Обезъяна скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Фантастика .: Кинг, Стивен .: Обезъяна


Постраничное чтение книги онлайн Стивен Кинг. Обезъяна.txt

Скачать книгу можно по ссылке Стивен Кинг. Обезъяна.txt
1 2
ие тарелки. И пауки
соткут ей саван.
Но... она вернулась.
Устало Хол снова, как тогда, накрыл колодец и опять услышал,
как звенят ее тарелки: д и н ь - д и н ь - д и н ь - д и н ь,
к т о - т о в ы ш е л и з и г р ы. Х о л ? Т е р р и ?
И л и Д е н н и с ? А м о ж е т, П и т и, Х о л ? О н
в е д ь т в о й л ю б и м ч и к, д а ? Т а к, м о ж е т
о н ? Д и н ь - д и н ь - д и н ь...
- Пити!
От неожиданности ребенок выронил обезъяну, и тут же Хол
содрогнулся от мысли, что этого толчка достаточно для того, чтоб
механизм заработал и забряцали тарелки.
- Ты меня так напугал, пап.
- Прости, я просто... не хочу, чтоб ты ею играл. Давай ее
сюда.
Хол протянул руку, и Пити, несколько взволнованный, отдал
игрушку.
Деннис буркнул матери:
- Папа потихоньку шизеет.
Хол с одобрительно скалящейся обезъяной в руке оказался в
противоположном углу комнаты раньше, чем успел сообразить, и за
рубашку грубо стащил Денниса со стула. Затрещали нитки. Комично
перекошенное лицо сына...
- Что такое...
- А ну иди сюда, - рявкнул он и выволок Денниса в соседнюю
комнату.
- Хол! - взвизгнула Терри. Напряженно замер Пит. Хлопнув
дверью, Хол прижал к ней сына. Теперь Деннис испугался.
- Кажется, у тебя проблемы с чересчур длинным языком?
- Пусти! Ты порвал мне рубашку, ты...
Хол снова прижал его к двери:
- Так разговаривать учат в школе? Или под школой?
Друзья-курильщики?
Деннис вспыхнул. А после, съежившись, выпалил:
- Я бы не ходил в такую задрипанную школу, если бы ты не
бросил работу!
Хол еще раз прижал сына к двери:
- Я работу не бросал. Меня уволили, и ты это отлично знаешь, и
мал еще совать свой нос в дела старших. Не рано ли ты возомнил
себя взрослым? Или тебе плохо живется? Двенадцатилетний сопляк!
Ты вроде бы не голодаешь. И не ходишь с голой задницей. Пока что
я... тебя, щенка... кормлю. - Выделяя каждое слово, он притянул
Денниса к себе - нос к носу - и снова прижал к двери. Наверное,
не столько от боли, сколько со страху - отец и пальцем его не
трогал с тех пор, как они переехали в Техас, - парень по-детски
безутешно разревелся.
У Денниса лицо пкрылось пятнами, кривя губы, он выкрикнул:
- Только не забудь меня ударить! Обязательне не забудь.
- Успокойся, Деннис, не мели чепухи! Я тебя очень люблю, ты
должен слушать и уважать меня.
Деннис хотел было вырваться, но Хол притянул сына и крепко
обнял; сначала мальчик на миг сжался, а потом, уткнувшись лицом
отцу в грудь, расплакался еще сильней. Хол уже и не помнил, чтоб
его дети так горько плакали. Закрыв глаза, он почувствовал, что
еле стоит.
Нетерпеливый стук в дверь.
- Хол, прекрати! Оставь ребенка в покое, слышишь?!
- Его никто не убивает, - отозвался Хол. - Успокойся.
- Хол, не...
- Да все в порядке, мам, - пробубнил Деннис глухо.
Терри смешалась и отступила от двери. Хол взглянул на сына.
- Пап, прости, что я тебя обозвал, - смущенно пробормотал тот.
- О'кэй. Принято. На той неделе, как вернемся домой, я
денек-другой обожду, а потом покажешь мне все свои ящики, сынок.
Так что, если там есть что-то такое, чего мне видеть не следует,
ты уж лучше выбрось.
Снова смущенный румянец. Шмыганье носом. Глаза в пол.
- Я пойду, пап? - уже с угрюмой ноткой.
