Нам здесь жить скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Фэнтези .: Валентинов, Андрей .: Нам здесь жить


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Валентинов. Нам здесь жить.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Валентинов. Нам здесь жить.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
о что отшумел "Интерпресскон", мы вернулись в родной Харьков; Андрей
начал делать первые наброски к новому роману, мы тоже без дела не сидели -
писать начали еще до конвента, задел был - садись да продолжай! Что писать -
известно, подробно обговорено на несколько ходов вперед и даже поделено...
И вдруг вопрос встал лезвием у горла: откладываем все в сторону и пишем
"Город..."! Немедленно, без экивоков и творческих депрессий; сегодня и
сейчас!
Час мужества пробил на наших часах; шаги Командора гулко отдались на
нашей лестнице; текст проснулся от спячки и взял нас за шкирку.
Новое название родилось спонтанно: "Нам здесь жить". Сам собой вплелся в
ткань повествования давно придуманный образ "Легатов Печатей", все
разрозненные куски встали на свои места, вынырнул из атлантических далей уже
почти забытой к тому времени повестушки зубастый Ндаку-ванга - и мы, все
трое, вцепились в работу, как оголодалые псы в овечью требуху.
Сами собой ушли в небытие гоплиты и эринии, нимфы и сатиры...
удивительное дело: зато двухколесные кентавры остались! И только возмущались
время от времени, когда какой-нибудь герой-славянофил обзывал их
"китоврасами": "...Сам ты китоврас, и все вы там китоврасы!.."
Белые буквы барашками бежали по голубому экрану, выстраиваясь в строки,
абзацы, главы, врывались в городскую квартиру архары-спецназовцы, резал
океанские дали треугольный плавник, дымились приношения на жертвенных
конфорках-"алтарках" газовых плит, об урожае огурцов молились
равноапостольному царю Константину, а о покровительстве льноводам -
равноапостольной царице Елене; упорно раскручивала запутанную нить
невероятных, невозможных даже в этой сдвинутой реальности событий старший
следователь городской прокуратуры Эра Игнатьевна Гизело - а мы работали
запоем.
Что называется, пили горькую.
Круги Ада заворачивались спиралью, но когда мы наконец увидели, как
обретает плоть голый до поры до времени скелет книги, как разноцветные
черепки начинают складываться в единственно правильный, законченный узор...
Мы уже жили этим текстом, при встречах то и дело пересыпая речь любимыми
словечками своих героев, шутили так, как могли бы шутить они; и когда во
время работы пару раз отключали электричество, первой мыслью было: "Где тут
у меня булка и постное масло? Сейчас воскамлаю - и все заработает!"
Наверное, только сейчас, когда роман завершен, мы можем наконец вынырнуть
из пучины текста и взглянуть на него чуть со Стороны. О чем эта книга? Нет,
мы не будем отвечать на этот вопрос. Не умеем, даже никогда и не пытались.
И все же...
Конец второго тысячелетия - а тут, как грибы после дождя, расплодились
секты и конфессии, религиозные и эзотерические общества. По улицам
нестройными толпами бродят старейшины мормонов, свидетели Иеговы, шейхи и
пасторы, батюшки и матушки, вайшнавы, гуру и дзэн-патриархи,
бабаисты-новоделы и хасидские ребе! - причем любой святее Папы Римского,
Вселенского Патриарха, Любавичского ребе, а также Кришны, Будды и Магомета!
Повальный интерес к эзотерике, ясновидению, парапсихологии, черной и белой
магии, спиритизму, астрологии; соберись втроем выпить водки - один колдун,
второй хиромант, третий по материнской линии народный целитель, а по
отцовской - записной ведьмак!
И, наконец, то, что куда ближе нам, как писателям-фантастам: откуда эта
волна интереса к Fantasy с мистикой-хоррором, при однозначном падении спроса
на "старую добрую" научную фантастику? Можно сколько угодно стенать по этому
поводу, но факты - вещь упрямая...
Возможно, мы просто уже живем с вами в совершенно новом мире, в
совершенно новой реальности, где прежние правды лгут, былые ответы
издеваются, а вчерашние сказки приходят и располагаются, как у себя дома.
Будем спорить?
Не будем?
Промолчим?..
Генри Лайон ОЛДИ

