Первая встреча, последняя встреча скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Фантастика .: Бушков, Александр .: Первая встреча, последняя встреча


Постраничное чтение книги онлайн Александр Бушков. Первая встреча, последняя встреча.txt

Скачать книгу можно по ссылке Александр Бушков. Первая встреча, последняя встреча.txt
1 2 3 4 5
вой плиты, взбила в болоте фонтанчик бурой жижи.
- Бомба, право слово, - сказал Платон. - Только это ж какую нужно пушку
- оно сажени три шириной, поди... Такой пушки и на свете-то нет, царь-пушка
и то не сдюжит.
- Вот именно, у нас нет, - сказал Воропаев. - А на Луне или на Марсе,
вполне вероятно, отыщется.
- Эт-то как это? - У казака отвалилась челюсть.
- Вам, господин поручик, не доводилось читывать роман француза Верна
"Из пушки на Луну"?
- Доводилось, представьте, - сказал Сабуров. - Давал читать поручик
Кессель. Он из конной артиллерии, знаете ли, так что сочинение это читал в
целях профессионального любопытства. И мне давал. Лихо завернул француз,
ничего не скажешь. Однако это ведь фантазия романиста...
- А то, что вы видите перед собой - тоже фантазия?
- Но как же это?
- Как же это? - повторил за Сабуровым и Платон. - Ваше благородие,
неужто можно с Луны на нас бомбою?
- А вот выходит, что можно, - сказал Сабуров в совершенном расстройстве
чувств. - Как ни крути, а получается, что можно. Вот она, бомба.
Бомба действительно торчала совсем рядом, и до нее при желании легко
было добросить камнем. Она убеждала без всяких слов. Очень уж основательная
была вещь. Нет на нашей грешной земле такой пушки и таких ядер...
- Я не спал ночью, когда она упала, - сказал Воропаев. - Я... м- м...
занимался делами, вдруг - вспышка, свист, грохот, деревья зашатало...
- Мартьян болтал про огненного змея, - вспомнил Платон. - Вот он,
змей...
Все легко складывалось одно к одному, как собираемый умелыми руками
ружейный затвор - огненный змей, чудовищных размеров бомба, невиданное
чудо-юдо, французский роман; все сидело по мерке, как сшитый на заказ
мундир...
- Я бы этим, на Луне, руки-ноги поотрывал вместе с неудобосказуемым, -
мрачно заявил Платон. - Вроде как если бы я соседу гадюку в горшке во двор
забросил. Суки поднебесные...
- А если это и есть лунный житель, господа? - звенящим от возбуждения
голосом сказал Воропаев. - Наделенный разумом?
Они ошарашенно молчали.
- Никак невозможно, барин, - сказал Платон. - Что же он, стерва, жрет
всех подряд, какой уж тут разум?
- Резонно, - сказал Воропаев. - Лунную псину какую-нибудь засунули ради
научного опыта...
- Я вот доберусь, такой ему научный опыт устрою - кишки по кустам...
- Ты доберись сначала, - хмуро сказал Сабуров, и Платон увял.
- К ночи утонет, - сказал Воропаев. - Вот, даже заметно, как
погружается. И никак его потом не выволочь будет, такую махину.
- И нечего выволакивать, - махнул рукой Платон.
- Вот что, господин Воропаев, - начал Сабуров. Он не привык к
дипломатии, и потому слова подыскивались с трудом. - Я вот что подумал...
Тварь эту вы не видели, а мы наблюдали. Тут все не по- суворовски - и пуля
дура, и штык вовсе бесполезен. Не даст подойти, сгребет...
- Что же вы предлагаете?
- Поскольку господина Гартмана вы, как бы деликатнее... использовав
бомбу... я и решил, что в места эти вы, быть может, укрылись приготовить
схожий снаряд... Что вы ночью-то мастерили, а?
И по глазам напрягшегося в раздумье Воропаева Сабуров обостренным
чутьем ухватил: есть бомба в наличии, есть!
