Меж двух времен скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Фантастика .: Бушков, Александр .: Меж двух времен


Постраничное чтение книги онлайн Александр Бушков. Меж двух времен.txt

Скачать книгу можно по ссылке Александр Бушков. Меж двух времен.txt
1 2 3 4 5 6 7
ей из-за неумеренного потребления почти забытых вкусностей.
Ночью в постели Оля вела себя, словно в беззаботные доперестроечные времена
(что ему не помешало однажды из неудержимого любопытства поддаться на
уговоры Мокина и навестить сауну с девочками). Одним словом, дома
воцарились достаток и почтительное уважение к главе семейства, которого
вкусно кормили, со всем прилежанием ублажали в постели и становились тише
воды, ниже травы, едва батяня-добытчик садился работать. Это была сказка! И
Кузьминкин порой замирал от ужаса, вспоминая, что все это может однажды
кончиться. Сейчас он уже не в пример серьезнее относился к идее Мокина
переселиться в старую Россию...

- Вы удовлетворены? - осведомилась Татьяна Ивановна.

Она и не пыталась скрывать явную неприязнь - словно былая
курсистка-бестужевка, случайно оказавшаяся в компании бравых жандармских
офицеров или Валерия Новодворская, преследуемая по пятам фотографами
"Плейбоя". В откровенно замотанной тяжелой жизнью профессорше Кузьминкин в
два счета угадал родственную душу, доведенную реформами последнего
десятилетия до тихого остервенения. Его сослуживицы по музею походили на
Татьяну Ивановну, как горошины из одного стручка: те же истерические
складочки в углах рта; старомодная одежда, невероятными усилиями
поддерживаемая в парадно-выходном состоянии, тоскливая тихая ненависть к
новоявленным хозяевам жизни... Он ей даже сочувствовал - но про себя,
конечно. Никак нельзя было выходить из образа туповатого нувориша,
навязанного Мокиным...

- А что, удовлетворен, - кивнул Мокин. - Эк вы тут понастроили... Прямо
Менделеевы...

- Менделеев был химиком, - сухо проинформировала профессорша.

- Ну? - изумился Мокин. - А я думал, он электричество придумал, кто-то мне
говорил... Ну, не само электричество, а лампочки...

- Вы, вероятно, имеете в виду Лодыгина? - поджала губы Татьяна Ивановна.

- Да черт их всех упомнит... Я, пардон, институтов не кончал.

- Это видно, - отрезала физичка. - Быть может, вы все остальное обговорите
с Виктором Викторовичем? Не вижу, чем еще могу быть вам полезна...

- Да с удовольствием, - кивнул Мокин.

- В таком случае, я вас оставляю... - Она облегченно вздохнула и широким
мужским шагом направилась к выходу.

Когда за ней захлопнулась дверь, Мокин покрутил головой:

- Сурьезная дамочка...

- Вы на нее не сердитесь, - развел руками означенный Виктор Викторович
Багловский. - Старая школа. Ей все это представлялось совершенно иначе:
научные конгрессы, аплодисменты светил, изучение прошлого солидными
дипломированными учеными...

- Как вы ее только уговорили? - фыркнул Мокин.

- Суровая реальность, господа. Как только стала понимать, что не получит
финансирования даже под машину времени, в реальности которой нужно еще
убедить ученый мир...

Вот Багловский, ровесник Кузьминкина, был человеком совершенно иного полета
- общительный, любивший частенько вворачивать "господа", всеми силами
пытавшийся доказать, что он ровня, равноправный партнер... К нему
удивительно подходило забытое словечко "разбитной", пожалуй, именно так и
выглядели толковые приказчики серьезных купцов, к пожилым годам сами
выходившие в первую гильдию...

- Много электричества жрет? - поинтересовалась Юля.

