Нам здесь жить скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Фэнтези .: Валентинов, Андрей .: Нам здесь жить


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Валентинов. Нам здесь жить.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Валентинов. Нам здесь жить.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
зки провода в оплетке самых разных цветов. Синие,
красные, желтые... даже рябенькие, махровая сирень в алую крапинку.
Намотанные на дощечку, скрученные тугими колечками, просто навалом; еще
имелась дюжина плетенок - так дети делают самодельные авторучки, оплетая
стерженек "спиралью" или "квадратиком". Сам в детстве сопливом баловался.
Машинально я взял пять проводков и стал мастерить из них красоту нетленную.
Фол, правда, велел ничего без нужды не трогать... а ну его, хвостатого!
Играться скоро надоело, и я забросил красоту в угол, прямо к двери
полуоткрытой стенной ниши, где валялись связки каких-то штырей. Кажется,
электроды для сварки - если у электродов бывают на одном конце перья.
Голубиные, сизые... или воробьиные. Словно у стрел или игрушечных дротиков.
Тоска заедала меня, и раннее утро за окном было мутным,
гнусно-заплесневелым, будто Дед Мороз спрятал эту зиму в сундук на долгие
годы, где зиму побила моль, истерзала, выгрызла целые клочья, а теперь зиму
выдали нам на остаточное глумление... хотелось чаю, горячего чаю, но еще
больше хотелось проснуться в смятых простынях, ощутить стылость уходящего
кошмара - и улыбнуться вслед белыми губами, выдохнуть с облегчением,
проталкивая слова поршнем сквозь заиндевевшее горло...
Я даже не сразу понял, что в дверь звонят.
Заливисто так, соловьиным посвистом.
Вскочив и уронив стул, я опрометью кинулся к дверям. Так мальчонка,
запертый дома ушедшей на базар мамашей, бросается навстречу - эй, мамаша,
зар-раза, ты куда меня заперла?! Ты куда ушла, мамаша, на кого ты меня,
сиротинушку...
- Кто там? - машинальный вопрос, вопрос-рефлекс, отработанный годами.
- Мы.
- Мы?! - переспрашиваю я, чувствуя себя персонажем из старого глупого
анекдота про наркомана. - Какие такие мы?
Ну не мог, не мог этот сиплый бас принадлежать моему замечательному
кентавру! Режьте меня на части, заплетайте вокруг стерженьков, перья сизые
вставляйте по самые гланды - никак не мог! Но звонок-то правильный?.. или
нет? Как там Фол свистел? Тирьям-пам-па-папам... а может, папам-пам?
- Дядько Йор вже дома? - осведомляются снаружи на чудовищном "суржике".
- Не... нет его. Еще нет.
Если требуемый дядько Йор - псих Ерпалыч, он же Молитвин Иероним
Павлович, он же беглый сотрудник НИИПриМа, то я сказал правду.
- А якщо пошукаты? - бас раздраженно скрежещет и добавляет после
томительной паузы:
- Ты, хлопче, одчиныв бы, а? Мы ж тебя не знаем, не ровен час, дверь
вышибем и за вихры...
Чувствовалось, что это не пустая угроза.
- А ты... вы... собственно, с кем имею честь?! - задаю я сакраментальный
вопрос, внутренне сжимаясь в страхе за судьбу своих вихров.
Уж больно многим их за последние дни потрепать хотелось.
- Матюгальники мы, - со всей наивозможной степенностью ответствует бас,
доверху заполняя подъезд обертонами. - Валько-матюгальник со Второй
Песочной. Нас дядько Йор на сегодня кликали, бомжа-счезня у Руденок гонять.
Та ты одчиняешь чи глазки строишь, йолоп хренов?!
- Тут сейчас Фол вернется, - сообщаю я на всякий случай, чувствуя себя
пацаном, стращающим ворога лютого призраком старшего брата. - Ты Фола
знаешь? Он, между прочим, за хлебом поехал... одно колесо здесь, другое -
там. Понял?