- Я, признаться, не подумал, поручик... - Нигилист колебался. - Это
вещь, которая, некоторым образом, принадлежит не мне одному... Которую я дал
слово товарищам моим изготовить в расчете на конкретный и скорый случай... И
против чести организации нашей будет, если...
- А против совести твоей? - Сабуров развернулся к нему круто. - А
насчет того народа, который эта тварь в клочки порвет, насчет него как?
Россия, народ - не ты рассусоливал? Мы где, в Китае сейчас? Не русский народ
оно в пасть пихает?
- Господи! - Платон бухнулся на колени и отбил поклон. - Ведь барин
дело требует!
- Встаньте, что вы, - бормотал Воропаев, неловко пытаясь его поднять,
но урядник подгибал ноги, не давался:
- Христом богом прошу - дай бомбу! Турок ты, что ли? Не дашь - весь дом
перерою, а найду, сам кину!
- Хотите, и я рядом встану? - хмуро спросил Сабуров, чуя, какое
внутреннее борение происходит в этом человеке, и пытаясь это борение
усугубить в нужную сторону. - Сроду бы не встал, а вот приходится...
- Господа, господа! - Воропаев покраснел, на глаза даже навернулись
слезы. - Что же вы на колени, господа... ну согласен я!
...Бомба имела облик шляпной коробки, обмотанной холстиной и туго
перевязанной крест-накрест; черный пороховой шнурок торчал сверху, Воропаев
вез ее в мешке на шее лошади, Сабуров с Платоном сперва держались в
отдалении, потом привыкли.
Справа было чистое поле, и слева - поле с редкими чахлыми деревцами,
унылыми лощинами. Впереди, на взгорке, полоска леса, - и за ним - снова
открытое место, хоть задавай кавалерийские баталии с участием многих
эскадронов. Животы подводило, и все внутри холодело от пронзительной
смертной тоски, плохо совмещавшейся с мирным унылым пейзажем, и оттого еще
более сосущей.
- Куда ж оно идет? - тихо спросил Сабуров.
- Идет оно на деревню, больше некуда, - сказал Платон. - Помните, по
карте, ваше благородие? Такого там натворит... Так что нам выходит либо пан,
либо пропал. В атаку - и либо мы его разом, либо оно нас.
- С коня бросать - не получится, - сказал Воропаев. - Кони понесут...
- Так мы встанем в чистом поле, - сказал Сабуров отчаянно и зло. - На
пути встанем, как деды-прадеды стаивали...
Они въехали на взгорок. Там, внизу, этак в полуверсте, страшный блин
скользил по желто-зеленой равнине, удалялся от них, поспешал по невидимой
прямой в сторону невидимой отсюда деревни.
- Упредить бы мужиков... - сказал Платон.
- Ты поскачешь? - зло спросил Сабуров.
- Да нет.
- А прикажу?
- Ослушаюсь. Вы уж простите, господин поручик, да как же я вас брошу?
Не по-военному, не по-русски...
- Тогда помалкивай. Обойдем вон там, у берез. - Поручик Сабуров
задержался на миг, словно пытаясь в последний раз вобрать в себя все краски,
все запахи земли. - Ну, в галоп! Господин Воропаев, на вас надежда, уж
сработайте на совесть!
Они далеко обскакали стороной чудище, соскочили на землю, криками и
ударами по крупам прогнали коней, встали плечом к плечу.
- Воропаев, - сказал Сабуров, - бросайте, если что, прямо под ноги!
Либо мы, либо оно!
Чудо-юдо катилось на них, бесшумно, как призрак, скользило над зеленой
травой и уже заметило их, несомненно, - поднялись на стебельках вялые шары,
свист-шипенье-клекот пронеслись над полем; зашевелились, расправляясь,
клубки щупалец, оно не задержало бега, ни на миг не приостановилось.
Воропаев чиркнул сразу несколькими спичками, поджег смолистую длинную
лучинку, и она занялась.
Поручик Сабуров изготовился для стрельбы, и в этот миг на него словно