- Не то слово, сударыня, - с легоньким поклоном отозвался Багловский,
невысокий, пухлощекий, с роскошными усами и бакенбардами в классическом
стиле Александра II. - Сущая прорва, я бы сказал, Данаидова бочка. Честное
слово, мы потому и ломим такие цены, что три четверти денег уходит на
оплату электричества. Еще и поэтому первую ознакомительную поездку мы вам
намерены устроить, я бы сказал, в облегченном варианте - с помощью второго,
вспомогательного генератора. Пробьем коридор только на сутки, построим,
фигурально выражаясь, не солидный бетонный мостище, а временные деревянные
сходни. Мы четверо при полном отсутствии багажа.

- Ас деловой точки зрения?

- Как нельзя лучше, - торопливо заверил Багловский. - Мне думается, вам не
столь уж и необходимо гулять по нашему городку, каким он был сто двадцать
лет назад? Конечно, впечатления будут незабываемые, однако вас ведь не это
интересует?

- Да уж, - сказал Мокин. - Вы мне лучше вместо завлекательных экскурсий
дайте делового человечка...

- К нему в именьице и поедем. Я вам здесь собрал нечто вроде досье на него,
потом внимательно изучите. Статский советник в отставке, служил по
министерству финансов, попал под кампанию борьбы с мздоимством - тогда тоже
случались такие кампании, и на нынешние они походили, как две капли воды.
Пришлось из Питера перебраться в именьице, на лоно природы. Но предаваться
целиком пасторальным утехам не собирается, сейчас... то есть в восемьсот
семьдесят восьмом... занимается железнодорожными концессиями. Связи
богатейшие - в департаменте экономики, даже в Государственном совете, а вот
капиталы для таких дел маловаты. По-моему, вам такой человек и нужен? Вот
видите. А обнаружил я его самым что ни на есть примитивным образом:
закопался в архивы под видом, что собираюсь писать книгу о тогдашних
предпринимателях. В папке у меня кое-какие результаты обобщены... В той
реальности он помог-таки получить концессии двум денежным мешкам из
Новороссии. При нашем варианте истории, очень возможно, вы место этих тузов
и займете... Как договоритесь.

- Это уже наша забота, - пообещал Мокин с охотничьим огоньком в глазах. -
Мы с Аркадий Сергеичем и не таких обламывали...

- Меня одно беспокоит... Вряд ли я смог за день дать вам достаточный
инструктаж о том времени и нравах...

- Да ерунда, - махнул рукой Мокин. - Мы ж аргентинцы, не забыли? Если
выйдет какой-нибудь ляп, ответ на все один - у нас в далекой Аргентине все
совершенно по-другому. В Бразилии, где много диких обезьян...

- Вообще-то, позиция непробиваемая... Только, я вас умоляю, не употребляйте
терминов вроде "крыши" и не намекайте, что при недобросовестности партнера
вы к нему пошлете мальчиков с пушками. Тогда такие методы были совершенно
не в ходу.

- Жаль. - Как показалось Кузьминкину, сожаление Мокина было абсолютно
искренним. - Как же они тогда дела делали? Если "кидалу" и заказать нельзя?
Первобытные какие-то...

- Ну, я надеюсь, вы справитесь, - ухмыльнулся Багловский. - Школа у вас,
надо полагать, хорошая?

- Да уж, - скромно признался Мокин.

- В конце концов, вы там пробудете всего сутки, присмотритесь,
пообщаетесь... Если не понравится, будем искать другого. Хотя, судя по
тому, что о нем сохранилось в архивах, - прохвост, конечно, такой, что
пробы ставить негде, но всегда целился на то, чтобы не вульгарно смыться с
мелким кушем, а накрепко присосаться к надежному толстосуму и состоять при
нем как можно дольше. Я уверен, обсчитывать в свою пользу будет...

- Ничего, - с многозначительной улыбкой заверил Мокин. - Если что, я всю
его бухгалтерию в три секунды на компьютере просчитаю, тут у него против
нас кишка будет тонка, - и оскалился довольно жестко. - Я вам верю, что у н
и х не принято пугать "крышами" и "заказами", однакож это еще не значит,
что недобросовестного партнера нельзя отправить туда, где ни печали, ни
воздыхания... У нас и в этом аспекте перед ними преимущество громадное...
Давайте досье.