- За хлебом - то славно. Утомлюсь, тебя лупцуючи, а ось и хлебушек! Не
казав, он черного привезет чи батончиков? Страсть люблю черный, с сальцем, с
часнычком...
Я плюю на конспирацию и начинаю "одчинять".

***

Валько-матюгальник со Второй Песочной оказался тщедушным мужичонкой в
ватнике. Ниже меня на полголовы. Такому не чужие вихры трепать, а законную
супружницу умасливать, дабы трешку на пиво выдала. Впрочем, кроличий треух
сидел на макушке Валька с достоинством боярской шапки ("горлатная" - пришло
на ум полузабытое словцо), а клочья ваты, обильно торчавшие из прорех,
превращали телогрейку в подобие царской мантии.
Горностай вульгарис.
А если учесть, что Вальково "мы" звучало истинно по-королевски... "Мы,
Валько XIV, Матюгальник всея Срани Дальней, Ближней и Средней, милостиво
повелеваем - ржаного нам хлебушка, и побольше!.."
Отодвинув меня в сторону, гость прошествовал в коридор и перво-наперво
огляделся.
- А не брешешь, хлопче? - неласково буркнул он, шмыгая красным от холода
носом.
На кончике носа висела и все не хотела падать здоровенная капля.
- Насчет чего? - я мало-помалу обретал уверенность.
Да такого заморыша соплей перешибешь, это вам не с архарами
рукоприкладствовать! Может быть, я все-таки главный герой? Просто мне об
этом сказать забыли?
- Насчет дядька Йора. Ей-Богу, брешешь... Эй, дядько, ты здеся? Вернулся?
Хоронишься, да?!
Я взял Валька за круты плечи и попытался развернуть к двери передом, а ко
мне, так сказать, задом. Куда там! Он даже ; не шелохнулся, словно я двигал
не его, а битком набитый комод.
- Не, не сбрехал, - сообщил матюгальник со странным удовлетворением, к
которому примешивалась изрядная доля душевного расстройства: дикая,
удивительная смесь, о которой впору стихи писать. - Нема-таки дядька. А ты,
хлопче, стало быть, той самый пьяндыжка, шо дребедень всяку сочиняешь... нам
эти, колесатые, про тебя сказывали. Лады, лады... Будем собираться,
благословясь! Мулетка готова?
Видимо, по лицу моему было ясно видно, что я думаю относительно
боеготовности загадочной "мулетки", ибо Валько соизволил добавить:
- Ну, оберег! Нам счезня без мулетки гонять несподручно... Ох, ты-таки
йолоп, хлопче, - даром что колесатые за тебя го-рой... Плетень, плетень
новый где?!
В слове "плетень" Валько делал ударение на первом слоге, и я начал
кое-что понимать. Мотнувшись в комнату, я уцепил с пола красоту свою
нетленную, в пять проводков с грусть-тоскою пополам; а заодно и связку
оперенных электродов прихватил.
- Это? - злорадство просто текло из всех моих пор, когда я протягивал
сокровища вредному матюгальнику. - Как мулетка, сойдет? Электродиков не
желаете-с?! Свеженьких, с пылу, с жару?!
Он не отозвался на подначку.
Он вообще застыл соляным столбом, уставясь на сунутый ему под нос
"плетень".
- Сам робыв? - наконец прохрипел Валько. Такой хрип я слышал лишь
однажды: есть у меня пластинка с джазовым квартетом, так там бас-саксофон на
субтоне шалит. - Не, ты не молчи, хлопче, ты колись: сам? Чи дядько Йор
пособляв?!
- Сам, сам. - Я сбегал на кухню, нацедил водички в чашку с отбитой ручкой
и притащил Вальку: поправляться. - Самей некуда.
Странные дела: на этой кухне у Ерпалыча было аж две жертвенные горелки!
Похоже, плиту на спецзаказ делали. И в красном углу, на аккуратненькой
полочке, рядом со свечками лежали три колоды одноразовых иконок. Две
нераспечатанных и одна пустая на треть. Впрочем, удивляться я уже разучился.
