел? - прохрипел Сабуров. - Куда его в шашки...
- Ах ты ж, с-сука!
Платон соскочил с коня - как ни разъярен был, а сообразил, что
непривычный, нестроевой конь выстрелов над ухом испугается и понесет.
Пробежал десяток шагов до крайних деревьев, обернулся:
- Коней держите, вашбродь, мне с винтовкой сподручнее!
До чуда-юда в самом деле было шагов двести - от сабуровских револьверов
толку никакого. Сабуров крепко ухватил поводья. Урядник приложился.
Целился недолго. Выстрел.
Чудо-юдо содрогнулось, зашипело - пуля явно угодила в цель, но
непохоже, чтобы нанесла урон. Алые, в черных крапинках шары заколыхались,
стали подниматься - словно со страшной скоростью вырастали алые цветы на
зеленых стеблях, вот стебли уже не короче аршина. Шары качались, будто
приглядывались, принюхивались - дьявол их ведает, как правильно, -
мотались в разные стороны, и вдруг все вытянулись в одном направлении - к
ним, господи боже!
- Урядник, назад! - крикнул Сабуров.
Но урядник клацнул затвором берданы, досылая патрон. Выстрел. Должно
быть, Платон целил в те шары, да промахнулся. Черные и синие щупальца одно
за другим отрывались от раскромсанной коровьей туши, чудище зашипело,
сокращая ножки, словно злилось, что его члены так неповоротливы. Тогда
только урядник с разбегу запрыгнул на коня, перехватил его поводья у
Сабурова, и они поскакали назад, пронеслись с полверсты, оглянулись -
никто не преследовал. Натянули повода, и кони остановились неохотно, после
недолгого противоборства всадникам.
- Ну, видел? - спросил Сабуров. - Нет, саблями не выйдет. Никак ты к
нему вплотную не подступишься. Разделается вмиг. Хреновые из нас Добрыни
Никитичи, Платоша, не про нас это Змеище Горынище...
Лицо Платона стало остервенелым до крайности:
- Так что ж делать, подскажите, вашбродь! По шарам бить разве что...
- Одно и остается, - сказал Сабуров. - А ты заметил - ведет оно себя
так, словно в него сроду не стреляли, не сразу и сообразило, что
остерегаться следует. Непуганое...
- Господи ж ты, Боже мой! - взвыл урядник. Его конь всхрапнул и
дернулся. - Ну откуда оно на нашу голову взялось, почему непуганое? Не
должно его быть, не должно, в мать, в Христа, во всех святителей,
вперехлест через тын! Не должно!
- Да ори не ори - а оно есть, - мрачно сказал поручик Сабуров. - И либо
мы ему выхлестнем гляделки, либо оно нас, как ту коровенку... Положение
хуже губернаторского во всех рассмотрениях. Пешком подходить - не успеем
ничего сделать. Верхом - на лошадей надежды мало, не строевые. Чересчур
часто его обстреливать - смотришь, поумнеет, раскинет, что к чему...
Засада нужна. А каким образом?
Их тревожные мысли нарушил стук копыт, и незадачливые ратоборцы
повернули головы. Трое, нахлестывая лошадей, скакали напролом, спрямляя по
целине торную изгибавшуюся дорогу, - снова голубые вездесущие мундиры,
ярыжки. Но все же это была организованная вооруженная сила, имевшая прямое
отношение к властям, сообразил поручик, дал шенкеля своему коньку,
вымахнул наперерез, закричал:
- Стойте!
Кони под жандармами взрыли копытами землю, запрокидываясь от резко
натянутых поводьев на дыбы. Ствол карабина дернулся было в сторону
поручика, но тут же опустился к луке. Поручик усмотрел знакомую щучью
харю, и сердце упало, на душе стало серо, мерзко.
- Па-азвольте заметить, что вы, господин поручик, будучи вне строя, тем
не менее имеете на поясе револьвер в кобуре, что противоречит уставу, -
сказал Крестовский, словно бы ничуть не удивившийся неожиданной встрече. -
А второй револьвер, заткнутый за пояс, и вовсе противоречит всем уставам,
к тому же табельным оружием не является. Где ваша фуражка, наконец?
Поручик невольно схватился за голову и фуражки на ней не обнаружил -
Бог знает, где осталась и когда уронил. Но не время пикироваться. Он
заспешил, захлебываясь словами, подъехавший урядник вставлял свое, оба
старались говорить убедительно и веско, но чуяли - выходит сумбурно и
несерьезно.
- Так, - сказал ротмистр Крестовский. - Как же, уже слышал, слышал,
чрезвычайно завлекательные побрехушки... Оставьте, поручик. Все это -
очередные происки нигилистов, скажу я вам по секрету. Никаких сомнений.
Вам сие незнакомо, а мы научены служебным опытом: все эти поджоги, слухи о
самозваных царевичах, подложные его величества грамоты, золотыми буквами
писанные, теперь вот чудище выдумали... А цель? Вы, молодой человек, не
задумались, какая цель преследуется? Посеять панику, дабы взбунтовать
народонаселение против властей и государя императора. Позвольте мне, как
человеку опытному и облеченному доверием, рассеять ваши заблуждения. Цель
одна - мутить народ да изготовлять бомбы. Знаем
1 2 3 4 5 6



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.