...Разлепив глаза, Кузьминкин ощутил явственное головокружение. Это ничуть
не напоминало похмелье, просто какое-то время все вокруг явственно плыло,
во рту был непонятный привкус, а во всем теле - неизведанные прежде
ощущения, нечто вроде полнейшей пустоты, словно превратился в полую
стеклянную фигуру. Упираясь ладонями в дощатый пол, он привстал,
выпрямился. Хотел отряхнуть одежду, но пол был чистым, и никакого мусора не
пристало. Юля уже стояла у стены, с несколько ошарашенным видом трогала
себя кончиками пальцев. Зашевелились Мокин и Багловский.

Комната в точности походила на "камеру отправления" - некрашеный пол из
чистых струганых досок, бревенчатые стены. На первый взгляд, они вовсе и не
покидали своего времени, небольшого бетонного здания институтского
загородного филиала, где под тремя замками скрывалась камера, она же -
стартовый бункер. И кодовый замок был совершенно таким же.

Судя по скептическому взгляду Мокина, ему в голову пришли те же мысли.
Смахнув невидимые пылинки, он спросил:

- Получилось?

- Сейчас проверим, - сказал Багловский. - Признаюсь честно, иногда перехода
не получается, остаемся на прежнем месте, то есть в нашем времени. Ну, как
если бы завели машину, а мотор и заглох...

- А это всегда так бывает - башка будто с бадуна?

- Всегда, - кивнул Багловский. - Независимо от того, удался переход или
нет. Явление совершенно неизученное - мы еще многого не изучили толком.
Подозреваю, сознание просто-напросто на время отключается, попадая в некие
непривычные условия...

Он подошел к двери, набрал шестизначный код - электронный замок при каждом
нажатии кнопки отзывался знакомым писком, помедлил секунду, взялся за ручку
и решительным рывком распахнул дверь.

Юля невольно ойкнула.

Не нужно было никаких разъяснении. Получилось. Вместо безликого коридора
конца двадцатого века с матовыми плафонами на потолке и обшарпанным
линолеумом на полу за дверью была довольно большая комната с такими же
бревенчатыми стенами, широкой лавкой в углу, незастекленным окном, за
которым зеленели деревья...

А у окна стоял высокий бородатый мужик в черных шароварах, черной жилетке и
синей рубахе навыпуск, перехваченной крученым пояском с кистями. Кузьминкин
даже подался назад...

- Поздравляю, господа, - невозмутимо прокомментировал Багловский. Удалось.
Восемьсот семьдесят девятый год... Двадцатый век еще не наступил...

Мокин схватил его за рукав, гримасничая.

- Да не берите в голову, - расхохотался Багловский. - Это не абориген, это
Эдик. Здешний, так сказать, смотритель и агент в данном времени. В старые
времена речушка еще не высохла и мельница еще стояла, вот Эдик и
мельничает. Местечко неплохое, раньше мельников подозревали в связях с
нечистой силой и особо им своим обществом не надоедали...

- Какой я мельник? Я ворон здешних мест... - пробасил Эдик.

Теперь Кузьминкин рассмотрел, что лет ему было не больше тридцати - просто
окладистая борода старила.

Багловский кошачьим шагом прошелся по горнице, заглядывая во все углы,
нагнулся, поднял короткую синюю ленточку.

- Ну Виктор Викторыч... - чуть смущенно развел руками ворон здешних мест. -
Я ж не виноват, что девки сами бегают. И будущего жениха им в лохани
покажи, и сопернице след проткни... Стараюсь, как могу. А если что, я ж их
не насилую, сами согласны. Говорят, в старые времена мораль была высокая...
Лажа полная. Трахаются, как в двадцатом, кошки гладкие. И никакого тебе
СПИДа... - но только сейчас заметил Юлю. - Пардон, мадемуазель, увлекся...
Разрешите представиться: мельник Филимон, справный мужик и здешний колдун...