Чашка была выхлебана матюгальником, что называется, "в единый дых".
- Ну, хлопче... ну, мастак!.. А колесатые, стервь их душу, брехали -
пьяндыжка, мол, белоручка, долго дрючить придется... А дроты оставь, оставь!
Неча бомжа-счезня дротами на-скрозь пырять - сильно озлобиться может. Там в
хате ремонту тыщ на пять - хрена нам его, гада, по-лишнему злобить?!
- Хрена, - грустно согласился я.
- Дык шо, йдэмо? Подмогнешь, раз мастак... Мулетка - она, ежели
кручельник поруч, шибче варит! Тут близенько, через дорогу...
В подъезде загрохотало, и через минуту в дверь ворвался Фол. Авоську с
хлебом он держал на манер разбойничьего кистеня, и смеха это почему-то не
вызывало.
- Я тебе что говорил?! - заорал он еще с порога. - Нет, я тебе что
говорил, урод?! Ты зачем дверь открыл?! Ты кому дверь открыл?!
- Здорово, Хволище, - равнодушно приподнял свой треух Валько, нимало не
смутясь кентавровыми воплями. - Ты хлопца не трожь, это он нам одчиняв... А
орать - это мы и сами с волосами! Слыхал небось, как мы ор учиняем? То-то,
шо слыхал... Хлебушка принес? Дай корочку, не жлобись...
Фол напоследок погрозил мне кулачищем и полез в сетку: ломать корочку для
матюгальника. Полбуханки оторвал, филантроп!
- Ты к Руденкам собрался? - спросил он у Валька.
- Угу, - набитый хлебом рот мало способствовал внятности речи.
- За оберегом явился?
- Угу.
- Ну и?
Вместо ответа Валько ткнул в сторону кентавра моим творением.
Фол уважительно хмыкнул.
Меня они оба теперь игнорировали.
И когда я начал одеваться, демонстрируя твердое намерение сопровождать
матюгальника к загадочным Руденкам, где одного ремонту тыщ на пять, - Фол не
стал противиться.
Запер дверь и поехал следом.

2

- Ой, спасайте, люди-нелюди добрые! Ой, лихоманка его, проклятущего,
забери! Ой, погубил, по миру пустил, третий раз тиранит, чтоб ему, ироду,
тридцать три рожна в самые печенки! Ой, гроши-то какие, деньжищи
сумасшедшие!.. Кровью, потом, куска не доедали, на воде-хлебе...
Это Руденкова теща. Толстенная бабища в три обхвата, жиденький
перманентик по овечьей моде "завей горе веревочкой", мопсовы брыли трясутся
от причитаний, и слезы горючие вовсю бороздят могучий слой пудры. Есть,
есть-таки женщины в наших селеньях, что ни говори, а есть, на воде-хлебе,
тридцать три рожна их врагам в печенки - за коня на скаку не поручусь, а в
горящую избу запросто, особенно ежели там можно будет "ирода проклятущего"
за глотку взять.
- Мама, хватит! Хватит, мама! Вот уже Валько пришел, он ладу даст... Да
хватит же! Говорил вам: не фиг на батюшке экономить - а вы все свое: дьяка
зови, дьяка с Журавлевки, дьяк больше пятерки не просит! Доэкономились!
Слышь, Валько, ты б уважил по старой дружбе - четвертной дам, это честно,
без обмана, и еще литру на ореховых перегородках! Больше, сам понимаешь...
тут чинить, не перечинить... мама, вы б пошли, кофе сготовили или еще
куда...
Это собственно Руденко. Хозяин. Тощий очкарик, сутулится и непрерывно
норовит чихнуть. Но зажимает нос двумя пальцами, отчего лишь передергивается
мокрой собакой. Глаза за толстыми линзами стрекозьи, лупатые, блестят фарами
под дождем. Лицо отекло, набрякло красными прожилками, плавает по комнате
туда-сюда больной луной... меж волнистыми туманами, лия свет на печальные
поляны.