нахлынули чужая тоска, непонимание окружающего и злоба, но не человеческие
это были чувства, а что-то животное, неразумное. Он словно перенесся на миг
в иные, незнакомые края - странное фиолетовое небо, вокруг растет из
черно-зеленой земли что-то красное, извилистое, желтое, корявое,
сметанно-белое, загогулистое, шевелится, ни на что не похожее, что-то
тяжелое перепархивает, пролетает, и все это не бред, не видение, все это
есть - где-то там, где-то далеко, где-то...
Сабуров стряхнул это наваждение, яростно, без промаха стал палить из
обоих револьверов по набегающему чудищу. Рядом загромыхало ружье Платона, а
чудище набегало, скользило, наплывало, как ночной кошмар, и вот уже взвились
щупальца, взмыли сетью, заслоняя звуки и краски мира, пахнуло непередаваемо
тошнотворным запахом, бойки револьверов бесцельно колотили в капсюли
стреляных гильз, и Сабуров, опамятовавшись, отшвырнув револьверы, выхватил
шашку, занес, что-то мелькнуло в воздухе, тяжело закувыркалось, грузное и
дымящее...
Громоподобный взрыв швырнул Сабурова в траву, перевернул, проволочил;
словно бы горящие куски воздуха пронеслись над ним, словно бы белесый дым
насквозь пронизал его тело, залепил лицо, в ушах надрывались ямские
колокольцы, звенела сталь о сталь...
А потом он понял, что жив и лежит на траве, а вокруг тишина, но не от
контузии, а настоящая - потому что слышно, как ее временами нарушает оханье.
Поручик встал. Охал Платон, уже стоявший на ногах, одной рукой он держал за
середину винтовку, другой смахивал с щеки кровь. И Воропаев, который не
Воропаев, уже стоял, глядя на неглубокую, курившуюся белесой пороховой гарью
воронку. А вокруг воронки...
Да ничего там не было почти. Так, клочки, ошметки, мокрые охлопья,
густые брызги.
- А ведь сделали, господа, - тихо, удивленно сказал поручик Сабуров. -
Сделали...
Он знал наверняка: что бы он дальше в жизни ни свершил, чего бы ни
достиг, таких пронзительных минут торжества и упоения не будет больше
никогда. От этого стало радостно и тут же грустно, горько. Все кончилось, но
они-то были.
- Скачут, - сказал Платон. - Ишь, поди, целый эскадрон подняли,
бездельники...
Из того лесочка на взгорке вылетели верховые и, рассыпаясь лавой,
мчались к ним - человек двадцать в лазоревых мундирах, того цвета, что
страсть как не любил один поручик Тенгинского полка, оставшийся молодым
навечно. Триумфальные минуты отошли, холодная реальность Российской империи
глянула совиными глазами.
- Это по мою душу, - сказал Воропаев. - Что, господа, будет похуже
лунного чуда-юда. Ничего, все равно убегу.
К ним мчались всадники, а они стояли плечом к плечу и смотрели -
Белавинского гусарского полка поручик Сабуров (пал под Мукденом в чине
полковника, 1904), нигилист с чужой фамилией Воропаев (казнен по процессу
первомартовцев, 1881), Кавказского линейного казачьего войска урядник
Нежданов (помер от водки, 1886) - смотрели равнодушно и устало, как жены
после страды, как ратоборцы после тяжелой сечи. Главное было позади,
остались скучные хлопоты обычного дня и досадные сложности бытия
российского, и вряд ли кому из них еще случится встретиться с жителями
соседних или отдаленных небесных планет...
Всему свое время, и время всякой вещи под небом. Так утверждали
древние, но это утверждение, похоже, не для всего происходящего в нашем мире
справедливо.

1988


1) - Официальная летняя одежда офицера - белый мундир чуть выше колен.
Введен в 1860 году для всех родов войск.

1 2 3 4 5



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.