- Очень приятно, - в тон ему сказала Юля, подобрала подол платья,
перешагнула порог. - Мадемуазель Белевицкая... вы любезный, не подскажете,
где тут можно пописать? Сама знаю, что реплика отнюдь не красит юную даму
из общества, но мне от такого путешествия страшно писать захотелось, словно
часа три прошло с тех пор, как выехали...

- Любые кусты к вашим услугам, барышня, - усмехнулся в бороду "резидент". -
Места тут глухие...

- Экипаж здесь? - деловито осведомился Багловский.

- Конечно. Сейчас и поедем?

- А зачем тянуть? Подождем барышню и айда.

Они вышли на крылечко. Настоящую водяную мельницу Кузьминкин видел впервые
в жизни, и его прямо-таки будоражили окружающие реалии, в общем, самые
обыкновенные: огромное колесо, зеленая тина на спокойной воде, заросли
нетронутой малины... Стояла уютная тишина, нарушаемая лишь щебетаньем птиц.
Он пытался убедить себя, что находится на сто двадцать лет прежде, - и не
мог. Не было вокруг ничего чудесного ...

- А солнце, господа, стоит словно бы значительно ниже, - сказал Мокин. -
Странно...

- Ничего странного, - мимоходом ответил Багловский. - Три раза из четырех,
"перепрыгивая", часа два-три вперед прихватываем. Два-три, не больше.
Почему так, мы опять-таки не знаем пока...

Они оглядели друг друга, словно видели впервые, - все трое в светло-серых
визитках, разве что брюки у Багловского были черные, а у них полосатые,
серо-черные, да у Кузьминкина вместо цилиндра, как у спутников, красовался
на голове котелок.

- Как инкубаторские... - поморщился Мокин.

Багловский пожал плечами:

- Вот тут уж ничего не поделаешь. Мода здесь предельно консервативная,
выбор небогатый. Женщинам не в пример легче, - да и у военных разнообразие
парадных мундиров прямо-таки невероятное...

- Вот бы в джинсе, - сказал Мокин.

- Увы, приняли бы за кого-нибудь вроде циркача или, в лучшем случае, за
немца-чудика... Пойдемте?

Они довольно-таки неуклюже разместились в запряженном парой сытых лошадей
экипаже - черной коляске с ярко-желтыми, лакированными крыльями, уселись на
мягких сиденьях попарно, лицами друг к другу. Эдик-Филимон с большой
сноровкой взмахнул вожжами, и отдохнувшие лошадки затрусили по узкой
дорожке.

Кузьминкин вертел головой, по-прежнему пытаясь отыскать нечто иное, хотя и
понимал, насколько это глупо. Деревья те же, те же цветы, кусты, трава. И,
разумеется, небо, птицы и не могут щебетать по-другому... Вот только воздух
удивительно чистый, будто густой...

Багловский, в отличие от них, держался равнодушно, курил длинную папиросу с
неприкрытой скукой. Юля заботливо поправила боссу черный галстук бантиком -
такой же, как у двух других мужчин.

- Не впечатляет, господа хорошие? - пробасил Эдик-Филимон, не оборачиваясь.
- Погодите, освоитесь, в город съездим, вот где экзотика... Эге, а
мужички-то налима заполевали... Барин, может, купим? Чтобы с гостинцем
заявиться?

- Попридержи лошадей, - кивнул Багловский.

Кузьминкин во все глаза таращился на встречных - два мужика с ленивым видом
шагали им навстречу, бородатые, в длинных поддевках, в шапках, напоминавших
формой гречневики[1]. Еще издали они сдернули шапчонки и низко, чуть ли не
в пояс, поклонились.

- О! - тихо сказал Мокин. - Вот это мне нравится, знает свое место здешний
гегемон... И не знает, что он гегемон...

Тот, что пониже, держал здоровенную рыбу на продетом сквозь жабры гибком
пруте.

- Продашь на
1 2 3 4 5 6 7



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.