- Конечно, - и чуть подтолкнул сына. Н а д о б ы к л е т у
с о б р а т ь с я в п о х о д. В д в о е м. П о р ы б а ч и т ь,
к а к, б ы в а л о, с н а м и д я д я У и л л. Н а д о
б ы т ь к п а р н ю п о б л и ж е. Н а д о б ы.
Оставшись в комнате один, он опустился на кровать и посмотрел
на обезъяну. Т ы н и к о г д а у ж е н е б у д е ш ь к
н е м у п о б л и ж е, Х о л, к а з а л о с ь, г о в о р и л а
е е у л ы б к а. Н е с о м н е в а й с я. Я в е д ь
в е р н у л а с ь, ч т о б о д н а ж д ы п о з а б о т и т ь-
с я о б э т о м, к а к т ы в с е г д а и д у м а л.
Хол отложил ее в сторону и закрыл лицо руками.
Вечером Хол чистил зубы и размышлял. Оказалась в той самой
коробке. Каким образом она смогла очутиться в той же коробке?
Щетка больно скользнула по деснам, и он поморщился.
Впервые обезъяна появилась, когда ему было четыре года. Дом в
Хартфорде, где они жили, большой и светлый, купил отец, перед
тем, как погибнуть или кануть где-то на краю света. Мама работала
секретарем-машинисткой на одном из вертолетных заводов
авиакомпании Холмса в Уэствилле, и поэтому детей приходилось
оставлять на многочисленных нянек, собственно, тогда уже целыми
днями нянчились только с Холом - Билл пошел в первый класс и
считался взрослым. Из нянек никто долго не задерживался. Они либо
беременели и выскакивали за красивых парней замуж, либо
устраивались на работу в авиакомпанию, либо мисс Шелберн
застукивала их за приготовлением коктейля или обнаруживала, что
кто-то прикладывается к бутылочке бренди, которыю она держит в
буфете для особо торжественных случаев. Большинство из них были
просто набитые дуры, которые только и знали, что есть да спать. И
ни одна из них не хотела читать Холу, как это делала мама.
В ту долгую зиму была у него за няньку пышная чернокожая
девица по имени Бьюла. Она сюсюкала с Холом, кода мать бывала
дома, и била - иногда - в ее отсутствие. И все-таки Хол
привязался к ней, потому что Бьюла хоть изредка могла прочитать
ему мрачный рассказец из какого-нибудь истинно детективного
журнала, которые она так ценила ("И смерть настигла страстного
брюнета", - зловеще интонировала толстуха в дремотной тишине
гостиной и запихивала в себя очередное пирожное, пока Холу
снисходительно предоставлялось изучить низкопробные иллюстрации
очередного бульварного издания и запить их молоком из детской
бутылочки).
Обезъяна обнаружилась в один из слякотных, пасмурных, с мокрым
снегом дней марта. Бьюла дремала на диване, и ее роскошную грудь
тщетно пытался прикрыть свежий номер "Май Стори".
Хол пробрался в чулан, где хранились вещи, оставшиеся от отца.
Чулан представлял собой особую комнату комнату на втором этаже
- пристройку, так никогда и не доведенную до ума, - которая
тянулась во всю длину левого крыла. Попасть туда можно было через
маленькую, типа кроличьей норы, дверку из их с Биллом комнаты.
Они любили пробираться сюда и зимой, хоть здесь не топили, и
летом, когда рубахи можно было от духоты выкручивать. Длинный,
узкий и какой-то уютный чулан битком был набит самым неверояным
хламом. И казалось, пересмотреть это не удастся никогда - сколько
не ройся. Субботами они просиживали в нем по полдня, почти не
общаясь, и лишь вытаскивали из коробок все подряд, рассматривая и
вертя в руках снова и снова, и, только когда пальцы запоминали
самые незначительные детали обнаруженного, возвращали его на
место. Возможно, они таким образом старались установить хоть
какую-нибудь связь с пропавшем без вести родителем.
Отец был штурманом торгового флота, и в чулане хранилось
множество морских карт, некоторые из них были с аккуратно
нанесенными окружностями (и вмятинами от стрелки компаса в центре
каждой). Тут был некий двадцатитомный труд под названием
"Справочник Баррона по навигации". И косоглазый бинокль: если в
него долго смотреть, то кружилась голова и ломило глаза. И горы
всяких сувениров из десятков портов назначения - гуттаперчивые
танцовщицы хула-хула, черный котелок из картона с надписью на
потрепанной ленте "ТЕБЕ - МАЛЫШКА, МНЕ - УЛЫБКА", стеклянный шар
с крошечной башенкой Эйфеля внутри. И конверты с ворохом
аккуратно вложенных диковинных марок, и чужеземные монеты, и
черные блестящие камешки с гавайского острова Мауи, увесистые и
зловещие, и пластинки в ярких конвертах с надписями на
иностранных языках.