Шаг - и облако известки томно всплывает с пола, отчего и мне впору
чихать, да не складывается как-то.
- И-и-и-и... иииии... и-и-и!..
Это Руденчиха. Дочь и жена, а двум соплякам, которых сразу по нашему
приходу выгнали на двор гулять - им она небось мать родная. Миловидная
худышка в халате-ситчике и шлепанцах на босу ногу, она сидит в углу, серой
мышкой забившись в недра антикварного кресла (родной брат моего кухонного
монстра!) и скулит на одной-единственной тоскливой ноте, отчего морозец
ползет по коже, и хочется сесть рядом на испохабленный паркет, ткнуться лбом
в ее острые коленки, затянуть дуэтом:
- И-и-и-и... ииии... и-и...
В коридоре туда-сюда ездит Фол, хрустя обвалившейся плиткой. Мне слышно,
как временами кентавр дергает дранку перегородки между ванной и туалетом;
тогда хруст раздваивается на кафельный и деревянный. Видел я эту
перегородку: развалины Трои. Да она ли одна здесь такая... Куда квартирники
с исчезником-управдомом только смотрят? Или хозяева не на одном батюшке
экономят - каши со шкварками тоже жалеют?!
Впервые такое вижу.
- Лады, - подводит итог строгий Валько-матюгальник, комкая в руках треух.
- Значит, самосвятом хату клали... дьяк-то хоть был пьяный?
- Трезвы-ы-ый! - истово причитает теща. - Не схотел причаститься!..
- Не схотел! - передразнивает ее очкастый Руденко. - Вы б, мама, налили
да поднесли, он бы и схотел! Я ж помню, как вы змеей подколодной: чайку,
Глеб Осипыч, чайку духмяного не желаете?!
Теща лишь храпит в ответ загнанной лошадью. Понятия не имею, как они,
родимые, храпят, но думается, что именно так.
- И-и-и-и... Это из кресла.
Валько многозначительно смотрит на тещу, смотрит с осуждением, губами
жует, и теща живо соображает, в чем дело. Перед нами мигом объявляется
поднос, расписанный по черни кровавыми маками, а на нем - початая бутыль и
три пузатые стопки. Желтоватое содержимое бутыли щедро плещет куда следует,
а из коридора, унюхав начало работы, катит Фол. Хвост кентавра до середины в
побелке.
- На корочках? - Валько не спешит принять на душу.
- На них, на них, красавицах...
- На ореховых?
- Да что ж вы, Валько, нас срамите?! На ореховых на перегородочках мы вам
с собой дадим, а здесь лимонные... Неужто мы порядка не знаем?
- Цедру срезали? Свяченым-то ножичком?
- А вы попробуйте! Ежели горчит, то с нас магарыч!
Матюгальник берет стопку, придирчиво внюхивается, миг - и стопка пуста.
Рядом шумно крякает Фол, опростав вторую. Только тут я замечаю, что все
смотрят на меня. Пить с утра не хочется, я мнусь, а они смотрят. Валько
внимательно, с пристрастием, Фол чуть насмешливо подмигивает, а семейство
многострадальных Руденок - с опасливой надеждой. Будто стоит мне опрокинуть
сто грамм, и станет их дом полной чашей с лакированными стенками. На память
приходит: вот мы вваливаемся к ним в квартиру, и матюгальник представляет
меня: "А цэ дядька Йора крестник, знатный кручельник! Ось, бачьтэ, якой
плетень..."
Сейчас мой "плетень" висит у входа на гвоздике.
Рядом с образком "Трех святителей", что вешается "...на основание
дома...", и керамической мордой манка-оберега: не мышонок, не лягушка, а
неведома зверюшка.
И противная вдобавок до зарезу.
- Я это... я... а, да пропади оно пропадом!
Хлопаю стопку единым махом и запоздало понимаю: это спирт.
Чистый. На корочках, чтоб им...
Слезы текут по моему лицу, воняя перегаром, а семейство Руденок счастливо
ворочается напротив, будто я их рублем подарил. Аж супружница в кресле
брос
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.