Пролог

Выстрелы только что отгремели. Негромкие, больше похожие на хлопки, они
никого не напугали - в пустом, зияющем выбитыми окнами городе почти не
осталось людей. Живых.
Живые уходили на юг - пешком, цепляясь за поручни автобусов, держась за
борта буксующих в ранней мартовской распутице грузовиков. Люди еще не знали,
не успели понять, что сила, убивавшая Город вакуумными бомбами, сжигавшая
его термитными снарядами, сгинула сама, превратясь в черную спекшуюся гарь и
оплавленный металлолом.
Город - дома, кварталы, улицы - уцелел. Земля выстояла. Не выдержало
небо, но живых, способных увидеть это, отучили смотреть вверх с праздным
любопытством, а мертвым небо было уже ни к чему.
Здесь, на огромном, заваленном обезображенными обломками пустыре, погибли
еще не все. Бензин, вылившийся из разорванного в клочья вертолетного бака,
догорал, оставляя после себя липкую жирную грязь. В этой грязи тонули
ошметки изувеченных человеческих тел и бесполезного, изуродованного оружия.
Холод весеннего воздуха вместо привычного запаха огурцов, каким славится
март, был отравлен вонью бензина и приторным духом сгоревшей плоти.
Те, кто еще не погиб, стояли лицом к лицу. Худая усталая женщина в модном
пальто, невысокий широкоплечий мужчина лет тридцати пяти и несуразный парень
в старой куртке и тапочках на босу ногу.
Женщина упала первой. Она была ранена в грудь, но на дорогой темной ткани
кровь проступила не сразу. Только когда первые капли упали на чудом
уцелевший островок ноздреватого снега, стало ясно: пуля, посланная
широкоплечим, не прошла мимо.
Хотя, видит Бог, широкоплечий очень хотел этого.
Несуразный парень в тапочках до сих пор стоял, хотя по грязной майке,
поверх которой была поспешно накинута старая куртка, вовсю расплывалось
кровавое пятно. Дрожащая рука сжимала стопку испачканных принтерной краской
листков. Их было много - целая кипа. Раненый упорно не хотел падать, и в его
пустых, похожих на провалы окон, глазах не отражалось ничего.
Ни боли, ни страха.
Тот, кто стрелял, явно ожидал другого. Пистолет с навинченным на ствол
глушителем дрогнул, опустился вниз.
- Стрела! Р-ради Бога! Стрела!..
На моложавом, красивом лице широкоплечего странно смотрелись глаза:
серые, блеклые, словно потерявшие цвет. Глаза старика. Только что в них
полновластно царил охотничий азарт, теперь же во взгляде мужчины сквозил
ужас.
- Ирина! Господи, Ирина!..
Широкоплечий склонился над женщиной, коснулся окровавленной ткани,
застонал. Затем, резко выпрямившись, шагнул к тому, кто упорно не желал
падать.
В сером волчьем взгляде вспыхнула ненависть.
- Т-ты, гад, это из-за тебя!.. Сволочь, п-подонок!
И тут заговорила женщина. Бледное, искаженное болью лицо дрогнуло,
шевельнулись бесцветные губы:
- Не надо, Игорь! Пожалуйста! Не надо!
Шепот прозвучал еле слышно. Трудно сказать, услыхал ли его широкоплечий.
Рука с пистолетом чуть заметно дернулась, палец лег на спуск...
И вновь выстрел был похож на хлопок, на одинокий хлопок, сорвавшийся с
галерки. Они упали одновременно - широкоплечий с волчьими глазами и парень в
тапочках на босу ногу. Бумажный листок, бабочкой отделившись от пачки, на
секунду завис в воздухе и мягко лег в грязь рядом.
Женщина застонала и опустила руку с браунингом.
Никто не звал на помощь - звать было некого.
И каждый умирал в одиночку.
Смерть не спешила. Женщина была еще жива и даже пыталась поднять голову,
но на большее сил не хватило. Нелепый парень оказался удачливее - он сумел
приподняться, стать на колени, но не удержался и вновь упал на островок
грязного снега.
Упал выгнулся раздавленным червем - и пополз, время от времени надрывно
охая. Пальцы намертво вцепились в бумагу, словно эти листки, испачканные
принтерной краской, были самым важным, что оставалось в его жизни.
Парень полз.
Но, странное дело! - не обратно к дому, а вперед, вперед, к догоравшим
обломкам деревянного сарая. Снежный островок кончился, и под локтями у
раненого чавкала липкая, пахнущая бензином жижа.
Он полз долго, замирая, опуская лицо прямо в горячий пепел. Наконец руки
ткнулись в блеклое пламя. Парень застонал, попытался отодвинуться, но не
смог. Медленно-медленно разжались окровавленные пальцы. Стопка бессмысленной
бумаги легла в грязь.
Дрожащая рука с трудом подняла первый листок. Пламя жадно облизало
бумагу, на миг став ярким, почти кумачовым. Затем в огонь вместе с рукой,
упавшей под тяжестью, легло все остальное. Бумага занялась с краев,
потемнела, обуглилась...
Парень умирал. Испачканное грязью и кровью лицо на какое-то мгновенье
ожило, скривилось в жалком подобии улыбки, чтобы секундой позже ткнуться в
землю.
На пустыре воцарилась тишина.
Надолго.
Почти навечно.
Но вот послышался еле различимый стон.
Женщина в модном пальто зашевелилась, ее рука протянулась вперед, к
лежащему поодаль листку бумаги. Последнему, оброненному парнем; к глупой
бабочке, не дождавшейся лета. Пальцы не слушались, хватали пустоту. Наконец
рука дотянулась, сжала, скомкала бумагу - и замерла.
Та, что не хотела умирать, в последний раз взглянула вверх, на странное,
непривычное небо, широко рассеченное золотой полосой. Белые губы беззвучно
шевельнулись, словно в мире еще была сила, способная помочь умирающей в этот
бесконечный миг ее ухода.
Шевельнулись - и застыли.
Остыли.
Пальцы разжались.
Листок, выпущенный на свободу, дернулся и, гонимый толчками легкого
холодного ветра, заскользил по грязи. Его несло вперед, туда, где догорали
обломки сарая, где порхал пепел его собратьев, - прямо в пламя, упрямо
ждавшее свою законную добычу. Однако внезапный порыв у самой черты огненного
погребения отбросил листок в сторону, прижал к земле, как будто неведомая
сила не пускала, не желала предать остаток жертвы огню.
Листок лежал, чуть подрагивая на ветру; ждал, пока где-то там, над
разорванной голубизной неба, решалась его судьба.
Он ждал, и огонь ждал, и небо застыло в ожидании.
Уходящее солнце мимоходом осветило мятую, забрызганную грязью и кровью
бумагу. Осветило - и отшатнулось, уйдя за кровли полуразрушенных пустых
домов.
Листок вновь дрогнул, настойчиво пытаясь оторваться от земли, но не смог,
словно тяжесть букв навечно придавила его к обезображенной тверди.
Еще раз.
Еще.
Мелкий черный шрифт, ровная строка заголовка - и поверх корявая надпись
от руки. Пляшущие буквы, почти неразличимые в сиреневых предзакатных
сумерках марта:
НАМ... ЗДЕСЬ... ЖИТЬ...
На шаткой границе огня и грязи.