В тот день, когда по крыше, прямо над головой, барабанил
мокрый снег, Хол протиснулся в самый дальний угол чулана, сдвинул
какую-то коробку и увидел за ней другую - фирмы
"Ральстон-Пьюрин". В ней светилась пара ореховых глаз, которые
напугали его и заставили даже попятиться: сердечко его
заколотилось, будто он натолкнулся на бездыханного пигмея. Но
безжизненность и холодный блеск глаз подсказали, что перед ним
игрушка. И он снова приблизился и робко вынул обезъяну из
коробки.
В тусклом мерцании лампочки она, с разомкнутыми тарелками в
лапах, сверкнула недоброй, навсегда застывшей улыбкой.
А Хол, довольный, повертел находку так и сяк и ощутил, как
шевельнулся ее пушистый мех. Ему понравилась ее потешная улыбка.
И больше ничего он не чувствовал тогда?
Потом Хол заметил ключик и взялся за него. Тот поворачивался
слишком свободно, и совершенно бесшумно. Значит, поломана.
Поломана, хотя на вид целая.
И он забрал ее.
- Чего ты там притащил? - потягиваясь и зевая, сипела Бьюла.
- Так, - буркнул Хол, - нашел.
Обезъяну он определил на полку у себя над кроватью. Она,
придавив стопку его детских книжек для раскрашивания с их
веселыми картинками растопыренными лапами, улыбалась в пустоту.
Поломана, и все же улыбалась. Ночью от неприятного сновидения Хол
проснулся, встал и пошлепал в туалет. В другом конце комнаты спал
Билл, напоминая дышащую гору из одеял.
Он вернулся почти полусонный... и вдруг - в темноте раздался
звон.
Д и н ь - д и н ь - д и н ь - д и н ь...
Сон как рукой сняло, словно по лицу влепили холодным мокрым
полотецем. От неожиданности сердце сильно забилось, и он издал
сдавленный мышинный писк. Губы задрожали. Широко раскрытыми
глазами Хол уставился на обезъяну.
Динь-динь-динь-динь - тряслась она. С омерзительным ликованием
выворачивались ее губы, обнажая громадные, свирепые зубы.
- Замри, - прошептал он.
Брат заворочался и громко всхрапнул. И снова полная тишина...
если бы не она. Тарелки смыкаются и звякают, и, как пить дать,
разбудят брата, и маму, и всех на свете. И даже мертвых.
Динь-динь-динь-динь...
Хол шагнул и - как угодно, лишь бы скорее, может, поставив
руку между тарелок, чтобы держать, пока не кончится завод, -
хотел остановить ее, но тут игрушка замерла сама. Тарелки еще раз
- динь! - сомкнулись и медленно затем разомкнулись, придя в
исходную позицию.
Дом опять наполнился покоем. Хол с головой нырнул под одеяло -
сердечко тук-тук-тук - и подумал: "Отнесу ее завтра на место, в
чулан. Ну ее".
А назавтра сделать это забыл, потому-что мама не пошла на
работу. Умерла Бьюла. От подробностей миссис Шельберн
воздерживалась.
- Просто несчастный случай, ужастный несчастный случай...
Но Билл, возвращаясь из школы, купил газету, за пазухой
протащил к ним в комнату и, пока мама возилась на кухне,
запинаясь прочел заметку на четвертой полосе, а после уже Хол сам
прочел заголовок: "ДВЕ СМЕРТИ ОТ ОДНОЙ РУКИ". Девятнадцатилетняя
Бьюла Мак-Каффери и двадцатилетняя Сэлли Тремонт были застрелены
женихом мисс Мак-Каффери - двадцатипятилетним Леонардом Уайтом -
после вспыхнувшей ссоры из-за того, кому идти заказывать обед в
китайском ресторанчике. Мисс Тремонт умерла в Хартфордском
приемном покое. Бьюла Мак-Каффери, по официальному сообщению,
скончалась на месте.
Как будто Бьюла просто переместилась в один из своих
детективных журналов. А позже он узнал, что выстрелы прогремели
почти одновременно с...
- Хол? - сонный голос Терри. - Ты спать думаешь?
Он сплюнул пасту в умывальник и прополоскал рот:
- Думаю.
Но прежде он спрятал обезъяну в свой чемодан и замкнул на
ключ. В Техас они улетят дня через два-три. Только сперва надо
избавиться от чертовой игрушки. Навсегда.
И каким угодно способом.
- Сегодня ты был так груб с Деннисом. Прямо через край, - в
темноте запричитала Терри.
- Кажется, Деннису было просто необходимо, чтоб кто-то хоть
разок с ним грубо обошелся. Мальчишка портится.
- Но бить ребенка тоже не метод...
- Терри, ради бога! Кто его бил!
- ...утверждения отцовского авторитета.
- О, избавь, прошу, от этих избитых истин, - в сердцах
запротестовал Хол.
- И обсуждать это ты, видно, просто не намерен, - холодно
проговорила она.
- И наркотики ему выбросить я тоже приказал.
- Неужели? И что же он ответил? - Но теперь в голосе у нее
зазвучала тревожная нотка.
- Боже правый, Терри! Ну что он, по-твоему, должен был
ответить?
- Хол, да что с тобой? Ты какой-то не такой. Что-нибудь
случилось?
- Ничего, - буркнул он и подумал о сидящей под замком
обезъяне. Слышно будет, если та примется колотить в тарелки?
Наверняка. Плохо слышно, но будет.
Роковой звон по ком-то, как когда-то по Бьюле, Джонни
Мак-Кейбу, дядиной собаке Дейзи. Динь-динь-динь.
Он уснул, когда уже стали бледнеть окна. Но, кажется, знал,
что сделает.
Во второй раз ее нашел Билл.
Года через полтора после сообщения о смерти Бьюлы. Стояло
лето. В тот год Холу предстояло идти в первый класс.
Он примчался с улицы, и мама крикнула: - Мыть руки, ученик, а
то похож на поросенка! - Она сидела на веранде, пила чай со льдом
и читала. У мамы отпуск; две недели.
Хол для видимости подставил руки под холодную струю, всю грязь
оставив на полотенце.
- Билл дома?
- У себя. Скажи, пусть немедленно уберется в своей комнате.
Порасшвыривал все.
И Хол, любивший доставлять тпкого рода неприятные известия,
ринулся наверх. Билл сидел на полу. Дверка, типа кроличьей норы,
ведущая в чулан - приоткрыта. В руках брат держит обезъяну.
- Она поломана, - с разбегу выпаливает Хол.
На душе стало неспокойно. Хотя он почти не помнит, как,
возвращаясь тогда из ванной, услышал неожиданный звон ее тарелок.
А после, через неделю с небольшим, видел неприятный сон, в
котором обезъяна, Бьюла... - он уже и не помнит, что с ними
происходило, - и с криком проснулся от мысли, что ему на грудь
легко впрыгнула ухмыляющаяся обезъяна. На самом деле это
оказалась подушка, который Хол сжимал в страхе.
Теперь он это почти не помнит. Обезъяна, правда, неприятна ему
- в особенности ее тарелки. И еще зубы.
- Знаю, - отвечает Билл и отшвыривает ее. - Безмозглая кукла.
- С расставленными лапами та шлепнулась на кровать брата и
уставилась в потолок. - Давай к Тедди, за леденцами?
- У меня уже нет денег, - насупился Хол. - И мама еще сказала,
чтоб ты навел порядок в комнате.
- А, - махнул рукой Билл, - потом. Могу немного подкинуть,
если хочешь. - Билл не очень давал брату разгуляться, порой мог
обидеть или надавать по шее ни за что, но вообще-то был добрый.
- Пошли, - сказал Хол. - Только снесу ее в чулан. - Ему не
хотелось видеть здесь обезъяну.
- Не-а, - быстро поднялся брат. - Потом, потом, потом.
И Хол подчинился. Настроение у Билла менялось часто, и если бы
он понес обезъяну в чулан, то вполне мог остаться без обещанного.
После ужина все смотрели телевизор, и к тому времени Хол и
думать забыл об обезъяне. Она каким-то образом оказалась у Билла
на полке, рядом с фотографией Билла Бойда с его автографом. И
простояла там почти два года.
Когда Холу исполнилось семь, найти няню стало почти
невозможно, и постоянной фразой мисси Шельберн перед уходом на
работу стало:
- Билл, присмотри за братом.
Как-то Билл
1 2



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.