LXXXVI. Чтоб больной, которому нет надежды выздороветь, который мучится сам и в тягость другим, скорее скончался.
1. Рекомендовано молиться Преподобному Афанасию Афонскому (1000.18 июля).
Такую молитву Афанасий приносил каждый раз, когда предвидел, что больной не
выздоровеет, а умрет. Тогда преподобный служил всенощное бдение, и к утру
больного уже не было в живых. (Молит. 152-а).
Сборник молитвословий, издательство "Либрис", Москва, 1995 год, по
благословению настоятеля Иоанно-Златоустовской церкви; тираж не указан.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ПРОЖЖЕННЫЙ ИНТЕЛЛИГЕНТ,
или Откройте пещеры невнятным сезамом
1

Среда, одиннадцатое февраля
Мы с Овидием обижаем Ерпалыча * Перцовый пластырь для души * Кенты и
жорики * Тайны портянок деда Житня * Вперед, спасатели! * Люди в белых
халатах * Был схвачен я ужасом бледным

Городское неугомонное утро вступало за окном в свои права, свет в
очередной раз победил тьму и был этим весьма доволен, а я лежал под одеялом,
не раскрывая глаз, и повторял один малоизвестный подвиг Геракла - это когда
еще совсем юному герою якобы пришлось выбирать между Добродетелью и Пороком,
явившимися ему на перепутьях Киферона.
Порок, обольстительно усмехаясь, убеждал меня, что на дворе зима (и это
правда), а под одеялом вечное лето (это тоже правда), и я вполне могу встать
через час, а то и через два (чистая правда!), и так далее, и тому подобное,
одна правда, только правда и ничего, кроме правды.
Добродетель же возводила руки к потолку, заменявшему небо, и безмолвно
бичевала Порок, причем так скучно и неубедительно, что я - ну не Геракл я,
каюсь! - повернулся к ней отнюдь не самой добродетельной частью тела и опять
заснул.
Снилась мне какая-то дрянь.
Будто иду я по нашему переулку, иду себе и иду, собираюсь свернуть на
Павловку - а навстречу мне шлепает старик Ерпалыч, псих наш местный. Через
подъезд от меня живет, на третьем этаже, как и я. Дядька он безобидный,
денег никогда не клянчит, а если и разживется где гривной-другой, так тут же
конфет на них накупит и в почтовые ящики накидает пацанам.
Короче, сближаемся мы с Ерпалычем, а я дивлюсь: форма на нем
служивого-жорика, полушубок из казенной овчины, шапка-ушанка с Победоносцом
на кокарде, пояс наборный с латунными бляхами, табельный палаш по уставу
слева от пряжки, кобура с пистолетом прям-таки в бок вросла...
- Ерпалыч, ты чего? - спрашиваю.
- Ничего, - отвечает. - А вы, Олег Авраамович, чего? В редакцию за
авансом собрались?
Какой я ему Олег Авраамович?! Алик я ему...
- Слышь, Ерпалыч, - говорю, а сам чую, что не то говорю, - дай из
пистолета стрельнуть!
- Не дам, - отвечает Ерпалыч. - Во сне из пистолетов стрелять не
положено.
- Ладно, - соглашаюсь я. - А наяву положено? Что-то он мне ответил,
только не запомнил я, потому как проснулся.
И встал сразу.
Уж больно мне сон про Ерпалыча в форме не понравился. Умываться холодной
водой не хотелось, а газовая колонка упрямилась, наотрез отказываясь
воспылать - ее не устраивал напор воды в трубах. Проклятия и физическое
воздействие результата не возымели, так что пришлось, стеная, тащиться на
кухню, ставить в красном углу одноразовую иконку св. Никиты Новгородского, а
после еще и возлагать
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.